Актуальные проблемы психологии в образовании



страница18/25
Дата27.04.2016
Размер4.95 Mb.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   25

Литература

    1. Кон И.С. Психология ранней юности. – М.: Просвещение, 1989.

    2. Парыгин Б. Д. Социальная психология. Проблемы методологии, истории и теории. – СПб., Изд-во ИГУП, 2003. - 616 с.

    3. Педагогика в вузе как учебный предмет: Сборник науч.трудов. – СПб., Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2001. – 192 с.

    4. Сластенин В.А., Каширин В.П. Психология и педагогика. – М.: Академия, 2007. – 478 с.

    5. Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. – М.: Наука, 1977. - 144 с.


Н.Г. Брюхова

ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ ПЕДАГОГА КАК ПРОФЕССИОНАЛА

И РАЗВИТИЕ ЕГО САМОСОЗНАНИЯ
Потребностью нашего современного общества является формирование и развитие психологически зрелых и целеустремленных профессионалов своего дела, несущих ответственность за осознанность и согласованность своей жизнедеятельности. Для нас представляются важными исследования особенностей самосознания педагогов как профессионалов, призванных способствовать развитию самосознания обучающихся у них детей и взрослых, тем более что зачастую сложно переоценить последствия влияния отдельных педагогов на формирование сознания, самосознания и профессионального самосознания их подопечных [2]. В связи с этим особую значимость приобретает характер «прописывания» педагогом собственного жизненного пути в своем профессиональном самосознании, в котором основные общечеловеческие ценности жизни и культуры должны являться его подлинно собственными ценностями. При этом выстраиваемая в его сознании и профессиональном самосознании линия жизни должна быть протяженной, содержательно наполненной и проработанной.

Поиски педагогики вместе с психологией путей безопасного и эффективного воздействия на сознание и самосознание в настоящее время зависят главным образом от самих педагогов и психологов и в гораздо меньшей степени от «общества или государства, которые сейчас не имеет гу­манистически ориентированной политики и идеологии» [5]. Четкое видение целей и путей их осуществления и соответствующая мотивационная организация для их претворения в конкретные поступки и деяния педагога обязательно сопровождаются адекватными этой мобилизации и организации саморегулированием и самоконтролем педагогом работы своих чувств, своего состояния, своего самосознания в целом.

Современные эмпирические и экспериментальные исследования, предпринимаемые психологами и акмеологами, все чаще направляются на поиски акмеологически и психологически обоснованных вмешательств (тренинги, консультации) в процесс развития педагогов-профессионалов с целью упрочения расширения их профессионального сознания и самосознания [4]. При этом исследованиям с целью воздействия подвергаются разные уровни зрелости личности педагога и состояния таких ее отдельных компонентов как профессиональные мотивы и профессиональное мышление, профессиональная позиция и профессиональное развитие, профессиональное самосознание. Но дело в том, что в профессиональном самосознании педагога всегда тесно переплетаются отражение им объективной профессиональной действительности и отношение к ней, которые одновременно являются и его внутренним миром. В этом относительно обособленном от окружающего и субъективном по форме внутреннем мире его «владельца» постоянно идут процессы формирования и переформирования ценностных ориентаций, складываются и перестраиваются образы и понятия, в которых у педагога запечатлеваются феномены жизненного пути со всеми неоднозначными взаимосвязями между ними, изменяются имеющиеся у него оценки и самооценки.

В рамках современной зарубежной психологии самопознания «самосознание» чаще всего характеризуется как инстанция, которая обуславливает процесс жизнедеятельности человека, и определяется как «вся сумма информации о себе, представленная в индивидуальном сознании» [12].

В рамках психологии самосознания указывается на то, что самосознание принадлежит целостному субъекту, служа ему для организации собственной деятельности во взаимоотношениях и общении с окружающими. Структуры самосознания могут мотивировать, побуждать к определенной деятельности; участвовать в целеобразовании; воспрещать те или иные поступки, действия или, напротив, бездействие. Самосознание влияет на развитие личности в целом, служит формой самоконтроля и саморегуляции в самых различных видах деятельности человека [3]. Так В.И. Моросанова [9], предложив концептуальную модель саморегуляции произвольной активности человека, пишет о том, что в процессе такой саморегуляции главенствующая роль отводится процессам, происходящим в самосознании человека. Процессы, происходящие в самосознании субъекта, по мнению Т.В. Корниловой [8], выполняют «предвосхищающую функцию», «главенствующую роль», являясь «ведущими уровнями» в процессе субъективной регуляция всеобщей направленности активности человека. Б.В. Кайгородов [7] по сути утверждает, что без когнитивного, эмоционального согласования продуктов самосознания и реальности, самопонимание, как процесс постижения человеком своего смысла жизни, невозможно.

Известно, что самосознание, являясь результатом познания себя, своих действий, психических свойств и качеств, формируется в жизнедеятельности и общении с окружающими людьми. Профессиональное самосознание, в нашем случае  педагога, — это проекция всех структурных компонентов самосознания на его профессиональную деятельность. Профессиональное самосознание трактуется как особый феномен человеческой психики, обуславливающий саморегуляцию личности в профессиональной сфере на основе познания профессиональных требований, профессиональных возможностей и эмоционального отношения к себе как к субъекту профессиональной деятельности. Утверждается, что профессиональное самосознание как комплекс представлений человека о себе как профессионале есть целостный образ себя как профессионала, система отношений и установок к себе как профессионалу [6].

Традиционно важным в структуре самосознания считается как осознание психических качеств, так и осознание особенностей личности. В профессиональном самосознании содержится понимание именно профессионально важных свойств и качеств, то есть тех, которые необходимы для успешного выполнения профессиональной деятельности. Для разных профессий эти свойства и качества будут разными, а степень осознания профессионально важных свойств и качеств оказывает заметное влияние на выбор задач, на ход и результативность выполнения деятельности.

Профессиональное самосознание, профессиональная Я-концепция включает представление человека о себе как о члене профессионального сообщества и носителе профессиональной культуры, в том числе определенных профессиональных норм, правил и традиций, присущих данному профессиональному сообществу. В эти представления включаются характеристики человека (например, профессионально важные качества, выражающиеся в индивидуально-психологических свойствах и отношениях личности), которые определяют успешность его деятельности.

У педагога в число таких характеристик входят уровень развития его индивидуального сознания, то есть уровень его живости, так как сознание может находиться на одном из трех уровней, называемых психологами «живым», «фантомным» и «мертвым». Отмечу, что, благодаря сознанию, человеком формируется внутренняя модель внешнего мира и строится модель своей личности, себя как профессионала, вследствие чего становится возможным их познание и преобразование, и на этой основе построение взаимоотношения с другими людьми. Можно говорить о живом сознании, когда личность осознает себя, воспринимая мир как сложный и конфликтный, в котором окружающие не живут по его сценарию. Люди, характеризующиеся живым сознанием, не уходят от противоречий, принимают себя и других, а следовательно, несут ответственность за свою жизнь. «Индивидуальное, живое сознание обладает уни­кальными свойствами, многие из них подробно описа­ны в философской и психологической литературе… Живое сознание — оно единое, целое, поэтому оно обладает определенным (но не бесконечным!) запасом прочно­сти к воздействию. Если этот запас прочности исчерпывается под влиянием воздействующей силы, сознание исчезает, или, разрушенное уже, не восстанавливается в пре­жнем виде, т. е. перестает быть живым. Такое созна­ние уже называется фантомным» [1]. Г.С.Абрамовой отмечается, что процесс оказания психологической помощи в виде психологического консультирования психологом-консультантом клиентам представляется невозможным, если хотя бы один из его участников не является носителем живого сознания.

Фантомное сознание как иллюзорное состояние характеризуется наличием в сознании множества стереотипов и психологических защит, влекущих за собой необдуманное и неосмысленное поведение. В иллюзорном состоянии фантомного сознания критерием поступков является поведение большинства, в качестве жизненной стратегии выступает потребность быть не хуже других, «быть как все». Мертвое сознание как психологическая смерть характеризуется, при наличии внешнего локус контроля, отсутствием смысла жизни и перекладыванием ответственности за себя и свою жизнь на других.

Специфической особенностью людей с мертвым сознанием является вера в идею-фикс, создание кумиров, желание сильной руки. Утверждается, что сочетание в жизнедеятельности людей живого и мертвого сознания всегда приводит к конфликтам. О.В.Москаленко [10], исследуя сущность и выявляя особенности, обуславливающие развитие профессионального самосознания, в числе четырех генеральных факторов (профессиональное субъективно-ориентированное обучение, направленность личности на овладение данной профессией и оптимальный временной промежуток), прежде всего, указывает на необходимость наличия мотивации к достижению высокого уровня профессионального мастерства. То есть мотивация к достижению высокого уровня профессионального мастерства выступает в качестве определяющего фактора, обуславливающего развитие профессионального самосознания.

Соглашаясь с умозаключениями ученого, считаю, что в контексте профессиональной деятельности педагога его мотивация к достижению высокого уровня профессионального мастерства, которое может совершенствоваться всю жизнь, должна в первую очередь конкретизироваться в мотивации к достижению сохранения и развития живого сознания. Поэтому, в заключение, вслед за Н.Г. Осуховой, мне хотелось бы обратить внимание педагогов на необходимость соблюдения правил, которые могут помочь им «остаться живым» [11], чтобы, не сгорая на работе, развивая свое профессиональное самосознание, созидать нашу жизнь.



Литература

  1. Абрамова Г.С. Практическая психология. - М., 1997. - С.16.

  2. Бодалёв А.А. Вершина в развитии взрослого человека: характеристики и условия достижения. - М., 1998.- С.37.

  3. Брюхова Н.Г. Самопонимание как регулятор принятия решений и индивидуальное психологическое консультирование // Индивидуальное психологическое консультирование и психология принятия решений. - Астрахань, 2009. - С. 76.

  4. Деркач А.А Акмеология. - М., 2004. - С.71.

  5. Деркач А.А., Зазыкин В.Г Акмеология. - СПб., 2003. - С. 45.

  6. Елдышова О.А. Профессиональное самосознание как психологическая составляющая профессионального становления. //Фундаментальные исследования. - М., 2006. - С. 101.

  7. Кайгородов Б.В. Самопонимание: миф или реальность. - М., 2000. С. 174.

  8. Корнилова Т.В. Психология риска и принятия решений. - М., 2003. - С. 141.

  9. Моросанова В.И. Индивидуальный стиль саморегуляции: феномен, структура и функции в произвольной активности человека. - М., 2001. - С. 57.

  10. Москаленко О. В. Развитие профессионального самосознания ру­ководителей образовательных учреждений. - М., 2000. - С.93.

  11. Осухова Н. Г. Психологическая помощь в трудных и экстремальных ситуациях. - М., 2005. - С. 213.

  12. Braun, B. Development of self-knowledge and the process of individuation // Polish Psychological Bulletin. - 1988. - P. 249.


М.Ю. Двоеглазова

СПЕЦИФИКА ТОЛКОВАНИЯ ПОНЯТИЯ «ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ» В ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ
Понятие «психологическое благополучие» в последнее сорокалетие активно разрабатывается в зарубежной психологии, что обуславливается высокой социальной напряженностью, существующей в жизни общества. Понятие «психологическое благополучие» ввел в научный оборот Н. Брэдберн [6], дифференцировавший этот термин от категории «психическое здоровье»», и отождествивший психологическое благополучие с субъективным ощущением счастья и общей удовлетворенностью жизнью.

В зарубежной психологии данная интерпретация категории психологическое благополучие личности получила название гедонистической, разрабатывалась в концепции психологического благополучия Н. Брэдберна [6], субъективного благополучия Э. Динера [9], психологией счастья М. Аргайла [1] и др.

Базовой идей, объединяющей взгляды этих исследователей, является то, что психологическое благополучие рассматривается через достижение удоволь­ствия и избегание неудовольствия, а ее главной характеристикой и предпосылкой является способность человека адаптироваться к социальному окружению.

В качестве основных составляющих этой способности к адаптации рас­сматриваются позитивное мышление (оптимистичный, рациональный взгляд на события жизни, окружающих, самого себя) и позитивное социальное по­ведение (проявление добровольной активности, принятие и подача соци­альной поддержки). Отмечается, что именно эти проявления обеспечивают достижение социально значимых результатов, соответственно, повышение удовлетворенности жизнью, увеличение положительных эмоциональных переживаний, снижение вероятности психологических проявлений дистрес­са, а также стрессовых ситуаций.

Основным индикатором достижения психологического благополучия представители гедонистического подхода рассматривают переживание счастья, «субъек­тивного благополучия», при этом зачастую отождествляя понятие «психо­логическое благополучие» с понятием «счастье».

В счастье представители гедонистического подхода различают три аспекта: удовлетворенность жизнью - оценка человеком качества своей жиз­ни в целом; наличие позитивных аффективных переживаний; отсутствие про­явлений негативных аффектов. При этом соотношение позитивных и негативных эмоциональных переживаний трактуется как аффективный компонент сча­стья, а удовлетворенность жизнью как когнитивный компонент. Э. Динер [9] ввел в структуру психологического бла­гополучия (удовлетворенность, «баланс аффектов») четвертый компонент: наличие/отсутствие психосоматических симптомов.

Он так же, как Н. Брэдберн, утверждал, что человек имеет высокий уровень субъективного благополу­чия, если в большинстве случаев он испытывает удовлетворение от жизни и только в отдельных ситуациях переживает неприятные чувства, напри­мер, печаль или гнев. При низком уровне субъективного благополучия че­ловек неудовлетворен жизнью, редко испытывает чувства радости и любви, которые замещаются различными отрицательными эмоциями. Согласно Э. Динеру [9], субъктивное благополучие представляет когнитивную, т.е. интеллектуальную оценку удовлетворенности различными сферами своей жизни, и эмоциональную, т.е. о наличие плохого или хоро­шего настроения, стороны самопринятия. Модели структуры психологического благополу­чия Н. Брэдберна и представления о строении субъективного бла­гополучия Э. Динера схожи, но не тождественны поскольку согласно Э. Динеру субъективное благополучие является компонентом психологиче­ского благополучия.

М. Аргайл [1] также отождествляет категории субъективное благополучие и счастье. Интерпретируя понятие счастья, М. Аргайл указывает, что оно есть переживание удовлетворённости жизнью в це­лом, общая рефлексивная оценка человеком своего прошлого и настоящего; частота и интенсивность положительных эмоций. Указанные факторы определяют степень удовлетворенности личности и ее субъективное благополучие. При этом удовлетворенность выступа­ет внутренним фактором личности, определяющим ее познавательную ак­тивность, отношение к себе, взаимоотношения с субъектами различных ви­дов деятельности.

Теории, в которых психологическое благополучие рассматривается как полная самореализация личности, в зарубежной психологии получили название эвдемонистических. Данный подход разрабатывается преимущественно в русле гуманистической психологии А. Маслоу [2], Р. Мэй [4], В. Франкла [5] и др. Представителями этого направления ставится вопрос об основных предпосылках психологического благополучия. Достижение психологического благополучия - это по возможности наиболее полная самореализация человека, установление гармоничных отношений с окружающими.

С позиций гуманистической психологии, обретение человеком психологического благополучия представляет собой «развитие его потенциаль­ных возможностей как сильного и целостного человеческого существа, сво­бодного от калечащих внутренних побуждений» [3], напрямую связа­но с выборами, осуществляемыми человеком, возможно через осознание человеком самого себя в контексте отношений с собой, другими людьми, обществом, природой.

А. Маслоу пишет: «Человек действительно наделен собственной, толь­ко ему присущей природой, действительно обладает внутренним стержнем, и счастлив тот, кому удается понять самого себя» [3, С.359]. Отмечается важность поиска человеком путей «актуализирующего творческого синте­за» между следованием сигналам собственного внутреннего аутен­тичного «Я» и соответствием социальным запросам, открытие способов возможной синергии, при которой человек «одним и тем же действием в одно и то же время служит как своим собственным интересам, так и инте­ресам других членов общества», что позволяет стать ему «дея­тельным участником жизни», способным к плодотворному выражению собственной индивидуальности в данных жизненных условиях и обстоя­тельствах.

Согласно В. Франклу [5], человеку сегодня необходимо вырабатывать «духовную гибкость», чтобы быть готовым к жизненным переменам, быть способным регулировать свои действия сообразно с предоставляемы­ми жизнью возможностями для реализации ценностей.

Р. Мэй [4] подчер­кивает значение «социальной интегрированности», отмечая, что чем более социально интегрированным становится человек, тем больше у него появ­ляется возможностей реализовать собственную индивидуальность.

В теории самодетерминации Р. Райана и Э. Деси отражена важ­ность для психологического благополучия личности нахождения человеком возможностей интеграции «внутренних» стремлений и ценностей с ожида­ниями социального окружения [7].

Основным тезисом данной концепции является предположение о том, что личностное благополучие связано с базовыми пси­хологическими потребностями: в автономии, компетентности и связи с дру­гими.

Таким образом, в гуманистическом направлении психологическое бла­гополучие рассматривается как творческая самореализация, предпосылками которой выступают такие моменты, как развитие ориентации человека в собственной внутренней реальности и соответствие приоритетным для дан­ного общества ценностям, существующим социальным запросам.

Ряд исследователей строят модели психологического благополучия на основе интеграции разнополярных теоретических подходов. Одну из пер­вых подобных моделей в 1950-х гг. предложила М. Яхода [10]. По заказу Объединенной комиссии по психическим болезням и здоровью автором были проведены анализ и обобщение ряда исследований, итогом которых явилось выделение шести основных измерений психологического благопо­лучия (в ее терминологии «психического здоровья»): самопринятие (высо­кая самооценка, выраженное чувство идентичности); личностный рост (ме­ра самоактуализации); интегрированность (способность к совладаиию со стрессовыми ситуациями); автономность (независимость от влияния соци­ального окружения); точность восприятия реальности (социальная воспри­имчивость); компетентность в отношении окружающей социальной среды (способность к социальной адаптации и эффективному решению проблем).

В настоящее время наибольшей популярностью среди исследователей пользуется многомерная модель психологического благополучия К. Рифф [11], которая во многом базируется на идеях, сформулированные в работе М. Яходы.

Автор создает собственную теорию психологического благополучия личности, базисом которой послужили основные теоретические концепции, так или иначе относящиеся к проблеме позитивного психологического функционирования. Подобный подход позволил обобщить и вы­делить шесть основных компонентов психологического благополучия.

1. Самопринятие - позитивное отношение к себе и своей прошлой жизни, осознание и принятие разных сторон своего «Я», включая как положительные, так и отрицательные качества. В случае не­достаточной выраженности этого компонента - неудовлетворение собой, разочарование своим прошлым, беспокойство определенными личностны­ми качествами, желание не быть тем, кем являешься.

2. Позитивные отношения с окружающими - отношения с другими, пронизанные заботой и доверием, удовле­творение от теплых, доверительных отношений с другими; забота о благо­получии других, способность к сильной эмпатии, привязанности и близо­сти, понимание необходимости идти на уступки во взаимоотношениях. На другом полюсе этой характеристики следующие проявления - недостаток близких, доверительных отношений с другими, изолированность и фруст­рация в межличностных отношениях, отсутствие стремления идти на ком­промисс для поддержания важных связей с другими.

3. Автономия - самоопределение и независимость, способ­ность противостоять социальному давлению, мыслить и вести себя незави­симо, регулировать свое поведение, оценивать себя, исходя из личных стандартов. При низкой выраженности автономии - озабоченность ожида­ниями и оценками других, при принятии важных решений опора на сужде­ния других.

4. Управление окружающей средой - способность выполнять требования повседневной жизни. При наличии высоких показателей этой составляющей человек обладает чувст­вом мастерства и компетентности в овладении средой, осуществляет разно­образные виды деятельности, способен выбирать или создавать подходя­щий контекст для реализации личных потребностей и ценностей. В случае недостатка этой характеристики наблюдаются трудности в повседневных делах, ощущение неспособности улучшить или изменить обстоятельства жизни, низкая осознанность возможностей, предоставляемых окружающей средой, отсутствие чувства контроля над внешним миром.

5. Цели в жизни - наличие целей и занятий, придаю­щих жизни смысл, чувство направленности; чувство осмысленности своего прошлого и настоящего, убеждения, придающие жизни цель. Отсутствие в жизни целей ведет за собой ощущение бессмысленности своего сущест­вования.

6. Личностный рост - чувство непрекращающегося развития и самореализации. Человек видит свой личностный рост и экспан­сию, открыт новому опыту, наблюдает все большее совершенствование се­бя и своего поведения с течением времени. Если же личностный рост по каким-то причинам невозможен, то появляется чувство личностной стагна­ции, отсутствует ощущение улучшения и экспансии со временем, чувство скуки и незаинтересованности в жизни, ощущение своей неспособности приобретать новые установки и способы поведении.

Выделенные Рифф компоненты интегрируют различные структурные элементы теорий интерпретации психологического благополучия – теории психологического здоровья М. Яходы, индивидуации К.Г. Юнга, самоактуализации А. Маслоу, полноценного человеческого функционирования К. Роджерса, зрелости Г. Олпорта, развития личности Э. Эриксона, психического здоровья в позднем возрасте Д. Биррен, основных жизненных тенденций Ш. Бюлер, исполнительных процессов личности Б. Ньюгартен. Идеи Рифф стали основой разработки одного из методов психотерапии – well-being therapy. В отечественных разработках данный подход рассматривают как один из основополагающих подходов к личностному потенциалу (Д.А.Леонтьев, Е.Ю. Мандрикова, Е.Н.Осин, А.В.Плотникова, Е.И.Рассказова).

Несмотря на то, что значительная часть исследований по проблеме психологического благополучия посвящена уточнению его содержания, вы­явлению структуры, факторов, критериев и, как следствие, конкретизации самого понятия, большое внимание уделяется взаимосвязям отдельных компонентов психологического благополучия, их зависимости от различ­ных субъективных и объективных факторов.

Кроме того, на сегодняшний день получены также данные о связи пси­хологического благополучия с рядом объективных параметров: состоянием физического и психосоматического здоровья; генети­ческими характеристиками; внешними обстоятельствами жизни - уровнем материального дохода, образования, социально-экономическим статусом; возрастом и полом; культурной принадлежностью и геодемографической средой. В исследованиях Р. Райн, Э. Десси отмечается связь психологического благополучия с различными аспектами здоровья.

Анализ исследований Н. Брэдберн, Р.М. Райан, Э. Динер позволяет обозначить следующие особенности влияния материального благосостояния на психологическое благо­получие: 1) при низком уровне благосостояния уровень дохода значим для лич­ности, в случае удовлетворения всех базовых потребностей значимость сни­жается и на передний план «выходят» нематериальные ценности; 2) влияние дохода может носить и прямой характер в случае сравнения себя с социальными и внутренними стандартами, однако в этом случае влия­ние будет кратковременным и скорее ситуативным; 3) повышение уровня дохода может приводить и к снижению уровня психологического благополучия, так как увеличение материального благо­состояния связано чаще всего с увеличением ответственности, изменением статуса и т.д. Итак, основное влияние дохода носит не прямой, а опосредованный ха­рактер, через улучшение качества жизни, состояния здоровья, повышение уровня удовлетворенности. Материальное благополучие, а точнее, ощущение его, выступает как фактор, который может способствовать достижению пси­хологического благополучия, но не определять его.

В зарубежных исследованиях была зафиксирована возрастная динамика уровня психологического благополучия. Отмечается, что с возрастом происходит повышение оценок по таким параметрам психологического благополучия, как «Автономия» и «Управле­ние окружающей средой» (Опросник К.Рифф), и снижение уровня парамет­ров, которые представляли значимость для молодых людей, - «Личностный рост» и «Цели в жизни». В отношении таких параметров психологического благополучия, как «Самопринятие» и «Позитивные отношения с окружающи­ми», возрастная специфика не наблюдается. Снижение показателей по пара­метрам «Личностный рост» и «Цели в жизни» может быть объяснено как ми­нимум двумя моментами. В первом случае предполагается, что современные социальные структуры не всегда удовлетворяют потребности пожилых людей, которые хотят полноценно прожить остаток своей жизни. Во втором случае исходят из того, что пожилые люди не интересуются саморазвитием и не ставят больше целей в жизни [13].

В ряде исследований [1, 7] показаны существующие различия в психологическом благополучии у мужчин и женщин. Так, женщины всех возрастов в сред­нем имеют более высокие показатели по таким параметрам психологического благополучия, как «Позитивные отношения с окружающими», «Личностный рост». В работе М. Аргайла данные о том, что женщины несколько более счастливее, чем мужчины, объясняются в первую очередь личностными особенностями - их большей эмоциональностью, способностью переживать более сильные эмоции, даже несмотря на их большую приверженность де­прессиям, и включением в структуру личности главнейших гуманистических ценностей (любовь, счастье близких) [1].

Представляют интерес исследования культурных различий психологического благополучия личности, которые проводились с помощью опросника «Шкалы психологического благополучия» и изначально были связаны с гипотезой о различии в психологическом благополучии предста­вителей западного общества, где ценится индивидуализм и независимость, и восточного общества с превалированием ценности коллективизма. Результаты кросс-культурного исследования американской и южнокорейской групп испытуемых подтвердили данное предположение. В выборке лиц из Южной Кореи были зафиксированы высокие показатели по шкалам «позитивные отношения» и низкие результаты по параметрам «самопринятие» и «личностный рост» [8, 12].

Изучение взаимосвязи психологического благополучия и соматического здоровья [12] показало, что включенность человека в близкие доверительные отношения с другими предотвращает опасность высокого кровяного давления, способствует повышению иммунитета, снижает риск сердечно-сосудистых заболеваний, сосудистых расстройств, инсульта.

Т.о. можно отметить, что за рубежом в русле различных психологических школ предпринимались различные попытки определить и операционализировать понятие психологическое благополучие, весте с тем до настоящего времени не осуществлено обобщение идей различных подходов с целью разработки единой интерпретации, установления критериев, дифференцирующих данное понятие от других категорий.


Литература:

  1. Аргайл М. Психология счастья.- СПб., 2008.

  2. Маслоу А. Дальнейшие пределы человеческой психики.- СПб., 1997.- 430 с.

  3. Маслоу А. Психология бытия.- М., 1976.- 314 с.

  4. Мей Р. Искусство психологического консультирования.- М., 1999. – 144 с.

  5. Франкл В. Человек в поисках смысла.- М., 1990.- 368 с.

  6. Bradborn N. The Structure of Psychological Well-Being.- Chicago, 1969. – 320 р.

  7. Deci L., Ryan R.M. The general causality orientation scale: Self-determination in personality // Journal of Research in Personality.- 1985.- Vol.19 – P. 109-134.

  8. Diener E. Cross-cultural correlates of life satisfaction and self-esteem // Journal of Personality and Social Psychology. – 1995.- Vol.68.- P. 653- 663.

  9. Diener E. Subjective well-being // Psychological Bulletin.- 1984.- Vol. 95.- P. 542-575.

  10. Jahoda M. Race relations and mental health.- Paris, 1960.-48 p.

  11. Ryff C.D. Psychological well-being in adult life // Current Direction in Psychological Science. – 1995.- №4.- P. 99-104.

  12. Ryff C.D., Singer B. A positive health agenda for the new millennium // Personality and Social Psychology Review.- 2000.-Vol.4.-P.6-14.

  13. Ryff C.D. Psychological well-being. Birren Encyclopedia of gerontology: age, agein, and the aged / Ed.J.E.SanDiego, 1996.- P.365-369.

1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   25


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница