Цена результата Норматив и качество образования



Скачать 76.49 Kb.
Дата26.06.2016
Размер76.49 Kb.

Цена результата

Норматив и качество образования




Марк АГРАНОВИЧ

Общепризнанным является тот факт, что необходим способ по возможности объективного расчета норматива расходов на образование. Мировая тенденция и складывающаяся в нашей стране практика указывают на целесообразность определения норматива в расчете на одного учащегося. Такой норматив обеспечивает возможность обоснованного бюджетного планирования на всех уровнях, т.е. возможность прозрачного расчета объема расходов на образование, сумм межбюджетных трансфертов, справедливого распределения средств между учебными заведениями

В странах Запада подушевое нормативное финансирование реализуется достаточно просто: сумма, которую муниципалитет выделяет на финансирование образования, делится на количество учащихся – получается норматив. По этому нормативу средства и распределяются между школами. Естественно, там есть и дополнительные фонды, которые идут сверх норматива. Например, в Англии из общего бюджета образования сразу выделяются 20-30%, которые идут дополнительно школам, работающим в сложной социальной обстановке, или по каким-либо иным причинам (например, большая доля детей, для которых английский не является родным языком) нуждающимся в дополнительном финансировании.

В России использовать западный подход пока довольно сложно. Если в Великобритании с ее устоявшейся системой за десятилетия эмпирически сложился уровень расходов на образование, школы существуют в примерно одинаковых условиях, их бюджет из года в год примерно одинаков, известны объемы дополнительного финансирования из других источников, то у нас налицо огромные различия между школами и в рамках одной территории, и в целом по стране.

Именно поэтому наша особенность – и проблема – заключается в том, что мы пытаемся норматив рассчитать. Мы его складываем из расходов, из затрат. Причем базой для всех расчетов является фонд оплаты труда, к которому по определенному соотношению добавляются накладные, или текущие, расходы. В таком “нормативе” нет коммунальных услуг, капремонта, инвестиций, то есть он охватывает чуть более половины фактических расходов школы.

Если попытаться расширить эту методику, включив в нее расчеты по коммунальным услугам и капремонту (это предлагают, в частности, специалисты из Академии администраторов образования), или пойти по пути поправочных коэффициентов, учитывающих особенности отдельных школ, как делают некоторые регионы, мы неизбежно столкнемся с другими проблемами. Во-первых, чем дробнее у нас смета, чем больше различных коэффициентов (аналитически, кстати, не рассчитываемых), чем подробнее мы начинаем считать, тем большая ошибка получается в итоге из наложения друг на друга мелких ошибок. Во-вторых, чем детальнее расчеты норматива, тем больше возможностей для чрезмерного регулирования и контроля жизни школы получают чиновники. В-третьих, любая система расчета финансирования, хотим мы того или нет, выполняет стимулирующую функцию, и как только мы завязываем все платежи на фонд заработной платы, мы очевидно стимулируем увеличение штата всеми правдами и неправдами… Едва только создается какая-то искусственная схема, грамотный руководитель начинает думать: как на этом можно сыграть?

Главный недостаток подобных методик расчета норматива заключается в том, что они никак не связаны с результатами работы школы. А значит, их введение в практику никак не отразится на повышении качества образования.

В рамках работы по проекту Всемирного банка по реформе бюджетной системы на региональном уровне мы предложили способ расчета норматива, основанный не на затратах образовательных учреждений, а на результатах их работы. Необходимо подчеркнуть, что этот подход может быть использован только при наличии независимой системы оценки качества, первым шагом к созданию которой послужил эксперимент по введению единого государственного экзамена (ЕГЭ).

Суть предложений заключается в следующем. Все школы региона разбиваются на группы в зависимости от численности учащихся. Определяется средний балл ЕГЭ по региону, средний балл по каждой группе, а также фактические расходы (в расчете на одного учащегося) в школах, обеспечивших достижение того или иного балла в каждой из этих групп. Данные, полученные нами в Чувашии, показали достаточно жесткую зависимость между результатами и затратами. Об этой же зависимости свидетельствует и международный опыт: аналогичные исследования проводились в нескольких штатах США.

Правда, здесь есть известное ограничение: такая зависимость однозначно прослеживается лишь в рамках одной образовательной системы. В России – это, вероятно, образовательная система региона. Уже межрегиональные сравнения, не говоря о международных, требуют определенных корректировок: имеет смысл сравнивать не абсолютные уровни расходов, а соотношение, динамику… Но в рамках одного региона зависимость между уровнями фактических затрат и результатами подтверждается экспериментально. А значит можно посчитать, сколько дополнительно денег нужно на желаемый уровень обучения по каждой группе школ, можно посчитать норматив на одного учащегося по каждому уровню обучения. Дальше возникает вопрос политической воли: сколько денег мы готовы дать образованию? Или, иначе говоря, какой средний балл, какой уровень подготовки учащихся мы готовы профинансировать? Эти же данные позволяют дать количественную оценку равенства доступа к образованию в границах той или иной территории.

После того, как определен норматив для каждой группы школ, они получают средства в соответствии с этими расчетами. То есть, школа получает столько средств, сколько в среднем надо подобным школам для обеспечения определенного результата. Если через год или через два выясняется, что какая-то школа по результатам сильно отличается в положительную или отрицательную сторону от того среднего балла, по которому было рассчитано финансирование – возникает поле для управленческого вмешательства, в первую очередь – для выяснения причин этого. Возможно, мы не учли дополнительных потребностей школы, связанных с ее индивидуальными особенностями: например, в ее районе более высокий уровень миграции населения и более высокая ротация контингента учащихся. Или здесь просто абсолютно некомпетентная администрация. Аналогично в случае отличий в положительную сторону: может быть, в школе используют какую-то новую педагогическую технологию – тогда этот опыт нужно обобщать и тиражировать. А может быть, здесь просто гениальный учитель математики…

Сразу необходимо оговориться. Меньше всего мне бы хотелось, чтобы предлагаемая нами схема финансирования по результату стала основанием для соревнования школ, развешивания медалей и вынесения выговоров. В первую очередь такая система – это предмет для управленческой деятельности, и лишь во вторую – для поощрений и наказаний. Здесь важно понять: почему результат этой школы именно такой – при равных условиях финансирования? Почему разброс среднего балла по школам в этом районе больше, чем в том? Разброс среднего балла – характеристика равенства доступа к образованию: чем он больше, тем выше различия в качестве образования в разных школах и тем ниже равенство в доступе. Понять причины и принять меры к их устранению – вот задача управленческой деятельности, а не наказание и поощрение.

И второй момент. Я хочу подчеркнуть: эта схема не предполагает, что школы с более высоким баллом получат больше, а с низким – меньше. Все получат столько, сколько надо в среднем для получения вот этого среднего балла, о котором мы заранее договорились. Например, какой-то регион принимает решение, что все школы должны иметь балл не ниже 3,8 и соответственно проводит расчет потребности в финансировании. Можно пойти и обратным путем: вот у меня есть столько денег, и я могу профинансировать только такой балл. Если кто-то за эти деньги смог добиться более высоких результатов, он получит премию, подарок школе, но больший норматив он не получит! Более того, скорее всего, дополнительное финансирование получит та школа, у которой балл будет ниже среднего – потому что выяснится, что там течет крыша, дети болеют чаще других, меньше посещают занятия…

Данная методика позволяет определить, сколько надо денег для поднятия уровня образования в каждой школе, то есть возможность реального сопоставления затрат на достижение этой цели разными путями: можно посчитать что эффективнее – просто увеличить финансирование или добиться повышения качества образования за счет укрупнения школ с расходами на ремонт дорог и запуск школьного автобуса?

Федеральный центр в своих расчетах, в том числе в рамках определения размеров финансовой помощи регионам, должен исходить из среднего балла по России. А сколько это будет стоить – каждый регион должен посчитать самостоятельно. Дальше возникает поле для переговоров между регионами и Минфином. Если какой-то субъект Федерации даже с учетом помощи из федерального бюджета не в состоянии вытянуть средний балл по деньгам – давайте смотреть, почему: или там нужны крупные вложения на реструктуризацию сети, на обновление коммуникаций (не секрет, что образовательные системы регионов вошли в новые экономические условия с разными стартовыми позициями), а может быть, значительные средства расходуются неэффективно – например, на сохранение любой ценой малокомплектных сельских школ или на содержание относительно большего числа преподавателей в ущерб приобретению оборудования… Тут уже возникает вопрос целевой помощи Центра – методической, финансовой, но целевой: мы должны понимать, на что тратим деньги.

Очевидно, что при определении среднего балла, который мы финансируем, изначально придется исходить из сложившегося уровня. Допустим, мы провели ЕГЭ в 70 регионах, получили некий средний балл по стране и говорим: господа, средний балл вот такой, давайте попробуем его обеспечить во всех школах. Дальше мы будем решать вопрос о том, устраивает нас этот уровень или не устраивает. Но хотя бы поднять всех до него! Вообще, наверное, стоит исходить из среднего балла не по пятибалльной, а по 100-балльной шкале – чтобы не соотносить эту цифру в массовом сознании с “тройкой” или “четверкой”.

Мы часто говорим про рыночные отношения в образовании, подразумевая под ними конкуренцию школ. На самом деле конкуренция – это не единственный и не главный признак рынка: и в рыночных экономиках существуют монополии. Основным отличием рынка от плановой экономики является то, что платят не за процесс, а за результат, не «осваивают средства», а покупают продукт. Пора от социальной демагогии о «приоритетности образования» перейти к разговору о результате и о том, сколько он стоит. А также о том, что такое равенство возможностей, равенство доступа к образованию. Потому что если я каждой школе даю равное количество денег – это отнюдь не означает справедливое распределение. Это значит, что я просто дал всем поровну. «Поровну» и «справедливо» в данном случае – это совершенно разные вещи!
Журнал «школьное обозрение» 4/02

Подписной индекс: в каталоге «Газеты и журналы» агентства «Роспечать» - 48891

____________________________

Марк Львович АГРАНОВИЧ, руководитель Центра мониторинга и статистики образования, заместитель директора Государственного научно-исследовательского института информационных технологий и телекоммуникаций “ИНФОРМИКА”, кандидат экономических наук


Это – пример. Такие расчеты делаются для каждой группы школ




На диаграмме представлены результаты ЕГЭ в школах двух однотипных районов Школы района В дали, в среднем, более высокие результаты, однако уровень образования учащегося, а значит в большой степени и его дальнейшая жизнь, определяется тем, где он проживает – какая школа находится в пределах транспортной доступности.



В
районе А результаты несколько ниже, но, вне зависимости от места жительства, всем учащимся предоставляются образовательные услуги примерно одинакового качества


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница