Актуальные проблемы психологии в образовании



страница27/30
Дата27.04.2016
Размер3.08 Mb.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30

Психологический анализ социальной субъектности

женщин в период зрелости



«Человек – это не свойство характера,

а сделанный им выбор»

Дж. Ролинг «Гарри Поттер и Тайная комната»


Существующие исследования зрелого человека акцентируются на возрастных аспектах развития, в незначительной степени отражая социальные условия и личностные детерминанты развития человека. В современных условиях все более становится заметным, что развитие взрослого человека индивидуализировано, поэтому более эвристичным было бы говорить не о возрастных закономерностях, а об установках самого человека относительно важнейших сфер социальной жизни, которые определяют выбор стратегии жизни. Более уместным является использование понятия социальной субъектности, которое позволяет взглянуть на проблему развития как на выбор личностью определенного типа поведения. По мнению автора, в основе социальной субъектности лежат ценностные ориентации и социальные установки человека.

Исследование женщин зрелого возраста проводилось в военных городках Мурманской области в 2008–2010 гг. (общая выборка – 125 человек): в ЗАТО г. Островной (40 человек), в г. Североморске (45 человек), в г. Полярный (40 человек). Все эти населенные пункты являются закрытыми территориальными объединениями, где основной профессиональной группой являются военнослужащие. Большинство респонденток из семей военнослужащих, все они работают, но их работа не всегда связана с их специальностью и интересами.

Теоретически, исходя из анализа литературы, можно было ожидать, что в период зрелости будут выявлены типы социальной субъектности, связанные с направленностью на определенные сферы жизнедеятельности: 1) трудовой, 2) семейный, 3) творческий, 4) социально-политический,
5) религиозный, 6) спортивно-оздоровительный; 7) больной; 8) антисоциальный; 9) аддиктивный. Особенностью выборки было то, что все респондентки социально и физически благополучны, имеют трудовую занятость, поэтому вероятность выделения последних трех типов субъектности была крайне мала. Учитывая особенности выборки и ее незначительный объем, а также образ жизни женщин, следовало ожидать выделение семейного типа, трудового типа, творческого типа и социально-политического типа.

Исходным положением, определяющим ход эмпирического исследования, явилось утверждение автора о том, что в зрелом возрасте социальная активность становится присвоенным человеком стилем жизнедеятельности, определяя характер стремления к достижениям в различных сферах жизни. В основе социальной субъектности лежат ценностные ориентации и социальные установки человека. Именно это определило выбор методик, главными из которых выступали методики для изучения ценностных ориентаций и мотивов социального поведения.

Результаты проведенного исследования позволяют утверждать, что возрастные задачи и ожидания респонденток существенно определяют их удовлетворенность различными аспектами своей жизнедеятельности и тип их социальной активности. Так, более высокий уровень удовлетворенности жизнью наблюдается в период поздней зрелости (после 45 лет), поскольку в данном возрасте резко снижаются ожидания относительно важнейших аспектов собственной жизни (работа, семья, здоровье, досуг и пр.). В период поздней зрелости ресурсы личности (здоровье, образование, адаптационные возможности и готовность к изменениям), как правило, крайне незначительны, поэтому респондентки в возрасте старше 45 лет ориентированы в большей степени на ценности жизнеобеспечения, а не на высшие потребности.

Можно выделить, по крайней мере, два типа ценностных ориентаций женщин в период зрелости: первый характеризуется ориентацией на высшие потребности, второй – на потребности жизнеобеспечения. К первому типу относятся имеющие работу, занятые общественной жизнью, творчеством.

Ко второму типу относятся чаще те женщины, которые ориентированы в своих ценностях на семью, достаток, быт, личные потребности; они не ставят ценности работы, творчества, развития, общественной жизни в пятерку приоритетных ценностей.

В исследовании, проведенном на североморской выборке женщин (возраст 25–40 лет), работающих в войсковой части Северного Флота, была выделена группа социально активных и социально неактивных женщин. В обеих группах выражена ориентация на сферы семейной жизни и сферы увлечений, но в группе социально активных женщин эти показатели выше.

Основным критерием деления испытуемых на группы социально активных и социально неактивных женщин выступала самооценка эффективности деятельности, которая может рассматриваться как жизненный показатель субъектной активности. Человек как субъект способен оценивать способы деятельности, контролировать ее ход и результаты, поэтому референтами социальной активности были выбраны следующие показатели: наличие у человека достижений в различных сферах и желание достичь большего. Статистический анализ подтвердил, что различия достоверны на высоком уровне значимости (Fткф=126, p≤0,05). Выявлена положительная корреляционная связь между наличием достижений и желанием достичь большего (ρ=0,367, p≤0,01).

Данные, полученные по опроснику 16-PF Кеттела, позволяют дифференцировать обе группы по личностным особенностям (при этом, интеллектуальные характеристики и самооценка примерно близки по своим уровневым характеристикам в обеих группах). Социально активные женщины характеризуются открытостью, общительностью, активностью в установлении как межличностных, так и социальных контактов, работоспособностью. В их поведении проявляются самоуверенность, социальная смелость, устремленность на реальную действительность и социальный успех, готовность к вступлению в новые группы, жизнерадостность, вера в удачу, настойчивость в достижении цели, направленность на людей, экстраверсия. Эмоциональные характеристики социально активной личности: эмоциональная стабильность, высокий контроль эмоций и поведения, стрессоустойчивость, некоторая неудовлетворенность, что обеспечивает стремление к самоактуализации.

Социально неактивные женщины отличаются замкнутостью, сдержанностью в установлении контактов, скептичностью. В их характере проявляются застенчивость и склонность к индивидуальной деятельности, склонность к интроверсии, излишней строгости в оценке людей, подверженность влиянию случая, эмоциональная неустойчивость, неуверенность в себе, зависимость от настроений, переменчивость интересов. Женщинам свойственна склонность все усложнять, беспокойство о будущем, ожидание неудач. Присутствуют раздражительность, впечатлительность, депрессивность, тревога за свои возможные ошибки, низкая толерантность по отношению к фрустрации.

По методике «Опросник терминальных ценностей» И.Г. Сенина было выявлено, что по всем показателям средних значений выше группа социально активных женщин. Это касается не только профессиональной и общественной сферы, но даже семейной жизни. Данный факт означает, что значимость каждой терминальной ценности и выраженность каждой жизненной сферы сильнее проявляется у социально активных женщин.

Статистическая проверка показала достоверность полученных данных по терминальной ценности «духовное удовлетворение» (U=172, p≤0,05); в жизненной сфере «обучения и образования» (U=149,5, p≤0,01). Это подтверждается положительной корреляционной связью между социальной активностью женщин и ценностями: «развитие себя» (ρ=0,252, p≤0,05), «духовное удовлетворение» (ρ=0,277, p≤0,05) и сферой «профессиональной жизни» (ρ=0,354, p≤0,01).

В целом по анализу терминальных ценностей можно сделать вывод: социально активные женщины больше, чем неактивные, стремятся к признанию и уважению, к самосовершенствованию, познанию своего характера и способностей. Они считают, что в жизни необходимо добиваться наиболее полной реализации потенциальных возможностей человека. Стремятся к достижению конкретных и ощутимых результатов в различные периоды жизни, а большое количество жизненных достижений часто служит основанием для высокой самооценки. Считают, что надо делать то, что интересно и приносит моральное удовлетворение во всех сферах жизни.

Данные по шкалам жизненных сфер говорят о наиболее высокой значимости в обеих группах сферы семейной жизни и сферы увлечений, но в группе социально активных женщин эти показатели выше. Интересны различия между группами в сфере профессиональной деятельности. Социально активные женщины отдают своей работе больше времени, включаются в решение производственных проблем. Эти женщины также стремятся к повышению уровня своей образованности, расширению кругозора. Наименее интересной для обеих групп оказалась сфера общественной жизни.

В обеих группах наиболее высокий уровень значимости имеет терминальная ценность «высокое материальное положение» (8 баллов в группе социально активных женщин и 7,2 балла в группе социально неактивных женщин), причем она реализуется в наибольшей степени в жизненной сфере «семейная жизнь». Женщины считают, что семейное благополучие заключается, прежде всего, в хорошей обеспеченности семьи.

Методика «Уровень развития субъектности личности» М.А. Щукиной позволила выявить взаимосвязь между показателями характеристик субъектности и социальной активностью женщин. В целом по выборке получены результаты, характеризующие высокий уровень развития субъектности всех женщин. Максимальное различие баллов между группами наблюдается по шкалам «активность», «креативность» и «самоценностность».

Анализ социальной субъектности женщин зрелого возраста позволяет выделить две группы респонденток: социально активных и социально неактивных; у социально активных женщин наблюдается более высокий уровень активности не только в работе, но и в сфере семейной жизни и досуга.

Социально активные значимо выше оценивают у себя наличие способностей, достижений, хобби, чаще реализуют себя в работе, бизнесе, образовании. В данной группе значимо чаще, чем в группе социально неактивных, встречается мотивация признания, самовыражения, карьерного роста, престижа, ориентация на процесс труда и возможность самореализации в деятельности. Социально активные женщины высоко оценивают у себя выраженность качеств активности, оптимистичности и уверенности в себе, наличие способностей; у них более выражены эмоции стенического типа.

Социально неактивные больше ориентированы на семью, поскольку считают, что у них нет способностей для самореализации в других сферах. Социально неактивные женщины низко оценивают себя по профессиональной квалификации и активности; отмечают заинтересованность в поддержании жизнеобеспечения. Их отличает замкнутость, эмоциональная неустойчивость, неуверенность в себе, низкая толерантность по отношению к фрустрации. Их активность направлена не столько на достижения, сколько на поддержание уверенности в себе, обеспечение безопасности.

Результаты исследования позволяют сделать вывод, что существует, по крайней мере, два типа социальной субъектности женщин в зрелом возрасте: продуктивный тип и утилитарный тип. По своим психологическим особенностям и социально-экономическим условиям эти женщины существенно не отличаются друг от друга. Основное отличие заключается в их жизненной позиции: проявлять активность или пассивно приспосабливаться к существующим условиям. Первый тип характеризуется ориентацией на высшие потребности, второй – на потребности жизнеобеспечения. К Продуктивному типу относятся имеющие работу, занятые общественной жизнью, творчеством (на работе или дома). Они оценивают работу с точки зрения ее «интересности».

К Утилитарному типу относятся чаще те женщины, которые ориентированы в своих ценностях на семью, достаток, быт, личные потребности, не ставящие ценности «работа», «творчество», «развитие», «общественная жизнь» в пятерку приоритетных ценностей. Работа оценивается, прежде всего, с точки зрения «полезности». Дальнейшие цели самореализации респонденты данной группы видят в достижении семейного благополучия.

Таким образом, полученные результаты позволяют говорить о том, что тип социальной активности определяется не столько возрастом женщины, сколько особенностями личности: мотивацией, творческим потенциалом, профессиональной направленностью, жизненными ценностями, особенностями Я-концепции и, самое главное, – их жизненной позицией.

М.Ю. Двоеглазова, Л.С. Решко
Самооценка как фактор делинквентности

в юношеском возрасте
Современный этап развития российского общества сопровождается нарастанием социальных и экономических проблем, которые оказывают непосредственное влияние на динамику преступности несовершеннолетних, вызывая негативные изменения в ее количественных и качественных характеристиках таких как:


  • рост тяжких и особо тяжких насильственных преступлений;

  • увеличение количества организованных и групповых преступлений;

  • существенное «омоложение» преступности несовершеннолетних.

Это указывает на то, что степень реальных изменений исторической ситуации объективно обусловила качественные психические, психофизиологические, личностные трансформации подростков и юношей, которые приводят их к делинквентным формам поведения.

В юности у молодого человека возникает проблема выбора жизненных ценностей. Юность стремится сформировать внутреннюю позицию по отношению к себе, по отношению к другим людям, а также к моральным ценностям. У юношей, по мнению Л.И. Божович, формируется собственная модель личности, с помощью которой они определяют свое отношение к себе и другим [2].

По мере взросления, у юношей складывается более реалистичная оценка собственной личности и возрастает независимость от мнения родителей и педагогов. Позитивная Я-концепция, адекватная самооценка, чувство самоуважения, самоценности благоприятно сказывается, согласно И.С. Кону, на постановке перспективных целей и активном стремлении к их достижению [4].

По мнению М. Розенберга, самооценка отражает степень развития у индивида чувства самоуважения, ощущения собственной ценности и позитивного отношения ко всему тому, что входит в сферу его «Я» [4].

Депривация возможностей самореализации в юношеском возрасте приводит к изменениям в структуре самосознания, к заниженному самоуважению и неадекватной самооценке (как завышенной, так и заниженной). В современном российском обществе намечается тенденция изменения ценностных ориентаций у подрастающего поколения, вытеснения традиционных ценностей нравственного порядка, снижения общественно полезной активности, утверждения социальной апатии, появления устойчивых устремлений к достижению материального достатка любой ценой, в том числе путем нарушения социальных и нравственных норм. Выше указанное, в свою очередь, может привести к социальной деградации, алкоголизму, наркомании, безнадзорности, сексуальной распущенности, правонарушениям, преступлениям и другим антиобщественным действиям.

Таким образом, функция самосознания является важным фактором саморегуляции, непосредственно определяющим формирование различных типов поведения (адаптированных, девиантных и делинквентных). Знание сущности делинквентного поведения и особенностей самооценки, а также психологических особенностей юношей, проявляющих делинквентные формы поведения, необходимы для совершенствования подходов к осуществлению мероприятий по предупреждению отклоняющегося поведения несовершеннолетних.

Нами было проведено исследование с целью выявления влияния типа самооценки на делинквентность в юношеском возрасте.

В исследовании принимали участие 20 респондентов, имеющих правопослушное поведение – 10 юношей и 10 девушек в возрасте от 16 до 18 лет, а также 20 респондентов, стоящих на учете в уголовно-исполнительской инспекции УФСИН по Мурманской области и в комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав управления Первомайского округа г. Мурманска – 10 юношей и


10 девушек в возрасте от 16 до 18 лет. Мы предполагаем, что у делинквентных юношей наблюдается завышенная самооценка, что их отличает от правопослушных юношей.

Нами были поставлены и последовательно решены следующие задачи:



    1. осуществить теоретический анализ психолого-педагоги-ческой литературы по проблемам особенностей самооценки в юношеском возрасте и специфики делинквентного поведения юношей и девушек;

    2. провести эмпирическое исследование, направленное на сравнение особенностей самооценки юношей и девушек с противоправным поведением с особенностями самооценки правопослушных юношей и девушек;

    3. провести сравнительный анализ уровней самооценки респондентов юношеского возраста с делинквентным и правопослушным поведением.

В исследовании использовались следующие методики: 1) Шкала самооценки и уровня притязаний Т. Дембо и С.Я. Рубинштейн (модификация А.М. Прихожан) [3]; 2) Опросник самоотношения (ОСО) (В.В. Столин, С.Р. Пантилеев) [1; 5]; 3) Шкала самоуважения М. Розенберга [1].

С целью изучения особенностей самооценки делинквентных и правопослушных юношей и девушек использовалась методика диагностики самооценки и уровня притязаний Т. Дембо и С.Я. Рубинштейн (модификация А.М. Прихожан).

После анализа результатов исследования по данной методике (гистограмма 1) можно заметить, что у большинства респондентов с делинквентным поведением (60%) преобладает завышенный уровень самооценки, что свидетельствует о переоценке испытуемыми своих качеств личности и некритичности к оценке своего проведения. Данный результат может подтверждать личностную незрелость юношей, неумение правильно оценить результаты своей деятельности, сравнивать себя с другими, а также существенные искажения в формировании личности – «закрытости для опыта», нечувствительности к своим ошибкам, неудачам, замечаниям и оценкам окружающих.

Необходимо отметить, что завышенная самооценка у юношей с правопослушным поведением наблюдается всего у 5% из числа обследуемых, что указывает на то, что самооценка делинквентных юношей более высокая и характеризуется неадекватностью по сравнению с правопослушными юношами, самооценка которых, в целом, средняя (45%) и высокая (30%).

Гистограмма 1

Уровни самооценки делинквентных и правопослушных юношей,

полученные по методике измерения самооценки и уровня притязаний Т. Дембо и С.Я. Рубинштейн (модификация А.М. Прихожан), в %


Завышенная самооценка ведет за собой завышенный уровень притязаний, что подтверждается результатами данного исследования (гистограмма 2). Исследование позволило сделать вывод, что у юношей с противоправным поведением превалирует завышенный уровень притязаний – 70% по сравнению с правопослушными юношами, у которых данный показатель составил 30%.

Завышенный уровень притязаний обычно проявляется в нереалистическом, некритическом отношении испытуемых к собственным возможностям, неумении правильно ставить перед собой цели.


Гистограмма 2

Характеристика уровня притязаний делинквентных и

правопослушных юношей, полученные по методике измерения

самооценки и уровня притязаний Т. Дембо и С.Я. Рубинштейн

(модификация А.М. Прихожан), в %


Для изучения особенностей самоотношения делинквентных и правопослушных юношей и девушек использовался «Опросник самоотношения (ОСО) (В.В. Столин, С.Р. Пантилеев)». После анализа результатов по методике нами были получены следующие результаты у всего состава респондентов (гистограммы 3 и 4).

Гистограмма 3



Показатели самоотношения правопослушных юношей,

полученные по методике измерения самоотношения

В.В. Столина, С.Р. Пантелеева, в %

Гистограмма 4



Показатели самоотношения делинквентных юношей,

полученные по методике измерения самоотношения

В.В. Столина, С.Р. Пантелеева, в %


Глобальное самоотношение обозначает внутренне недифференцированное чувство «за» и «против» самого себя. В ходе исследования самоотношения юношей было обнаружено, что у 95% юношей с противоправным поведением наблюдается завышенный уровень глобального самоотношения, что соответствует неадекватной завышенной самооценке. В отличие от делинквентных юношей, у правопослушных юношей этот показатель намного меньше – 35%. Необходимо отметить, что у 5% делинквентных юношей и у 20% правопослушных юношей выявлен очень низкий уровень самоотношения, что соответствует неадекватной заниженной самооценке, отсюда можно сделать вывод, что самооценка правопослушных юношей ниже самооценки Самоуважение – это показатель самоотношения, который эмоционально и содержательно объединяет веру в свои силы, способности, энергию, самостоятельность, оценку делинквентных юношей.

Своих возможностей контролировать собственную жизнь и быть самопоследовательным, понимание самого себя. У большинства делинквентных юношей самоуважение характеризуется как очень высокое (80%) и высокое (10%), что является более высоким показателем по сравнению с правопослушными юношами – очень высокое (25%) и высокое (30%). При этом низкий и заниженный уровни самоуважения в большей степени характерны для юношей, не совершавших противоправных поступков – 45%, у делинквентных же юношей этот показатель гораздо ниже – 10%.

По шкале «аутосимпатия» были получены следующие показатели: у 55% делинквентных юношей наблюдается завышенный уровень аутосимпатии, что является более высоким показателем по сравнению с правопослушными юношами (20%).

Шкала «ожидаемое отношение от других» отражает предположение испытуемых о позитивном или негативном отношении к себе окружающих. Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что большинство правопослушных юношей ожидают негативную оценку со стороны общества (95%), позитивного отношения к себе других людей ожидают лишь 5% из группы правопослушных юношей.

Несколько иная ситуация в группе делинквентных юношей – меньше (по сравнению с правопослушными) юношей предполагают о наличие негативного отношения к себе других (60%) и больше юношей (по сравнению с правопослушными) думают о позитивном отношении к себе окружающих (20% очень высокий уровень и 20% средний уровень). Этот показатель указывает на то, что делинквентные юноши не осознают негативное отношение общества к их противоправным поступкам.

Самоинтерес в обеих группах незначительно отличается – у 45% делинквентных юношей и у 65% правопослушных юношей выше нормы. Это означает повышенный интерес к собственным мыслям и чувствам, готовность общаться с собой «на равных», чрезмерная уверенность в своей интересности для других.

Таким образом, глобальное самоотношение, самоуважение, аутосимпатия и самоинтерес у делинквентных юношей имеют завышенные показатели по сравнению с юношами, не совершавшими противоправных действий, и могут быть связаны с асоциальным криминальным образом жизни.

С целью изучения уровня самоуважения юношей и девушек с делинквентным и правопослушным поведением использовалась методика диагностики самоуважения М. Розенберга.

Проведенное исследование показало (гистограмма 5), что у 85% делинквентов юношеского возраста присутствует высокий уровень самоуважения. Данный показатель является более высоким по сравнению с группой правопослушных юношей (40%). Такие юноши считают себя не хуже других, верят в себя и в то, что могут преодолеть свои недостатки, значительно больше удовлетворены своей жизнью, лидируют в своих группах, более самостоятельны и менее внушаемы. Средний уровень самоуважения в большинстве обнаружился у правопослушных юношей (60%), тогда как у делинквентов этот показатель составил 15%. Склонности к самоуничижению в обеих группах не выявлено.

Гистограмма 5



Уровни самоуважения делинквентных и правопослушных юношей, полученные по методике диагностики самоуважения

М. Розенберга, в %


Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что уровень самоуважения у делинквентных юношей выше, чем у юношей с правопослушным поведением.

Таким образом, эмпирическое исследование, направленное на сравнение особенностей самооценки делинквентных юношей с особенностями самооценки правопослушных юношей, позволило сделать следующие выводы:



  1. Для юношей с делинквентным поведением, в целом характерна неадекватная завышенная самооценка, а также завышенный уровень притязаний. Можно предположить, что в этом кроется источник морального конфликта юношей, который проявляется в недисциплинированном, противоправном поведении и негативном отношении к сверстникам, родителям и педагогам.

  2. Уровень самооценки юношей с делинквентным поведением значительно выше, чем уровень самооценки правопослушных юношей, что позволяет нам сделать вывод о том, что завышенная самооценка является фактором делинквентности в юношеском возрасте.

  3. В связи с тем что самооценка является одним из аспектов «Я-образа» личности, способствует формированию целостного самосознания и определяет жизненные ценности личности, эффективность деятельности и взаимоотношения между людьми, возникает необходимость целенаправленной работы по оптимизации самооценки в юношеском возрасте.


Литература

    1. Бодалев А.А., Столин В.В., Аванесов В.С.Общая психодиагностика. СПб. : Речь, 2000.

    2. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте [Электронный ресурс]. СПб.: Питер, 2009. 398 с. Режим доступа: http://www.burnbook.ru/link/age_psychology/identity.zip, свободный. – (Дата обращения : 19.09.2012).

    3. Глуханюк Н.С., Дьяченко Е.В., Семенова С.Л. Практикум по общей психологии [Электронный ресурс]: учеб. пособие. 2-е изд., доп. и перераб. 2002. Режим доступа: http://www.klex2.ru/91c., свободный. (Дата обращения : 20.03.2013).

    4. Кон И.С. Психология ранней юности [Электронный ресурс]. М.: Просвещение, 1989. 255 с. Режим доступа: http://www.klex2.ru/355, свободный. – (Дата обращения : 20.03.2013).

    5. Столин В.В., Пантилеев С.Р. Опросник самоотношения // Практикум по психодиагностике: Психодиагностические материалы. М., 1988. С. 123-130.

О.Н. Богаевская

1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница