Экономические теории финансового поведения домохозяйств



Скачать 225.73 Kb.
Дата30.04.2016
Размер225.73 Kb.
Глава 2 Экономические теории финансового поведения домохозяйств

В данной главе будут рассмотрены экономические модели сберегательного поведения домохозяйств и теории портфельного выбора. Сначала будет дана краткая характеристика этапов эволюции экономических взглядов, затем последовательно рассмотрены:

  • кейнсианская модель сбережений,

  • неоклассические теории сберегательного поведения и портфельного выбора,

  • учет неопределенности будущих доходов, ограничений ликвидности и мотива оставления наследства в современных версиях неоклассических теорий.

Наша задача состоит в том, чтобы показать, какие теоретические идеи были положены в основание экономического моделирования финансового поведения домохозяйств.

Этапы эволюции экономических взглядов на финансовое поведение населения

Экономисты стали первыми изучать потребительское и сберегательное поведение населения, причем сначала применили те методы, которые были развиты ими в исследованиях поведения фирмы. Однако вскоре стало ясно, что прямой перенос инструментария невозможен из-за большего разнообразия мотивов финансового поведения домохозяйств, которые не столь часто ориентировались на ставку процента, как это следовало исходя из теории корпоративных финансов. В 30-е годы ХХ века Дж. Кейнсом был предложен иной подход: сбережения домохозяйств были поставлены в зависимость от текущего располагаемого дохода семьи.1 В 1950-е годы неоклассики сделали следующий шаг и стали рассматривать домохозяйство в качестве оптимизатора, который выравнивает предельную полезность своих расходов во времени, распределяя свои ресурсы между текущим и будущим потреблением аналогично тому, как он принимает решения относительно размещения средств между тем или иным видом потребления в некотором периоде.2 С середины 70-х годов возникают современные теории сбережений населения. Оcновными достижениями этапа следует считать как дальнейшее развитие моделей жизненного цикла и перманентного дохода (введение неопределенности, учет ограничений ликвидности и т. п.), так и появление альтернативных неоклассическим экономических моделей, отказ от ряда важнейших предпосылок неоклассического анализа.

Таким образом, эволюцию экономических взглядов на сбережения можно разбить на четыре этапа:


  • Первая треть ХХ века - теория сбережений рассматривает сбережения как функцию от ставки процента.

  • Второй этап связан с именем Кейнса и теорией абсолютного дохода, и охватывает период примерно с середины 30-х до конца 40-х годов.

  • На 50-70-ые годы приходится третий этап, связанный с расцветом неоклассических теорий сбережений межвременного выбора – перманентного дохода, жизненного цикла.

  • Современный этап, начало которого относится к середине 70-х годов, характеризуется, с одной стороны, стремлением к совершенствованию и усложнению стандартной неоклассической теории, а с другой – желанием выйти за ее рамки, отказавших от основных предпосылок.

Рассмотрим развитие основных экономических теорий сбережений, начиная со второго, кейнсианского периода, т.к. первый этап представляет собой, скорее, предысторию взглядов на сберегательное поведение домохозяйств.

Теория абсолютного дохода (The Absolute Income Hypothesis)

Автором этой модели является Дж. Кейнс, который пришел к выводу о том, что сберегательное поведение домохозяйств нельзя объяснить ставкой процента, поскольку в отличие от поведения фирм мотивы сберегательного поведения домохозяйств более разнообразны: помимо получения процента люди могут резервировать средства на «черный день», заботиться о наследстве своих детей, а порою им просто жалко тратить деньги3. Проанализировав значительное число факторов, влияющих на потребление, таких как ставка процента, изменение стоимости капитала, психологические моменты и другие, Кейнс сделал вывод о том, что на непродолжительных промежутках времени всеми ими можно пренебречь, и что «решающей переменной, как правило, оказывается совокупный доход»4. Поэтому он предложил поставить потребление и, следовательно, сбережения индивидов в зависимость от их личного располагаемого дохода.5



Функция потребления, средняя и предельная склонности к сбережению

В качестве основного инструмента анализа сберегательного поведения Кейнс предложил использовать функцию потребления, т.е. функциональную зависимость между объемом потребления в данном периоде и текущим располагаемым доходом семьи. Впоследствии гипотезы о характере такой зависимости формулировались именно для функции потребления. Поскольку сбережения в экономической теории представляют собой арифметическую разницу между доходом и потреблением, одновременно задается и функция сбережений, то есть зависимость между объемом сбережений (в терминах потока) и доходом. Заметим, что в эмпирических исследованиях предпочитают оценивать функцию потребления, а не сбережений, поскольку потребление всегда принимает некоторое ненулевое значение, в отличие от сбережений, которые могут быть равны нулю.

Отношение объема текущего потребления к объему дохода (c = C/Y) Кейнс называл средней склонностью к потреблению, или нормой потребления, а отношение объема сбережений к объему текущего дохода (s = S/Y) - средней склонностью к сбережению, или нормой сбережений. Предельной склонностью к потреблению (c′ = ∆C/∆Y) является соотношение прироста потребления к приросту дохода, или первая производная функции потребления. Соответственно, предельной склонностью к сбережениям будет соотношение прироста сбережения к приросту дохода (s′ = ∆C/∆Y).

Основная гипотеза

Идея Кейнса заключалась в предположении о том, что сберегательное/потребительское поведение определяется фундаментальным психологическим законом, «в существовании которого мы можем быть вполне уверены не только из априорных соображений, исходя из нашего знания человеческой природы, но и на основании детального изучения прошлого опыта»6. Его смысл состоит в том, что «люди склонны, как правило, увеличивать свое потребление вслед за увеличением дохода, но в несколько меньшей степени по сравнению с ростом дохода»7. На основании сформулированного им психологического закона Кейнс сделал некоторые предположения относительно вида функции потребления, которые позволили формализовать гипотезу абсолютного дохода.


Моделирование теоретических допущений


Гипотеза Кейнса базируется на нескольких основных допущениях. Главным фактором, определяющим объем сбережений, является наблюдаемый, или абсолютный, уровень текущего дохода, а процентная ставка в краткосрочном периоде не играет большой роли:

С = F1 (Y), S = F2 (Y)= Y- F1(Y), где

C - потребление,

S - сбережения,

Y – текущий располагаемый доход

Потребление всегда принимает некоторое ненулевое значение, даже если доход за текущий период оказался равен нулю, для формализации этой предпосылки в функцию потребления/сбережений включается константа (в принятых нами обозначениях - a0) и точка пересечения линии функции потребления с вертикальной осью оказывается выше нуля (рис.1).

C=a0+c′Y,

Потребление в том случае, если текущий доход равен нулю, финансируется за счет траты сбережений, накопленных в прошлых периодах, или одалживания, поэтому константа в функции сбережений отрицательна – линия функции сбережений пересекает вертикальную ось ниже нуля (рис. 1):

S=Y-C= -a0+(1-c′)Y=b0+s′Y,

a0 > 0, b0  0,

где

a0 – уровень потребления при нулевом размере текущего дохода,



b0 - уровень сбережений при нулевом размере текущего дохода,

c′ – предельная склонность к потреблению,

s′ – предельная склонность к сбережениям.

Предельная склонность к потреблению/сбережению, то есть доля потребления/сбережения в каждой дополнительной единице дохода, находится в интервале между нулем и единицей

0 < c′ < 1, 0 < s′ < 1,

что означает, что прирост дохода всегда распадается в некоторой пропорции на потребление и сбережение.

Из основного психологического закона следует, что средняя склонность к потреблению больше предельной склонности к потреблению, а средняя склонность к сбережениям меньше предельной склонности к сбережениям, что означает, что по мере роста дохода все меньшая его часть потребляется и все большая его часть откладывается на будущее

C/Y>∆C/∆Y, c > c′

S/Y<∆S/∆Y, s < s′

s′+c′=1


Рис. 1
C, S
C=a0+a1Y

 C


a1=C/Y

S=b0+b1Y


 S

b1=S/Y

a0 45о
 Y Y

b0




функция потребления

функция сбережений

Результаты тестирования гипотезы на эмпирических данных


Собранные вскоре данные о бюджетах семей подтвердили основные положения теории Кейнса. Так, уровень, как сбережений, так и потребления в более богатых семьях был выше, что означало, что предельная склонность к потреблению находилась в интервале от единицы до нуля, не принимая крайних значений. Доля сбережений в доходе оказалась выше у более обеспеченных семей, что подтвердило предположение о сокращении средней склонности к потреблению с увеличением дохода.

Оценки регрессионных зависимостей на основе гипотезы абсолютного дохода производились как на основе данных бюджетных обследований домохозяйств (cross-sectional data), так и на основе агрегированных данных временных рядов (time series data). Так, Дэвис в 1952 году8 получил следующую оценку функции потребления для агрегированных данных США за период 1929-1940 гг.:

C=11,45 + 0,78 Y , R2=0,986

Однако при оценках функции сбережения в период с 1923-1940 гг., с использованием данных о сбережениях на макроуровне по годам в США, тесты говорили о наличии корреляции между ошибками, относящимися к разным моментам времени, а, следовательно, о неправильной спецификации модели, проблеме пропущенных переменных (omitted variables), которая приводит к смещенности регрессионных оценок. Сразу же развернулась бурная дискуссия о том, какие переменные следует включать в уравнение.

В целом же, можно сказать, что эмпирические тесты на данных одномоментных обследований подтвердила гипотезу Кейнса. Однако попытки предсказания уровня послевоенного потребления на основе агрегированных данных временных рядов потерпели неудачу, так как приводили к значительной недооценке потребления.

Критика теории абсолютного дохода

Другие исследования, особенно работы С. Кузнеца9, показали, что в долгосрочном аспекте функция сбережения смещается вниз, а средняя склонность к сбережениям равна предельной, то есть константа в уравнениях типа (1.1) равна нулю. Это означало, что на протяжении длительных периодов времени средняя склонность к потреблению постоянна. Явное противоречие между данными бюджетных обследований, подтверждавшими “типично кейнсианскую кривую” (т.е. с ненулевой константой), и данными временных рядов, привели к идеи о различиях “краткосрочной” и “долгосрочной” кейнсианской функции сбережений/потребления (рис. 2). То есть предполагалось, что имеется две функции потребления:



  1. краткосрочная функция, соответствующая основным гипотезам Кейнса (предельная склонность к сбережению больше средней склонности к сбережению) и хорошо работающая на данных о бюджетах домашних хозяйств и в краткосрочном периоде,

  2. долгосрочная функция (предельная и средняя нормы сбережений равны), работающая на долгосрочных данных временных рядов.

Однако наличие двух различных функций для объяснения изучаемого феномена не могло быть признано удовлетворительным с теоретической точки зрения, поэтому перед экономистами встала задача создания модели, в которой объяснение долгосрочной и краткосрочной функции сбережения было бы основано на единых предпосылках.
Рис. 2

C Долгосрочная функция

Краткосрочные функции

Y
Гипотеза перманентного дохода (Permanent Income Hypothesis)

Разрешить противоречие между динамическими рядами и данными одномоментных обследований были призваны теория постоянного дохода М.Фридмена и модель жизненного цикла Ф.Модильяни. Эти экономисты предположили, что объяснять поведение населения в финансовой сфере можно, опираясь на неоклассическую экономическую теорию и исходя из допущения о рациональности индивидов, которые оптимизируют своё потребление, поддерживая предельную полезность расходов постоянной с течением времени.



Основная гипотеза

Фридмен согласился с Кейнсом в том, что доход является основным фактором, влияющим на потребительское и сберегательное поведение домохозяйств, однако, с его точки зрения, речь должна идти не столько о текущем уровне дохода, сколько о некотором его среднем уровне, который люди воспринимают как «обычный», «нормальный»10. Именно «нормальный», «обычный» для данного домохозяйства доход, для обозначения которого был введен термин «перманентный», определяет размер потребления семьи, поскольку, по мнению Фридмена, люди в основной своей массе стараются поддерживать относительно неизменным тот уровень жизни, который считают для себя приемлемым, исходя из общего объема располагаемых ресурсов семьи, несмотря на взлеты и падения доходов от месяца к месяцу или от года к году. Склонность к сбережению или потреблению, рассчитанная как отношение перманентного сбережения/потребления к перманентному доходу, по мнению Фридмена, одинакова для всех его уровней, поэтому она зависит не от уровня перманентного дохода, а от других переменных, таких как ставка процента, соотношение накопленного имущества и текущего дохода и т.п. Несмотря на эмпирически выявленную на данных одномоментных опросов населения положительную зависимость склонности к сбережению от размера дохода, она является иллюзорной, поскольку появляется благодаря тому, что сбережения используются в качестве инструмента «сглаживания», выравнивания уровня потребления в условиях колебания текущих доходов. Имея представление о том, какой уровень дохода является нормальным, домохозяйства в периоды относительно высоких текущих доходов делают сбережения, а в периоды относительно низких тратят накопленное или одалживают.


Моделирование теоретических допущений


Фридмен предложил рассматривать наблюдаемый доход как сумму двух компонент – перманентной и транзиторной11. При этом перманентная часть дохода по его определению "является следствием влияния тех факторов, которые домохозяйство относит к определяющим своего капитала, или богатства: материальные и денежные активы домохозяйства; личные квалификации работников семьи, такие как образование, квалификация, личные способности; характеристики экономической деятельности работников, такие как профессия, место работы и т.п."12 То есть перманентным доходом Фридман предлагает считать тот доход, который, семья, получает от своего труда и своих активов в течение жизни. Это некоторый средний доход, который, став привычным, скорее всего, сохранится и в будущем.

Транзиторный доход "отражает все "другие" факторы, факторы, которые скорее могут быть отнесены домохозяйством к "несущественным" или "случайным" явлениям, хотя они могут, с другой точки зрения, быть предсказуемым следствием специфических сил, например, циклических колебаний экономической активности" и т.п."13 Соответствующим образом текущее потребление также состоит из перманентных (регулярных) и транзиторных (спорадических) расходов. Разделение случайных и постоянных факторов дохода проводится также с помощью выделения временного горизонта потребительской единицы. Фактор, действие которого распространяется на весь период, охватываемый горизонтом, считается постоянным, менее продолжительный – случайным.

Поскольку перманентный доход является латентной переменной, ее непосредственное измерение оказывается возможным только ex post, в результате наблюдения за тем, как домохозяйство тратит полученные доходы. Однако вполне реально оценить размер перманентного дохода, если принять допущения о некоррелированности транзиторного дохода и транзиторного потребления с соответвующими перманентными частями дохода и потребления, а также между собой, и предположить, что транзиторный доход в среднем равняется нулю.

Особенно важным для формализации гипотезы о том, что потребление зависит именно от перманентного дохода, а семьи используют сбережения и займы для того, чтобы сглаживать колебания транзиторной части своего дохода, является предположение о некоррелированности транзиторного дохода и транзиторного потребления. Фридмен предположил, что если его интуиция об остаточном характере сберегательных действий верна, то предельная склонность к сбережениям из транзиторного дохода будет равна единице. Хотя и сам автор признавал, что люди, получив случайный выигрыш, будут испытывать искушение потратить его частично на повседневные нужды, тем не менее, он считал, что неожиданные доходы скорее будут потрачены на какие-нибудь крупные покупки, предметы длительного пользования, своего рода сбережения, нежели на увеличение стоимости текущего потребления. В результате люди будут сберегать, если текущий доход превышает обычный для домохозяйства уровень. В обратном случае они будут тратить сбережения или одалживать деньги. Для того чтобы семья могла безошибочно определить, является ли увеличение дохода временным или постоянным, в модели Фридмена вводится предпосылка об отсутствии у людей неопределенности будущих доходов.

Таким образом, в модели Фридмена потребление в долгосрочной перспективе зависит не столько от текущего уровня дохода, сколько от уровня перманентного дохода, так как на большом промежутке времени колебания транзиторного дохода компенсируют друг друга, и зависимость между потреблением и доходом будет близка к задаваемой трендом, представляющим перманентный доход. В то же самое время на коротких отрезках времени (например, в течение года) сбережения становятся результатом отклонений текущего дохода от того, который считается перманентным. Этим объясняется как равенство средней и предельной нормы потребления в долгосрочном аспекте, так и превышение средней нормы потребления над предельной на данных одномоментных опросов населения (проблема, возникшая при тестировании гипотезы абсолютного дохода).



Тестирование гипотезы

Фридмен представил свою модель как теорию, совместимую с эмпирическими данными потребительского и сберегательного поведения домохозяйств. Модель также позволила Фридмену дать чисто экономическое обоснование эмпирически наблюдаемой зависимости сбережений от уровня дохода домохозяйств. Автор продемонстрировал, что ни гендерные, ни расовые различия, ни уровень образования или профессионального статуса, ни место проживания не оказывают влияния на норму сбережений домохозяйств, рассчитываемую как соотношение текущих сбережений к текущему доходу, несмотря на статистически значимые влияния этих контрольных переменных на сбережения, которое наблюдалось при регрессионном анализе. Фридмен показал, что при введении в модель показателя перманентного уровня дохода, влияние социальных переменных элиминируется, поскольку то, что считалось следствием социальных факторов, на деле объясняется скрытым влиянием дохода.

Давайте рассмотрим обоснование, которое Фридмен приводит для сравнения сберегательного поведения черного и белого населения. Регрессионные оценки, основанные на данных обследований домохозяйств, четко указывали на существование статистически значимой связи между расой и сбережениями: черное население сберегало большую часть своего дохода по сравнению с белыми при одном и том же уровне текущего дохода. Поскольку в регрессионных уравнениях мы имеем дело с "чистым" влиянием переменных, то значимость признака расы приводила к выводу о том, что черное население, возможно, более бережливо, нежели белое. Фридмен же утверждал, что подобный вывод ложен. По его мнению, если применить теорию перманентного дохода, данные свидетельствуют об обратном: о незначимости влияния расы. Он представил свидетельства того, что одинаковый уровень текущего дохода может свидетельствовать о различной финансовой ситуации, в которой вынуждены действовать семьи черных и белых людей. Допустим, что мы сравниваем два домохозяйства, различающихся только по расовому признаку, другие же их характеристики схожи, включая уровень их текущего дохода. Поскольку уровень перманентного дохода в домохозяйствах черных в среднем всегда ниже, чем у былых, то один и тот же размер текущего дохода для семьи черных будет рассматриваться как необычно высокий, а для семьи белых – как необычно низкий доход. А это означает, что в соответствии с теорией перманентного дохода черные сберегут излишек, а белые будут тратить сбережения для того, чтобы поддержать потребление на привычном для них уровне.

По этой же схеме Фридмен рассматривает влияние места проживания (город/село), уровень образования, профессия (фермер/ не фермер) и некоторые другие. Единственным фактором, который не элиминировался после корректировок модели перманентного дохода, было наличие собственного бизнеса: предприниматели сберегали в среднем больше, чем остальные, несмотря на то, что уровень их доходов в среднем был выше. Однако это было объяснено тем, что у предпринимателей выше как доля транзиторных источников в доходах, так и неопределенность самих доходов, что неизбежно приводит к более высокой доли перманентных сбережений в перманентных доходах. В результате, Фридмен делает заключение о том, что все люди, независимо от их пола, возраста, расы, профессии, места проживания сглаживают свое потребление в условиях непостоянства текущих доходов с помощью сбережений. Причем сглаживающее потребительское поведение американских домохозяйств, с точки зрения Фридмена, не претерпевало значительных структурных изменений на протяжении шестидесяти лет, предшествующих публикации книги.

Один из наиболее интересных вариантов эмпирической оценки гипотезы перманентного дохода был предпринят Фридменом на данных временных рядов по США за 1905-1951 гг. Так как перманентный доход - величина ненаблюдаемая, он использовал в качестве его приближенной оценки линейную сумму ряда измеренного дохода с распределенным лагом и коэффициентом, убывающим в геометрической прогрессии. Используя различные значения лагового коэффициента, он рассчитывал регрессионную зависимость величины потребления от оцененного таким образом перманентного дохода. Наилучшие результаты были получены для коэффициента, равного 0,33, при этом предельная склонность к потреблению составляла 0,88, что было близко к фактическим значениям.

Ограничения теории

Эмпирические оценки гипотезы перманентного дохода связаны с определенными трудностями. Дело в том, что перманентный доход является латентной переменной и не может быть измерен напрямую. Для его исчисления применяются различные подходы. Если исследователь имеет дело с данными временных рядов, то можно рассчитать средние значения дохода за ряд лет и использовать его в качестве перманентного. Однако все равно мы получим лишь приближенным значением, поскольку в этом случае не будет учтен уровень ожидаемого дохода в будущем. Причем, чем короче ряд и моложе домохозяйство, тем сильнее ошибка в вычислениях. Получить более точные оценки позволяет метод инструментальных переменных, основным требованием к которым является их тесная коррелированность с латентным признаком и некоррелированность с зависимой переменной. В качестве таких инструментов концептуально обосновываются переменные образования и накопленного материального или денежного богатства. Причем в этом случае нет необходимости ограничиваться данными только панельных исследований. Однако нет уверенности в том, что эти переменные (например, образование) не имеют самостоятельного влияния на сбережения, так, люди с высшим образованием не могут иметь иное отношение к сбережениям, долгам, риску, по сравнению с теми, у кого его нет.

Другое направление критики гипотезы переманентного дохода основано на том, что модель предполагает отсутствие неопределенности доходов домохозяйств. Стал классическим пример Фридмана о том, что студенты-юристы будут тратить на потребление намного больше по сравнению со студентами других факультетов, уже в студенческие годы, поскольку будут ориентироваться на более высокие заработки в будущем. Однако при наличии неопределенности на рынке труда, связанной с высокой безработицей или неопределенностью уровня оплаты, люди скорее склонны экономить, нежели расходовать сбережения или брать в долг в периоды денежных затруднений. Более того, неопределенность затрудняет расчет уровня перманентного дохода для самого домохозяйства, ибо представления о том, что является обычным, средним уровнем размываются.

Наконец, ограничения ликвидности, понимаемые как невозможность взять деньги в долг или потратить имеющиеся сбережения, также не принимались в расчет при формулировании гипотезы перманентного дохода. Однако в жизни эти ограничения часто оказывают решающую роль, и тогда невозможность заимствования или траты сбережений отклоняет реальное поведение домохозяйств от того, которое предсказывается в модели перманентного дохода, ставя под сомнение ее состоятельность.



Гипотеза жизненного цикла (Life-cycle hypothesis)

Одновременно с моделью перманентного дохода появилась гипотеза жизненного цикла со схожими предпосылками. В отличие от М.Фридмана, Ф.Модильяни обратил внимание на то, что периоды низких и высоких доходов не случайны. Человек на своем жизненном пути последовательно проходит через период низких доходов в молодости, когда он только начинает работать, затем его доходы увеличиваются и достигают пика в среднем возрасте, чтобы вновь снизиться к старости. Поскольку Модильяни (также как и Фридман) исходил из предпосылки о том, что люди выравнивают свое потребление в условиях колебания текущих доходов, то из этого следовало, что молодые люди будут, скорее всего, одалживать, люди в среднем возрасте – сберегать, а пожилые тратить накопленное. Обе теории рассматривались как полезные концептуальные экономические конвенции, однако из-за сложностей с эмпирическим тестированием модели Фридмена и в связи с более детальной эконометрической экспликацией гипотезы жизненного цикла, последняя стала преобладающим теоретическим дискурсом.

Гипотеза жизненного цикла была разработана Ф.Модильяни и Р.Брамбергом14 в статьях, опубликованных в период 1954-1963 гг. Обзор ее основных положений и выводов был сделан Ф.Модильяни в 1986 году в его Нобелевской лекции.

Основная гипотеза

Данная модель, также как и гипотеза постоянного дохода, основана на неоклассическом экономическом анализе, который заменил кейнсианский основной психологический закон идеей о долгосрочной оптимизации, или выравнивании уровня потребления в течение жизненного цикла. Гипотеза жизненного цикла основана на идее о том, что то, как индивид распределяет свои доходы между потреблением и сбережениями в текущем периоде зависит не от его текущего дохода, а от его совокупных ресурсов за весь жизненный цикл.

Такое предположение базируется на наблюдении, что люди часто используют сбережения для того, чтобы перераспределить доход с периодов, когда его уровень высок, на те периоды, когда он низок. И если в модели перманентного дохода периоды низких и высоких доходов связаны с циклами общей экономической динамики или взлетами и падениями трудовой карьеры индивида, то гипотеза жизненного цикла обращает внимание на то, что важнейшей причиной резкого падения уровня дохода является выход на пенсию, а наиболее распространенным мотивом долгосрочных сбережений – мотив сбережений на старость. И так как люди предвидят снижение своих доходов в старости, то они делают сбережения, чтобы избежать значительного снижения уровня жизни в этот период.

Принятые допущения

Гипотеза жизненного цикла в том виде, в котором она была изложена Модильяни и Брамбергом, исходит из предположения о том, что индивид или домохозяйство планируют свое потребление в течение всего цикла жизни так, чтобы максимизировать суммарную полезность. Предполагается, что временной горизонт L (время жизни) ограничен, доход до момента выхода на пенсию постоянен, а затем равен нулю. Ставка процента равна нулю. К концу жизни индивид потребляет все ресурсы (то есть отсутствует наследство). Также принимается допущение о совершенном рынке.

Модель Модильяни и Брамберга основывалась на допущении об однородности (гомотетичности) функции полезности, что означает, что в любой момент цикла жизни семья распределяет предельный прирост ресурсов в той же пропорции, как они были распределены до этого приращения. Поэтому что текущее потребление в году i определяется как

Ci=iWT i=T, T+1, ...., L

где WT - предполагаемые суммарные ресурсы в году T. Параметры i зависят от ставки процента, вкусов и предпочтений домохозяйства, а также от возраста домохозяйства, но не зависят от величины WT.

Описание модели и основные выводы.

Таким образом, решается задача

U=U(CT, CT+1, ..., CL) --> max

при бюджетных ограничениях

WT=AT-1+YT+i=T+1NYei/(1+r)i-T= i=TLCi/(1+r)i-T

где AT-1 - разные виды капитала (физические и финансовые активы), кроме человеческого капитала, накопленные домохозяйством за (T-1) периоды, YT - доходы от человеческого капикала (заработки, т.е. исключая доходы от собственности) в возрасте T, Yei - предполагаемый доход от человеческого капитала в возрасте i , N - возраст выхода на пенсию.

Один из основных выводов гипотезы жизненного цикла состоит в том, что изменение текущего дохода YT влияет на изменение текущего потребления CT только в той степени, в которой оно вызывает изменение WT , то есть сумму всех ожидаемых в течение жизненного цикла ресурсов. То есть, можно предполагать, что изменение текущего дохода не слишком сильно скажется на потреблении, если только семья не находится близко к концу жизненного цикла.

Рис. 3



Если уровень потребления семьи постоянен, а доход сначала растет, достигая максимума в наивысшем пике карьеры, а затем снижается, то следует ожидать, что семья в начале жизненного цикла будет жить в долг (брать кредиты). Позже, с ростом дохода, появятся возможности отдать сделанные ранее долги и начать откладывать деньги на будущее. После выхода на пенсию падение дохода будет компенсироваться за счет траты накопленных средств, то есть сбережения опять станут отрицательными (рис. 3). Ведущим мотивом сбережений в гипотезе жизненного цикла выступает желание выровнять уровень потребления в течение времени жизни.

Гипотеза жизненного цикла также позволила разрешить противоречие между долгосрочной и краткосрочной функциями потребления (сбережений), выявленной при тестировании модели Кейнса. При анализе краткосрочных данных или данных по отдельным потребителям высокий уровень текущего дохода уменьшает среднюю склонность к потреблению, так как не вызывает пропорционального изменения накопленного богатства. Но в долгосрочном периоде рост дохода и богатства взаимосвязаны, их отношение, а, следовательно, и средняя склонность к потреблению, постоянны.



Эмпирическое тестирование

Тестирование модели проводилось как на данных одномоментных опросов, так с использованием временных рядов. Полученные результаты показали наличие горба у профиля сбережений по возрасту, что соответствовало предположениям авторов модели о том, что среди людей с относительно высокими доходами большинство составят люди среднего возраста, тогда как относительно низкие доходы, скорее всего, окажутся характерны для периодов начала и конца жизненного цикла. Что касается эмпирического тестирования модели на данных временных рядов, то оценка регрессионной зависимости потребления от текущего дохода, проведенная Модильяни и Брамбергом на данных 1929-59 гг. для США, дала основания для вывода о том, что динамика средней нормы потребления объясняется изменением возрастной структуры населения.



Ограничения теории

То, что зависимость между возрастом и сбережениями принимает форму горба, еще не доказывает справедливости модели жизненного цикла, речь лишь идёт о том, что факты не противоречат теории. Дело в том, что не всякий горб удовлетворяет модели жизненного цикла, в последние десятилетия все чаще обнаруживаются свидетельства того, что пожилые не растрачивают свои сбережения в той мере, в какой это совместимо с гипотезой жизненного цикла. В переходных экономиках вообще наблюдается U-образная зависимость между возрастом и сбережениями домохозяйств. Недостаточно обосновано также предположение о том, что предельная склонность к сбережениям из накопленного богатства, текущего дохода и ожидаемого дохода одинакова. К тому же, люди не знают точно продолжительности своей жизни и не могут соответственно рассчитать ресурсы. Кроме того, со смертью одного из членов семьи она не перестает существовать. И, наконец, в модели (в том упрощенном виде, в котором она была сформулирована Брамбергом и Модильяни) не учитывался мотив наследства и существование ограничений ликвидности, так, семье может оказаться достаточно трудно занять деньги под обеспечение будущих доходов, особенно трудовых.



Позже экономисты были также предупреждены об опасности того, что профили графика сбережений по возрасту, построенные на данных одномоментных опросов (cross-section), не могут быть использованы напрямую для тестирования валидности предпосылок о строении индивидуальной сберегательной стратегии. Тем не менее, модель жизненного цикла в экономической теории по-прежнему остается мощным теоретическим средством объяснения реального сберегательного поведения, которая со времени своего появления на свет претерпела значительные модификации и усложнение как концептуального, так и формального аппаратов анализа.

1 Smyth D. J. Toward a theory of saving, in J.H.Gaspinski (ed.) The economics of savings. Boston, Kluwer, 1993, p. 47.

2 Attanasio O.P., Banks J. The assessment: household saving – issues in theory and policy. Oxford Review of Economic Policy, Vol.17, No.1, p.4.

3 Подробнее о мотивах сберегательного поведения см. Главу 9

4 Дж. М.Кейнс Общая теория занятости, процента и денег, М., Гелиос АРВ, 1999, с. 96.

5 Подробное описание истории становления экономических теорий потребления можно найти в Ackley, G. 1961. Macroeconomic Theory, New York, Macmillan; Evans, M. K. 1969. Macroeconomic Activity, New York, Harper & Row; Timbrell, M. C. 1976. Consumption functions, in Heathfield, D. (ed.), Topics in Applied Econo-metrics, London, Macmillanand; Spanos, A. 1989. The early empirical findings on the consumption function, stylised facts or fiction: a retrospective view, Oxford Economic Papers, vol. 41, 150–69Thomas, J. J. 1989. The early econometric history of the consumption function, Oxford Economic Papers, vol. 41, 131–49 and Thomas, R. L. 1993. Introductory Econometrics: Theory and Applications, London, Longman

6 Там же

7 Keynes J. M. The general theory of employment, interest and money, London, Macmillan, 1973, p.96-97.


8Davis, Tom E. "The Consumption Function as a Tool for Prediction." Review of Economics and Statistics 34, (August 1952): 270-277.


9 Kuznets S. National product since 1869. New York, National Bureau of Economic Research, 1946.



10 Friedman M. A theory of the consumption function, Princeton: Princeton University Press, 1957. pp. 220-239.

11 Другой вариант перевода - постоянный и временный доходы

12 Friedman M. A theory of the consumption function, Princeton: Princeton University Press, 1957, p. 21.

13 Там же, с.21-22.

14 Modigliani F., Brumberg R. Utility Analisys and the Consumption. In Post-Keynesian Economics, New Brunswick, N.J.: Ruttttgers University Press, 1954, p. 388-436.

Modigliani F., Ando A.K. Tests of the Life Cycle Hypothesis of Saving. Bulletin of the Oxford University Institute of Statistics 19 (May 1957), pp. 99-124.

Ando A., Modigliani F. The Life Cycle Hypothesis of Savings: Aggregate Implications and Tests, American Economic Review, 53, 1963, pp. 55-84.

Г л а в а 2 Экономические теории финансового поведения домохозяйств






База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница