Актуальные проблемы психологии в образовании



страница10/30
Дата27.04.2016
Размер3.08 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   30

Истоки русского национального менталитета

и его особенности

Национальный менталитет, как и национальный характер, есть явление историческое, продукт общественных отношений. В национальном менталитете зафиксирована совокупность устойчивых специфических когнитивных черт, присущих какой-либо этнической группе. Вообще групповой менталитет – это особенности восприятия и понимания действительности определенными социальными, возрастными, профессиональными, гендерными и т.п. группами людей. Разные члены общества по-разному воспринимают и интерпретируют одни и те же факты. Это связано с так называемым механизмом казуальной атрибуции, т.е. когнитивными стереотипами, которые диктуют приписывание причин тому или иному следствию, событию. Менталитет группы формируется в тесной связи с групповыми установками, действующими в группе механизмами апперцепции и казуальной атрибуции.

Национальный менталитет, как отмечают Ю.Е. Прохоров и
И.А. Стернин, – это национальный способ восприятия и понимания действительности, определяемый совокупностью когнитивных стереотипов нации. Восприятие и понимание действительности – сходные, но не совпадающие понятия. Восприятие – первый этап и основное условие понимание. Разный национальный менталитет может по-разному воспринимать одни и те же предметные ситуации. Национальный менталитет как бы заставляет органы восприятия человека видеть одно и не замечать другого. Русский менталитет, к примеру, неизменно фиксирует покорность азиатских женщин и не замечает повышенной активности собственных, тогда как азиаты, прежде всего, фиксируют активность и даже агрессивность русских женщин, не замечая покорности и пассивности собственных
[3, С. 93].

Менталитет народа формируется под влиянием бытовых, социально-экономических условий, социально-политических процессов в обществе, природных условий, контактов с другими этническими группами и т.д. Менталитет обнаруживается в определенной стандартности мышления, в общении, в коммуникативном поведении народа.



На формирование национального менталитета оказывают влияние множество факторов. Философ В.К. Трофимов формально их разделил на природные, исторические и культурные. К природным факторам он отнес ландшафт, климат; к историческим – историческую, политическую и экономическую судьбы народа, его классовую организацию; а к культурным – духовное развитие народа, его религия, особенности воспитания детей, характер труда и быта [6, c. 79]. Рассмотрим некоторые из них:

      1. Ландшафт и мироощущение. Всякий человек, появляясь на свет в определенной природной обстановке, постепенно приучается воспринимать мир таким, каким он его ежедневно наблюдает, адаптируя к его особенностям свои жизненные процессы, быт и уклад. При этом особенности ландшафта непосредственно влияют на психику человека и через нее на мышление и поведение. Наибольшие различия обнаруживаются между живущими на обширных однообразных равнинах и обитателями пространственно замкнутых гористых областей с их разнообразными пейзажами. Так, открытые, ровные местности не требуют от человека такого постоянного сосредоточения и концентрации внимания и такой мобильности мышления, какие необходимы в зонах ограниченной видимости. При этом на равнинах нет такого раздражающего числа факторов, как в горах, такого притока разнообразной информации, побуждающей мозг к ее обработке. Таким образом, в первом случае мир предстает индивидам единым, однообразным, и основные усилия им приходится прилагать к поиску различий в сходном, то во втором случае, напротив, торжествует множественность, разнообразие, и наиболее трудной задачей является обнаружение сходного в различном. Условно говоря, у жителей равнин формируется синтетическое, объединяющее мировоззрение, а у горцев – аналитическое, расщепляющее.

      2. Климат. В тех краях, где климат суров, где зима продолжительнее лета, естественным является развитие сельскохозяйственного труда аврального типа, которое требует большого напряжения сил в отдельные кратковременные периоды при долгом расслабляющем отдыхе в остальное время. Авральный тип хозяйствования требует выработки трудового коллективизма, сплоченности и взаимопомощи (а заодно и индивидуальной безответственности) тружеников в короткие сезонные периоды, от успешности использования которых зависит благополучие людей на протяжении всего года. А там, где взаимопомощь по природным показателям не требуется, упрочаются позиции индивидуального (семейного) труда.

      3. Исторический, политический и социально-экономический факторы. Менталитет народа связан с особенностями становления его цивилизованности, с его историческим прошлым, с политическими событиями, с экономическим становлением, менталитет – это своего рода память народа о прошлом. Также для этноса имеет значение его местопребывание: центральное или периферическое. Здесь основополагающую роль играет характер того скопления людей, на базе которого данное общество складывалось (классические роды, линиджные общины, ойкосные семьи, свободная или зависимая, крепостная форма общежития), его экономическая и политическая цели, его величина, плотность и т.п. В результате формируются общества разной степени целостности, каждое со своей социальной или политической культурой, типом взаимоотношения людей между собой и со своим управленческим аппаратом. Именно в рамках определенной традиционной культуры формируются с разной степенью выраженности такие качества мышления как самостоятельность, ответственность, пластичность, адаптивность, независимость суждений или консервативность, стереотипность, конформность и др.

Попытки описать черты русского народа в истории философской и психологической мысли предпринимались неоднократно. Правда, большинство описаний относятся не к менталитету, а к национальному характеру. Но сам факт рефлексии об истории России заслуживает внимания и пристального изучения. Философы И.Ильин, А.Н. Бердяев, Н.О. Лосский, Л. Гумилев и др. отмечали своеобразие своей Родины, ее народа, ее истории и пути развития. Являясь глубоко мыслящими людьми, они пытались найти истоки и причины этого неоднозначного русского своеобразия, которое порой оказывало больше негативного воздействия на процесс цивилизационного развития России.

Так, современный философ В.К. Трофимов, обобщив различные воззрения на истоки русского менталитета, попытался определить его специфику через призму исторических причин. К ним он отнес следующие факторы: а) геополитическое местонахождение России среди других стран; б) авторитарная государственность и общинность, породившие и психологическую общинность; в) православие как особый вид христианства византийского типа [6, С. 97–124].

Исходя из данных факторов формирования русского национального менталитета и характера, философ выводит его перцептивные и когнитивные черты. К ним относится парадоксальность ментальных проявлений. Ментальные качества русского народа имеют глубоко противоречивый характер и первым, кто обратил внимание на это, был Ф.М. Достоевский, вслед за ним эту идею развил Н.А. Бердяев, назвав это свойство антиномичностью. Он писал: «… в основу формации русской души» легли два противоположных начала: «природная, языческая дионисическая стихия и аскетически-монашеское православие» [1, С. 43–271]. Душевная красота, чистота, святость, кротость, простодушие, незлобие соседствуют с варварством, жестокостью, беспощадностью и агрессией у русских.

Вторая черта – безмерность жизненного порыва, или говоря психологическим языком – постоянное нахождение в состоянии стресса, когда выживание нации зависит от сверхнапряжения жизненных сил. Это сверхнапряжение вызывается следующими стрессорами: суровой и непредсказуемой природой, борьбой с неспокойными соседями, внутригосударственным гнетом и крепостничеством. Эти факторы присутствовали на протяжении всей истории России, они сохраняют актуальность и сегодня, проявляясь в неукротимой решительности заявить о себе в хорошем или плохом, в порыве саморазрушения и самоотрицания, в примере личной аскезы и подвиге личной веры, в движении к самовосстановлению и самоспасению [6, С. 154].

С безмерностью жизненного порыва связано и чередование полной пассивности и бурной эмоциональной разрядки. Э. Эриксон отмечал, что на формирование личности русского человека оказывает влияние ритм крестьянской жизни в холодном климате: смена относительной бездеятельности и пассивности в долгие зимние месяцы и «периодическое освобождение … после весенней оттепели» способствуют резким перепадам настроения у русских людей. Интересно, что схожие черты – черты «культурного эпилептоида», который задерживает эмоциональные реакции, а потом сокрушительно и бурно их проявляет, были выявлены К. Касьяновой [2] у русских в 70-х годах ХХ в.

В качестве третьего признака русского менталитета Трофимов определил стремление к абсолютным ценностям, к осуществлению грандиозных замыслов и идеальных проектов. Н.О. Лосский обозначил это качество как религиозность и связанное с ней искание абсолютного добра. В качестве примеров можно привести философскую систему Н.Н. Федорова и его «Философию общего дела», анархические идеи Н.А. Бакунина, учения славянофилов и революционеров-демократов, коммунистические теория и практика, программу «500 дней» Г.А. Явлинского и т.п.



Национальная стойкость – четвертая особенность менталитета. Историческое развитие России всегда проходило под знаком трагической катастрофичности, хозяйственная деятельность осуществлялась в экстремальных природно-климатических условиях, плюс православный тип христианства с призывом к смирению во имя спасения наложили глубокий отпечаток на менталитет русских. Этими обстоятельствами объясняется беспримерная стойкость к переживанию тяжелых невзгод и испытаний. Россия возникла и приобрела величие как мощная политическая и культурная сила благодаря невиданному упорству своих граждан, готовых стоически переносить трудности и несчастья своей истории. Поэтому поводу И. Ильин писал: «История России являет собой образец терпения и постоянного жертвенного служения, вечную готовность, твердую выдержку»
[6, С. 177].

Любовь к свободе. По мнению Бердяева Россия – «страна бесконечной свободы», это свобода «без границ», это вольница, свобода бакунинского типа, в отличие от формулы свободы Спинозы – Маркса как осознанной необходимости. Но свобода русских аполитична; не имея свобод политических, обязательных для европейцев, русский народ свою свободу реализовывал в других областях: бытовых, культурных, в песенно-поэтическом творчестве, в промыслах, в восстаниях и бунтах, в территориальном расширении государства. Пространственная координата вошла в глубинную суть народного менталитета, предопределив неукротимое русское стремление к свободе.

И, наконец, всечеловеческая толерантность. Для русского народа, который в течение многих столетий занимал срединное положение на континенте, характерна особая система ценностей. Данная аксиологическая система основана на принципе толерантного и комплементарного отношения к другим народам. Исторические факты показывают, что на территории Западной Европы исчезли более 200 народов, в то время как Россия не только сохранила, но и многократно спасала европейские народы от уничтожения, завоевания и порабощения [6, С. 204].

Обозначенные выше черты национального менталитета можно дополнить ментальными константами, которые выделила этнопсихолог
Т.Г. Стефаненко. Это, во-первых, общинность, общинный уклад жизни, который выполнял две функции: ценностно-ориентационную и защитную. Следствием этого у русского крестьянина оформились такие качества характера, которые определили и тип мышления, как беспомощность, зависимость от авторитетов, социальная дезадаптация вне общины. Во-вторых, это понимание государства как источника зла, как противостоящую народу инстанцию. Конфронтация с государством проявлялась не только в открытом противостоянии – бунтах и восстаниях, но в терпеливом повседневном сопротивлении: в волокитстве, симуляции, дезертирстве, воровстве, мнимом неведении и т.п. В-третьих, царецентризм, который проявляется в любви к царю, вождю, президенту, отождествление их с Богом. Эта черта породила в русском человеке беспрекословную подчиненность, покорность в поведении, мышлении и деятельности. Четвертой этнопсихологической константой Стефаненко является милосердие и человечность как противоположные качества государства-зла с его безликими, бесчеловечными законами. И, наконец, пятой константой стало бездействие. В его рамках формировались такие черты характера как пассивность, безынициативность, проявляющиеся в «авось-отношениях», это также и неагентивность, то есть неспособность действовать в качестве активного субъекта [5, С. 145–152].

Представленный набор ментальных констант не является стандартным и окончательным. Так, В.Е. Семенов предложил другую типологию ментальностей: православно-российская, коллективистско-социалистиче-ская, индивидуалистско-капиталистическая, криминально-мафиозная и мозаично-конформистская псевдоментальность. Каждый тип ментальности имеет свои характеристики и сущностные черты. Анализ исследований российского менталитета и русского характера, проведенный В.Е. Семеновым, выявил распространенность среди россиян склонностей к патернализму, уравнительности, державности и особенно – к социальной справедливости [4, С. 485–492].

Представленные типологии ментальных качеств русского народа являются скорее умозрительными, интеллигибельными и носят характер философско-психологической рефлексии, нежели исследовательской практики. Это свидетельствует не столько об отсутствии экспериментального инструментария, сколько о сложности, многомерности и многофакторности данного феномена, его историчности и цикличности, его вариативности и константности. Однако проблемы типологизации российской ментальности остаются актуальными в философско-психологической науке и ждут дальнейшего серьезного научного осмысления.

Таким образом, несмотря на разнообразие точек зрения в отношении ментальных характеристик русского народа, можно выделить несколько общих интеллектуальных черт, которые отмечают многие авторы. К ним относятся: созерцательность мышления, некоторая идеализация объективной реальности, интеллектуальная зависимость, познавательная пассивность и одновременно способность к научному познанию, религиозная окрашенность мышления, природная смекалка, интеллектуальная интуиция, вместе с тем легкомыслие и порой беспечность в организации какой-либо деятельности и планировании своего будущего. Перечисленные качества не исчерпывают всех характеристик русского менталитета, ибо мышление русского народа является большой загадкой (и порой проблемой) даже для самого себя.


Литература

  1. Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли
    ХIХ века и начала ХХ века // О России и русской философской культуре: Философы русского послеоктябрьского зарубежья. М., 1990.

  2. Касьянова К.О русском национальном характере. М., 1994.

  3. Прохоров Ю.Е., Стернин И.А. Русские: коммуникативное поведение. М., 2007.

  4. Семенов В.Е. Типология российских менталитетов и имманентная идеология России // Социальная психология в трудах отечественных психологов / Под ред. А.Л. Свенцицкого. СПб., 2000. С. 485–492.

  5. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология: Учебник для вузов. М., 2003.

  6. Трофимов В.К. Менталитет русской нации: Уч. пособие. Ижевск, 2004.

Н.Д. Шоломицкая

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   30


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница