Конец формы Франц Кафка. Процесс 1925



страница12/12
Дата30.04.2016
Размер2.94 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Глава десятая. КОНЕЦ


Накануне того дня, когда К. исполнился тридцать один год,

- было около девяти вечера, и уличный шум уже стихал, - на

квартиру к нему явились два господина в сюртуках, бледные,

одутловатые, в цилиндрах, словно приросших к голове. После

обычного обмена учтивостями у входной двери - кому войти

первому - они еще более учтиво стали пропускать друг друга у

двери комнаты К. Хотя его никто не предупредил о визите, он уже

сидел у двери на стуле с таким видом, с каким обычно ждут

гостей, весь в черном, и медленно натягивал новые черные

перчатки, тесно облегавшие пальцы. Он сразу встал и с

любопытством поглядел на господ.

- Значит, меня поручили вам? - спросил он.

Оба господина кивнули, и каждый повел рукой с цилиндром в

сторону другого. К. признался себе, что ждал не таких

посетителей. Он подошел к окну и еще раз посмотрел на темную

улицу. На той стороне почти во всех окнах уже было темно, во

многих спустили занавеси. В одном из освещенных окон верхнего

этажа за решеткой играли маленькие дети, они тянулись друг к

другу ручонками, еще не умея встать на ножки.

Посылают за мной старых отставных актеров, сказал себе К.

и оглянулся, чтобы еще раз удостовериться в этом. Дешево же они

хотят от меня отделаться. К. вдруг обернулся к ним и спросил:

- В каком театре вы играете?

- В театре? - спросил один господин у другого, словно

советуясь с ним, и уголки его губ дрогнули. Другой стал

гримасничать, как немой, который пытается перебороть свою

немощь.


Видно, они не подготовились к вопросам, сказал К. про себя

и пошел за своей шляпой.

Оба господина хотели взять К. под руки уже на лестнице, но

он сказал:

- Нет, возьмете на улице, я же не больной.

Но у самых ворот они повисли на нем так, как еще ни разу в

жизни никто не висел. Притиснув сзади плечо к его плечу и не

сгибая локтей, каждый обвил рукой руку К. по всей длине и сжал

его кисть заученной, привычной, непреодолимой хваткой. К. шел,

выпрямившись, между ними, и все трое так слились в одно целое,

что, если бы ударить по одному из них, удар пришелся бы по всем

троим. Такая слитность присуща, пожалуй,только неодушевленным

предметам.

Под каждым фонарем К. пытался разглядеть своих спутников

получше, чем можно было в полутьме его комнаты, хотя это было

очень трудно при таком тесном соприкосновении. Может быть, они

теноры, подумал он, разглядев их двойные подбородки. Ему были

противны их лоснящиеся чистотой физиономии. Казалось, что

буквально видишь руку, которая прочистила им углы глаз, вытерла

верхнюю губу, выскребла складки на подбородке.

Разглядев их, К. остановился, и с ним остановились оба

господина; они оказались на краю пустой, безлюдной, засаженной

кустарником площади.

- Почему это послали именно вас? - крикнул К. скорее

нетерпеливо, чем вопросительно. Те явно не знали, что ответить,

и ждали, опустив свободную руку, как ждут санитары, когда

больной останавливается передохнуть.

- Дальше я не пойду, - сказал К., нащупывая почву.

На это им отвечать не понадобилось, они просто, не

ослабляя хватки, попытались сдвинуть К. с места, но он не

поддался. Больше уж мне мои силы не понадобятся, нужно хоть

сейчас напрячь их вовсю, подумал К., и ему вспомнилось, как

мухи отдираются от липкой бумаги и при этом отрывают себе

ножки. Да, этим господам придется туго.

И тут на маленькой лесенке, которая вела на площадь с

улочки, лежавшей внизу, показалась фройляйн Бюрстнер. К. был не

совсем уверен, она ли это, хотя сходство было большое. Но для

К. не имело никакого значения, была ли то фройляйн Бюрстнер или

нет, просто он вдруг осознал всю бессмысленность сопротивления.

Ничего героического не будет в том, что он вдруг станет

сопротивляться, доставит этим господам лишние хлопоты,

попытается в самообороне ощутить напоследок хоть какую-то

видимость жизни. Он двинулся с места, и радость, которую он

этим доставил обоим господам, отчасти передалась и ему. Они

дали ему возможность направлять их шаги, и он направил их в ту

же сторону, куда шла перед ним фройляйн Бюрстнер, но не потому,

что хотел ее догнать, не потому, что хотел видеть ее подольше,

а лишь для того, чтобы не забыть то предзнаменование, которое

он в ней увидел. Единственное, что мне остается сейчас сделать,

сказал он себе, и равномерный шаг его самого и его спутников

как бы подкреплял эту мысль, единственное, что я могу сейчас

сделать, - это сохранить до конца ясность ума и суждения.

Всегда мне хотелось хватать жизнь в двадцать рук, но далеко не

всегда с похвальной целью. И это было неправильно. Неужто и

сейчас я покажу, что даже процесс, длившийся целый год, ничему

меня не научил? Неужто я так и уйду тупым упрямцем? Неужто про

меня потом скажут, что в начале процесса я стремился его

окончить, а теперь, в конце, - начать сначала? Нет, не желаю,

чтобы так говорили! Я благодарен, что на этом пути мне в

спутники даны эти полунемые, бесчувственные люди и что мне

предоставлено самому сказать себе все, что нужно.

Между тем фройляйн Бюрстнер уже свернула на боковую улицу,

но К. мог теперь обойтись и без нее и отдался на волю своих

провожатых. В полном согласии они перешли втроем мост,

освещенный луной; оба господина беспрекословно следовали самому

малейшему движению К., и когда он повернулся к перилам, оба

всем телом повернулись за ним. Вода, переливаясь и дрожа в

лунном свете, струилась вокруг маленького острова, где, словно

теснясь друг к дружке, густо росли кусты и деревья.

Дорожки, усыпанные гравием, - сейчас их не было видно -

вели к удобным скамейкам, где К. летом часто отдыхал, позевывая

и потягиваясь всем телом.

- А я вовсе и не хотел тут останавливаться, - сказал К.

своим спутникам, пристыженный их беспрекословной готовностью.

К. показалось, что за его спиной один мягко упрекнул

другого в недогадливости, и они двинулись дальше.

Улицы пошли в гору, кое-где им навстречу попадались

полицейские, стоявшие на посту или расхаживавшие по мостовой;

они проходили то в отдалении, то совсем близко. Один из них, с

пышными усами, держа руку на эфесе сабли, словно нарочно

подошел вплотную к этой несколько подозрительной группе. Оба

господина остановились, полицейский открыл было рот, но тут К.

рывком потянул их обоих вперед. На ходу К. то и дело осторожно

озирался, чтобы увидеть, не пошел ли полицейский за ними; а

когда они завернули от него за угол, К. побежал, и его

спутникам пришлось, несмотря на одышку, бежать вместе с ним.

Вскоре они оказались за городом, где сразу, почти без

перехода, начинались поля. Небольшая каменоломня, заброшенная и

пустая, лежала у здания еще совершенно городского вида. Здесь

оба господина остановились: то ли они наметили это место

заранее, то ли слишком устали, чтобы бежать дальше. Они

отпустили К., молча ожидавшего, что же будет, сняли цилиндры и,

оглядывая каменоломню, отерли носовыми платками пот со лба. На

всем лежало лунное сияние в том естественном спокойствии, какое

ни одному другому свету не присуще.

После обмена вежливыми репликами о том, кому выполнять

следующую часть задания, - очевидно, обязанности этих господ

точно распределены не были, - один из них подошел к К. и снял с

него пиджак, жилетку и, наконец, рубаху. К. невольно вздрогнул

от озноба, и господин ободряюще похлопал его по спине. Потом он

аккуратно сложил вещи, как будто ими придется воспользоваться,

- правда, не в ближайшее время. Чтобы К. не стоял неподвижно в

ощутимой ночной прохладе, он взял его под руку и стал ходить с

ним взад и вперед, пока второй господин искал в каменоломне

подходящее место. Найдя его, тот помахал им рукой, и первый

господин подвел К. туда. У самого шурфа лежал отколотый камень.

Оба господина посадили К. на землю, прислонили к стене и

уложили головой на камень. Но, несмотря на все их усилия,

несмотря на то, что К. старался как-то им содействовать, его

поза оставалась напряженной и неестественной. Поэтому первый

господин попросил второго дать ему одному попробовать уложить

К. поудобнее, но и это не помогло. В конце концов они оставили

К. лежать, как он лег, хотя с первого раза им удалось уложить

его лучше, чем теперь. Потом первый господин расстегнул сюртук

и вынул из ножен, висевших на поясном ремне поверх жилетки,

длинный, тонкий, обоюдоострый нож мясника и, подняв его,

проверил на свету, хорошо ли он отточен. Снова начался

отвратительный обмен учтивостями: первый подал нож второму

через голову К., второй вернул его первому тоже через голову К.

И внезапно К. понял, что должен был бы схватить нож, который

передавали из рук в руки над его головой, и вонзить его в себя.

Но он этого не сделал, только повернул еще не тронутую шею и

посмотрел вокруг. Он не смог выполнить свой долг до конца и

снять с властей всю работу, но отвечает за эту последнюю ошибку

тот, кто отказал ему в последней капле нужной для этого силы.

Взгляд его упал на верхний этаж дома, примыкавшего к

каменоломне. И как вспыхивает свет, так вдруг распахнулось окно

там, наверху, и человек, казавшийся издали, в высоте, слабым и

тонким, порывисто наклонился далеко вперед и протянул руки еще

дальше. Кто это был? Друг? Просто добрый человек? Сочувствовал

ли он? Хотел ли он помочь? Был ли он одинок? Или за ним стояли

все? Может быть, все хотели помочь? Может быть, забыты еще

какие-нибудь аргументы? Несомненно, такие аргументы

существовали, и хотя логика непоколебима, но против человека,

который хочет жить, и она устоять не может. Где судья, которого

он ни разу не видел? Где высокий суд, куда он так и не попал?

К. поднял руки и развел ладони.

Но уже на его горло легли руки первого господина, а второй

вонзил ему нож глубоко в сердце и повернул его дважды.

Потухшими глазами К. видел, как оба господина у самого его

лица, прильнув щекой к щеке, наблюдали за развязкой.

- Как собака, - сказал он так, как будто этому позору



суждено было пережить его.
1925 год.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница