Актуальные проблемы психологии в образовании



страница2/33
Дата27.04.2016
Размер3.29 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

РАЗДЕЛ 1. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЛИЧНОСТИ

В СОВРЕМЕННЫХ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ

УСЛОВИЯХ



И.А. Поварова, Т.В. Слотина
Копинг-стратегии и психологические защиты

у лиц с заиканием
В русле концепции А.Ф. Лазурского, В.Н. Мясищева, личность представляет собой, прежде всего, сложную систему отношений, которая развивается в процессе общения с другими людьми» [8]. Благодаря общению происходит процесс социализации, процесс «вхождения» личности в разные ситуации взаимодействия людей, в том числе и ситуации напряжения. Механизмы отношения и приспособления личности к стрессовым ситуациям чрезвычайно многообразны.

С психологической точки зрения можно выделить два подхода к проблеме преодоления ситуаций напряжения. Первый подход рассматривает преодоление в терминах черт личности как постоянную предрасположенность отвечать на стрессовые события определенным образом. Во втором подходе, более близком концепции отношений, преодоление понимается как динамический процесс, специфика которого определяется не только ситуацией, но и степенью сложившейся системы ее отношений, активности личности, направленной на решение возникших проблем при столкновении со стрессовым событием.

Вместе с тем, с точки зрения психоанализа, у личности существует огромное количество неосознаваемых мотивов поведения, в том числе и в стрессовых ситуациях. Особенно это ярко проявляется, когда ситуации напряжения возникают неожиданно, и мы не готовы к адекватному, на наш взгляд поведению. В этот момент наше сознание «защищается» таким образом, чтобы максимально смягчить влияние отрицательных обстоятельств. Мы понимаем под психологической защитой психологическую систему регуляции психики человека, направленную на снятие или уменьшение тревожности, связанной с ощущением ситуации напряжения.

Сутью же совладающего поведения является осознанное преодоление негативных жизненные трудностей, либо уменьшение их отрицательного воздействия на организм. Поэтому совладающее поведение – это «целенаправленное социальное поведение, позволяющее субъекту справиться с трудной жизненной ситуацией (или стрессором) способами, адекватными личностным особенностям и ситуации, через осознанные стратегии действия» [7, С. 93].

Принято считать, что совладающее поведение личности проявляет себя в копинг-стратегиях. Данная проблема начала разрабатываться в середине XX в., в настоящее время психологическая наука имеет много определений термина coping.

Мы воспользуемся следующим определением копинг-поведения, где под ним понимается комплекс стратегий действий, предпринимаемых человеком в ситуациях психологической угрозы физическому, личностному и социальному благополучию, осуществляемых в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах функционирования личности и ведущих к успешной или менее успешной адаптации.

В настоящее время не существует общепризнанной классификации копинг-стратегий. Однако большинство из них построено вокруг двух предложенных Лазарусом и Фолкманом типов психологического преодоления: проблемно-ориентированный копинг и эмоционально-ориентиро-ванный копинг. При проблемном ориентировании усилия направляются на решение возникшей проблемы, а согласно эмоциональному ориентированию, человек эмоционально реагирует на стрессовые обстоятельства, в отдельных случаях, изменяя, при этом, собственные установки в отношении ситуации. Таким образом, и в первом и втором случае возможен когнитивный компонент копинг-стратегии.

Благодаря концепции E. Хейма, все существующие стратегии совладания делятся на адаптивные копинги, способствующие развитию личностного потенциала, частично адаптивные, а также дезадаптивные – ригидные, неэффективные механизмы совладания с ситуациями напряжения.

Представитель ресурсного подхода С. Хобфолл предложил многоосевую модель «поведения преодоления». В отличие от других моделей преодолевающее поведение рассматривается им как стратегии (тенденции) поведения, а не как отдельные типы поведения. В его модели имеется
2 основные оси: 1) просоциальная – асоциальная; 2) активная – пассивная.

На сегодняшний день психологическая наука располагает не только огромным арсеналом теоретических концепций совладающего поведения, но и имеет достаточную методическую базу для проведения глубоких эмпирических исследований в этой области.

С логопедической точки зрения, результатом психологической травмы, длительно воздействующих стрессорных факторов, истощающих адаптационные возможности личности может стать такое нарушенное общения, как заикание. Вместе с тем заикание, как преимущественно функциональное расстройство речи, может быть следствием общего и речевого дизонтогенеза и дисгармоничного развития личности. Кроме того, заикание часто появляется после тяжело переживаемого заболевания, возможно психосоматического или в связи с каким-либо нервным потрясением.

Заикание особо существенно отражается на формировании личности. При хронификации этой речевой патологии часто наблюдается нарушение системы отношений, что приводит к патологическим формам поведения и сужению рамок социальной адаптации. Нарушение общения, которое наблюдается при заикании, меняет условия формирования личности, ее сознание и самосознание. У лиц с нарушениями в общении формируются различного вида личностные расстройства, как то: тревожность, страх, фобии, неуверенность в себе и другие разной степени поддающиеся коррекции.

Заикающимся свойственна особая дезорганизация личности, проявляющаяся в недостаточной способности к самоактуализации, самовыражению, характеризующаяся торможением творческой продуктивности и активности личности в целом. Стержневым звеном такой дезорганизации выступают особенности мотивационной сферы заикающихся, где на первый план выступает сверхценное отношение к дефекту речи, «закрученность» основных мотивов на него.

Отмечено, что у заикающихся в момент актуального речевого общения возникает комплекс сложных негативных психических состояний, что способствует формированию у них неадаптивных форм поведения. Сюда можно отнести: снижение коэффицента социальной адаптации не только по сравнению с группой здоровых лиц, но и больных разными формами неврозов, которые проявляются по пассивно-оборонительному, агрессивному, самоуничижительному типу, чтобы скрыть дефект речи и избежать фрустрации. Поэтому актуальным становится как диагностика, так и «выравнивание» этих характеристик в процессе коррекционного воздействия [3].

Полноценная речь является необходимым условием становления и функционирования человека, в частности, его коммуникативных возможностей, лежащих в основе формирования личности. Очевидно, что все речевые навыки представляют собой сложно координированную деятельность, для которой характерна повышенная чувствительность к психическому состоянию субъекта, прежде всего уровню его тревоги. Уровень тревоги в свою очередь является результатом комплекса адаптивных реакций и определяется наряду с личностными свойствами субъекта (ценностными и содержательными), обстоятельствами, в которых личность находится. Для речи – это, прежде всего, ситуации интерперсонального взаимодействия.

Актуальность и постановка проблемы данного исследования определяется возрастающими потребностями общества в поисках расширения представлений о причинах, лежащих в основе деструктивного поведения, и способах преодоления таких негативных его последствий, как нарушения в общении. Системно-структурный подход, основанный на интеграции знаний нейрофизиологии, психофизиологии, психологии, психолингвистики, логопедии и других смежных дисциплин, изучающих речевую деятельность, открывает широкие перспективы в решении вопросов совершенствования коррекционного воздействия при речевых нарушениях. Продуктивным с точки зрения изучения проблем личности как субъекта деятельности и общения в условиях затрудненной социальной коммуникации является изучение личности как субъекта жизнедеятельности и раскрытие социально-психологических механизмов совладающего поведения [2, 4].

Так, в отечественной психологии проблема преодоления сложных жизненных ситуаций сегодня изучаются достаточно активно. Доказательством служат исследования последних лет, которые основаны на материале самых разных видов деятельности и трудных ситуаций: учебной и профессиональной деятельности, детско-родительских отношений, социально-политических ситуаций, преодоления соматических болезней, а также на разных этапах онтогенеза (Л.А. Александрова, Л.И. Анцыферова, Н.О. Белорукова,
Е.В. Битюцкая, В.А. Бодров, Н.Е. Водопьянова, Т.В. Гущина,
К.И. Корнев, Т.Л. Крюкова, Е.В. Куфтяк, К.Муздыбаев, С.К. Нартова-Бочавер, И.М. Никольская, Р.М. Грановская, О.Б. Подобина,
А.И. Прихидько, М.В. Сапоровская, С.А. Хазова, И.В. Шагарова, Е.А. Шепелева и др.).

Но, несмотря на то, что копинг-стратегии изучены в теоретических и практических аспектах достаточно хорошо, существуют вопросы, которые требуют более глубокого и детального рассмотрения. В частности, необходимо заметить отсутствие научных исследований по проблеме особенностей использования копинг-стратегий лицами с нарушениями в общении.

Вместе с тем, актуальность и постановка проблемы данного исследования определяется возрастающими потребностями общества в поисках расширения представлений о причинах, лежащих в основе деструктивного поведения, и способах преодоления таких негативных его последствий, как нарушения в общении. Также нужно отметить, что в последние десятилетия интерес к способам совладающего поведения особенно обострился в связи с психологически непростой обстановкой в нашей стране.

Для адекватного планирования программы логопедической и психологической работы с заикающимися и определения ее эффективности необходимо правильное обследование заикающегося. Важно, чтобы обследование заикающихся носило комплексный характер. Подразумевается психолого-педагогическое и логопедическое изучение и сопровождение заикающегося, а также анализ результатов медицинского обследования. Комплексный подход включает систему четко разграниченных, но согласованных между собой средств воздействия разных специалистов. Это предусматривает совместную работу врача, логопеда, психолога. Круг специалистов, участвующих в реабилитационном процессе, может быть и более широким.

Комплексный метод реабилитации заикающихся реализуется поэтапно, с учетом всей симптоматики этого сложного речевого нарушения.

Различные авторы определяют участие личности в заболевании с помощью таких понятий как переживание болезни, сознание болезни, реакция адаптации, концепция болезни. Центральное место в системе индивидуальных психических ресурсов занимает контроль поведения. Профиль контроля поведения – своеобразное соотношение когнитивного, эмоционального и волевого компонентов связан с типами стратегий совладания и видами предпочитаемых психологических защит, т.е. определяет возможности использования определенных копинг-стратегий (сoping), предпочитаемых способов контроля поведения [5, 9, 11].

Мы полагаем, что выявление особенностей и взаимосвязи механизмов совладания, механизмов психологической защиты дают более полное представление об адаптационных возможностях личности, их связи с психологическим благополучием и качеством жизни. Содержание этих исследований позволит целенаправленно рассмотреть роль и значение оптимизации копинг-поведения при разработке и оценке эффективности логотерапевтических мероприятий.

Исследования ряда авторов свидетельствуют, что:



  1. Жизненный и психический потенциал человека проявляется на разных уровнях его деятельности и обладает способностью как снижаться, исчерпываться, так и пополняться.

  2. Мера адаптивности и неадаптивности совладающих механизмов является одним из центральных звеньев при исследовании механизмов развития и лечения различных заболеваний психогенной природы.

  3. Изменение копинг-поведения является существенным терапевтически ориентированным фактором при невротических расстройствах. Мера адаптивности/неадаптивности совладающих механизмов является одним из центральных звеньев при исследовании механизмов развития и лечения различных заболеваний психогенной природы. Совладающее поведение тесным образом связано с понятием психологической защиты. Однако чрезмерная психологическая защита может привести к невротизации личности, к дезадаптации и формированию девиантности и виктимности [6, 10].

  4. Профиль контроля поведения – своеобразное соотношение когнитивного, эмоционального и волевого компонентов связан с типами стратегий совладания и видами предпочитаемых психологических защит, т.е. определяет возможности использования определенных копинг-стратегий, предпочитаемых способов контроля поведения.

Таким образом, рассмотренные выше взгляды исследователей свидетельствуют о перспективности концепции внутренней картины дефекта для изучения патологии речи, а также возможности определить определенные «точки роста» этой концепции. В частности, в связи с изучением субъективного благополучия с позиций исследования «стиля жизни» и «качества жизни». Прежде всего, они убеждают в центральной роли личности как фактора, формирующего внутреннюю картину болезни. Только углубленное изучение личности больного и всей системы его интерперсональных отношений, направленностей и ценностных ориентаций позволяет понять психологические механизмы, формирующие его субъективную модель болезни.

Проведенные исследования убеждают в необходимости применения системно-структурного подхода, как в процессе получения информации, так и в процессе ее анализа, а также интеграции сведений о больном с патологией речи. Кроме того, должна быть учтена специфика заболевания, в частности, для адекватного выбора исследовательских методик и индивидуализации тактики коррекционного воздействия. Поэтому в качестве приоритетной задачи выступает разработка четких критериев для определения оптимальных форм коррекционного воздействия адекватно для каждого индивида, то есть обучение на диагностической основе с применением системно-структурного подхода.

В качестве объекта нашего исследования (2011–2012 г.) выступила выборка, состоящая из экспериментальной группы: людей с нарушениями речи (взрослых заикающихся) и контрольной группы. В каждой по 50 человек, где 25 человек составляли мужчины и 25 человек – женщины. Средний возраст респондентов 24 года.

Проведено психодиагностическое обследования лиц с заиканием с использованием следующих методик: Опросник «Копинг-стратегии (WCQ)», автор Р. Лазарус; Опросник «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций (SACS)», автор С. Хобфолл; Опросник «Копинг-поведение в стрессовых ситуациях», авторы С. Норман,


Д. Эндлер, Д. Джеймс, М. Паркер, адаптация Т.Л. Крюковой; Методика для психологической диагностики копинг-механизмов (тест
Э. Хейма).

Экспериментальные результаты, полученные с помощью опросников и теста были проанализированы и математически обработаны. Вторичная обработка данных реализована с помощью:


t-критерия Стьюдента, критерия χ² (Хи-квадрат), корреляционного анализа по Пирсону.

Установлено, что пациенты с заиканием используют копинг-стратегии чаще, и более активно, чем лица без патологии речи (на уровне значимости p<0,05). Получены сведения об особенностях контроля поведения людей с затрудненным общением как регулятивной функции.

Несмотря на то что в целом по выборке лицам из экспериментальной группы в основном присущи адаптивные копинги, установлено, что показатели по шкале «Принятие ответственности», значимо отличается от контрольной выборки (t=2,062, при р≤ 0,05) в меньшую сторону. Возможно, речь идет о том, что у заикающихся людей ответственность за ситуации напряжения, в которые они попадают переноситься на других людей или же на сами обстоятельства. На сегодня это лишь предположение, которое мы планируем проверить в дальнейших исследованиях с помощью использования методик, направленных на изучение уровня субъективного контроля и ответственного поведения данной группы респондентов.

С помощью математической обработки методом t-критерия Стьюдента мы выявили также, что существует значимая разница в использовании такой эффективной и адаптивной стратегии, как «Планирование решения проблемы». Контрольная группа использует данный механизм значительно чаще, чем лица с нарушениями в общении (t=2,019, при р≤ 0,05).

Остальные копинги в экспериментальной группе используются на среднем уровне. Данный факт свидетельствует о том, что адаптационный потенциал личности испытуемых находится в пограничном состоянии и достаточно разнообразен.

Согласно теории копинг-стратегий Хобфолла, мы обнаружили, что в нашем исследовании испытуемые в равной степени предпочитают использовать разные копинг-стратегии на среднем уровне. Единственно представленной в группе заикающихся на низком уровне модель «Вступление в социальный контакт». Мы предполагаем, что это может быть связано с тем, что лица с нарушениями в общении в ситуациях стресса и нервно-психического напряжения не склонны вступать во взаимодействие с другими, они предпочитают не проявлять активности, и поэтому, для них более характерны осторожность и избегание. Вместе с тем социальной поддержки они ждут, возможно, в надежде на понимание и терпимость окружающих.

По результатам использования копинг-стратегий той же методики С. Хобфолл было установлено, что наиболее ярко выраженная асоциальная стратегия поведения, то есть преобладание агрессивных действий наблюдается именно у лиц, имеющих заикание (t = 2,083 при р ≤ 0,05). Мы полагаем, что данный факт имеет глубокий личностный подтекст, несомненно, связанный и с самооценкой наших респондентов, уровнем уверенности, и, возможно, особенностями межличностных контактов.

И мужчины, и женщины с нарушениями речи чаще, чем в контрольной группе, выбирали такие стратегии, как вступление в социальный контакт, осторожное действие и поиск социальной поддержки (р≤ 0,05).

При анализе результатов, полученных с помощью опросника Лазаруса, были выявлены половые особенности использования копинг стратегий в группе с нарушениями в общении. Так, мужчины с нарушениями в общении чаще предпочитают в ситуации нервно-психического напряжения использовать копинг «Дистанцирование» (t=2,1, при р≤ 0,05), что подразумевает их желание отстраняться от проблемы, либо постоянно откладывать решение проблемы. Женщины же экспериментальной группы показали значимо выше результаты по шкале «Поиск социальной поддержки» (t=2,1, при
р≤ 0,05). Возможно, это связано с тем, что для женщин, особенно с нарушениями в общении, в стрессовой ситуации более свойственно искать поддержку и проявление эмпатии со стороны окружающих людей.

Интересные результаты были получены при сравнении копинг-стратегий в женской группе испытуемых. Несмотря на то, что в целом по выборке людям с нарушениями в общении в основном присущи адаптивные копинги, более конкретный анализ (сравнение используемых копингов у женщин из двух групп) показал противоположный результат. Именно респондентки контрольной группы продемонстрировали с достоверным уровнем значимости выбор адаптивных стратегий чаще, чем женщины с нарушениями в общении. В экспериментальной группе значимо ниже оказались показатели по шкалам «Дистанцирование» (t = 2,5 при р≤ 0,05), «Поиск социальной поддержки» (t = 2,7 при р≤ 0,05), «Принятие ответственности» (t = 3, 3 при р≤ 0,01), «Эмоционально-ориентированный копинг» (t = 3,1 при р≤ 0,01). Данный факт доказывает, что заикание является более болезненным именно для женщин.

Результаты, полученные с помощью теста Хейма, позволили говорить, что большая часть респондентов использует эмоциональный механизм, согласно которому человек склонен изменять собственные установки в отношении ситуации, чуть меньше мужчины и женщины используют когнитивную сферу в основе копинг-страте-гий. Типичной эмоцией является страх. Недостаточна инициатива и активность, готовность к зависимым отношениям. Эти черты сочетаются с отсутствием внушаемости, высокой критичностью, эмоциями неприятия. В ходе статистической проверки с помощью критерия χ² (Хи-квадрат) в экспериментальной группе по половому признаку были выявлены существенные различия конструктивных механизмов в когнитивной сфере. Чаще их выбирают мужчины контрольной группы. Это вполне очевидно объясняется тем, что мужчины в своем поведении более ориентированы на рациональные способы поведения, нежели эмоциональные.

В результате корреляционного анализа по Пирсону были обнаружены значимые связи на уровне р≤0,05 и р≤0,01 в группе лиц с нарушениями в общении:



  • с возрастанием самоконтроля увеличивается число ассертивных действий. Сохранение самообладания позволяет людям с нарушениями в общении чувствовать себя уверенно и самостоятельно регулировать собственное поведение.

  • с возрастанием эмоционально-сфокусированного преодоления увеличивается частота действий агрессивного характера, и наоборот. Можно предположить, агрессивного поведения представляет собой один из видов эмоциональных копинг стратегий.

  • осторожные действия прямо коррелируют с планированием решения проблемы, т.е. планирование решения проблемы возможно при сдержанном поведении, которое и помогает предусмотреть и учесть возможные выходы из стрессовой ситуации.

В контрольной же группе помимо прямых связей, например, конфронтационного копинга и ассертивных действий, существуют и обратные связи: между возрастом и такими копинг-стратегиями, как избегание, дистанцирование, асоциальные действия и отвлечение. В экспериментальной группе этот факт замечен не был. Таким образом, можно предположить, что у заикающихся респондентов виды совладающего поведения всегда влекут за собой развитие или наоборот снижение других видов копинг стратегий.

Единственной общей связью, встречающейся и у экспериментальной, и у контрольной группы является связь принятия ответственности с неадаптивной эмоциональной копинг-стратегией импульсивных действий. Необходимо отметить, что у экспериментальной группы эта связь прямая, а у контрольной – обратная, т.е. в экспериментальной группе с повышением ответственности количество необдуманных поступков возрастает, а в контрольной группе с увеличением ответственности количество импульсивных действий уменьшается. Мы предполагаем, что данный факт свидетельствует с одной стороны, об осознанном поведении, о чем говорит наличие ответственности, с другой стороны, неадекватном с точки зрения здравого смысла совладающем поведении лиц с заиканием.

Исследование копинг-поведения в стрессовых ситуациях, согласно концепции Нормана, Эндлера, Джеймса, Паркера, позволило выявить, что доминирующей копинг-стратегией для испытуемых экспериментальной группы является проблемно-ориентированное поведение, при котором усилия направляются на решение возникшей проблемы (3,45 баллов). Менее выбираемым оказалось копинг-поведение отвлечения (2,28 баллов). При анализе полученных результатов с помощью опросника «Копинг-поведение в стрессовых ситуациях» С. Нормана, было выявлено три значимых различия по шкалам: «Проблемно-ориентированная копинг-стратегия», «Поиск социальной поддержки» на 1% уровне значимости и «Избегание» на 5%уровне значимости.

На основании полученных результатов можно говорить о том, что и мужчины и женщины с заиканием наиболее часто выбирают такие копинг-стратегии, как дистанцирование, асоциальные действия и поиск социальной поддержки.

Установлено, что по средним данным выраженность психологических защитных механизмов несколько выше у заикающихся по сравнению со здоровыми лицами. Анализ представленных защитных механизмов у заикающихся, предпочитаемый ими «репертуар», степень напряженности позволили придти к заключению, что в основе их применения лежит чувство неполноценности, неуверенности, отсутствие самодостаточности. Показано, что в комплексе переживаний имеется базовый психофизиологический компонент, обеспечивающий общую мобилизацию психических ресурсов в ответ на фрустрацию, обусловленную нарушением коммуникативной функции речи, и специфические адресные реакции, направленные на социум или собственную речь.

Таким образом, при анализе стилевых особенностей и стратегии совладающего поведения у заикающихся подростков и взрослых, при сопоставлении с данными контрольной группы, отмечается сложная структура совладающего поведения, что может свидетельствовать о частичной дисфункции механизмов, участвующих в обеспечении процессов психологической адаптации, о «ригидности» намеченной программы речевого поведения вплоть до полной невозможности вербальной коммуникации. Выявленные особенности и взаимосвязи механизмов совладания, МПЗ дают более полное представление об адаптационных возможностях личности в условиях нарушения речевой функции, их связи с психологическим благополучием. В целом здоровые испытуемые чаще, чем больные с нарушениями речи, используют защиты, которые препятствуют поступлению травмирующей информации в сознание.

Таким образом, хроническая стрессогенность вербальной коммуникации для заикающихся, фрустрация от невозможности достичь желаемой цели, требует больших резервов психики, самообладания, навыков саморегуляции и оказывает повышенные нагрузки на такое интегративное образование как защитно-совладающее поведение.

Раскрытие сущностных характеристик педагогической реабилитации лиц с патологией речи позволяет определить базовые принципы, обеспечивающие оптимизацию их качества жизни и стиля жизни. Психолого-педагогическая коррекция должна подчиняться принципам деятельности и отношений конкретной личности к конкретным ситуациям взаимодействия людей, опосредованной целевыми установками социальной реабилитации лиц с патологией речи в целом, и специфическими особенностями субъектов затрудненного общения. Это предполагает связь психолого-педагогического процесса с жизнью, социальной практикой и жизнедеятельностью; осуществление процесса реабилитации в коллективе и через коллектив; учет индивидуальных особенностей объекта в педагогическом процессе; системный подход к организации медико-психолого-педагогического процесса.

Многообразные данные об особенностях личности, эмоциональ-ного реагирования и основных психологических проблемах должны использоваться для более сбалансированного составления программы комплексной реабилитации заикающихся.

Исследование совладающего поведения и комплекс мероприятий по оптимизации стратегий поведения в вербальной коммуникации будет способствовать социально-психологической адаптации заикающихся. Содержание этих исследований позволит целенаправленно рассмотреть роль и значение копинг-ресурсов при разработке программы комплексной коррекции заикания и оценке эффективности логотерапевтических мероприятий.

При такой организации диагностического и коррекционного блоков индивидуальной программы комплексной психолого-педаго-гической реабилитации лиц с патологией речи достигается оптимальное как по содержанию, так и по форме сопряжение коммуникативной и практической деятельности. Указанные базовые принципы, по нашему мнению, должны лежать в основе психолого-педагогической работы по совершенствованию стиля и качества жизни лиц с патологией речи, предотвращающих ее социально-психологическую дезадаптацию и виктимность, что в целом будет способствовать оптимизации социальных отношений заикающихся.

Можно сделать следующие выводы:



  1. На основе эмпирического психологического исследования осуществлено определение структуры копинг-поведения у заикающихся, проанализированы взаимосвязи между психодиагностическими показателями копинг-стратегий. Результаты исследования подтвердили особенности социально-психологической адаптации заикающихся подростков и взрослых.

  2. Для заикающихся не характерны такие эффективные копинг-стратегии как «Принятие ответственности» и «Планирование решения проблемы». Данный факт, на наш взгляд, является перспективным для дальнейшего более детального изучения и построения комплексной системы личностной коррекции.

  3. Существует специфика в использовании копинг стратегий мужчинами и женщинами с нарушениями в общении. Так, для мужчин более распространенным является копинг «Дистанцирование» (t=2,1, при р≤ 0,05), для женщин копинг «Поиск социальной поддержки» (t=2,1, при р≤ 0,05).

  4. Несмотря на то, что в целом по выборке людям с нарушениями в общении в основном присущи адаптивные копинги, более конкретный анализ (сравнение используемых копингов у женщин из двух групп) показал противоположный результат. Именно респондентки контрольной группы продемонстрировали с достоверным уровнем значимости выбор адаптивных стратегий чаще, чем женщины с нарушениями в общении. Данный факт доказывает, что заикание является более болезненным именно для женщин.

  5. Психологический ресурс межличностного взаимодействия может выступать показателем субъективного качества жизни лиц с патологией речи и являться предметом постоянного мониторинга. Динамичность психологических параметров требует регулярной диагностики их состояния.

  6. Значимость исследования совладающего поведения заключается в реализации социально-психологического подхода к решению профилактики виктимности у лиц с затрудненным общением.


Литература

  1. Вассерман Л.И., Трифонова Е.А. Гуманистическая психология, качество жизни и ценностное осознание личности // Сибирский психологический журнал, 2011. № 40. С. 129–135.

  2. Исаева Е.Р. Копинг-поведение и психологическая защита личности в условиях здоровья и болезни. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2009.

  3. Карпова Н.Л. Основы личностно-направленной логопсихотерапии. М.: Ин-т общегуманитарных исследований, Московск. психолого-социальный ин-т, 2003.

  4. Коржова Е.Ю. Человек болеющий: личность и социальная адаптация / Е.Ю. Коржова. СПб.: Академия акмеологических наук, 1994.

  5. Копинг-поведение (механизмы совладания) как сознательные стратегии преодоления стрессовых ситуаций и методы их определения: пособие для врачей и психологов / Б.Д. Карвасарский, В.А. Абабков, А.В. Васильева, Г.Л. Исурина и др. СПб.: Изд-во НИПНИ им.
    В.М. Бехтерева, 2007.

  6. Крюкова Т.Л., Петрова Е.А. Социально-психологические ресурсы совладания: семейная история и значимые предки // Совладающее поведение: Современное состояние и перспективы / Под ред.
    А.Л. Журавлева, Т.Л. Крюковой, Е.А. Сергиенко. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2008. С. 445–470.

  7. Крюкова, Т.Л., Куфтяк, Е.В. Опросник способов совладания (адаптация методики WCQ) // Журнал практического психолога. М., 2007. № 3. С. 93–112.

  8. Мясищев В.Н. Проблема отношений человека и ее место в психологии // Вопросы психологии. 1957. № 5. С 142-153.

  9. Нартова-Бочавер С.К. «Coping Behavior» в системе понятий психологии личности. Психологический журнал. 1997. Т. 18. №5. С. 20-31.

  10. Нартова-Бочавер С.К. Психологическое пространство личности: Монография. М.: Прометей, 2005. С. 242-244.

  11. Комарова А.В. Слотина Т.В. Психологические механизмы совладания со стрессом студентов транспортного ВУЗа // Ананьевские чтения 2012. Психология образования в современном мире: Материалы научной конференции, 18–20 ноября 2012 г., Санкт-Петербург / Отв. ред. Н.В. Бордовской. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2012. С. 127-129.

  12. Поварова И.А. Комплексная логопедическая работа по коррекции темпоритмических нарушений речи у заикающихся подростков и взрослых: Дис. канд. пед. наук: 13.00.03. СПб., 2001. 229 с.

  13. Поварова И.А. Оптимизация психолого-педагогического сопровождения субъекта с затрудненным общением // Материалы конференции логопедов системы МЗ РФ «Актуальные вопросы логопатологии», 10-11 февраля 2009 г. СПб., 2009.

  14. Слотина Т. В. Психологические защиты и творческое мышление у студентов Человек и транспорт. Психология. Экономика. Техника: материалы I международной научно-практической конференции, 14-16 сентября 2010 г. СПб.: ПГУПС, С. 357-361.

В.М. Самсонова

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница