Доклад «Педагогический процесс в современной школе как система развития ценностно-смысловой сферы личности ребенка»



Скачать 105.27 Kb.
Дата03.06.2016
Размер105.27 Kb.
ДОКЛАД

«Педагогический процесс в современной школе как система развития ценностно-смысловой сферы личности ребенка»

В Концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России понятие духовно-нравственного развития определяется как «осуществляемое в процессе социализации последовательное расширение и укрепление ценностно-смысловой сферы личности, формирование способности человека оценивать и сознательно выстраивать на основе традиционных моральных норм и нравственных идеалов отношения к себе, другим людям, обществу, государству, Отечеству, миру в целом». Поэтому Целостность и Системность процесса воспитания в современной школе могут рассматриваться сегодня в контексте ФГОС с точки зрения критериального слова «последовательность». Потому что, если не последовательное, то возникает риск хаотичности, противоречивости, определенного конфликта, центром которого становятся дети.

Как же определить, является ли воспитательный процесс в школе последовательным? Каковы критерии? Не только внешней экспертной оценки, но, прежде всего внутренней, для самой школы. Одним из показателей в данной сфере принято считать программу. Часто приходится слышать, что не в бумагах дело. Что они не являются показателем уровня воспитательной работы. Но практика показывает, что все-таки грамотное оформление программ является одним из критериев качества. Возможно, при наличии неформальной и ответственной работы педагогов, того, что называется «живой работой с детьми» (предполагается, значит, что где-то есть работа неживая) заинтересованного отношения, не идеальна будет структура такой программы, методологически она будет не очень системна, но характер осмысленного педагогического процесса обязательно проявится, если он имеет место.

К сожалению, работа в качестве члена жюри в ходе конкурсов воспитательных программ, таких как «За нравственный подвиг учителя», «Возрождение», «Растим патриотов России», работа в качестве эксперта в школах, часто сталкивает с формализмом и отсутствием творческого подхода у педагогов и администрации образовательных учреждений. Складывается впечатление, что одни и те же формулировки, словно под копирку, с незначительными изменениями передаются от одной школы к другой. Номер по порядку, название мероприятия: «День здоровья», «Скажи «нет» курению», встреча с ветеранами, Масленица, день св. Валентина, посвящение в первоклассники и т.д. Срок исполнения. Ответственный. Или без ответственного.

Недавно была привлечена в качестве эксперта к проверке школ в сфере реализации процесса духовно-нравственного воспитания. Смотрели с коллегами программы духовно-нравственного развития и воспитания. Практически везде дословное копирование Примерной программы с сайта Министерства образования РФ. Причем в ряде школ даже без единой строчки, отражающей «свою» специфику. Вопрос: почему так происходит? Что программы вообще не могут быть критерием той самой пресловутой «живой работы», и их надо упразднить? Тогда другой вопрос - где эта «живая работа»? Почему ее так мало? И она держится исключительно на небольшом количестве педагогов-энтузиастов?

А между тем есть и ориентиры, и критерии системной и профессиональной работы, которые дают школе возможность переосмысления и изменения качества.



Например, принципы духовно-нравственного развития и воспитания, которые школы цитируют из примерной программы, боюсь, что многие цитируют, не особенно вчитываясь и вдумываясь в их содержание.

Принцип ориентации на идеал. Идеал – это высшая ценность, совершенное состояние человека, семьи, школьного коллектива, социальной группы, общества, высшая норма нравственных отношений, превосходная степень нравственного представления о должном. Идеалы определяют смыслы воспитания, то, ради чего оно организуется. Идеалы сохраняются в традициях и служат основными ориентирами человеческой жизни, духовно-нравственного и социального развития личности.Воспитательные идеалы поддерживают единство уклада школьной жизни, придают ему нравственные измерения, обеспечивают возможность согласования деятельности различных субъектов воспитания и социализации.

Аксиологический принцип.Любое содержание обучения, общения, деятельности может стать содержанием воспитания, если оно отнесено к определённой ценности. Педагогическая организация нравственного уклада школьной жизни начинается с определения той системы ценностей, которая лежит в основе воспитательного процесса

(Вопрос: определялось ли на деле эта система ценностей в образовательных учреждениях в процессе разработки ООП?)
Принцип следования нравственному примеру. Следование примеру — ведущий метод нравственного воспитания. Пример — это возможная модель выстраивания отношений ребёнка с другими людьми и с самим собой, образец ценностного выбора, совершённого значимым другим. Содержание учебного процесса, внеучебной и внешкольной деятельности должно быть наполнено примерами нравственного поведения. Пример как метод воспитания позволяет расширить нравственный опыт ребёнка, побудить его к внутреннему диалогу, пробудить в нём нравственную рефлексию, обеспечить возможность выбора при построении собственной системы ценностных отношений, продемонстрировать ребёнку реальную возможность следования идеалу в жизни.

Принцип идентификации (персонификации). Идентификация — устойчивое отождествление себя со значимым другим, стремление быть похожим на него. В младшем школьном возрасте преобладает образно-эмоциональное восприятие действительности, развиты механизмы подражания, эмпатии, способность к идентификации. В этом возрасте выражена ориентация на персонифицированные идеалы — яркие, эмоционально привлекательные образы людей (а также природных явлений, живых и неживых существ в образе человека), неразрывно связанные с той ситуацией, в которой они себя проявили. Персонифицированные идеалы являются действенными средствами нравственного воспитания ребёнка.

Принцип диалогического общения. …Диалог исходит из признания и безусловного уважения права воспитанника свободно выбирать и сознательно присваивать ту ценность, которую он полагает как истинную. Диалог не допускает сведения нравственного воспитания к морализаторству и монологической проповеди, но предусматривает его организацию средствами свободного, равноправного межсубъектного общения. Выработка личностью собственной системы ценностей, поиск смысла жизни невозможны вне диалогического общения человека с другим человеком, ребёнка со значимым взрослым.

Принцип полисубъектности воспитания. В современных условиях процесс развития и воспитания личности имеет полисубъектный, многомерно-деятельностный характер. Младший школьник включён в различные виды социальной, информационной, коммуникативной активности, в содержании которых присутствуют разные, нередко противоречивые ценности и мировоззренческие установки. Деятельность различных субъектов духовно-нравственного развития, воспитания и социализации при ведущей роли образовательного учреждения должна быть по возможности согласована на основе цели, задач и ценностей программы духовно-нравственного развития и воспитания.

Принцип системно-деятельностной организации воспитания. Воспитание, направленное на духовно-нравственное развитие обучающихся и поддерживаемое всем укладом школьной жизни, включает в себя организацию учебной, внеучебной, общественно значимой деятельности младших школьников. Интеграция содержания различных видов деятельности обучающихся в рамках программы их духовно-нравственного развития и воспитания осуществляется на основе воспитательных идеалов и ценностей…

Принципы прекрасные, школы их в свои основные общеобразовательные программы позаимствовали, но вопрос в другом, как данные принципы соотносятся с тем перечнем мероприятий, о котором говорилось выше? А ведь реальные мероприятия должны эти принципы отражать. Возьмем некоторые условные мероприятия, и рассмотрим их с точки зрения реализации принципов духовно-нравственного развития. Воспользуемся примерной ООП:

1. Принцип ориентации на идеал. В Концепции ДНРВ формулируется национальный воспитательный идеал так: «высоконравственный, творческий, компетентный гражданин России, принимающий судьбу Отечества как свою личную, осознающий ответственность за настоящее и будущее своей страны, укорененный в духовных и культурных традициях многонационального народа Российской Федерации».

Что из озвученных мною выше мероприятий может ориентировать на этот идеал? Все зависит от содержания, методики, стиля педагогического взаимодействия. Так можно проанализировать почти любое мероприятие из списка, найти в каждом потенциал раскрытия нравственного идеала. Или не найти… На какой идеал ориентирует Хэллоуин?.. Какое отношение имеет этот праздник к национальному воспитательному идеалу? Или крайне популярные сегодня на школьных концертах восточные танцы живота? Или празднование Дня святого Валентина. С картонными сердечками и призывами: скажи «лю-лю». Мы думаем, очевидно, что даем детям возможность повеселиться, отдохнуть. Но на самом деле формируем ценность семьи. И поверхностное отношение к понятию «любовь» у ребенка может остаться на всю жизнь.

Если проанализировать воспитательную деятельность с точки зрения только одного этого принципа ориентации на идеал, выяснится, что мы в коллективе не такие уж единомышленники. У нас разные педагогические позиции. И если мы их не обсудим, не поговорим, не придем к концептуальному единству, то наш воспитательный процесс будет носить противоречивый характер, и в его основе будут двойные стандарты. Соберемся это обсуждать - неминуемо придем к следующему аксиологическому принципу. Какие ценности положены в основу уклада нашей школы?

Если неформально и осмысленно не обратимся к аксиологическому принципу, то невозможно будет реализовать принцип следования нравственному примеру.

Затем выйдем на принципы диалога и системно-деятельностного подхода. Потому что выяснится, что дети в наших мероприятиях как-то пассивны, потому что сама модель, которая им задается, не предполагает деятельности. Педагог-назидатель по-прежнему в центре этой модели.

На самом деле проблему формализма школы не стоит преувеличивать. В наших школах работает большое число заинтересованных творческих педагогов, для которых учительская профессия – это служение. И это одна из самых важных наших базовых ценностей – отношение к своему труду русского учительства. Корень проблемы не столько в формализме, а скорее в непонимании сути и цели процесса воспитания.

В течение многих лет массовая практика в качестве результата воспитания подразумевала воспроизводство существующих форм жизнедеятельности через формирование внешней стороны – поведения человека в социально значимых ситуациях. Сегодня многие стереотипы, к которым привыкли педагоги, родители (бывшие воспитанники сегодняшних педагогов), сами дети, оказываются неэффективными. Возникли задачи, которые раньше не входили в круг педагогических ценностей и целей: внутренняя сущность человека, его устремления, право быть самим собой.

Неэффективными оказались такие привычные педагогические стереотипы:



  • выделение воспитания из общего образовательного процесса, ограничение его роли и места внеучебными формами взаимодействия учителя и ученика;

  • разделение воспитания на множество видов (нравственное, трудовое и т.д.);

  • попытка задать единую модель организации воспитательного процесса;

  • безграничная вера целого поколения воспитателей-практиков во всесилие, четкую целенаправленность различных форм воспитательной работы.

В связи с вышесказанным становится понятной причина проблемы мероприятивного подхода, который является уже притчей во языцех, характерным портретом воспитательной стратегии школы. Причина кроется в понимании двумя субъектами образовательного процесса (педагогами и родителями) результата воспитания как определенного фиксирования форм поведения ученика. Поэтому мыслим воспитание как педагогическое воздействие в парадигме: «я сказал, как надо, и прошу воспроизведения предложенных мною норм». Между тем воспитание – это актуализация человеческого качества в человеке, которая происходит в диалоге воспитателя и воспитанника (и эта актуализация имеет отношение к ним обоим). И в этой проблеме ограниченности понимания воспитания только как фактора воздействия с целью выработки определенных стереотипов поведения ребенка, кроется корень другой проблемы, о которой тоже много говорят, авторитарности нашей педагогики и связанной с нею проблемы неэффективной и однообразной методики. Мы видим себя уже окончательно сформировавшимися нравственно и духовно. В то время как стоит поставить перед собой вопрос, а когда оканчивается духовное и нравственное развитие личности?

Сергей Иосифович Гессен в своем труде «Основы педагогики. Введение в прикладную философию» так ответил на этот вопрос:



«…Прежде всего, мы можем теперь определить задачу нравственного образования. Она сводится к развитию в человеке свободы. Нравственное образование завершается формированием личности в человеке, или, что то же, развитием его индивидуальности. Но так как свобода и личность представляет собою не готовые данности, а сполна никогда не реализуемые задания, то и нравственное образование не может закончиться в определённый период жизни человека, но, длясь всю жизнь, может только насильственно оборваться его смертью» (стр.85). (Москва. Школа-Пресс. 1995.)

Диалогический принцип в ценностно-смыловой сфере возможен только когда на этот диалог мотивированы обе стороны. Когда педагог внутренне уже все для себя решил, без всякого сомнения, и не заинтересован в том, чтобы ребенок эвристически открыл для себя важные жизненные ценности – он уже априори не участник диалога. Диалог в этой ситуации – пустая декларация. Педагог может использовать эту форму, заявлять ее, но это, по сути, монолог. И он нацелен на воспроизводство такой же монологической модели учеником.

В качестве примера: Ученическая конференция – «скажи курению - нет». Учащиеся читают доклады. Вскоре после конференции учителя выходят из школы и видят картину: дети курят, среди них один мальчик, который особенно хорошо выступал. Реплика учителя, который его готовил: «Ну, надо же, а какой хороший был доклад!».

В основе этой ситуации две великие проблемы:

1)лицемерие, ставшее нравственной нормой, унаследованное с эпохи «месячников по борьбе с курением», коренящееся уже в самой идее подобных акций в школе по старой проверенной схеме и по указке «сверху»;

2) то самое ожидание воспитательного результата «здесь и сейчас» в виде фиксированных форм поведения после очередной прочитанной морали. Отсутствие глубинной мотивации учителя всерьез что-то изменить.

Подводя итог, вернусь к программе духовно-нравственного воспитания, зачем она и что она должна реально отражать? Сама постановка вопроса необычна. Последнее время я слышу про нее два удручающих вопроса: первый - сколько страниц?; второй - какое это имеет отношение к средней ступени, там пока не надо….

В программе нет смысла в том случае, если она формальная отписка. В программе очень большой смысл – если она результат осмысления школой понятия «уклада школьной жизни» не как побочного продукта по остаточному принципу, а как основы всего образовательного процесса. Ведь в итоге на самом деле школа формирует не специалиста, не члена общества, а личность человека. И по-настоящему, когда мы говорим о выпускнике, то спрашиваем, как его жизнь сложилась, во всей многомерности этого вопроса. И следом – скучает ли по школе, помнит ли?



Существует разный опыт взаимоотношений выпускников со школой. Иногда это очень печальный опыт. Хочется верить, что у большинства людей он добрый. Но вот что интересно, каким бы он не был, он всегда опирается на тот самый ценностный уклад, общую атмосферу, которая царила в школе, на отношения между учениками и учителями. Остается это, прежде всего. Выходит ценности и смыслы, духовно-нравственная сфера, с точки зрения выпускника - это основа, а не побочный продукт. Вопрос - какого духа эта духовность, какого нрава нравственность? И задавать его себе все время, и честно отвечать на него – не функция, не обязанность, а призвание школы.


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница