Бюллетен ь научныхрабо т



страница8/20
Дата03.05.2016
Размер4.47 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   20

Литература
1. Диагностические и лечебные аллергены. – М.: Медицина, 1990. –256 с..

2. Рокицкий, П. Ф. Биологическая статистика [ Текст ] / П. Ф. Рокицкий. – Минск : Издат. «Высшая школа», 1973. – 320 с.

3. Яблокова, Т. Б. Характеристика препаратов для диагностики туберкулёза и микобактериозов [ Текст ] / Т. Б. Яблокова // Пробл. туберкулеза, М. : «Медицина», 1972. – № 5. – С. 72–76.

4. Козлов, В. Е. Оценка активности национального стандарта туберкулина (ППД) для млекопитающих относительно 1-го международного стандарта туберкулина (PPD) bovine [ Текст ] / В. Е. Козлов, В. М. Безгин, К. В. Шумилов // Вет. патология «Современные проблемы диагностики и профилактики туберкулёза животных», Научно-практич. журн. по фундаментальным и прикладным вопросам ветеринарии. М. : 2004. – № 1–2 (9). – С. 85–89.

5. Устинович, А. Т. Применение математической статистики при обработке экспериментальных данных в ветеринарии [ Текст ] / А. Т. Устинович, П. Т. Лебедев // Зап.-Сибирское отд., 1970. – 42 с.

6. OIE Manual of standards for diagnostic test and vaccines / 2004.1.

7. Козлов, В. Е. Аллергены для диагностики туберкулёза. Совершенствование производства и стандартизация [ Текст ] : автореф. дис. … д - ра вет. наук / В.Е. Козлов ; [ ВИЭВ ] . – М., 2007 . – 32 с.

8. ППД-туберкулин для млекопитающих производства Сумской биофабрики [Текст] / А.И. Завгородний [и др.] // «Ветеринарная медицина Украины». – 2006. – № 1. – С. 34-35.

______________________

УДК: 619:616.995:636.7


изучения распространенности лептоспироза

среди свинопоголовья


А.М. Коваленко, Н.П. Шумская

БелГСХА, г.  Белгород, Россия


В статье представлена информация о распространенности лептоспироза свиней в репродуктивных хозяйствах Белгородской области по результатам серологических исследований. Определено соотношение положительно реагирующих особей к общему количеству исследованных проб сыворотки крови. Приведены данные о распространенности некоторых возбудителей лептоспироза среди свинопоголовья.

Актуальность. Лептоспироз – природно-очаговое трансмиссивное зооантропонозное инфекционное заболевание многих видов животных, в том числе птиц, проявляющееся кратковременной лихорадкой, гемоглобинурией, желтушностью и некрозами слизистых оболочек и кожи, атонией желудочно-кишечного тракта, абортами, маститами, рождением нежизнеспособного потомства, снижением продуктивности животных или протекающее бессимптомно [2].

Лептоспироносительство после переболевания длится у крупного рогатого скота до 15 мес., у мелкого рогатого скота – до 9 месяцев, у свиней – до 2 лет [1]. Грызуны могут быть пожизненными носителями лептоспир [3].

Главной эпизоотологической особенностью лептоспироза сельскохозяйственных животных, в том числе и свиней, в настоящее время является преобладание бессимптомного течения инфекции и иммунизирующей субинфекции. Современные репродуктивные хозяйства являются зонами повышенной эпизоотологической опасности по лептоспирозу, так как среди обитающих в них грызунов отмечается значительная инфицированность лептоспирозом [6].

Условия способствующие возникновению и распространению болезни включают: наличие в стаде лептоспироносителей, обитание на фермах грызунов (резервуар возбудителя), ввод в стадо новых животных без исследования на лептоспироз, бесконтрольные перегруппировки животных, нарушение сроков вакцинации и ревакцинации и другие причины.

Диагноз на лептоспироз считается установленным при получении положительных результатов на целый комплекс лабораторных исследований, принимая во внимание нарастание титра антител в реакции микроагглютинации (РМА) с учетом клинических симптомов и патологоанатомических изменений [4].

Материалы и методы. Для проведения исследований отбирали кровь от свиноматок, ремонтных свинок и хряков-производителей в репродуктивных хозяйствах Белгородской области. Отбор проб крови проводили выборочно от животных ЗАО «Алексеевский бекон» (Алексеевский район), колхоза им. Фрунзе (Белгородского района), ООО «СК Курасовский», ЗАО СК «Березовский», ООО СК «Сафоновский» (Ивнянский район), ООО «Коломыцевский» СК с. Филькино (Красногвардейский район) ООО «БелгоГен», ООО СК «Журавский», ООО СК «Большанский» и ЗАК СК «Прохоровский» (Прохоровский район) ЗАО «Нуклеус», ОАО «Графовский свинокомплекс» (Краснояружский район) ОАО «Ракитянский свинокомплекс», ООО «Белгранкорм» производство «Ракитянская свинина-1», производство «Ракитянская свинина-3» (Ракитянский район) ООО «Оскольский бекон» (Старооскольский район) ООО «Белгородский бекон» (Шебекинский район) и ООО «Белгранкорм» производство «Томаровская свинина» (Яковлевский район) с характерными клиническими признаками, присущими лептоспирозной инфекции. Проводили исследования 2722 проб сыворотки крови в реакции микроагглютинации (РМА) [4].

Определяли соотношение положительно реагирующих животных к общему количеству проведенных исследований и изучали распространенность возбудителей лептоспироза среди свинопоголовья [6].

Результаты исследований. В результате проведених исследований установлено, что при обследовании 60 свиноматок и 130 ремонтных свинок ЗАО «Алексеевский бекон» Алексеевского района были выявлены антитела к лептоспирозным антигенам у 9 животных, из которых 4 относились к серогруппе Icterohaemorrhagiae и 5 – к Canicola.

Такие же исследования были проведены в колхозе им. Фрунзе Белгородского района с использованием сыворотки крови от 32 свиноматок, из которых положительно реагировали 8. Были выявлены антитела к лептоспирозным антигенам серогрупп Icterohaemorrhagiae у 3 животных, Pomona – у 2, Canicola – 2 и Tarassovi – 1.

Исследованиями сыворотки крови от 40 хряков, 170 свиноматок и 96 ремонтных свинок, принадлежащих ООО «СК Курасовский», ЗАО СК «Березовский» и ООО СК «Сафоновский» Ивнянского района выявили 38 положительно реагирующих животных, у 36 из которых обнаружены антитела к серогруппам Icterohaemorrhagiae и 2 – к Canicola.

Аналогичными исследованиями в ООО «Коломыцевский» СК с. Филькино Красногвардейского района было выявлено среди 150 обследованных ремонтных свинок - 4 положительно реагирующие в РМА (серогруппа Icterohaemorrhagiae).

Проведенными исследованиями сывороток крови в РМА от 264 свиноматок, 45 хряков-производителей и 35 ремонтных свинок, принадлежащих ЗАО «Нуклеус» и ОАО «Графовский свинокомплекс» Краснояружского района, были обнаружены антитетела к лептоспирозным антигенам серогрупп Icterohaemorrhagiae у 22 животных и у 3 – к Canicola.

В ООО «БелгоГен», ООО СК «Журавский», ООО СК «Большанский» и ЗАК СК «Прохоровский» Прохоровского района были происследованы сыворотки крови от 399 свиноматок, 22 хряков и 65 ремонтных свинок. В результате чего были выявлены реагирующих в РМА 100 животных, относящиеся к серогруппам Icterohaemorrhagiae (83 голов) и Canicola (17).

Проведенными исследованиями сыворотки крови, полученной от 598 ремонтных свинок и 15 свиноматок, принадлежащих ОАО «Ракитянский свинокомплекс» и ООО «Белгранкорм» производство «Ракитянская свинина-1» и производство «Ракитянская свинина-3» Ракитянского района, были выявены антитела к лептоспирозным антигенам серогрупп Icterohaemorrhagiae у 100 голов, Canicola – у 1 и Pomona – у 3.

В ООО «Оскольский бекон» Старооскольского района из обследованных 150 свиноматок, положительно реагировала только одна свиноматка (серогруппа Icterohaemorrhagiae).

В результате проведенных исследований сыворотки крови от 356 ремонтных свинок, 36 хряков ООО «Белгородский бекон» Шебекинского района и 29 свиноматок ООО «Белгранкорм» производство «Томаровская свинина» Яковлевского района установлено соответственно, что 51 животное было сероположительным (серогруппа Icterohaemorrhagiae) в первом хозяйстве и 3 животных, относящихся к серогруппе Icterohaemorrhagiae и 2 – к серогруппе Canicola во втором хозяйстве.


Степень распространения лептоспироза среди свинопоголовья репродуктивных хозяйств Белгородской области отображена на графике 1. Из 2722 обследованных свиней с характерными клиническими признаками лептоспироза обнаружены антитела к возбудителям лептоспироза у 345 голов, что составляет 12,3% от общего количества происследованных сывороток

Наличие антител к антигенам лептоспир у свиноматок было устанавлено в 8,5% случаев, у хряков – в 12,5% и у ремонтных свинок – в 13,5% от общего количества обследованных животных.

В сыворотках крови свинопоголовья репродуктивных хозяйств Белгородской области, обнаружены антитела к антигенам лептоспир 4 групп: Icterohaemorrhagiae, Canicola, Pomona и Tarassovi (график 2).

Наиболее часто обнаруживали в сыворотках крови от 307 обследованных свиней репродуктивных хозяйств антитела к возбудителям лептоспироза серогруппы Icterohaemorrhagiae, что составляет 89% от происследованного поголовья.

Антитела к антигенам лептоспир серогруппы Canicola выявлены у 32 обследованных свиней, что составило 0,9% от исследованного в РМА поголовья. Наименьшей распространенностью обладали лептоспиры серогрупп Pomona (5 голов) и Tarassovi (1 животное).



Выводы. В результате проведенных исследований установлено, что лептоспирозы широко распространены на территории Белгородской области и зарегистрированы во всех обследованных репродуктивных хозяйствах. Из 2722 проб сыворотки крови, полученной от свинопоголовья родительских стад репродуктивных хозяйств Белгородской области с клиническими признаками характерными для лептоспирозных инфекций у 345 проб выявлены положительные серологические реакции в РМА. что составляет 12,3% от общего числа проииседованных животных. Серопозитивность в РМА составила среди свиноматок 8,5%, у хряков – 12,5% и у ремонтных свинок – 13,5% от общего количества исследованных проб.

Наибольшую распространенность имеют возбудители лептоспироза серогруппы Icterohaemorrhagiae обнаружили у 307 животных, что составляет 89% от общего количества исследованных животных. Во многих репродуктивных хозяйствах регистрировали Canicola. Антитела к лептоспирам серогруппы Canicola установили у 32 свиней, что составило 0,9%. Наименьшую распространенность имели лептоспиры серогрупп Pomona (5 голов) и Tarassovi (1 животное). Антитела к лептоспирам серогруппы Tarassovi были обнаружены в колхозе им. Фрунзе, что, возможно, объясняется наличием в колхозе не только свиней, но и коров, у которых у которой возбудители, принадлежащие этой серогруппе встречаются часто.

Результаты проведенных нами исследований указывают на необходимость разработки стратегии по проведению мониторинговых исследований с целью улучешния эффективности противолептоспирозных мероприятий.

Литература


  1. 1. Барышников П. И. Эпизоотический процесс при лептоспирозе сельскохозяйственных животных / П. И. Барышников, З. М. Резниченко, В. А. Апалькин, М. И. Заздравных // Ветеринария. — 2001. — №7. — с. 7-9.

  2. 2. Инфекционные болезни животных /Б. Ф. Бессарабов, А. А. Вашутин, Е. С. Воронин и др.; Под ред. А. А. Сидорчука. — М.: КолосС, 2007. — 671 с.: ил.

  3. 3. Карасева Е. В. Эпизоотия лептоспироза в популяциях серых крыс свиноводческих ферм / Е. В. Карасева, З. С. Шишкина, Н. В. Дубинина, В. А. Рыльников, Ю. В. Ананьина. // Тезисы III Всесоюзной научно-производственной конференции. — Махачкала: Дагестанское книжное издательство, 1981. — с. 77-78.

  4. 4. Коваленко А. М., Бреславец П. И., Клименко Б. Ф., Головко В. А., Сапегин В. М., Ханюков С. Г. Основы общей эпизоотологии с ветеринарной санитарией: Учебное пособие. – Белгород.: ФГОУ ВПО БелГСХА, 2009. – 266 с.

  5. 5. Санитарные правила СП 3.1. 091-96 Ветеринарные правила ВП 13.3. 1310-96 «Профилактика и борьба с заразными болезнями, общими для человека и животных 8. Лептоспироз». — М.: Госкомсанэпиднадзор России, Минсельхозпрод России, 1996. — 11 с.

  6. 6. Урбан В. П. Лептоспироз свиней в крупном свиноводческом комплексе и его ликвидация / В. П.Урбан, Т. М. Киндрас, В. И. Шнур // Сб. науч. тр. — Л.: ЛВИ ,1976. —вып. 43. — c. 187-191.

УДК: 619.614.48:616.98:579.873.21


РЕЗИСТЕНТНОСТЬ НЕКОТОРЫХ ВИДОВ АТИПИЧНЫХ МИКОБАКТЕРИЙ ОТНОСИТЕЛЬНО ДЕЗИНФЕКТАНТА «ЭКОЦИД С»
А.П. Палий

ННЦ «ИЭКВМ», г. Харьков, Украина


Приведены результаты исследований резистентности атипичных микобактерий I, II и III групп по классификации Раниона к бактерицидному действию дезинфицирующего препарата «Экоцид С». В результате проведенных исследований установлено, что атипичные микобактерии, относящиеся к одной и той же группе по Раниону, имеют разный уровень резистентности к действию одного и того же дезинфектанта. Наиболее устойчивыми культурами относительно препарата «Экоцид С» являются M. intracellulare и M. terrae, а наименьшей устойчивостью обладают культуры атипичных микобактерий видов M. gordonae и M. trivialе.

Актуальность проблемы. Мониторинг выделяемости культур микобактерий из патологического материала от реагировавших на внутрикожное введение ППД-туберкулина для млекопитающих животных и из объектов ветеринарного надзора свидетельствует о том, что рядом с возбудителем туберкулёза Мycobacterium bovis часто удаётся идентифицировать культуры атипичных микобактерий, роль которых в эпизоотическом туберкулёзном процессе на данный момент до конца не выяснена.

Большинство авторов относят атипичные микобактерии к самостоятельным видам рода Mycobacterium и классифицируют их согласно Раниона (1959) с учётом пигментообразования и скорости роста на питательных средах [1].

Атипичные микобактерии широко распространены в природе и большая их часть свободно размножается в природных условиях и часто является причиной сенсибилизации сельскохозяйственных животных к туберкулину, тем самым снижая диагностическую ценность туберкулиновой пробы [2, 3].

Для прижизненной дифференциации параллергических реакций у крупного рогатого скота от специфических на производстве в Украине используют симультанную пробу с применением как ППД-туберкулина, так и аллергена из атипичных микобактерий (ААМ). Однако относительно эффективности симультанной пробы единого мнения нет, и в настоящее время проводятся исследования по повышению её специфичности [4].

Детальное изучение культур микобактерий имеет особенно большое значение при решении эпизоотологических вопросов [5]. Уничтожение атипичных микобактерий в окружающей среде высокоэффективными дезинфектантами является основным способом профилактики микобактериозов животных. Для этого предложено целый ряд дезинфицирующих препаратов из разных химических групп [6].

Для ветеринарных специалистов интерес представляет новый дезинфицирующий препарат «Экоцид С», изготовленный согласно ведущих западных технологий. Установлена высокая эффективность препарата «Экоцид С» в лабораторных условиях по отношению к основным возбудителям бактериальных и вирусных инфекций [7], однако вопрос резистентности микобактерий относительно данного дезсредства практически не изучен.

Цель работы. Изучить уровень резистентности атипичных микобактерий в сравнительном аспекте относительно бактерицидных свойств нового дезинфицирующего препарата «Экоцид С».

Материалы и методы исследований. В опытах был использован дезинфицирующий препарат «Экоцид С» производства КРКА (Словения), активнодействующим веществом которого является калия пероксомоно-сульфат. Препарат апробировали в концентрации 1%, 3%, 5% при экспозиции 1, 5, 24 часа относительно атипичных микобактерий M. kansasii, M. gordonae, M scrofulaceum, M. intracellulare, M. terrae, M. triviale, M. xenopi, которые имели характерные культуральные свойства.

Опыты были проведены согласно действующих методологий [8].

Результаты исследований. Результаты проведенных исследований представлены в таблице.

Резистентность микобактерий относительно препарата «Экоцид С»



п/п


Культура


Экспозиция,

час.


Концентрация

1%

3%

5%

1

M.

kansasii



1

5

24



+

+



+

+



+

+



2

M.

gordonae



1

5

24



+

+



+





3

M. scrofulaceum


1

5

24



+

+



+

+



+



4

M.

intracellulare




1

5

24



+

+

+



+

+



+

+



5

M.

terrae



1

5

24



+

+

+



+

+



+

+



6

M.

triviale



1

5

24



+

+



+

+





7

M.

xenopi



1

5

24



+

+



+

+



+



Примечание: «–» - отсутствие роста колоний микобактерий;

«+» - наличие роста колоний микобактерий.

При анализе результатов, представленных в таблице видно, что наибольшей резистентностью, в сравнении с другими микобактериями, относительно дезинфектанта «Экоцид С» обладают M. intracellulare и M. terrae.

Одинаковый уровень устойчивости установлен у культур M. scrofulaceum и M. xenopi. Наименее устойчивой выявились культуры M. triviale и M. gordonae.

Дезинфектант «Экоцид С» инактивирует M. intracellulare и M. terrae в концентрации 3 - 5% за 24 часа.

Культура микобактерий M. кansasii утрачивала жизнеспособность при действии препарата «Экоцид С» в концентрации 1 - 5% при экспозиции 24 часа, M. scrofulaceum и M. xenopi – в концентрации 1% за 24 часа и 5% при экспозиции 5 - 24 часа, M. triviale – в концентрации 1% при экспозиции 24 часа и при 5% за 1 - 24 часа.

Рост тест-культуры M. gordonae отсутствовал при действии препарата в концентрации 1% при экспозиции 24 часа, в концентрации 3% за 5 часов и при 5% за 1 - 24 часа.

Выводы:


1. Атипичные микобактерии, относящиеся к одной и той же группе по Раниону, имеют разный уровень резистентности к действию одного и того же дезинфектанта.

2. Наиболее устойчивыми культурами относительно бактерицидного действия препарата «Экоцид С» являются M. intracellulare и M. terrae.

3. Наименьшей устойчивостью к дезсредству «Экоцид С» обладают культуры атипичных микобактерий видов M. trivialе и M. gordonae.
Литература
Туберкулёз животных и меры борьбы с ним [Текст] / Под ред. Ю.Я. Кассича. – К.: Урожай, 1990. – 303 с.

Завгородний А.И. Виды микобактерий и их эпизоотологическое значение для крупного рогатого скота [Текст] / А.И. Завгородний // Вет. медицина: міжвід. темат. наук. зб. – Х., 2000. – Вип. 78, т. 1. – С. 108-113.

Красников Г. Патогенність атипових мікобактерій та мікобактеріози [Текст] / Г. Красников // Вет. медицина України. – 1997. – № 7. – С. 28-29.

Прокопьева Н.И. Изучение природы аллергических реакций у крупного рогатого скота благополучных по туберкулёзу стад [Текст] / Н.И. Прокопьева // Ветеринарная патология. – 2004. – № 1-2. – С. 134-136.

Мартма О.В. Современное состояние проблемы атипичных микобактерий в ветеринарии [Текст] / О.В. Мартма // Ветеринария. – 1982. – № 5. – С. 22-24.

Палій А.П. Застосування дезінфікуючих засобів при туберкульозі [Текст] / А.П. Палій // Проблеми зооінженерії та ветеринарної медицини: Зб. наук. праць ХДЗВА. – Х., 2009. – Вип. 19, ч. 2, т. 1.: Ветеринарні науки. – С. 133 – 138.

Пархоменко Н.А. Вивчення ефективності дезінфікуючого засобу «Екоцид С» в лабораторних умовах / Н.А. Пархоменко, В.А. Піотрович, В.С. Тиндик та ін. // Ветеринарна біотехнологія. Бюлетень. – 2008. – № 13. – С. 45-51.

Методичні рекомендації «Визначення бактерицидних властивостей дезінфікуючих засобів, проведення дезінфекції та контроль її якості при туберкульозі сільськогосподарських тварин [Текст] / А.І. Завгородній, Н.В. Калашник та інші // Затв. Держ. комітет. вет. мед. України 20.12.2007 р.

_____________________

УДК 619(091)(470.325)


СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЗЕМСКОЙ ВЕТЕРИНАРИИ

В ГРАЙВОРОНСКОМ УЕЗДЕ. ЧАСТЬ 2. 1897-1903 гг.


В.Н. Скворцов, Т.А. Скворцова, Т.В. Степанова

ВИЭВ, Белгородское отделение, г. Белгород, Россия



В.М. Чуйкова

БУКЭиП, г. Белгород, Россия


В 1897 году ветеринарный персонал в Грайворонском уезде состоял из одного ветеринарного врача от губернского земства, одного фельдшера от губернского земства и двух фельдшеров от уездного земства, один из них жил в Борисовке, другой - в Ракитном.

В уезде были зарегистрированы следующие инфекционные заболевания: печеночно-глистная болезнь овец, бешенство, сап, рожа свиней, септицемия, сибирская язва, чесотка и кровавая моча.

Печеночно-глистная болезнь овец была отмечена в д. Псковской и сл. Бобраве Ракитянской волости, в д. Санковой Дорогощанской волости, в Ивановской Лисице Лисичанской волости, в х. Высоком Бутовской волости. Всего в пяти пунктах из 2223 голов заболело и пало 322 овцы. Для прекращения болезни трупы зарывали на необходимую глубину, овцам внутрь назначали препараты железа с горькими травами и лизунцы соли, а население было ознакомлено с причиной возникновения болезни.

Бешенство наблюдалось у двух собак в г. Грайвороне и одной собаки в сл. Борисовке; во всех случаях были покусаны люди. Бешеные собаки были убиты, а укушенные люди отправлены в Харьковский Пастеровский институт для прививок.

Сап был обнаружен 12 марта у лошадей крестьянина Павла Давыденко из х. Ворожбитова Высоковской волости. На основании видимых наружных признаков носового сапа и исследования животных посредством маллеина и бактериологически, их трех имевшихся у него лошадей две были признаны сапными и убиты. У крестьянина сл. Подола Грайворонской волости Василия Пискуна 22 июня из девяти лошадей признаны сапными и убиты две лошади. Трупы убитых лошадей были зарыты с обожженными кожами, а места и вещи, бывшие в соприкосновении с больными лошадьми, тщательно продезинфицированы под наблюдением ветеринарного врача.

Рожа свиней регистрировалась в Красном Куткe Борисовской волости, в Ивановской Лисице Лисичанской волости, в селе Лукашовке Грайворонской волости. Всего в четырех пунктах из 662 свиней заболело 262, из них пало 117. Для прекращения и нераспространения болезни трупы павших свиней зарывали вместе с кожами, здоровых животных отделяли от больных, а также прекращали пастбищное содержание свиней на время эпизоотии.

Септицемия наблюдалась в дер. Борисполе Ракитянской волости, из 365 овец заболело и пало 38. Причиной появления болезни послужил загрязненный водопой, где крестьяне мочили коноплю. Со сменой мест водопоя животных болезнь быстро прекратилась.

Сибирская язва была зарегистрирована в сл. Новостроевке Грайворонской волости и в сл. Стрелецкой Лисичанской волости, в которых из 409 овец заболело и пало 58. Болезнь появлялась по той причине, что овец пасли на зараженных пастбищах. Для прекращения заболевания места выпаса животных поменяли. Трупы павших животных зарывали вместе с кожами на достаточную глубину.

Чесотка лошадей регистрировалась в с. Черкасском Бутовской волости и в с. Стригунах; всего переболело девять лошадей. Для прекращения болезни зараженные лошади были отделены от здоровых и лечились по указанию врача.

Кровавая моча рогатого скота была отмечена в имении Харитоненко при с. Ильке-Пеньковке Краснояружской волости и в с. Красном Кутке Борисовской волости; всего из 138 голов заболело 11, из них 3 пало.

Прививка против сибирской язвы лошадей и рогатого скота произведена в Сергиевской экономии графа Шереметева Краснояружской волости. 22 октября и 5 ноября были привиты 43 лошади и 124 головы рогатого скота, павших после вакцинации не было, опухоли появились только у четырех лошадей, которые выздоровели.

Разъезды врача и фельдшеров, а также медикаменты на лечение животных оплачивались из сумм уездного земства.

За отчетный период ветеринарным врачом и двумя фельдшерами было принято амбулаторно 553 головы рогатого скота (6 пало), 1824 лошади (2 пало) и 65 мелких животных.

По добровольному страхованию рогатого скота было застраховано: по специальной оценке - 38 племенных быков, 169 рабочих волов, 331 корова и 127 телят на сумму 23771 руб. (получено премии 950 руб. 84 коп.); по нормальной оценке - 2 племенных быка, 35 волов, 20 коров и 7 телят на сумму 1274 руб. (получено премии 50 руб. 96 коп).

На очередном уездном земском собрании 1897 года был заслушан доклад управы об улучшении свиноводства.

Для предупреждения рожи свиней существовало надежное средство – вакцинация животных, которая в больших размерах практиковалась в Курской губернии, в том числе и в Грайворонском уезде, с весьма благоприятными результатами. Уездная управа обратила внимание уездного собрания на улучшение свиноводства в уезде. Для повышения продуктивности простой измельчавшей крестьянской свиньи и для массовой вакцинации животных управа просила земское собрание ассигновать на первое время и внести в смету 1898 года 200 руб. на покупку годовалых племенных кабанчиков. Производителей предложено раздавать в крестьянские стада тех обществ, которые обязуются предоставить кабанам хорошее помещение и уход, а также изъявят желание сделать прививку против рожи всему стаду свиней. Способ и условия раздачи кабанчиков, а также выбор породы предоставить на обсуждение земской управы совместно с земским ветеринарным врачом и земским агрономом.

С 1 января по 1 сентября 1898 года по добровольному страхованию рогатого по специальной оценке застраховано 405 голов на сумму 10858 руб., получено премии 434 руб. 32 коп. За павший скот выдано вознаграждений на сумму 194 руб. 65 коп. Застрахованных животных по нормальной оценке не было. Как видно из вышеприведенных цифр, страхование рогатого скота значительно уменьшилось, по сравнению с прошлым годом. Причиной уменьшения страхователей являлось то, что губернское собрание прошлого года, принимая во внимание большой недостаток кормовых средств для скота и ежегодные убытки от страховой операции, значительно понизило страховую оценку скота. Так, например, скот землевладельцев оценивался не выше 30 руб. за рабочего вола и корову, а крестьянский и разночинцев не выше 20 руб.; по нормальной же оценке взрослый скот стоил не выше 8 рублей.

В 1899 году в уезде были зарегистрированы следующие инфекционные заболевания: бешенство, чесотка лошадей, рожа свиней и сибирская язва.

Ветеринарным врачом были произведены прививки против сибирской язвы. В имении Харченко при с. Лукашевке Грайворонской волости привито 25 лошадей и 61 голова рогатого скота, в Ракитянском имении княгини Юсуповой - 445 лошадей и 869 голов рогатого скота, в Краснояружском имении П.И. Харитоненко - 180 лошадей; после вакцинации пали две лошади. В упомянутых имениях прививки против сибирской язвы были вынужденными, вызваны появлением «натуральной сибирки». На основании опыта ветеринарный врач считал, что вакцинация являлась одним из лучших средств для прекращения эпизоотии.

Против рожи свиней прививки были проведены в Ситнянской экономии Харитоненко (71 голова), в xут. M.Г. Сеиды при селе Серетино (16), в имении Н.Н. Григоросуло (14), в Крюкове и Монастырской Готне (375), в дер. Васильевке в им. Давыдовых и М.Н. Григоросуло (69), в Краснояружском им. Харитоненко (199), в Ильковской колонии Харитоненко (62), в экономиях Ракитянского имения (151), в им. А.И. Шатохина (23), в Дубинской экономии Харитоненко и на Краснояружском свеклосахарном заводе (87 поросят). Всего в десяти пунктах было привито 1067 свиней и поросят от трех месяцев; после вакцинации пало 16 поросят и две свиньи.

За отчетный период ветеринарным врачом и двумя участковыми фельдшерами было принято амбулаторных 3238 больных животных, из них 2285 лошадей, 848 голов рогатого скота и 105 мелких животных.

В 1900 году в Грайворонском уезде работали: один ветеринарный врач, один фельдшер от губернского земства и два фельдшера от уездного земства, один из них имел самостоятельный фельдшерский пункт в с. Борисовке, а другой – в селе Ракитном. На разъезды ветеринара и ветеринарного фельдшера уездное земство израсходовало 400 руб., на наем двух фельдшеров с разъездами - 900 руб., на бесплатную выдачу медикаментов амбулаторным больным всех земских плательщиков - 200 рублей, этой суммы было недостаточно, так как число амбулаторных больных с каждым годом увеличивалось. Желательно было увеличить эту сумму до 300 руб., а на приобретение необходимых ветеринарных инструментов ассигновать 50 рублей.

Амбулаторный прием больных животных на пунктах в основном осуществляли ветеринарные фельдшеры, так как ветврач большую часть времени находился в командировках по уезду. Он проводил мероприятия по прекращению эпизоотий, производил вакцинацию животных, оказывал помощь больным животным, выезжал по частным вызовам к тяжело больным и в сельские общества, которые заявили о получении земских племенных быков. Надзор же за животными на ярмарках и за работой кожевенных заводов он не в состоянии был осуществлять, поэтому в уезд желательно было пригласить второго ветеринарного врача, который принес бы населению гораздо больше пользы, чем самостоятельные фельдшерские пункты, подрывающие доверие населения к ветеринарной помощи. Тем более в текущем году было очень трудно найти ветеринарных фельдшеров со школьным образованием, а доверять пункты ротным фельдшерам, без постоянного ветеринарного надзора, крайне нежелательно.

Приспособленных помещений для приема амбулаторных больных и лечебницы в уезде не было. Больных животных принимали во дворе ветеринара или фельдшеров, а нередко и на проезжей улице, что было антисанитарно. Все это говорило о том, что при амбулаторном пункте необходима лечебница, которая могла бы служить изоляционной камерой для больных заразными болезнями (сибирской язвой, сапом и чесоткой). Из-за отсутствия приспособленного помещения таких животных приходилось отправлять обратно, что способствовало распространению инфекции. Устройство лечебницы и наем конюха обошлись бы земству в 150-200 руб., но затем лечебница будет иметь свои средства на наем помещения, получая плату за каждое амбулаторное животное по 20 копеек. Корм для больных животных, которые будут оставлены в лечебнице, должны поставлять их владельцы, или же за это взимать плату по 30 коп. в сутки. Для лечебницы требовался сарай с приспособленными в нем четырьмя станками для заразных животных и 4 станка для хирургических и терапевтических больных.

Губернская управа, согласившись с заключением комиссии ветеринарных врачей о недостаточности ветеринарной организации при значительном усложнении обязанностей ветеринарных врачей, доложила об этом губернскому собранию 10 декабря 1899 года. Кроме борьбы с эпизоотиями (сапом, сибирской язвой, туберкулезом, рожей свиней и т.п.) врачи занимались вопросами добровольного страхования скота, так как были агентами земства. В уезде был только один ветеринарный врач, поэтому добросовестно все это выполнить невозможно. Кроме того, во многих уездах Курской губернии уже были устроены амбулаторные лечебницы для животных, это необходимо было сделать во всех уездах, так как население все чаще обращалось за ветеринарной помощью. Губернская управа высказала свое мнение о необходимости пригласить в каждый уезд еще по одному ветеринарному врачу. Исходя из практики, к ветеринарному врачу часто приводили домашних животных, больных заразными болезнями, но из-за отсутствия специального помещения для таких животных он был вынужден отправлять их обратно в деревню. Во избежание распространения инфекции губернская управа признала необходимым устройство в уездных городах помещений для заразных животных, хотя бы на 4-5 стойл, и просила уездные земства ассигновать единовременно по 300 руб. на эти цели.

Рассмотрев доклад управы, губернское собрание постановило: вопрос о приглашении второго ветеринарного врача в каждый уезд и вопрос об устройстве помещения в уездных городах для заразных животных передать на обсуждение уездных земских собраний.

Ветеринарный персонал в 1901 году состоял из одного ветеринарного врача, одного фельдшера от губернского земства и двух – от уездного земства на самостоятельных пунктах в сл. Борисовке и сл. Ракитной. Расход земства на ветеринарную часть составлял 1550 руб., из них на жалование двум фельдшерам с разъездами – 900 руб., на разъезды ветеринарного врача и фельдшера – 400 руб. и на медикаменты 250 рублей.

Из эпизоотических болезней домашних животных в отчетный период наблюдались: чесотка, сап, рожа и пневмоэнтерит свиней, сибирская язва, микотический гастроэнтерит и оспа овец.

В уездное земское собрание поступило прошение ветеринарного фельдшера Борисовского участка Федора Андреевича Рязанского о том, что он, находясь на службе в Грайворонском земстве с 1893 года, получал годовое жалование в размере 426 рублей. На эти средства он содержал свою семью, лошадь для разъездов по участку, а также нанимал квартиру с помещением для земского аптечного шкафа. Этой суммы не хватало на жизнь в течение года. Квартиры в наем в сл. Борисовке и отопление их стоили очень дорого, поэтому Ф.А. Рязанский просил земское собрание увеличить ему жалование на 100 руб. на наем и содержание квартиры.

В начале февраля 1902 года в Грайворонский уезд прибыл второй ветеринарный врач. Уезд был разделен на два ветеринарных участка. В состав первого участка входили: Грайворонская, Дорогощанская, Лисичанская, Вязовская и Краснояружская волости. Врач проживал в Грайвороне и при нем был на службе один ветеринарный фельдшер от губернского земства. В состав второго участка входили: Борисовская, Стригуновская, Высоковская, Крюковская, Бутовская и Ракитянская волости. Врач проживал в сл. Борисовке. На втором участке работали два ветеринарных фельдшера от уездного земства, один из которых находился в сл. Борисовке, второй – в сл. Ракитной.

По сведениям управы, в уезде в 1902 году находилось 45260 лошадей, 42000 голов крупного рогатого скота, 81500 овец и коз, 24000 свиней. По сведениям ветеринарного врача В.И. Понырко на втором участке имелось 13607 лошадей, 15118 голов крупного рогатого скота, 28520 овец и коз и 6395 свиней. На первом ветеринарном участке было 31653 лошади, 26882 головы рогатого скота, 52980 овец и коз и 17605 свиней, т.е. почти в три раза больше, чем на втором участке, хотя на первом участке работал только один ветеринарный фельдшер.

За отчетный период в уезде были зарегистрированы следующие эпизоотические болезни: бешенство, сибирская язва, рожа и чума свиней, мокнущий лишай, инфлюэнца, ящур, гнойный кератит рогатого скота.

На очередном земском собрании был заслушан доклад земских ветеринарных врачей первого и второго участков об устройстве ветеринарных амбулаторий-лечебниц.

В связи с усложнением обязанностей ветеринарных врачей и увеличением потребности в них со стороны населения, Курское губернское земство, согласно постановлению губернского собрания прошлого года, пригласило в текущем году еще по одному ветеринарному врачу в каждый уезд. Ветеринарный персонал должен был обратить особое внимание на лечение амбулаторных больных животных, увеличивающихся с каждым годом. Один ветеринарный врач не в состоянии был вести правильный амбулаторный прием и лечение больных, вследствие беспрерывных выездов для прекращения эпизоотий в уезде, на проведение вакцинации, а также по частным вызовам владельцев к больным животным. В силу этого обстоятельства, прием амбулаторных животных находился преимущественно в ведении ветеринарных фельдшеров. В то время Грайворонский уезд имел двух ветеринарных врачей от губернского земства.

Прием амбулаторных животных, который существовал в уезде до того времени, не мог достигать желаемой цели, так как приспособлений для приема больных и лечебницы не имелось, больных принимали во дворе, а иногда на улице, что было антисанитарно и весьма затруднительно для врача. Исходя из того, что больных нередко приводили к врачу из деревень, находящихся на расстоянии 15-30 верст от города, то можно сделать вывод, что ветеринарному врачу население уже доверяло, поэтому появилась необходимость в устройстве амбулаторной лечебницы, которые имелись во всех уездах Курской губернии, кроме Грайворонского и Обоянского.

На устройство ветеринарных лечебниц, при субсидии от губернского земства, со стороны уездного земства потребуется от 200 до 300 рублей на каждую амбулаторию. Средства на содержание обслуживающего персонала амбулаторий могли пополняться, если взимать плату с каждого амбулаторного животного за совет врача и выдачу медикаментов - по 15 копеек, за содержание больного животного в лечебнице на корме хозяина - 20 коп. и с кормом за счет лечебницы - 30 коп. в сутки. Такая плата была не обременительной для населения.

Ветеринарные врачи двух участков Грайворонского уезда просили собрание обратить внимание на улучшение ветеринарно-амбулаторного лечения животных.

Управа представила очередному земскому собранию доклад управы о периодических прибавках к жалованию ветеринарных врачей и фельдшеров. Грайворонская земская управа, принимая во внимание весьма сложную и разнообразную деятельность ветеринарных врачей и фельдшеров, пришла к заключению, что с целью удержания специалистов на своих местах и для поощрения их деятельности необходимо установить периодические прибавки к жалованию ветеринарных врачей и фельдшеров, состоящих на службе губернского и уездного земств. Основное жалование ветеринарного врача составляло 1200 руб., включая 100 руб. на выезды к мелким страхователям рогатого скота; после первых пяти лет службы прибавка к жалованию должна быть в размере 150 руб., после 10 лет службы еще 150 руб. и после 15 лет службы еще 300 руб., затем прибавки прекращались. Для ветеринарных фельдшеров основное жалование 300 руб. в год увеличивалось через 5 лет службы на 25 руб., через 10 лет еще на 25 руб. и через 15 лет службы - на 50 руб., пока сумма прибавок с жалованием не достигнет четырехсот рублей.

Уездная управа просила земское собрание ходатайствовать перед очередным губернским собранием об установлении упомянутых прибавок для ветеринарных врачей и фельдшеров, состоящих на службе губернского и уездного земств.

Ветеринарный врач А.Н. Гудков 24 сентября 1902 года подал прошение очередному земскому собранию о том, что он находится на службе земства уже 12 лет, все эти годы он работал с населением, приучая их к ветеринарной помощи, совершенно безвозмездно, не устанавливая определенных часов. Ветврач принимал больных животных амбулаторно при своей квартире, делал им операции. Там же было и помещение для земской ветеринарной аптеки. За свой счет он производил очистку двора, загрязненного больными и оперативными животными. Исходя из этого, А.Н. Гудков просил земское собрание о вознаграждении, хотя бы по 15 руб. за каждый прослуженный им год, так как в его прямые обязанности входил лишь прием амбулаторных больных и оказание ветеринарной помощи. Помещение для приема больных и ветеринарной аптеки, а также средства на очистку двора должны были предоставляться уездным земством.

В том же году уездная земская управа представила собранию правила борьбы против ящура, выработанные губернской управой.

Уездным земским собранием 1903 года был заслушан доклад управы об учреждении должности ветеринарного врача от уездного земства, вместо служащего от губернского и ненормальном отношении ветеринарного врача к уездной управе.

Председатель управы Н.Н. Григоросуло на заседании уездного собрания от 9 октября сего года указал на то, что ветеринарные врачи от губернского земства по инструкции обязаны выезжать по уезду только в случае эпизоотий, но их помощь необходима также и в случаях спорадических заболеваний. При отсутствии эпизоотий врач выезжать на место заболевания не обязан и делал это только из любезности. Н.Н. Григоросуло предложил изменить существующую инструкцию так, чтобы все поручения уездной управы были для врачей обязательными. Уездное собрание постановило: ходатайствовать перед губернским собранием о дополнении инструкции, чтобы ветеринарный врач исполнял все поручения управы, касающиеся борьбы с болезнями скота. В случае отказа, вынести на обсуждение вопрос об учреждении должности ветеринарного врача за уездный счет.

В свободное от эпизоотий и обязанностей по добровольному страхованию скота время ветеринарный врач обязан заниматься лечением животных; медикаменты, инструменты и перевязочные средства он должен получать от уездного земства.

Управа просила собрание, позволить ей самой выработать инструкцию для уездных ветеринарных врачей. Уездная управа желала создать новую должность, которая находилась бы в тесной связи с интересами уезда и приносила бы большую пользу, чем существовавшая до этого времени должность ветеринарного врача, зависящая от губернского земства. Это избавило бы ее от того положения, при котором всякое поручение управы выполнялось бы врачом как бы из одолжения, а не по обязанности. Да и понятно, почему врач будет тратить свое свободное время на исполнение поручений управы, если инструкция давала ему возможность широко толковать слова: «в свободное от занятий время». Управа не могла вести контроль свободного и занятого времени врача, неподведомственного ей лица. Она привела несколько фактов в подтверждение своих доводов.

С марта 1903 года на второй ветеринарный участок в сл. Борисовку был прислан ветеринарный врач. Отношения между управой и врачом были хорошими до тех пор, пока управа, на основании постановления уездного собрания, не потребовала от врача платы за квартиру, которую он занимал в земском доме. Ветеринарный врач, в свою очередь, сразу же стал предъявлять требование за требованием. Он утверждал, что квартира неудобна для проживания, так как в ней находится ветеринарная аптека или, что он не будет принимать больных животных во дворе, так как заплатил за квартиру, а, следовательно, и за двор и т.д. Затем врач обратился с жалобой к губернской управе. Уездной управе было поручено удовлетворить просьбу врача. Это решение дискредитировало управу в глазах служащего, и она предложила врачу найти такую квартиру, в которой имелись бы все удобства.

Подобный случай произошел с участием того же ветврача в конце декабря 1902 года, когда он подал в управу заявление об отпуске, его просьба была удовлетворена. Однако, вслед за этим, управой от него было получено уведомление, что в Орловской экономии графа Шереметьева у лошадей был обнаружен мыт, поэтому ветврач счел необходимым объявить карантин. Это обстоятельство вынудило управу отменить свое решение и данное ранее распоряжение об отпуске заменить отказом. Ветеринарный врач, имея успех в рассмотрении своих претензий в губернской управе, вновь обратился к ней, сообщив о желании воспользоваться отпуском, на что получил положительный ответ. Не сообщив об этом уездной управе, он уехал домой, оставив участок, в котором им же был введен карантин, на произвол судьбы.

Очередной факт произошел в сл. Борисовке, в управу поступило заявление члена управы Н.М. Чехова, основанное на жалобе скотопромышленников данной слободы, которые сообщали, что ветеринарный врач установил особую систему осмотра животных, предназначенных к убою. Эти животные могли быть забиты только с его согласия. После проведенного расследования оказалось, что вся процедура осмотра заключалась в том, что лицо, желающее убить для продажи животное, должно было являться на квартиру врача и уплачивать ему установленный им самим сбор, получив особую квитанцию без обозначения суммы сбора. Процедура осмотра мяса забитых животных происходила следующим образом: ранним утром врач приходил в лавки, забирал квитанции у тех, кто уплатил накануне ему деньги и проходил далее, не интересуясь тем, что лежит на столе - мясо или падаль. Если же за мясо не был уплачен сбор, то оно признавалось негодным к употреблению и уничтожалось, не зависимо какого качества было это мясо. Данное обстоятельство было тщательно расследовано, после чего врач был уволен и на его место назначен другой, с которым началась, в силу подчинения губернской управе, история подобного рода. Вновь прибывшему врачу, после соглашения с губернской управой, было предложено перейти на жительство в сл. Ракитное. Однако ветеринарный врач под разными предлогами отказывался туда переехать. Он сообщил губернской управе, что в слободе Ракитной нет достаточно комфортабельной и удобной для него квартиры. Губернская управа предложила найти квартиру для врача уездной управе самой, что унизительно для управы, так как это дело какого-нибудь курьера, но не ее.

Изложенные факты говорили сами за себя. По мнению управы, пока ветеринарные врачи будут служить от губернского земства, до тех пор не прекратятся случаи странного, двусмысленного и даже смешного положения управы в своих отношениях с ветеринарными врачами. В случае подчинения врача уездной управе, она могла бы к нему, как к своему служащему, применять те или иные меры (поощрения или наказания) и направлять его работу соответственно действительной нужде населения уезда. До тех пор, пока ветеринарный персонал будет находиться под опекой губернского земства, не прекратятся вышеизложенные случаи.

В заключение управа просила собрание учредить должность ветеринарного врача от уездного земства и ассигновать для этого необходимую сумму, а также уполномочить ее выработать для этого свою инструкцию.

На очередном собрании был заслушан доклад управы об учреждении третьего ветеринарно-фельдшерского пункта в с. Вязовом.

10 мая 1903 года в управу поступило прошение от окончившего курс ветеринарно-фельдшерской школы при Харьковском ветеринарном институте земского стипендиата Якова Солоденко о желании отслужить земству полученную им за годы учебы стипендию.

Управа, рассмотрев коллегиально 21 мая эту просьбу, постановила: открыть в с. Вязовом третий ветеринарно-фельдшерский пункт и направить туда Я. Солоденко фельдшером, назначив ему содержание 25 руб. в месяц.

Докладывая об этом, уездная управа просила собрание:

1) изъявить согласие на учреждение третьего ветеринарно-фельдшерского пункта в селе Вязовом, как особо нуждающемся в ветеринарной помощи, предоставив управе право дать фельдшеру бесплатное помещение при амбулатории;

2) ассигновать на содержание пункта и разъезды фельдшера - 450 руб., на медикаменты - 50 руб.;

3) утвердить расход управы в размере 184 рублей из статьи непредвиденных издержек на выдачу жалования Солоденко.

В заключение своего доклада управа сообщила, что приняла такое решение не только из желания придти на помощь своему стипендиату, находившемуся в тяжелом материальном положении, но, главным образом, на это повлиял непрекращающийся падеж свиней в с. Вязовом и его окрестностях. Необходимость открытия третьего ветеринарно-фельдшерского пункта ощущалась и ранее.

Очередное уездное собрание заслушало доклад управы о приспособлении квартиры бывшего земского фельдшера Галицкого в сл. Ракитной под квартиру для ветеринарного врача второго участка, а двора при ней - под ветеринарную амбулаторию. Согласно постановлению Курского губернского земского собрания 1901 года, губернская управа в начале 1902 г. пригласила в каждый уезд по второму ветеринарному врачу. До этого губернская управа обращалась в уездную с запросом о назначении пункта пребывания второго ветврача. Уездная управа, руководствуясь удаленным расположением северного района уезда (Ракитянская, Краснояружская, Вязовская, Бутовская волости) от Грайворона, указала пунктом второго участка слободу Ракитную. После прибытия туда врача выяснилось, что подходящего двора для приема амбулаторных больных животных при квартире врача или вблизи ее найти невозможно. Вследствие этого управой был определен временный пункт проживания второго ветеринарного врача в сл. Борисовке.

По мнению управы, постоянное место жительства ветеринарного врача должно быть в слободе Ракитной, в которой необходимо обустроить земскую квартиру для ветеринарного врача, а при ней двор для приема амбулаторных больных. Для этих целей можно было расширить и приспособить бывшую около больницы земскую квартиру фельдшера Галицкого и при ней двор, для чего требовалось внести в смету на 1904 год 1000 рублей.

Вопрос о постройке в Грайвороне ветеринарной лечебницы был отложен до более благоприятного времени, так как устройство второго ветеринарного пункта в слободе Ракитной было на то время важнее.

В 1903 году из повальных болезней домашних животных в уезде были зарегистрированы: сибирская язва (заболело и пало 11 голов), рожа (заболело 340 свиней, пало 243), контагиозный стоматит (58 лошадей, 102 овцы, пало 16 овец), оспа (865 овец, пало 130), бешенство (убита собака, покусавшая людей и одна корова).

В отчетный период ветеринарным врачом была произведена вакцинация против сибирской язвы. Наблюдения после вакцинации показали, что вынужденные предохранительные прививки против сибирской язвы являлись единственным верным средством для прекращения эпизоотии. Привитые животные не заражали непривитых, в холодное время года привитые животные легче переносили прививки и давали меньше осложнений.

Всего против рожи было привито 535 свиней, из них после первой вакцинации пало восемь голов.

За отчетный период двумя ветеринарными врачами и тремя фельдшерами было принято амбулаторно 4416 больных животных, из них 3140 лошадей, 1216 голов рогатого скота и 60 мелких животных.

В 1903 году в уезде имелось два ветеринарных пункта: первый - в Грайвороне и второй - в Борисовке. Так как Борисовский пункт временно был без врача, то все работы и выезды по прекращению эпизоотий были исполнены ветеринарным врачом первого участка.

На ветеринарную часть за год было израсходовано: 1) на разъезды двух ветеринарных врачей и фельдшера от губернского земства – 650 руб.; 2) на жалование и разъезды двух фельдшеров уездного земства – 975 руб.;3) на медикаменты, инструменты и амбулаторию – 850 руб.; всего потрачено 2475 рублей.

(продолжение следует)

_______________________

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   20


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница