Четвертая Теории социального действия



страница1/4
Дата30.04.2016
Размер0.6 Mb.
  1   2   3   4
Глава четвертая

Теории социального действия
1. Формирование концепции социального действия

Концепция социального действия   одно из важных направлений буржуазной теоретической социологии. Ее сторонники считают, что она дает возможность понять самые разнообразные социальные явления «от элементарных процессов научения ребенка до процессов исторического изменения в наиболее сложных обществах»1. Уже одно это утверждение свидетельствует, что данное течение буржуазной социологии претендует на роль универсальной общей теории, объясняющей все общественные явления.

Теория социального действия вырастает из поисков специфически социального фактора, позволяющего объяснить всю совокупность связей и отношений, в которые вступают люди в обществе, из акта их взаимного сознательного отношения друг к другу. Эта концепция отличается разработанным понятийным аппаратом, который своими корнями уходит в классическую буржуазную философию. Свой вклад в формирование и развитие концептуальной схемы социального действия внесли такие видные буржуазные ученые, как Г. Беккер, М. Вебер, Л. фон Визе, Ф. Знанецкий, Р. Макайвер, Д. Мид, Т. Парсонс, А. Шюц и др.

У истоков теории социального действия выделяется фигура М. Вебера. Именно в его работах было обращено внимание на различие понятий «поведение», «действие» и «социальное действие». Согласно Веберу, «действие охватывает все человеческое поведение, когда и поскольку действующий индивид полагает в нем субъективный смысл»2. Иначе говоря, действие   один из



157

случаев поведения. Наличие субъективного смысла рассматривается как признак, указывающий на действие, выделяющий его из всей массы поведения в целом. Действие и социальное действие различаются по их направленности. В социальном действии всегда предполагается отношение «индивид   индивид». «Социальным является такое действие, которое в соответствии со своим субъективным смыслом включает в действующее лицо установки на то, как будут действовать другие, и ориентирует себя в их направлении»3. Поэтому не каждый тип действия социален. Так, например, неожиданное столкновение велосипедистов, если не было попытки избежать его, приравнивается к природному событию, тогда как попытка избежать столкновения понимается как социальное действие. Действие, направленное на неодушевленные объекты, не социально, так же как и действие, обусловленное влиянием толпы. Вебер утверждает, что массовое поведение, «психология толпы», изучение которой было популярно на рубеже веков, представляет собой специальную область исследования и не может рассматриваться с точки зрения социального действия.

Таким образом, социальное действие вычленяется Вебером по двум признакам: субъективному смыслу, относящему его к сфере действия вообще, и направленности на другого индивида, делающей действие социальным. Важно отметить, что для Вебера граница между действием и поведением гораздо существеннее, чем между действием и социальным действием. Поведение очень часто неосмысленно и безлично. Действие же всегда личностно и осмысленно. Поведение не может быть объектом социологического исследования, тогда как действие, особенно социальное,   это специфический объект исследования социологии. Несмысловые процессы и явления рассматриваются Вебером в качестве побочного результата человеческого действия, факторов, способствующих или препятствующих его осуществлению. Специфика социологического познания определяется связанностью действия с тем, что представляется действующему лицу «целью» или «средством» действия. Все иррациональные, психические и другие, обусловленные аффектами влияния на действие, истолковываются как различные типы отклонения от некоторого, конструируемого чисто рационально действия.

Для буржуазных социологов основная теоретическая трудность, возникающая при анализе социального действия, связана с пониманием места и роли индивида в системе действия. Объясняется это тем, что при переходе к обществу, понимаемому как



158
взаимодействие индивидов и групп, открывается возможность двигаться двумя путями   от общества через взаимодействие к индивиду или от индивида через взаимодействие к обществу. И в том и в другом случае предполагается рассмотрение специфики как общества, так и индивида в качестве систем действия (взаимодействия). Изменяются только аспекты и отправные точки анализа. На первый взгляд совсем немного, но в дальнейшем из этого вырастают разные теоретические концепции. По этому основанию сторонников социального действия можно разделить на две группы: одни из них идут от общества через взаимодействие к индивиду, другие   от индивида через взаимодействие к обществу.

Первые стремятся к анализу действия в терминах, заимствованных из других наук. В конечном счете такая интерпретация социального действия или биологизирует его (и тогда оно анализируется в терминах «организм   среда»), или психологизирует (и тогда оно описывается в терминах «стимул   реакция»). Все признания своеобразия действия в данном случае не идут дальше слов. Подгоняемое под выработанные в других науках формулы, оно не может не потерять своей специфики. В качестве примера здесь можно указать на концептуальные схемы Д. Мида, Р. Макайвера и др.

Представители второго направления стремятся подчеркнуть специфику социального действия, а поскольку они считают, что существующая наука не имеет средств и процедур для анализа такого рода объектов, постольку провозглашается задача коренной перестройки социальной науки с тем, чтобы она могла «схватить» эту специфику. Наиболее видной фигурой здесь, несомненно, является М. Вебер. К этому же направлению примыкают исследователи, которые, признавая специфику действия, тем не менее, отвергают крайности веберовского субъективизма. Таким путем идут Т. Парсонс, Ф. Знанецкий, Г. Беккер и др.

Учитывая претензии парсонсовской концепции на роль общеметодологической основы социальных наук, анализ второго направления теории социального действия представляется наиболее актуальным. Исследование взглядов Вебера, Знанецкого и Парсонса, которые пытались определить социальное действие через связь между этой категорией и определением предмета социологии, позволит раскрыть черты буржуазной социологии в их специфическом преломлении применительно к теории социального действия. Поэтому ниже наряду с сравнительным анализом основных положений концепций социального действия трех указанных буржуазных исследователей основное внимание будет уделено анализу и критике идей и построений Т. Парсонса,



159
концепция которого представляет собой наиболее развитую форму буржуазного теоретического мышления.

Сравнение теорий М. Вебера, Ф. Знанецкого и Т. Парсонса позволяет увидеть, что, несмотря на некоторые различия, они имеют много общих черт. Вебер обратился к социальному действию в поисках выхода из тупика, в который зашли различные факторные теории, объясняющие процессы, происходящие в обществе. У Знанецкого интерес к социальному действию вырастал из изучения проблем культуры. Парсонс же пришел к идее социального действия в процессе построения «общесоциологической теории», которая позднее стала пониматься им как теория социальных систем. Все трое вкладывают почти одинаковое (хотя и не тождественное) содержание в понятия «культура», «общество», «социальная система». Знанецкий, например, понятия «культура», «гуманизм», «человечество» рассматривает как синонимы. Учитывая это, легко понять смысл таких выражений, как «гуманистическая социология», «гуманистический коэффициент», которые так часто встречаются в его работах. Понимание Знанецким культуры близко к пониманию ее Кантом, утверждавшим, что культура, «собственно, состоит в общественной ценности человека»4 и что цель истории   совершенная культура человечества, «а именно всеобщее всемирно-гражданское состояние как лоно, в котором разовьются все первоначальные задатки человеческого рода»5.

Для Вебера, напротив, постановка вопроса о содержательном сходстве указанных понятий совершенно неприемлема. По его мнению, «человечество»   понятие «абстрактного коллектива», требующее особенной осторожности при «конкретизации». Он выделяет несколько типов культур и утверждает, что только в одной из них (современной) может быть поставлена проблема «гуманизма».

В «общесоциологической теории» Парсонса культура   одна из подсистем социальной системы.

Это различие точек зрения Знанецкого, Вебера и Парсонса очень существенно для понимания их дальнейших шагов на пути создания концепции социального действия. Все они согласны, что социальное действие   одна из самых простых форм социальных явлений, что с него надо начинать исследование социальных отношений (Вебер), социальной реальности (Знанецкий), социальных систем (Парсонс). Вебер после описания понятия «социальное действие» обратился к разработке типологии действий. По-

160
скольку каждому обществу, рассуждает он, присущ определенный тип культуры, то и содержание самых простых социальных явлений, т. е. социальных действий, в них разное. В соответствии с этим Вебер выделяет несколько типов социальных действий   аффективное, традиционное, ценностно-рациональное и целерациональное. Последнее, считал Вебер, будучи предельно рационально ориентированным, определяет характер отношений в современном капиталистическом обществе.

Знанецкий после определения социального действия («такие и только такие действия, в которых главным объектом, подвергающимся влиянию действующего лица, являются сознающий себя индивид или группа»6) перешел к рассмотрению его структуры. Поскольку, по его мнению, «культурная реальность» в принципе имеет единую структуру, это значит, что и социальное действие, составляющее ее основу, должно обладать постоянной структурой.

Все последующие шаги этих авторов, направленные на дальнейшую разработку концепции социального действия, обусловлены положениями, сформулированными на данном этапе. И если Вебер сосредоточивает основные усилия на анализе отношения «цель   средства», то у Знанецкого в центре внимания оказывается структура социального действия, главные составляющие которой (объект, метод, инструмент и реакция) носят социальный характер. Причем интересно, что у Вебера не возникло потребности в специальной разработке структуры социального действия, а Знанецкому не удалось дать сколько-нибудь последовательную типологию социальных действий. Парсонс же, поставив в центре внимания анализ социальной системы, был вынужден постоянно обращаться как к дальнейшей разработке структуры социального действия, так и к проблемам его типологии.
2. Теория социального действия Т. Парсонса

Т. Парсонс   крупнейший представитель теории действия в наши дни. С его именем связана попытка построения на основе функционалистских воззрений «общесоциологической теории».

В ряде публикаций Г.М. Андреевой, Ю.А. Замошкина, А.Г. Здравомыслова, Г.В. Осипова, Н.В. Новикова и других советских авторов дана глубоко аргументированная критика классовых, идеологических и гносеологических основ парсонсовских построений.

161
Учитывая это, в данной работе некоторые важные, но уже хорошо проанализированные советскими социологами аспекты его концепции будут рассматриваться лишь в той мере, в какой этого требует логика исследования.

Существенным для понимания места и социальной роли концепции Парсонса является тот факт, что его мировоззрение формировалось в 30-е годы, т.е. в период мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. В социальном плане вся деятельность Т. Парсонса проходила под влиянием политики «нового курса» Ф. Рузвельта.

Боязнь социальных и экономических потрясений, желание внести свой вклад в «поддержание порядка» и породили у Парсонса тезис о необходимости сохранения существующих социальных отношений в стабильном состоянии. Этот аспект его концепции свидетельствует о том, что она является не только абстрактным выражением интересов господствующего класса, но и фактором их защиты. Более того, участие в написании работы «К общей теории действия»7, которая стала манифестом американской социальной мысли 50-х годов, большой группы ведущих социологов, психологов и антропологов показывает, что в тот период взгляды Парсонса разделялись многими буржуазными учеными.

В то же время без поддержки правительства, средств массовой информации и финансовых кругов теория социального действия не могла занять то господствующее положение в американской академической социологии, в котором она долгое время находилась, войдя в плоть и кровь целого поколения исследователей. Это влияние сказывается и сегодня, когда некоторые буржуазные критики Парсонса, отрицая функционализм, предлагают тем не менее развивать концепцию социального действия. Выступая против Парсонса, он» настаивают на том, чтобы вернуться к Веберу и Дюркгейму, идеи которых и породили его теорию.

Синтез теории действия и функционального анализа представляет собой одно из наиболее примечательных явлений в развитии современной буржуазной социологии. До середины нашего века функциональный анализ и теория социального действия шли как бы параллельно друг другу среди многообразия других концептуальных схем и методов. В проходившей в 1959-1965 гг. в США дискуссии по структурному функционализму рассматривался в основном функциональный аспект парсонсовской теории, тогда как теоретико-действенной стороне его взглядов не было
162

уделено почти никакого внимания. Между тем это не соответствует той роли, которую социальное действие занимает в развиваемой Парсонсом концепции. О своей первой крупной работе «Структура социального действия» [1937], в которой были сформулированы основы теории действия, он .писал: «...она является для меня поворотным пунктом не только с точки зрения содер­жания, но также и с точки зрения стратегии построения теории. В этом исследовании мне удалось продемонстрировать конвергенцию основных концептуальных схем этих четырех авторов (А. Маршала, Э. Дюркгейма, В. Парето и М. Вебера   В.П.), и она образовала первый уровень интегрированной общей теории в моей собственной работе»8. Парсонс неоднократно указы­вал на непонимание значения данной работы вообще и аспекта действия в частности для всей его последующей деятельности.

Конвергенция идей и представлений его предшественников была осуществлена, по мнению Парсонса, благодаря выработке понятия «элементарное действие», в котором он видел основную единицу анализа в теории действия. «Элементарное действие» включает следующие структурные элементы: действующее лицо, цель, ситуацию и нормативную ориентацию действия. Остано­вимся более подробно на содержании этих элементов.

Действующее лицо. Основная его особенность заключается в том, что оно понимается не как организм, а как «эго» или «я». Последнее в отличие от организма не имеет пространственной локализации. Важнейшим следствием этого различения является рассмотрение тела действующего лица как принадлежащего ситуации. И тогда оказывается, что среди условий, в которых протекает действие, есть условия, связанные с телом действующего лица, а среди средств, которыми оно располагает, есть «сила» его тела, его «ум» и т.п.

Вторая особенность этого элемента состоит в том, что действие рассматривается так, как оно представляется действующему лицу. В этом плане категории теории действия «субъективны». Анализ субъективного аспекта действий людей имел для Парсонса, как и Вебера, огромное значение. Подчеркивая значение веберовских идей для его теории, Парсонс утверждает, что «без субъективной точки зрения теория действия становится бессмысленной»9.



Цель. Как и все остальные элементы действия, она может быть рассмотрена на двух уровнях. Конкретная цель   это пред-

163
полагаемое будущее положение вещей. Ею может быть не только какой-то реальный продукт, поступок и т.п., но и само обязательство что-то сделать. Однако с помощью такого понимания цели можно только упорядочить одно действие относительно другого. Для того чтобы перейти к объяснению, необходимо совершить абстрагирование от конкретных целей, с тем чтобы выйти на аналитический уровень. При этом оказывается, что отнюдь не любое состояние в будущем положении вещей можно связать с целью. Цель   это только то в будущем положении вещей, что обусловливается «субъективным аспектом» действия, но не ситуацией. Следовательно, в аналитическом смысле цель — «это будущее положение вещей, на которое действие ориентировано благодаря тому факту, что такое положение вещей считается желательным для действующего лица (лиц) и в значительной степени отличается от того, которое можно было бы ожидать, если бы ситуация оказалась предоставленной естественному ходу событий и по отношению к ней не осуществлялось бы никакого активного вмешательства»10. Цели, согласно Парсонсу, могут быть произвольными, случайными или выбранными на основе какого-то знания. Понятие цели имплицитно предполагает время. Вне времени оно теряет свой смысл. Наличие цели, по мнению Парсонса, предполагает также возможность «ошибки». Может оказаться, что цель неправильно сформулирована или средства, избранные для ее достижения, неадекватны и нет механизмов, которые могли бы успешно предотвратить такие отклонения.

Ситуация. Это «внешнее окружение» действия. Основное ее свойство, с точки зрения действующего лица, заключается в том, что она развивается в другом направлении по сравнению с тем положением вещей, на которое ориентировано действие, т.е. от цели. В отношении возможности контроля действующего лица над ситуацией она может быть представлена через условия и средства действия.

«Условия» действия   те элементы, которые действующее лицо не может изменить, а также элементы, изменение которых оно не может предотвратить. «Средства» действия   те элементы, которые действующее лицо может контролировать.

Элементы ситуации независимы от действия, и в этом смысле они постоянны. Вместе с тем в рамках теории действия, согласно Парсонсу, они не должны быть представлены иначе, чем «условия» и «средства». Объясняется это тем, что условиями действия могут быть только те элементы окружающей среды, о наличии

164
которых действующее лицо имеет какое-то представление, а средствами   только те элементы окружающей среды и его соб­ственного организма, которыми данный индивид владеет или может овладеть.

Понятие ситуации, как и понятие цели, влечет за собой ряд не рассматриваемых Парсонсом допущений. Так, например, оно скрыто предполагает пространство, природные, культурные и социальные условия. Здесь, правда, необходимо быть весьма осторожным, так как ситуация действия включает в себя только условия и средства, которые относятся к достижению данной ограниченной цели, поэтому ситуация не должна отождествляться с окружающей средой. В принципе она всегда открыта в окружающую среду, но их разграничение необходимо в каждом отдельном случае.



Нормативная ориентация действия. Это аналитически заданный способ отношения элементов действия друг к другу. Для понятия действия, даже в каждом конкретном случае, не так важен тип нормы, как сам факт, что в действии всегда есть нормативная ориентация. «Норма   это вербальное описание конкретного хода действия, который, таким образом, рассматрива­ется как желательный, в сочетании с предписанием согласовывать будущее действие с этим образцом»11. Норма, как правило, содержит в себе как нормативные, так и ненормативные элемен­ты. Признаками нормативного элемента являются: а) наличие у действующего лица стремления следовать тому или иному предписанию, как если бы это предписание было целью само по себе, независимо ни от каких иных соображений; б) признание действующим лицом необходимости достижения поставленной цели независимо от любых других возможностей, открывающихся в процессе достижения данной цели с помощью данных средств.

Согласно Парсонсу, в теории действия нормативная ориентация выполняет такую же роль, как и пространство в классической механике. Для этой концептуальной схемы «не существует действия, помимо стремления соответствовать нормам, как не существует движения, помимо изменения местоположения в пространстве»12. Однако наличие нормативного элемента у действующего лица, утверждает Парсонс, не имеет никакого нормативного значения для наблюдателя. Оно никоим образом не должно влиять на объективность научного исследования.



165
3. Системы действия

Задав элементарную единицу действия, Парсонс оказался перед проблемами, связанными с организацией этих единиц в единицы более высокого уровня взаимодействия. Возникновение такой задачи и необходимость ее решения специфичны для Парсонса. Она, скажем, не могла возникнуть у Вебера или Знанецкого, поскольку для них исходной единицей анализа было социальное действие. В нее включались действующее лицо и «другой» (социальный объект), и, таким образом, открывался путь к их взаимодействию. Всего этого нельзя сказать о парсонсовском элементарном действии, которое, как отмечалось выше, задается через нормативно обусловленное отношение «цель   средства». Находящиеся в поле действия объекты могут иметь определенное влияние на характер действия, но оно ни в коей мере не может сравниться с тем влиянием, которое оказывают на действие цели и средства, предлагаемые индивидом. Теоретически возникающую проблему можно сформулировать вопросом: как возможно действие в случае, когда достижение цели связано с другим действующим лицом? Если считать это лицо элементом ситуации (независимо   условием или средством), то тем самым нарушается один из исходных постулатов действия, так как тогда нормативная ориентация и ситуация совпадают, т.е. в ситуации появляется элемент, который не может быть отнесен ни к условиям, ни к средствам. А если признать другого нормативным элементом, то это значит, что в действии имеется второе действующее лицо, преследующее свою цель. Тогда непонятно, как возможно действие, ибо в элементарном действии нет процедуры, соединяющей цели между собой. При формировании из элементарных единиц действия более сложных, называемых «действующим лицом», это еще может быть как-то понято, или хотя бы принято как факт. Однако остается неясной возможность существования систем действия, состоящих из действующих лиц и коллективов. Именно здесь и сосредоточены основные трудности перехода от элементарного действия к системам действия вообще и к социальному действию в частности.

Стремясь обосновать возможность перехода от элементарного действия к системам действия, Парсонс формулирует представление о трех типах теоретических систем (культуры, природы и действия) и соответственно трех типах наук: о культуре, о природе, о действии. Основные характеристики науки о действии   наличие схемы «средства   цель» и обязательность для них субъективного аспекта и, следовательно, метода Verstehen13.

166
В пределах каждой из этих трех групп наук, согласно Парсонсу развились и существуют подсистемы, являющиеся во многом самостоятельными. Главный принцип отношения подсистем в науках о действии состоит в том, «что с возрастанием сложности элементарных систем появляются новые эмерджентные свойства, которые вызывают к жизни новые теоретические проблемы, не имеющие отношения к более элементарным системам»14.

Важная особенность этих систем   несводимость их одна к другой и к «элементарному действию». Последнее представляет собой предельный случай систем, входящих в науки о действии. Поэтому «элементарное действие» должно рассматриваться всегда не изолированно, а как единица более широкой системы, которая включает в себя множество подобных действий, называемых в целом «системой действия». Идя от представления о системах действия, Парсонс пришел к выводу о том, что в каждой отдельной науке о действии должна быть выделена специфическая для нее конечная единица, которая, включая «элементарное действие», вместе с тем отражала бы особенности данной науки. В социологии им должно быть «социальное действие». Но на этом этапе исследования Парсонс еще не описывает структуру социального действия так же детально, как она была дана для элементарного действия. Вместе с тем рассматривая социологию как науку, пытающуюся разработать аналитическую теорию систем социального действия15, которые могут быть поняты «в терминах интеграции на основе общих ценностей»16, Парсонс считает возможным построение такой единицы, как социальное действие. При этом ее центральным элементом оказываются «отношения, возникающие на основе связей индивидов как членов социальных групп и коллективов»17. Таким образом, отличительные особенности социального действия   наличие другого действующего лица, взаимная ориентированность действующих лиц и интеграция на основе общих ценностей.

Отметим, что социальное действие описывается на этом этапе следующими понятиями: действующее лицо, нормативная ориентация, цель, ситуация, другое действующее лицо, взаимные ориентации, ценности. Не все из них в равной мере оказались раскрытыми в работе «Структура социального действия». В целом в рассматриваемый период парсонсовская концепция дей-

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница