Человеческий капитал как показатель уровня общественного развития



Скачать 159.43 Kb.
Дата03.05.2016
Размер159.43 Kb.

Бондаренко Г.И. Человеческий капитал как показатель уровня общественного развития

Человеческий капитал как показатель уровня общественного развития.

Г.И. Бондаренко




Майкопский государственный технологический институт

ул. Первомайская, 191, 358000, Майкоп, Россия



Рабочая сила, как считают экономисты-теоретики, является главным движущим фактором процесса производства, а общественное воспроизводство в широком, народнохозяйственном аспекте есть возобновление производства товаров и воспроизводства самой рабочей силы. А.Смит писал, что «увеличение производительности полезного труда зависит прежде всего от повышения ловкости и умения рабочего, а затем от улучшения машин и инструментов, с помощью которых он работал»[12,с.208,235.]. К. Маркс рассматривал производство человека - потребительное производство - как второй вид общественного производства [8,с.27.].

В условиях научно - технической революции образовался дефицит высококвалифицированных кадров, и в 50-е годы центр тяжести исследований сместился с процессов использования имеющейся рабочей силы на процессы создания качественно новой рабочей силы. Структурные изменения в совокупной рабочей силе, интерес к факторам экономического роста и экономической динамике явились причинами возникновения и развития теории человеческого капитала.



Человеческий капитал, как определяют его большинство западных экономистов, состоит из приобретенных знаний, навыков, мотиваций и энергии, которыми наделены человеческие существа и которые могут использоваться в течение определенного периода времени в целях производства товаров и услуг. «Он есть форма капитала, потому что является источником будущих заработков, или будущего удовлетворения, или того и другого вместе. Он человеческий, потому что является составной частью человека» [8,с.18.].

Экономический подход к определению человеческого капитала был недостаточен, т. к. не рассматривал самый главный аспект деятельности - отношение человека к труду, его нравственное и духовное здоровье, творческий потенциал и т. п. Впервые на это обратил внимание М. Вебер в работе «Протестантская этика и дух капитализма», где он проанализировал взаимодействие экономических условий, социальных факторов, религиозных убеждений и отметил, что радикальное различие между традиционным и современным капитализмом не в технике, а в человеческих ресурсах, точнее в отношении человека к труду [7].

Проводя морфологический разбор слова «призвание» в немецком и английском языках М. Вебер приходит к выводу, что выполнение долга в рамках мирской профессии рассматривается как наивысшая нравственная задача человека. Обязанность становится его призванием. Чтобы почувствовать себя избранным Богом, необходимо, во-первых, тщательно исполнять свой профессиональный долг, а во - вторых, избегать наслаждений.

Исходя из вышесказанного, следует выделить категории культурного, интеллектуального и социального капитала, которые базируются на разделении сфер интеллектуальной жизни: науки, искусства, религии, образования [13] и совокупности потенциалов личности: гносеологического (познавательного), созидательного (творческого), аксиологического (ценностно - ориентационного), коммуникативного и эстетического, - а также трех исполняемых человеком основных социальных ролей: трудовой, семейной, досуговой [6].



Категория культурного капитала в рамках социологической науки обозначает совокупность интеллектуальных способностей, образованности, умений, навыков, моральных качеств, квалификационной подготовки индивида или индивидов, которые используются в процессе осуществления социальной деятельности и при этом узаконивают обладание статусом и властью.

Культурный человеческий капитал - это языковая и культурная компетенция человека, богатство в форме знания или идей, которые легитимируют статусы и власть, поддерживают установленный социальный порядок, существующую в обществе иерархию[16]. Культурный капитал индивида характеризуется следующими показателями: интеллектуальная культура (интеллектуальный капитал), образовательная культура (образовательный капитал), морально-нравственная культура (морально-нравственный капитал), символическая культура (символический капитал), социальная культура (социальный капитал).

Интеллектуальный человеческий капитал - это совокупность врожденного и развившегося интеллектуального богатства человека в форме его интеллектуальной культуры. Образовательный капитал - это совокупное образовательное богатство человека в форме его образовательной культуры (личная собственность обладателей дипломов и ученых степеней [17]). Морально-нравственный капитал - это совокупность нравственных качеств человека. Социальный капитал представляет собой «ресурсы социальных отношений и сетей отношений, облегчающих действия индивидов за счет формирования (взаимного) доверия, определения (взаимных) обязанностей и ожиданий, формулирования и внедрения (социальных) норм, создания ассоциаций» [18,с.306-307.]. Социальный капитал «передается через такие культурные каналы, как религия, традиция и историческая привычка» [19,с.26.]. Символический капитал - это средство выражения и господства через формирование общественной поддержки «официальной версии» мира, стабилизирующей и укрепляющей капитал общественного слоя, находящегося у власти [14,с.183.]. Символический капитал конвертирует в себе все легитимные формы функционирующего в обществе капитала [15,с.3.].

Общественный культурный человеческий капитал представляет собой общественный человеческий фактор развития, функционирование которою расширяется до общественно значимого уровня. Он отражает интеграцию и кооперацию культурных качеств и способностей работников систем материальной и нематериальной сфер, наличие постоянных информационных, научных, образовательных, технологических потоков в структурах общественного воспроизводства. Индивидуальный культурный человеческий капитал при этом проявляется как деятельная реализация культуры индивида, превращение реконверсии качественных характеристик, носителем которых он является, в основополагающий фактор доступа к обладанию социальным профессиональным статусом, экономической властью, доходами.

Культурные характеристики индивида имеют расширительно-ценностную оценку [14,с.183.]: социальную - качественные и количественные характеристики знаний, умений, квалификации, морально-нравственные качества, способности, образ и стиль жизни, имидж, социальные связи индивида; экономическую - совокупность затрат, связанных с развитием культурных характеристик индивида. Сами по себе культурные ценности, воплощенные в сознании людей, как и сама культура (совокупность устойчивых форм социального взаимодействия) не представляют собой человеческий капитал. Они являют собой лишь потенциальную форму проявления человеческого капитала. Использование человеком своего культурного потенциала в процессе социального действия (то есть такого действия, «которое по предполагаемому действующим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действием других людей и ориентируется на него» [15,с.3.]) еще не реализует его в качестве человеческого капитала. Данное превращение может быть осуществлено только в результате социальною действия, позволяющего индивиду стать субъектом труда и занять соответствующую своему культурному уровню профессиональную нишу, позволяющую получить не только профессиональный статус, но и доступ к дополнительным доходам, превышающим затраты, связанные с простым воспроизводством работника и его семьи.

Только при определенных условиях деятельного использования культурные ценности, воплощенные в человеке, изменяют его профессиональный статус, превращаются в культурный капитал. Проявления человеческих свойств в форме культурного капитала осуществляются в рамках всей совокупности социальных отношений общественного воспроизводства через систему рационального социального действия человека, то есть, говоря словами М. Вебера, доступного пониманию социального действия [2,с.604.]. Профессиональное действие включает в себя профессиональное поведение, ориентированное на достижение профессиональных целей, задач или какого-то предвиденного положения; «оно имеет место в ситуациях, оно нормативно регулируется, оно включает затрату энергии или усилий» [21,с.140.], превращает потенциальные возможности работника в реально используемый человеческий капитал. Поэтому именно профессиональная деятельность реализует потенциальный человеческий капитал и предопределяет социальное положение индивида.

Исходя из вышеизложенного, можно утверждать, что образовательный человеческий капитал отражает процессы трансформации образовательного и профессионального пространства работника.

Общественное накопление человеческого капитала связано с профессиональной мобильностью индивида, которая приводит к реальному изменению профессиональной дифференциации общества. Представители того или иного уровня культурного человеческого капитала потенциально способны и, как правило, выполняют различный по сложности профессиональный труд с различной трудовой результативностью. Они являются собственниками различных уровней потенциального биологического, образовательного, интеллектуального, социального человеческого капитала, а значит, владеют различным уровнем здоровья, объемом общих и специальных знаний, моральных качеств, трудовых умений и навыков, врожденных способностей, творческих навыков, работоспособности, социального имиджа и связей, то есть различного совокупного культурного потенциала. Последний представляет собой важнейший фактор при получении индивидом социального профессионального статуса, карьерного роста и перехода из одной структурной общественной группы в другую, изменяющего уровень доступа к власти и экономическим ресурсам.

Таким образом, в современных условиях важнейшим критерием формирования структурных элементов общества становится собственность индивида на человеческий капитал - важнейший ресурс, дающий человеку неравную возможность доступа и участия в профессиональной трудовой деятельности, неравный вклад в совместные трудовые действия, неравную результативность трудовых действий, неравные экономические результаты труда, и как итог - неравные доходы и доступ к материальной собственности и потреблению.

В этой связи важно отметить, что воспроизводство социального неравенства и воспроизводство человеческого капитала выступают стратегически однородными процессами, осуществляющимися в структуре нематериального производства общества. Можно говорить о том, что система образовательного целевого развития человека является в то же время системой расширенного воспроизводства культурного человеческого капитала, определяющая структурно изменяющийся процесс воспроизводства социального неравенства в обществе. Социальная структура современного российского общества, как отмечает З.Т.Голенкова, характеризуется крайней неустойчивостью как на уровне процессов происходящих в социальных группах и между ними, так и на уровне сознания личностью своего места в системе общественной иерархи [5,с.12.]. И осложняется тем, что расширился круг критериев социальной диффенциации: собственность, власть, деньги, занятость в отдельных секторах и отраслях экономики и т. д. [4,с.75.].

Стратификации общества по критерию реально задействованного человеческого капитала имеет не только социальный и экономический аспекты, но и идеологический.



Социальная определенность заключается в дифференциации общества по критерию профессиональной групповой принадлежности индивидов с учетом уровня задействованности их потенциального человеческого капитала.

Экономическая определенность отражает экономическую результативность накопления потенциального человеческого капитала в системе общественного воспроизводства, размеры получаемых доходов и достигнутый уровень жизни, масштабы накопленной личной собственности и производственного капитала [9].

Идеологическая определенность является существенным фактором социальных изменений. Идеологические доктрины, идеалы и т.д. явились той программой действий, тем непосредственным импульсом, которым руководствовались политические партии и общественные движения, осуществляющие радикальные преобразования во всех сферах жизнедеятельности общества.

Кроме того, следует отметить, что жизнеспособность человеческого капитала, определяясь, главным образом, через интеллектуальные, нравственные и духовные (т. е. идеальные) особенности, имеет и чисто материальные проявления, которые поддаются исследованию и чисто количественному анализу. Так, количественная оценка устойчивости сложных систем обеспечивается набором механизмов, в общем виде охватывающих экстенсивные (запас свободной энергии), интенсивные (производительность) и структурно - информационные (гармоничность) характеристики системы.

Таким образом, для характеристики социально - экономических факторов, определяющих эффективность воспроизводства и развития человеческого капитала, следует выбрать: экстенсивный – продолжительность жизни; интенсивные - экономическая активность, трудовой и научный потенциал населения; структурно - информационные - половозрастная структура населения, структура расселения людей по типам населенных пунктов.

Эксперты Организации Объединенных Наций предпочитают оценивать уровень человеческого развития, достигнутый в различных странах, с помощью специального индекса человеческого развития (ИЧР). Этот индекс отражает достижения каждой данной страны в обеспечении трех важнейших аспектов человеческого благополучия: 1) здоровья и долголетия, измеряемых ожидаемой продолжительностью жизни; 2) образования, измеряемого комбинацией двух показателей - грамотности взрослого населения и охвата населения тремя ступенями образования (начальным, средним и высшим); 3) материального уровня жизни, измеряемого величиной реального ВВП на душу населения. Достижения в каждой из этих трех областей сначала оцениваются в процентах от некой идеальной, ни одной стране еще не достигнутой ситуации: 1) ожидаемой продолжительности жизни, равной 85 годам; 2) грамотности и охвата населения образованием всех трех ступеней на уровне 100%; 3) реального ВВП на душу населения на уровне 40000 долл. Затем вычисляется среднее значение этих трех индексов.

Таким образом, уровень развития человеческого капитала означает не только уровень жизни общества, но и его цивилизованность. Так, в современных документах ООН акцент делается на так называемом развитии человеческого потенциала, или человеческом развитии, достижение которого оценивается не только по показателям доходов населения, но и по таким факторам, как ожидаемая продолжительность жизни, процент грамотности среди взрослого населения и уровень доступности образования. В широком смысле слова в понятие "человеческое развитие" включаются все аспекты развития личности человека - от состояния его здоровья до степени его, экономической и политической свободы. Как отмечено в "Докладе о человеческом развитии-1996" (Программа развития ООН), человеческое развитие является целью, а экономический рост - лишь средством к ее достижению.

По опыту таких богатых на сегодня стран, как Япония или Гонконг (Китай), известно, что относительно высокий уровень экономического развития этих стран позволяет им гораздо эффективнее использовать те ограниченные природные ресурсы, которые исторически оказались в их распоряжении. Именно эффективность использования производственных ресурсов и считается сегодня действительным критерием уровня экономического развития разных стран.

Человеческий капитал создается и наращивается, главным образом, посредством образования и обучения, благодаря чему повышается экономическая производительность человека, т. е. он может больше зарабатывать. Правительства, индивидуальные работники и их работодатели "инвестируют" средства в человеческий капитал, выделяя деньги и время на образование и профессиональное обучение (на накопление знаний и навыков). Такие инвестиции в человеческий капитал, подобно другим видам инвестиции, требуют определенных жертв, и люди готовы поступаться чем-то, если они рассчитывают в будущем получить вознаграждение в виде более высокого дохода. Правительства тратят государственные средства на образование, поскольку они уверены: хорошо образованное население поможет ускорить развитие страны. Работодатели согласны платить за обучение своих работников, поскольку они ожидают, что их расходы окупятся, и они получат дополнительную прибыль благодаря более высокой производительности работников, А сами люди часто готовы тратить не только время, но и деньги, чтобы получить образование, так как в большинстве стран более образованные, обладающие лучшими навыками работники способны заработать больше. Как правило, они могут производить больше продукции или продукцию, обладающую более высокой рыночной ценностью, а их работодатели признают этот факт, платя им более высокую заработную плату.

Экстенсивным показателем устойчивости системы обычно является показатель, характеризующий запас имеющейся в ней свободной энергии, т.е. продолжительность жизни, т.к. сохранение и расширенное воспроизводство материальных и духовных ценностей осуществляется отдельными ее членами. Соответственно, чем дольше существует каждый элемент общественной системы, тем большую полезную работу он в принципе может выполнить. Причем, его ценность как хранителя и передатчика традиций и знаний с возрастом не снижается, а растет. Следовательно, энергетический потенциал социума вполне адекватно можно оценить показателем продолжительности жизни.

Продолжительность жизни мужчин в России в 1995 г. удивительно низка, а отставание от аналогичного показателя для женщин - самое большое в мире (14 лет). Такое положение объясняется, главным образом, резким снижением продолжительности жизни мужчин - с 64 лет в 1990 г. до 58 в 1994 г. За четыре года смертность среди российских мужчин в возрасте от 25 до 54 лет выросла почти на 50%.

Перед страной стоит проблема старения населения - увеличения доли престарелых, неработающих граждан как за счет увеличения продолжительности жизни, так и за счет снижения рождаемости. В России в 1996 г. доля населения в возрасте 60 и более лет составила около 17% (согласно прогнозам, к 2010 г. она увеличится до 18%), а коэффициент демографической нагрузки соответствовал среднему уровню для стран с высоким доходом. В некоторых странах с высоким доходом, таких как Бельгия, Германия, Греция, Италия, Япония и Швеция, доля престарелых в населении уже достигла или превысила 21%. В 1996 г. лица в возрасте 60 и более лет составляли в среднем 18% населения этих стран, а к 2010 г. их доля, согласно прогнозам, должна увеличиться до 22%.

Проблема в том, что старение населения приводит к усилению нагрузки на системы пенсионного и социального обеспечения, здравоохранения. По мере того, как продолжительность жизни в развивающихся странах будет увеличиваться, им также придется столкнуться с проблемой старения населения. Ожидается, что для них проблема старения населения окажется еще более острой не только из-за нехватки финансовых средств, но и потому, что: 1) темпы роста продолжительности жизни, а значит, и старения населения, в них гораздо выше; 2) в них будет наблюдаться сравнительно высокий коэффициент демографической нагрузки за счет как детей, так и престарелых.

Говоря об интенсивных факторах воспроизводства человеческого капитала, т. е. экономическом ресурсе общества, следует отметить, что более высокий уровень дохода (ВНП или ВВП) на душу населения в той или иной стране совсем не обязательно означает, что большинство населения этой страны действительно живет относительно благополучнее. В России существующую экономическую нестабильность можно изучить, исходя из анализа величины отклонений показателей средней заработной платы и отношения доходов к прожиточному минимуму. Так, максимальной нестабильностью экономических условий жизни населения отмечалась Москва (5 - 6%), юго-западная часть Европейской России, в т. ч. Черноземье (10 - 13%), Кавказ (13- 16% )[1]. При сопоставлении динамики доходов с динамикой структуры потребления отмечено, что в период с 1992 по 1995 гг. при незначительном росте реальных доходов на один рубль потребление продуктов первой необходимости (включая производство продовольствия в личных хозяйствах), население стало приобретать товаров длительного пользования и откладывать в сбережения больше, чем позволяют все учтенные доходы. Располагаемые денежные доходы на душу населения (в ценах на 1999г) составляли: 1991 - 1.500; 1992 - 700-800; 1993 - 900; 1994 -1000; 1995 - 800-900; 1996 - 800-900 [10]. Если по официальной статистике отношение доходов к прожиточному минимум возросло за этот период в 1,2 раза, то структура расходов дает увеличение этого показателя в среднем по стране в 2, 7 раза [11].

Таким образом, в условиях резкого падения уровня жизни, население, адаптируясь к тяжелым условиям, изыскивает возможности получения не менее 35 - 50 % доходов за счет официально не учитываемых источников.

Такое положение имеет не только позитивную сторону - формирование нового менталитета человека, более приспособленного к самостоятельному поиску способов существования без оглядки на «заботу государства», но и негативную - вовлечение широких слоев населения в сферу криминальных отклонений, ухудшение нравственного состояния и показателей здоровья. Нервное напряжение, которое сопровождает как поиск дополнительных источников заработка, так и их укрытие от налоговых органов, отчетливо проявляется в частоте смертности от группы «стрессовых» болезней (инфаркты, язва желудка и т. п.).

Структурно - информационные факторы проявляются, прежде всего, в процессах формирования интегральной социокультурной среды как отдельного индивида, так и общества в целом. Социальные объекты являются таковыми исключительно в силу их нормативности. Область всех норм определяет сферу культуры, а множество всех социальных объектов — сферу социума. Эти сферы — культуры и социума — находятся в отношениях нормирования и реализации.

В настоящее время в российском социальном пространстве преобладают интенсивные дезинтеграционные процессы: размытость идентичностей и социальных статусов [3,с.24.], распад общих социальных ценностей, общей социальной организации, институтов, норм и чувства общих интересов [3,с.23.].

Таким образом, наиболее значимыми факторами воспроизводства человеческого капитала следует считать интенсивные, экстенсивные, структурно информационные характеристики социокультурной среды как на микроуровне, так и на макроуровне. Они-то и определяют экономические отношения, социокультурные особенности общества, в том числе, политические и идеологические отношения как компонент общих социальных условий. Последнее же определяет общественное накопление человеческого капитала. Причем специфическое социальное положение индивидов, т. е. принадлежность к определенной социальной группе, слою, место в системе социальных позиций, определяет возможность индивида обрести знания, навыки и умения, позволяющие, в свою очередь, претендовать на восходящую мобильность.


Литература





  1. Атлас. Окружающая среда и здоровье населения России. – М., ПАИМС, 1995.

  2. Вебер М. Основные социологические понятия // Вебер М. Избранные произведения. - М., Просвещение, 1990.

  3. Голенкова З.Т., Игитханян Е.Д. Безработные: особенности российского бытия. Социологические исследования. 2001. - №5.

  4. Голенкова З.Т., Игитханян Е.Д. Процессы интеграции и дезинтеграции в социальной структуре российского общества // Социологические исследования. 1999. №9.

  5. Голенкова З.Т., Игитханян Е.Д., Казаринова И.В. Маргинальный слой: феномен социальной самоидентификации // Социологические исследования. 1996. №8,

  6. Каган М. С. Человеческая деятельность: опыт системного исследования. - М., 1974; Человек в мире художественной культуре: (Приобщение к искусству: процесс и управление). - М., 1982.

  7. М.Вебер «Избранные произведения». - М.: Просвящение, 1990.

  8. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т., 46, ч.1,

  9. Парсонс Т. Система современных обществ. - М., 1997.

  10. Радузов А.А. Измерение бедности (зарубежный опыт). Проблемы прогнозирования. №5-6, 1996.

  11. Расходы на приобретение товаров в общем объеме денежных расходов населения в 1992-1995 гг.-Гостат РФ. - М., ПАМС. 1995.

  12. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. - М.: Соцэкгиз, 1956.

  13. Шемякин Я. Европа и Латинская Америка. Взаимодействие цивилизаций в контексте всемирной истории. - М., 2001.

  14. Bourdieu P. Outline of a Theory of Practice. - Cambridge: Cambridge University Press. 1977.

  15. Bourdieu P. What Makes a Social Class? On the Theoretical and Practical Existence of Groups // Berkeley Journal of Sociology. 1987. Vol. 32.

  16. Bourdieu P., Passeron J. – C. Reproduction in Education: Society and Cuiture. - L., 1977

  17. Bourdieu Р. The Education System and the Economy: Titles and Jobs // French Sociology: Rupture and Renewal since 1968. - N. Y., 1981.

  18. Coleman J. Foundation of Social Theory. - Cambridge. MA: The Belknap Press of Harvard University Press, 1190.

  19. Fukuyama F. Trust: The Social Virtues and the Creation of Prosperity, - N.Y.: The Free Press, 1995.

  20. Rokeach M. The Nature of Human Values. - N.Y., 1973.

  21. Weber M. Economy and Society: An Outline of Interpretive Sociology. - Berkeley: University California Press, 1978. Vol. 1.


HUMAN CAPITAL AS AN INDICATOR OF SOCIAL

DEVELOPMENT LEVEL

G.I. Bondarenko



State Technological Institute of Maykop

Pervomayskay str., 191, 358000, Maykop, Russia



The notion of “human capital” analyzed in the article is defined as knowledge, skills and motivations possessed by human beings that can be employed over a certain period of time to produce goods and services. The author offers broadening of this notion by taking into account the worker’s attitude to labour as well as his moral and mental health. Hence “human capital” can serve as an indicator of social development.


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница