Критический анализ философских идей карла раймунда поппера



Скачать 274.41 Kb.
Дата01.05.2016
Размер274.41 Kb.


На правах рукописи

Михайлюк Анна Владимировна



КРИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ФИЛОСОФСКИХ ИДЕЙ

КАРЛА РАЙМУНДА ПОППЕРА

Специальность - 09.00.03. – история философии


Автореферат диссертации на соискание ученой степени


кандидата философских наук

Мурманск – 2006

Работа выполнена в Мурманском государственном техническом университете


Научный руководитель:
кандидат философских наук, доцент Забелина Наталья Николаевна.

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Солонин Юрий Никифорович;

кандидат философских наук, доцент Павлов Сергей Ильич.


Ведущая организация: Мурманский государственный педагогический университет

Защита состоится « __ » _________ 2006 года в ___ часов на заседании диссертационного совета К 307.009.01 в Мурманском государственном техническом университете

по адресу: 183010, г. Мурманск, Спортивная, д. 13, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Мурманского государственного технического университета


Автореферат разослан «____» _____________________ 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,


канд. филос. наук, доцент Кузнецов Ю.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Современный этап развития естествознания характеризуется возникновением таких новых теорий, построение и функционирование которых нуждается в философском осмыслении. Одной из самых трудных философско-методологических проблем на данном этапе является проблема совместимости, увязки в единое целое синергетики и современной космологии. Фактически налицо очередная научная революция, по своей методологической силе не уступающая появлению в свое время таких теорий, как теория относительности и квантовая механика.

Безусловно, современная наука меняет свой концептуальный облик. Материал науки служит толчком для развития философско-методологических исследований и способствует усложнению проблематики философии науки. Наложение общих объяснительных философских схем на материал науки является неким творческим синтезом философского и конкретно-научного знания, осуществляемого отдельным ученым или философом. В истории мировой философии никогда не существовало некой одинаково понимаемой всеми философии науки, но было стремление создать какую-то единую, всеми приемлемую “научную философию”. В настоящее время актуальным является вопрос разработки общей, инвариантной части содержания философии науки. Достижение этого возможно за счет обсуждения такого списка проблем, который постоянно воспроизводится в большинстве концепций философии науки (кантианской, гегельянской, марксистско-ленинской, позитивистской и т. д.), независимо от их конкретных решений. Также необходимо обсуждение общих проблем философии науки, которые являются актуальными для понимания не только ее истории, но и ее современного состояния и возможного будущего.

Философия науки, разработанная британским философом Карлом Раймундом Поппером, является сегодня наиболее известной и приемлемой. На протяжении всей научной деятельности он подвергал резкой критике положения, общепринятые в философии и методологии того времени. Творчество ученого охватывает неклассический период развития науки (первая половина ХХ в.) со всеми его интересами, проблемами, трудностями, и постнеклассический (с 60-70-х гг. ХХ в.). Отсюда следуют и самые разные оценки попперовских теорий, как в западной, так и в российской, ранее советской философии.

Так, к примеру, наследие мыслителя В.Н. Садовский1 делит на периоды с конца 20-х и до начала 60-х гг. и 60-90-е гг. ХХ в. Эти периоды существенно различаются по отношению К. Поппера к дарвинизму и эволюционизму.

Г. Сколимовский2 называет эти периоды методологическим и метафизическим. Название первого связано с тем, что в центре внимания философа в это время находились методы приобретения знаний, логика научного открытия и рост знаний. Данные концепции были разработаны в противостоянии к логическому эмпиризму. Название второго периода обусловлено созданием новейших доктрин К. Поппера, по сути, новой метафизики. Тогда же вышли работы М. Полани («Персональное знание») и Т. Куна («Структура научных революций»), в результате чего под угрозой оказались рациональность и объективность науки, закономерности различия науки и ненауки.

Правда сам К. Поппер3 возражает Г. Сколимовскому. Он говорит, что борьба за объективность, то есть метафизический поворот в его творчестве начались гораздо раньше и были связаны с Копенгагенской интерпретацией квантовой механики.

Утверждения квантовой механики подвергли сомнению способность науки добывать объективно истинное знание. Сегодня квантовомеханическое описание реальности действительно имеет свои особенности, которые стоят обсуждения и нуждаются в таковом именно в плане возможности говорить о этом описании как об объективном.

Наука и философия – это две части попперовской рациональности. Позитивистская концепция соотношения философии и науки состояла в утверждении приоритета частно-научного познания по сравнению с традиционной философией. Однако все многочисленные попытки позитивистов построить научную философию закончились провалом. К. Поппер вернул интерес позитивистов к метафизике и философским проблемам науки. Он заметил, что наука принципиально не свободна от определенных философских допущений ”метафизического“ характера. Это обусловлено целостностью функционирования человеческого сознания и внутренней взаимосвязью всех его когнитивных структур.



Степень научной разработанности темы.

Критическая западная литература о логике, философии и методологии К. Поппера чрезвычайно обширна. В течении более шестидесяти лет он был в гуще философских дискуссий: полемизировал с Б. Расселом, Л. Витгенштейном, Р. Карнапом, Г. Рейхенбахом.

Анализ идей философа содержится в работах Дж. Агасси, У. Бартли третьего, Т. Куна, И. Лакатоса, Д. Миллера, П. Фейерабенда и др.1

В отечественной литературе, которая насчитывает десятки публикаций, достаточно подробно изложена концепция науки К. Поппера и его сторонников. Этому посвящены работы Б.С. Грязнова, В.П. Котенко, Н.Ф. Овчинникова, В.Н. Садовского, Ю.Н. Серова, А.Н. Соколова, Ю.Н. Солонина, З.А. Сокулер, Т.М. Хабаровой, В.С. Швырева.1

Анализ попперовской интерпретации квантовой механики проводят А.А. Печенкин и Г.Э. Норманн. Вопросам эволюционной эпистемологии посвящены работы В.И. Метлова, Г.И. Рузавина, В.Н. Садовского, В.К. Финна и Ю.В. Чайковского.2 Н.С. Юлина исследует мир предрасположенностей и «эмерджентный реализм» К. Поппера. Его интерпретации диалектики посвящены работы В.Н. Садовского, В.А. Смирнова, В.С. Швырева. Исследованием социологического наследия философа занимались В.А. Лекторский, Ю.Н. Солонин и др.3

В многочисленных книгах, статьях и диссертациях, посвященных творчеству К. Поппера, исследуются различные аспекты его философии и методологии, позитивно оценено влияние его идей на развитие философской мысли. Также достаточно широка полемика вокруг отдельных попперовских доктрин.

При этом в наименьшей степени оказались разработанными вопросы, связанные с логическими, методологическими и философскими проблемами квантовой механики в трудах мыслителя. Осмысление этих вопросов представляет собой совсем новую трактовку логики науки, новую картину физического мира и способствует пониманию рациональности человека и рациональности науки.

Объектом диссертационного исследования является философия науки К. Поппера.

Предмет исследования - такие основные идеи философии науки К. Поппера как антииндуктивизм, фальсификационизм, фаллибилизм, антифундаментализм, критический рационализм, индетерминизм, концепция предрасположенностей и рост научного знания.

Цель исследования – на основании критического анализа выявить взаимосвязь философских идей К. Поппера с современными проблемами философии науки.

Основные задачи исследования:

- проанализировать логико-методологическую концепцию К. Поппера;

- рассмотреть философские проблемы физики в трудах К. Поппера и попперовскую интерпретацию квантовой теории;

- выявить метафизическую, гносеологическую и методологическую базы критического рационализма К. Поппера;

- обосновать принцип фальсифицируемости как критерия научной рациональности;

- выявить особенности схемы роста научного знания К. Поппера на основании анализа антифундаментализма и фаллибилизма его философии.



Источники и теоретико-методологическая основа исследования. Для достижения цели работы и решения поставленных задач проводится анализ оригинальных трудов К. Поппера. Трудность работы с первоисточниками состоит в том, что лишь за последние 23 года в связи с изменившейся ситуацией в политической жизни России одна за другой были изданы его основные работы. Это позволило по-новому взглянуть на решение многих проблем, осознать значимость его идей и рассмотреть его концепцию как целостную, развивающуюся, совершенствующуюся, привлекающую к себе внимание новой формулировкой старых вопросов и нетривиальными ответами на них.

В связи с этим, настоящее диссертационное исследование методологически близко к совмещению двух направлений. Первое осмысливается как “история проблем” и впервые обосновано и реализовано неокантианской историко-философской школой. Второе – как “история понятий” (прежде всего М. Хайдеггер и Г. Гадамер).

Особое внимание уделяется сравнительно-историческому методу в выявлении связи некоторых идей К. Поппера с идеями Ксенофана Колофонского, Сократа, И. Канта, Б. Паскаля и Ч. Пирса.

Проблемно-тематический подход, ставящий целью осмыслить предмет в рамках целой исторической эпохи развития философии, позволяет зафиксировать сам процесс исторического движения философской мысли. Однако, реализация его сталкивается с затруднениями, исходящими из неоднородности суждений о данном историко-философском материале, поэтому особую важность обретает вопрос о критериях отбора материала.

Для реализации целей и задач использованы следующие критерии отбора привлекаемого материала. Во-первых, фундаментальность разработки проблематики и степень воздействия результатов на последующую философскую мысль. Во-вторых, новизна и своеобразие в сравнении с предшественниками и современниками в постановке и способах разработки проблемы. В-третьих, внеполитический подход сформировавшихся тенденций социально-философской мысли.

Научная новизна исследования обусловлена актуальностью темы для решения современных мировоззренческих проблем. Избранный путь исследования, по мнению автора, дает возможность многостороннего и, в какой-то мере, целостного представления о философии науки К. Поппера.

Анализ философских проблем квантовой механики, позволил сквозь призму этих интересов рассматривать другие проблемы, связанные с философией и методологией науки. До сих пор существует множество интерпретаций квантовой механики, но интерпретация К. Поппера сегодня может рассматриваться как альтернативная.

Автором показано расширение поля философской проблематики в постпозитивистской концепции науки. Проблема научной рациональности связывается с проблемой демаркации науки и ненауки, определением сущности науки и методологических нормативов. Рассмотрены гипотетико-дедуктивный метод и несимметричность верификации и фальсификации научных теорий. Проведена линия разногласий К. Поппера с неопозитивистами по отношению к философии. Анализируются корни рационалистической традиции - критицизм и фаллибилизм.

Основные положения, выносимые на защиту.

- Логика научного исследования К. Поппера - это трактовка логики науки, порывающая практически со всей предшествующей традицией разработки вопросов логики и методологии науки.

- Концепция предрасположенностей является основой всей космологии и метафизики К. Поппера и тесно связана с фундаментальным принципом попперовского мировоззрения – индетерминизмом.

- Критический рационализм К. Поппера, основанный на антииндуктивизме, антифундаментализме и фальсификационизме, является теорией научной рациональности - системой рационального роста научного знания.



- Полученные К. Поппером результаты представляют собой целостную теоретическую конструкцию и могут быть ключом к решению современных проблем философии науки. Методы научного познания эффективны только в диалектическом единстве.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что положения и выводы данной работы могут послужить для дальнейших исследований, систематизации и реконструкции философии К. Поппера. Полученные результаты диссертации могут быть использованы в дальнейшей исследовательской работе по логико-методологическим и философским проблемам естествознания и концепциям развития современной науки, эпистемологии и философии.

Материалы диссертации могут быть использованы для преподавания учебных дисциплин «Экспериментальные основания современной физики», «Концепции современного естествознания», «Философия», для подготовки спецкурсов по методологии науки, а также составления программ, учебно-методических пособий и планирования научно-исследовательской работы со студентами и аспирантами.



Апробация результатов исследования.

Материалы исследования легли в основу выступлений автора на научно-технических конференциях Мурманского государственного технического университета (2003 – 2005 гг.) и Государственной морской академии имени адмирала С.О. Макарова (г. Санкт-Петербург, 2003 – 2005 гг.), использовались при проведении лекционных и семинарских занятий. Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры философии МГТУ и изложены в научных статьях, тезисах и докладах.



Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка литературы.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ
Во введении обосновывается актуальность и степень научной разработанности темы. Определены объект, предмет, цель и задачи исследования, даны характеристики источников и теоретико-методологической основы работы. Выявлена научная новизна, раскрыта теоретическая и практическая значимость, представлена апробация результатов исследования.

В первой главе - «К. Поппер и философские проблемы начала ХХ века» - выявляются историко-философские предпосылки эпистемологических взглядов К. Поппера, анализируется его логико-методологическая концепция, исследуются философские проблемы квантовой механики, ее современные интерпретации.

В первом параграфе – «Формирование философского мировоззрения К. Поппера» - автор диссертации показывает, что вся философия мыслителя вращается вокруг кантовского трансцендентального вопроса, получившего название проблемы демаркации науки и ненауки.

В неопозитивистской доктрине разграничение научного знания и ненаучного опиралось на решение проблемы истинности и значимости научных утверждений. Решение же этой проблемы наталкивалось на трудности теории индукции и критерия верификации.

К. Поппер пришел к выводу, что ценность теории, или ее подлинная "научность", заключается не в ее "вери­фикации", не в подтверждении ее результатами опыта, а в способности теории подвергаться критическим проверкам, которые могут ее опровергнуть. Верификационизму позитивистского подхода к проблеме разграничения философ противопоставил абсолютно независимый от вопроса о смысле высказываний критерий опровержимости, или фальсифицируемости. Позднее он конкретизировал проблему демаркации, подчеркнув в особенности критерии различия науки и философии. По его мнению, наука не единственно ценная форма познания, а ненаучное не означает совсем бессмысленное, просто проблема демаркации сводится к поиску признаков собственно научного подхода в познании. В этой связи мыслитель предпочитает говорить о рациональном подходе, характерном как для естествознания, так и для других форм познания, в том числе и философских.

Автор диссертации проводит также линию разногласий К. Поппера с неопозитивистами по отношению к философии. Все позитивисты, а позже и неопозитивисты считали, что не существует вообще подлинных философских проблем, а даже если таковые существуют, то это только проблемы лингвистического употребления или значения слов.

К. Поппер един с И. Кантом в том, что в основании философских споров никогда не лежит проблема относительно слов, а всегда действительная проблема, касающаяся вещей. По его мнению, существует, по крайней мере, одна истинно философская проблема – это проблема космологии – проблема познания мира, включая и нас самих (и наше знание) как часть этого мира. Эпистемологию или логику научного исследования он отождествляет с теорией научного метода, задача которой состоит не в логическом анализе научных высказываний, а в логическом анализе метода “эмпирических наук”. Центральной проблемой эпистемологии мыслитель считает проблему роста знаний, в особенности роста научного знания. Поэтому изучение роста знания невозможно заменить использованием языка или исследованием языковых систем.

Анализируя основные пункты разногласий К. Поппера с неопозитивистами, автор диссертации отмечает, что во многом попперовские усилия содействовали углублению кризиса логического эмпиризма, выявили несостоятельность его принципов. Благодаря чему произошло расширение проблематики в постпозитивистской философии науки: от верифицируемости к фальсифицируемости, от истинности к научности, от игнорирования метафизических положений к признанию их полезности для научного исследования.

Диссертант выделяет три основных направления философского развития идей К. Поппера. Это, во-первых, логическая теория науки в целом и научных методов в частности (Г.В. Лейбниц, Г. Фреге, Б. Рассел, Л. Витгенштейн, Р. Карнап). Во-вторых, критические и диалектические методы рассуждения (Платон, И. Кант, Г.В.Ф. Гегель, К. Маркс). В-третьих, гносеологический скептицизм (Ксенофан, Д. Юм, И. Кант).

Однако автор заключает, что хотя философ опирался и использовал идеи И. Канта, Платона, Г.В.Ф. Гегеля, много почерпнул и взял от них, все же он в некоторой степени был един с неопозитивистами в том, что считал всю историю философии цепью псевдонаучных утверждений. Он “ругал” Платона и Г.В.Ф. Гегеля как неких вдохновителей спекулятивного образа мыслей вне времени и пространства.

Исследование интеллектуального и философского развития мыслителя показывает, что критическая философия И. Канта предопределила общий подход всех критических рационалистов к поиску истины. На место идеи возможного абсолютного обоснования знания, которая гарантировала бы абсолютность истины, была поставлена идея принципиальной погрешимости разума и последовательность критицизма. Фаллибилизм философа является прямым итогом эйнштейновской революции. Так как А. Эйнштейн показал, что даже научная теория, выдержавшая самые строгие проверки (какой являлась теория Ньютона) может быть ошибочной, то К. Поппер своим критическим подходом к науке только закончил критическую философию И. Канта. Также он следует сократовской точке зрения на ограниченность и погрешимость всего человеческого знания.

Во втором параграфе – «Логико-методологическая концепция К. Поппера» - диссертант анализирует основные идеи Карла Поппера в области логических и методологических проблем эпистемологии.

Уже в «Логике научного исследования» мыслитель выступил против широко распространенного взгляда, согласно которому считалось, что для эмпирических наук характерно использование так называемых “индуктивных методов”. Вопрос об оправданности индуктивных выводов и доверии к ним был известен под названием “проблемы индукции”.

Как отмечает диссертант, смысл попперовской критики индукции состоит в вопросе о получении новых знаний, как в обыденной жизни, так и в науке на основании индуктивных выводов, а также в вопросе о подтверждении и обосновании научных теорий индуктивными методами. Главной причиной, по которой он отрицает индуктивную логику, является то, что она не устанавливает подходящего критерия демаркации.

Основным различием между попперовским подходом к научному знанию и „индуктивистским” является то, что К. Поппер делает упор на негативные аргументы, такие как отрицательные примеры, контрпримеры, опровержения, попытки опровержения, то есть на критику научной теории. Индуктивисты делают упор на позитивные примеры, которыми надеются обосновать надежность, как теории, так и выводимых из нее, ненаблюдаемых раньше следствий. Индуктивной логике мыслитель противопоставляет логическую теорию, которая может быть определена как теория дедуктивного метода проверки или как воззрение, согласно которому гипотезу как универсальное синтетическое суждение можно проверить только эмпирически и только после того, как она была выдвинута.

Автор диссертации подчеркивает, что критика ученого в адрес индуктивизма связана также с устранением психологизма в теории познания. Наиболее характерную черту науки он видит в ее критическом подходе, основанном на методе проб и ошибок. Этот метод абсолютно рационален, так как полностью соответствует методу предпочтения конкурирующих теорий. Анализируя критерии предпочтения, или критерии оценки научных теорий, диссертант выявляет, что все они, в конечном счете, сводятся к способности утверждений подвергаться опровержению, то есть к фальсифицируемости. Таковыми критериями являются: большая содержательность, низкая вероятность и высокая степень подтверждения, или подкрепления. Смысл процедуры подтверждения К. Поппер раскрывает в трех пунктах:

1. Подтверждения должны приниматься во внимание только в том случае, если они являются результатами рискованных предсказаний, то е когда мы, не будучи осведомлены о некоторой новой теории, ожидали бы события, опровергающего данную теорию.

2. Каждая настоящая проверка теории должна быть попыткой ее опровергнуть, то есть фальсифицировать. Проверяемость есть фальсифицируемость.

3. Подтверждающее свидетельство принимается в расчет лишь в случае, когда оно является результатом серьезной, но безуспешной попытки фальсифицировать (опровергнуть) теорию.

Таким образом, фальсифицируемость, опровержимость, или проверяемость являются синонимами при определении критерия научного статуса теории. Разрабатывая критерий демаркации, философ обнаружил, что имеются хорошо проверяемые теории, с трудом проверяемые теории и вообще непроверяемые теории. Поэтому критерий демаркации тоже имеет степени разграничения и не может быть абсолютно четким. Непроверяемые теории можно назвать метафизическими.

К. Поппер осознавал, что его решение проблемы демаркации с помощью критерия фальсифицируемости является несколько формальным и нереалистичным: эмпирического опровержения всегда можно избежать. В связи с этим он пришел к идее методологических правил и к фундаментальному значению критического подхода – подхода, избегающего иммунизации теорий от опровержения. Фальсифицируемость представляет собой правило высшего порядка, а все другие должны обеспечить его применение. Связь между правилами не является ни строго дедуктивной, ни логической, а обусловлена целью применения критерия демаркации. Философ рассматривает методологические правила как конвенции, и описывает их как правила игры, характерные для эмпирической науки.

На основании анализа логико-методологической концепции мыслителя диссертант приходит к выводу, что попперовское решение проблемы индукции привело его к постулированию принципа относительности, или предположительности всякого знания. Идеи предположительного знания и фальсифицируемости содержат в себе стратегию научного исследования: от предположений к опровержению, а затем улучшению предположений. Процесс смены научных теорий становится процессом роста знания. Введение понятия роста предстает в попперовской концепции решающей характеристикой науки.

В третьем параграфе – «Философские проблемы физики в трудах К. Поппера» - автор диссертации исследует интересы К. Поппера в области методологии физики, представляет дискуссию между физиками по поводу интерпретации квантовой механики, анализирует интерпретацию физики и всей космологии данную самим философом.

С 1927 г. физики и философы разных школ и направлений не смогли прийти к единой точке зрения в интерпретации неопределенностей В. Гейзенберга и вытекающих из этого проблем вероятности, причинности, содержания методологических принципов и т. д. В работах Н. Бора, М. Борна, В. Гейзенберга можно найти следующие выводы: объект принципиально непознаваем, неконтролируем, а наша макроскопическая природа является препятствием на пути познания микромира.

Диссертант подчеркивает, что квантовая механика является той областью, в которой первоначальные идеи К. Поппера в чем-то изменились и получили развитие. Но всегда он был активным оппонентом ее Копенгагенской интерпретации. С ней он связывал “кризис понимания” в физике, возникший в начале ХХ в., и выделял причины, лежащие в основе этого кризиса: первая - проникновение субъективизма в физику; вторая - убежденность в том, что квантовая теория содержит полную и окончательную истину.

Абсурдность заявления, что квантовая теория содержит полную и окончательную истину, ясно распознал еще А. Эйнштейн. Тезис конца пути стал основой, на которой развернулась великая дискуссия между А. Эйнштейном и Н. Бором. К. Поппер считает, что каждая физическая теория неполна в нескольких смыслах этого слова, и неполнота квантовой механики очевидна. По мнению диссертанта, микромир ждет новых революционных открытий.

Являясь реалистом, К. Поппер утверждает, что субъективизму в физике способствовали позитивизм Э. Маха и возникновение вероятностной физики. Вплоть до 1939 г. и даже после на связи между недостаточностью знания и вероятностной физикой настаивали почти все ученые, в том числе и А. Эйнштейн. Мнение мыслителя по этому поводу совсем иное. Уже в «Логике научного исследования» он указывает на то, что вероятность – это нечто объективное, а соотношения неопределенностей В. Гейзенберга – не что иное, как соотношения рассеяния. Позже он подчеркнул, что вероятности, которые определяет квантовая теория – это всегда предрасположенности частиц занять некоторое состояние при некоторых условиях.

Автор диссертации отмечает, что основное различие между ранней и поздней теориями предрасположенности К. Поппера состоит в том, что сначала он ассоциировал предрасположенности с повторяемыми условиями. А позже заявил, что они являются свойством полной физической ситуации и иногда свойством конкретного пути изменения ситуации. Кроме этого, предрасположенности выступают как физические реалии аналогичные силам. Они могут быть приняты таковыми только тогда, если отбросить детерминизм. Индетерминизм и интерпретация вероятности как предрасположенности представляют собой совсем новую картину физического мира.

Диссертант считает, что введение понятия метафизической исследовательской программы ведет к отказу от понятия “научная теория” как базовой теоретической конструкции. Название “метафизические исследовательские программы” К. Поппер использует для обозначения некоторых программ в науке, которые экспериментально непроверяемые, но которые могут стать научными теориями путем переформулировки метафизических проблем в проблемы научного метода. Позже И. Лакатос изменил это название, введя термин “научно-исследовательские программы”.

Кризис в понимании физики, возникший в начале ХХ в., К. Поппер объяснил столкновением двух исследовательских программ, ни одна из которых не могла справиться с решением проблем: индетерминизм или детерминизм; реализм или инструментализм; объективизм или субъективизм. Для Копенгагенской школы характерны индетерминизм и инструментализм, также колебания между позициями субъективизма и объективизма. А. Эйнштейн и его сторонники представляют детерминизм и реализм, они объективисты в отношении целей физического познания и субъективисты в отношении интерпретации теории вероятностей. Точка зрения К. Поппера состоит в том, что индетерминизм совместим с реализмом. Осознание этого делает возможной последовательно объективистскую эпистемологию, объективистскую интерпретацию всей квантовой механики и объективистскую интерпретацию вероятности.

Диссертант подчеркивает, что попперовское критическое отношение к метафизической исследовательской программе и поиск возможных альтернатив способствует пониманию рациональности человека и рациональности науки, и предотвращает от опасности превращения в “нормальных ученых” - ученых, которые работают слепо, некритически, не осознавая предпосылок своих исследовательских программ. Тем самым К. Поппер выступил с критикой куновской “нормальной науки”.

Методология исследовательских программ И. Лакатоса является в большей мере продолжением или усовершенствованием попперовской доктрины. Если сравнить позиции Т. Куна и И. Лакатоса, то там где первый видит “парадигмы”, второй видит еще и рациональные “исследовательские программы”. Если Т. Кун главной особенностью “нормальной науки” считает догматическую установку, объясняющую стабильные периоды науки, то И. Лакатос предпочитает нормативный подход к эпистемологии: он смотрит на непрерывность науки сквозь “попперовские очки”.

Во второй главе – «Философия (эпистемология) К. Поппера» - автор раскрывает проблему научной рациональности, анализирует антифундаментализм и фаллибилизм философии мыслителя, исследует проблему роста научного знания, выявляет значение этих идей для современной философии науки.

В первом параграфе – «Концепция критического рационализма К. Поппера» - диссертант подчеркивает, что обсуждение проблемы рациональности, ее роли и значения в системе сознания и человеческой жизнедеятельности является в настоящее время наиболее актуальным.

Ответ на вопрос, что такое рациональность зависит от того, какие ее характеристики полагаются существенными, а понятие “научной рациональности” может рассматриваться как одна из моделей рациональности, способ построения которой зависит от того, что понимается под “научностью”. Проблема научной рациональности, сформулированная К. Поппером, была связана с проблемой демаркации науки и ненауки, определением сущности науки и методологических нормативов, специфических для научной деятельности.

Суть “критического рационализма” попперовского толка сводится к тезису: границы науки должны совпадать с границами рационального критицизма. Научная рациональность и даже рациональность вообще трактуется философом как критичность научной рефлексии, способность научных положений быть опровергнутыми. Таким образом, критерий фальсифицируемости играет роль критерия научной рациональности.

Автор диссертации исследует исторические формы идеи рациональности на разных этапах эволюции философского знания и приходит к выводу, что философия критического рационализма, которая возникла в первой половине ХХ века как реакция на позитивизм, оказалась попыткой возродить в философии и методологии ту рационалистическую традицию (критицизм и фаллибилизм), корни которой лежат в античности и восходят к Ксенофану Колофонскому и Сократу.

По мнению К. Поппера, Ксенофан и затем Сократ пришли к осмыслению того факта, что хотя мы все часто ошибаемся, однако уже сама идея ошибки и человеческих заблуждений предполагает другую идею – идею объективной истины: того стандарта, от которого мы можем отклоняться.

Антифундаментализм мыслителя состоит в убеждение, что ни разум, ни ощущения (восприятия) не являются какими-то признанными эпистемологическими авторитетами, непогрешимыми опорными точками познания. Поэтому с разработкой концепции научной рациональности был связан логический финал программы эмпирического обоснования науки.

В метафизическом плане критический рационализм представляет собой попытку возродить метафизику со всеми ее традиционными спекулятивными устремлениями дать общую картину бытия. Его гносеологической основой является чистый рационализм. Поэтому диссертант считает, что К. Поппер представляет рационалистскую версию интернализма при определении движущих сил науки, согласно которой основу динамики научного знания составляют теоретические изменения, являющиеся результатом когнитивного процесса, или перекомбинации уже имеющихся идей.

По сути, критический рационализм является теорией знания и его роста. В качестве критерия прогресса в науке можно принять критерий относительной приемлемости, или потенциальной прогрессивности, согласно которому каждая новая теория должна обеспечить избыточное содержание - необходимый компонент роста.

Диссертант отмечает, что если в ранний период творчества К. Поппер обсуждал критерий прогресса науки, не используя понятия “истины”, то после знакомства с работами А. Тарского, теория абсолютной, или объективной, истины как соответствия фактам стала играть основную роль в его дальнейшей аргументации. Соглашаясь с тем, что все теории – это гипотезы, которые могут быть опровергнуты, он не может отказаться от поисков истины: критическое обсуждение теорий руководствуется идеей нахождения истинной, или более правдоподобной, объяснительной теории

На основании анализа попперовской концепции правдоподобности и последующих ее разработок, автор диссертации заключает, что эта логическая задача непростая, но в настоящее время достигнут прогресс и найдены принципиальные пути ее решения. Выражаются как пессимистические, так и оптимистические взгляды на ее разрешимость.

Диссертант подчеркивает, что поиск фундаментальных теорий, сведенный К. Поппером к методу проб и ошибок, в некоторой степени является эквивалентом диалектического развития. Критическое устранение ошибок на научном уровне происходит путем сознательного поиска противоречий. Попытка устранения ошибок – это борьба за выживание – дарвиновский отбор, а не ламарковское обучение. Эволюционную теорию Ч. Дарвина мыслитель назвал одной из важнейших исследовательских программ нашего времени, имеющую не только биологическое, но и философское, мировоззренческое значение.

На основании различных вариантов дарвиновского эволюционизма ученый предложил свою эволюционистскую теорию – метафизическую исследовательскую программу, которая не является проверяемой, то есть не может быть фальсифицирована. Но метафизические теории способны подвергать критике и таким образом более совершенствоваться, оказывая влияние на развитие науки. Движущей силой науки он считает вечно неудовлетворенное любопытство исследователя, направленное на решение когнитивных проблем: от менее общих и глубоких к более общим и более глубоким. Концепция проблематизма, сформулированная К. Поппером, занимает важное место в современной философии науки.

Во втором параграфе - «К. Поппер и современная философия науки» - автор диссертации представляет полемику вокруг вопросов касающихся индукции, демаркации, истинности теорий, сравнения их содержаний и правдоподобности, также решающих экспериментов в физике, детерминизма и реализма. Сопоставление различных точек зрения способствует более глубокому пониманию рассматриваемых идей и их дальнейшей разработке.

На основании анализа основных философских и логико-методологических концепций К. Поппера в контексте их исторического развития и оценок как зарубежным, так и отечественным философским сообществом, диссертант приходит к выводу, что полученные результаты представляют собой целостную теоретическую конструкцию. Интересуясь самыми различными науками и проблемами, философ обнаружил связи между ними и попытался соединить их в единую картину, заполняя недостающие звенья метафизическими гипотезами. Он всегда придерживался единого подхода к решению проблем, демонстрируя единство творческого мышления.

Фундаментальная значимость логики научного исследования, разработанной мыслителем в конце 20-х гг. ХХ в., состоит в том, что ее методы и принципы применимы ко всем другим областям философии. Ее основные идеи направлены против эпистемологического эмпиризма, индуктивизма и верификационизма.

Теории К. Поппера, такие как концепция предрасположенностей, эволюционная эпистемология, теория трех миров и логика научного исследования, имеют разную степень универсальности, но между ними существуют логические и теоретические связи, разработка которых может послужить предметом для дальнейших исследований.

Однако современное соотношение философии и науки говорит о несостоятельности проекта построения научной философии как одной из конкретных наук со специфическим предметом изучения, который стремились осуществить Платон, Аристотель, Р. Декарт, Б. Спиноза, И. Кант, логические позитивисты, К. Поппер и многие другие философы.



В заключение диссертации подводятся итоги исследования, делаются основные выводы.

Основные результаты диссертации изложены автором в следующих публикациях:


  1. Михайлюк, А.В. Критический рационализм эпистемологии К. Поппера / А.В. Михайлюк // Поиск : философские и социально–экономические исследования : межвузовский сборник научных статей // Философский факультет СПбГУ, МГТУ. – Мурманск : Изд-во ООО «Максимум», 2003. – Вып. VI. Серия «Философские и социально–экономические исследования» – 0,47 п.л.

  2. Михайлюк, А.В. Концепция роста научного знания К. Поппера / А.В. Михайлюк // Межвузовский сборник трудов : по материалам Всероссийской научно-технической конференции «Наука и образование – 2003» (г. Мурманск, 2-16 апреля 2003 г.). – Мурманск : Изд-во МГТУ, 2003. – 0,25 п.л.

  3. Никонов, О.А., Михайлюк, А.В. Философия эпистемологии в наследии Карла Поппера / О.А. Никонов, А.В. Михайлюк // «Наука и образование – 2003» : тезисы докладов Всероссийской научно-технической конференции (г. Мурманск, 2-16 апреля 2003 г.) : в 5 ч. – Мурманск : Изд-во МГТУ, 2003. – Ч. 2. – 0,1 п.л.

  4. Никонов, О.А., Михайлюк, А.В. Концепция научного знания К.Поппера / О.А. Никонов, А.В. Михайлюк // Научно-техническая конференция профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и курсантов (г. Санкт-Петербург, 25 февраля – 14 марта 2003 г.) : тезисы докладов. – СПб. : Изд-во ГМА им. С.О. Макарова, 2003. – 0,1 п.л.

  5. Никонов, О.А., Михайлюк, А.В. Некоторые вопросы философии науки в трудах Карла Раймунда Поппера / О.А. Никонов, А.В. Михайлюк // научно-техническая конференция профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и курсантов (г. Санкт-Петербург, 24 февраля – 15 марта 2004 г.) : тезисы докладов. – СПб. : Изд-во ГМА им. С.О. Макарова, 2004. – 0,23 п.л.

  6. Никонов, О.А., Михайлюк, А.В. Философские вопросы квантовой механики в трудах К. Поппера / О.А. Никонов, А.В. Михайлюк // Вестник МГТУ. –2004. – Т. 7. № 1. – 1,03 п.л.

  7. Михайлюк, А.В. Философские воззрения раннего К. Поппера / А.В. Михайлюк // «Наука и образование – 2004» : материалы Международной научно-технической конференции (г. Мурманск, 7 - 15 апреля 2004 г.) : в 6 ч. – Мурманск : Изд-во МГТУ, 2004. – Ч. 1. – 0,31 п.л.

  8. Никонов, О.А., Михайлюк, А.В. Эволюция познания Карла Поппера / О.А. Никонов, А.В. Михайлюк // Научно-техническая конференция профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и курсантов (г. Санкт-Петербург, 28 февраля – 08 апреля 2005 г.) : тезисы докладов. – СПб. : Изд-во ГМА им. С.О. Макарова, 2005. – 0,18 п.л.

  9. Михайлюк, А.В. Естественнонаучные и философские проблемы начала ХХ века / А.В. Михайлюк // «Наука и образование – 2005» : материалы Международной научно-технической конференции (г. Мурманск, 6 – 14 апреля 2005 г.) : в 7 ч. – Мурманск : Изд-во МГТУ, 2005. – Ч. 1. – 0,28 п.л.

  10. Никонов, О.А., Михайлюк, А.В. Методологический принцип единства физической картины мира / О.А. Никонов, А.В. Михайлюк // «Наука и образование – 2005» : материалы Международной научно-технической конференции (г. Мурманск, 6 - 14 апреля 2005 г.) : в 7 ч. – Мурманск : Изд-во МГТУ, 2005. – Ч. 1. – 0, 25 п.л.

1 См.: Садовский В.Н. Эволюционная эпистемология Карла Поппера на рубеже ХХ и ХХI столетий // Эволюционная эпистемология и логика социальных наук: Карл Поппер и его критики. М., 2000. С. 3-51.

2 См.: Сколимовский Г. Карл Поппер и объективность научного знания // Фримен Ю., Сколимовский Г. Поиск объективности у Пирса и Поппера // Там же. С. 242-267.

3 См.: Поппер К.Р. Фримен и Сколимовский о пирсовских предвосхищениях Поппера // Там же. С. 280-290.

1 См.: Агасси Э. Реализм в науке и историческая природа научного познания // Вопросы философии. 1980. № 6. С. 136-144; Бартли У.У. Из предисловия редактора английского издания // Поппер К.Р. Квантовая теория и раскол в физике. М., 1998. С. 5-10; Кун Т. Структура научных революций. М., 1975; Лакатос И. Методология научных исследовательских программ // Вопросы философии. 1995. № 4. С. 135-154; Miller D. Popper᾿s Qualitative Theory of Verisimilitude // The British Journal for the Philosophy of Science. 1974. Vol. 25. P. 166-177; Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. М., 1986.

1 См.: Грязнов Б.С. Философия науки К. Поппера // Грязнов Б.С. Логика, рациональность, творчество. М., 1982. С. 143-166; Котенко В.П. Концепции науки в западной философии ХIХ – ХХ вв. СПб., 2002; Овчинников Н.Ф. Карл Поппер – наш современник, философ ХХ века // Вопросы философии. 1992. № 8. С. 40-48; Овчинников Н.Ф. Наука в массиве других форм знания: проблема демаркации // Наука: возможности и границы. М., 2003. С. 35-46; Садовский В.Н. Карл Поппер и Россия. М., 2002; Серов Ю.Н. Концепция предположительного знания Карла Поппера // Позитивизм и наука. М., 1975. С. 230-245; Соколов А.Н., Солонин Ю.Н. Предмет философии и обоснование науки. СПб., 1993; Сокулер З.А. Проблема обоснования знания: (Гносеологические концепции Л. Витгенштейна и К. Поппера). М., 1988; Хабарова Т.М. Концепция К. Поппера как переломный пункт в развитии позитивизма // Современная идеалистическая гносеология. М., 1968. С. 296-324; Швырев В.С. Анализ научного познания: основные направления, формы, проблемы. М., 1988.

2 См.: Печенкин А.А. Карл Поппер и философия квантовой механики // Поппер К.Р. Квантовая теория и раскол в физике. М., 1998. С. 166-188; Норманн Г.Э. Карл Поппер о ключевых проблемах науки ХХ века // Вопросы философии. 2003. № 5. С. 96-102; Метлов В.И. Диалектика оснований и развития научного знания // Вопросы философии. 1976. № 1. С. 117-128; Метлов В.И. Критический анализ эволюционного подхода в теории познания К. Поппера // Вопросы философии. 1979. № 2. С. 75-85; Рузавин Г.И. Эволюционная эпистемология и самоорганизация // Вопросы философии. 1999. № 11. С. 90-101; Садовский В.Н. Эволюционная эпистемология Карла Поппера на рубеже ХХ и ХХI столетий // Эволюционная эпистемология и логика социальных наук: Карл Поппер и его критики. М., 2000. С. 3-51; Финн В.К. Эволюционная эпистемология Карла Поппера и эпистемология синтеза познавательных процедур // Там же. С. 364-424; Чайковский Ю.В. Невостребованный синтез: Об эволюционных взглядах Карла Поппера // Вопросы философии. 1995. № 12. С. 50-54.

3 См.: Юлина Н.С. Философия Карла Поппера: мир предрасположенностей и активность самости // Вопросы философии. 1995. № 10. С. 45-56; Садовский В.Н. Карл Поппер, гегелевская диалектика и формальная логика // Вопросы философии. 1995. № 1. С. 14-26; Смирнов В.А. К. Поппер прав: диалектическая логика невозможна // Вопросы философии. 1995. № 1. С. 148-151; Швырев В.С. Как нам относиться к диалектике? // Вопросы философии. 1995. № 1. С. 152-158; Лекторский В.А. Рациональность, критицизм и принципы либерализма (взаимосвязь социальной философии и эпистемологии Поппера) // Вопросы философии. 1995. № 10. С. 27-36; Солонин Ю.Н. Исторические предпосылки “открытого общества” в России // На пути к открытому обществу. Идеи Карла Поппера и современная Россия. М., 1998. С. 176-186.



База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница