Джулия Брайнс экономическая зависимость, гендер и домашнее разделение труда



Скачать 348.05 Kb.
страница1/4
Дата30.04.2016
Размер348.05 Kb.
  1   2   3   4


Джулия Брайнс

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЗАВИСИМОСТЬ, ГЕНДЕР И ДОМАШНЕЕ РАЗДЕЛЕНИЕ ТРУДА
Economic Dependency, Gender, and the Division of Labor at Home”//American Journal of Sociology, Vol. 100, Number 3 (November 1994), pp.652-688. Cокращенное изложение в переводе с английского Е. Мезенцевой
Гендер и экономика: мировой опыт и экспертиза российской практики / Отв. редактор и составитель, к.э.н. Е.Б. Мезенцева. М.: ИСЭПН РАН - МЦГИ - “Русская панорама”, 2002. сс. 328-351.

Введение


Даже по прошествии нескольких десятилетий революционные сдвиги в социальном статусе женщин остаются одним из наиболее впечатляющих изменений в жизни американского общества. Однако на сегодняшний день более чем очевидно, что революция эта не была завершена (Bergmann 1986, Hewlitt 1986, Fuchs 1988). На фоне быстрых изменений в других сферах жизни общества проблематика труда и, в особенности, семейной жизни оказалась отодвинута на периферию интересов общества, что и позволило некоторым авторам сформулировать тезис о «забуксовавшей» революции. Действительно, домашние дела продолжают оставаться «женской работой», несмотря на все разительные изменения в занятости женщин и в стереотипах, поддерживающих разделение труда между полами.

Сказанное отнюдь не отрицает наличия некоторых очевидных перемен в разделении домашнего труда. Исследования показывают, что мужья стали выполнять больше работы по дому (а их жены, соответственно, меньше), чем их сверстники в 1965 году (Robinson 1988). Однако в распределении домашних обязанностей сохраняется большее гендерное неравенство, чем можно было ожидать, учитывая такие факторы как массовый выход замужних женщин на рынок труда и распространенность эгалитарной модели гендерных отношений. Исследования подтверждают устойчивость существования этого феномена, в особенности в поведении мужей. Занятость жены вне дома очень слабо влияет на увеличение времени, затрачиваемого мужем на работу по дому (на 1-2 часа в неделю) (Berardo, Sheban, and Leslie 1987; Berk 1985; Coverman 1983; Geerken and Gove 1983; Nickols and Metzen 1979; Pleck 1985; Robinson 1980). Даже в тех случаях, когда было выявлено положительное влияние эгалитарных отношений на участие мужей в домашнем труде, реальные масштабы этого влияния весьма незначительны (Blumstein and Schwartz 1991; Berk 1985; Ferree 1990; Hiller and Philiber 1986; Huber and Spitze 1983; Robinson 1977; Ross 1987; Stafford, Backman, and Dibona 1977). При этом в целом ряде исследований подобный эффект вообще не был обнаружен (Araji 1977; Beckman and Houser 1979; Pleck 1985).

Попытки найти простой ответ на эту загадку пока оказываются бесплодными. Среди предлагаемых теоретических подходов выделяется ряд моделей, описывающих разделение домашних обязанностей в терминах экономического (или квазиэкономического) обмена (Brines 1993). В этих моделях принимается во внимание сохраняющийся разрыв в заработной плате между мужчинами и женщинами (Bianchi and Spain 1986; Fuchs 1988), и утверждается, что выполнение женщинами основной части домашних дел есть результат внутрисемейного распределения обязанностей, которое зависит от «толщины кошелька» каждого из супругов (или, иными словами, величины их денежного вклада в бюджет семьи) (Hochschild and Machung 1989).

В настоящей статье представлена одна из подобных моделей, в которой закономерности распределения домашних обязанностей рассматриваются во взаимосвязи с отношениями экономической зависимости и поддержки (здесь и далее мы будем называть эту модель моделью экономической зависимости)1.

Существует несколько причин, по которым модель экономической зависимости представляет значительный интерес в категории экономических моделей. Во-первых, взаимосвязь между экономической зависимостью и предложением неоплачиваемого домашнего труда находится в центре феминистской критики, направленной против традиционного подхода к социальной стратификации, в рамках которого взаимосвязь гендерных и классовых отношений не получает удовлетворительного объяснения (Acker 1988; Crompton and Mann 1986; Delphy 1984; Delphy and Leonard 1986; Walby 1986). Таким образом, эта модель является ключевой при рассмотрении многих фундаментальных вопросов, в том числе и тех, которые выходят за рамки анализа домашнего труда, как такового. Во-вторых, многие научные публикации по женской проблематике активно использовали концепцию экономической зависимости, чтобы объяснить устойчивость гендерного неравенства в распределении домашнего труда (см., например, Bergmann 1986; Hewlitt 1986; Fuchs 1988). В-третьих, несмотря на то, что многие исследователи анализировали влияние величины денежных доходов мужа и жены на распределение домашних обязанностей и участие в воспитание детей (Blumstein and Schwartz 1991; Berk 1985; Berardo и др. 1987; Bird, Bird, and Scruggs 1984; Coverman 1985; Huber and Spitze 1983; Rexroat and Shehan 1987; Ross 1987; Spitze 1986), понятие экономической зависимости не было корректно операционализировано, а ее влияние на распределение обязанностей внутри домохозяйства не было систематически исследовано.

Рассматривая проблему в более широком ключе, можно назвать и еще одну причину того, почему модель экономической зависимости стала предметом отдельного анализа. Подход, связанный с понятием «зависимости» исходит из предпосылки, что отношения, лежащие в основе разделения труда внутри домохозяйства, по своей природе являются экономическими (Walby 1986). С формальной точки зрения данный подход гендерно нейтрален, даже несмотря на то, что исходные условия (т.е. заработки) и их последствия (выполнение работы по дому), безусловно, дифференцированы по полу. Вместе с тем, акцент данной модели на понятии зависимости, как таковой, предполагает и альтернативную логику рассуждений. Дело в том, что и экономическая зависимость, и выполнение домашней работы несут в себе огромную символическую гендерную нагрузку: принято ассоциировать женское начало с зависимостью и выполнением домашних обязанностей, а мужское начало – с зарабатыванием основных средств для нужд семьи и уклонением от выполнения домашних дел (Fenstermaker, West, and Zimmerman 1991; West and Zimmerman 1987). С этой точки зрения взаимосвязь между зависимостью и выполнением домашней работы может порождаться не отношениями экономического (или квазиэкономического) обмена, а гендерными отношениями, которые регулируют символические проявления маскулинности и феминности (концепция «гендерного дисплея»). В отличие от модели зависимости здесь в основе лежит не гендерно-нейтральная логика, а тезис о том, что внутрисемейное разделение труда, включая выполнение домашних обязанностей, обеспечивает (по крайней мере, частично) воспроизводство гендерных отношений и гендерной идентичности (Berk 1985).

Чтобы более ярко выявить значимость фактора экономической зависимости, в последующем анализе концепция гендерного дисплея будет использоваться как референтная. Вначале будут кратко охарактеризованы предпосылки и выводы обеих концептуальных моделей (модели зависимости и модели гендерного дисплея) с точки зрения анализа участия в домашней работе. Далее, с позиции обоих вышеназванных подходов будут уточнены гипотезы относительно влияния экономической зависимости на участие в работе по дому. Эти гипотезы будут протестированы на эмпирических данных обследования американских домохозяйств (Панельное исследование динамики доходов; Институт социальных исследований Мичиганского Университета, 1989) Наиболее общий вывод автора состоит в том, что необходим существенный пересмотр модели зависимости и самой логики «обмена», на которой основана данная модель.

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница