Л. А. Кан Психологическое направление в русской буржуазной социологии конца XIX начала XX века



Скачать 204.96 Kb.
Дата30.04.2016
Размер204.96 Kb.
Л.А. Кан

Психологическое направление в русской буржуазной социологии

конца XIX   начала XX века
В истории русской буржуазной социологии психологическое течение было одним из наиболее интересных. Оно просуществовало около полувека и оказало значительное влияние на развитие как социологии, так и социальной психологии. Психологизм выражал принципы субъективно-идеалистического подхода к обществу и представлял .собой сложный к многоплановый процесс психологизации социальных наук, охвативший не только социологию, философию, историю, но и политическую экономию, правоведение, эстетику, этику и т.п.

В теоретико-методологическом плане психологическая социология понимала духовную, психическую деятельность ладей в качестве исходной, первичной и определяющей характер развития общественной жизни и на этом основании выдвигала особые методы и приемы изучения этой жизни, заимствованные у психологической науки. Психологическое направление, подобно позитивистским факторным теориям в социологии, злоупотребляло принципом редукционизма. Применение «психологического метода» при изучении социальных явлений приводило к пониманию общественных отношений как психических., идеологических связей, а изучение их природы подменялось вопросом о психических механизмах общения. Предметом социологии стало психическое взаимодействие индивидов.

Этот односторонний характер рассмотрения общественных проблем, как и невозможность для социологии данного периода избавиться от редукционистских тенденций, можно объяснить отсутствием у молодой науки специфически социологического метода исследования и необходимостью заимствовать методы исследования у естественных наук. В целом для психологической социологии было характерно стремление к возможно более полному и

111
всестороннему анализу личности и общества. Однако трактовка принципа психологизма этим направлением приводила к извращенному пониманию духовной жизни общественного человека, к пренебрежению объективными законами исторического развития, к недооценке роли сознательных действий людей.

Психологизм в социологии стал переходной ступенью от натурализма к субъективизму и послужил источником большинства субъективистских концепций, получивших дальнейшее развитие в современной западной буржуазной социологии. Различные аспекты становления психологической социологии освещены в работах наших философов к социологов: Г.М. Андреевой, Г.К. Ашина, И.А. Голосенко, Ю.А. Замошкина, И.С. Кона, И.Г. Лиоренцевича, Г.В. Осипова, И.М. Поповой.

Психологическая тенденция, характерная для позитивистской социологии, не была ее собственным изобретением. Как справедливо пишет советский социолог И.С. Кон, «психологический редукционизм не представлял собой чего-то принципиально нового. Мысль, что корни социального надо искать в человеческой психологии, вообще имманентна философскому идеализму; весь вопрос только в том, что именно понимать под психическим   абстрактные идеи, интересы или иррациональные инстинкты и импульсы»1. Таким образом, психологизм воспроизводит несколько обновленное и усложненное старое идеалистическое понимание истории и потому не является атрибутом той или иной школы, а представляет собой общую тенденцию, характерную для всего буржуазного обществоведения на данном историческом этапе. В рамках социология произошло лишь некоторое обновление этой тенденции по сравнению с традиционной философией истории, были сформулированы новые проблемы, разработаны новые приема, уточнены старые представления.

Впервые идея построения социологии на основе психологии была высказана самими психологами. Вдохновленные успехами но-



112
вой эмпирической науки и ее эффектными результатами, они пытались расширить область ее применения на всю сферу социального. Возможность использования методов экспериментального исследования социальных явлений, заимствованных у психологической науки, по их мнению, должна была расширить возможности самой социологии. С другой стороны, ощущая недостаточность естественно научных методов и представлений для понимания социальной природы человеческой психики, они сами были вынуждены обратиться к социологии.

Главной заслугой психологической социологии стало определение роли личности как основного элемента социальной действительности, как существа, обладающего в первую очередь не биологическими, а психологическими особенностями. В теории социального прогресса впервые стало возможным говорить о вмешательстве человека в ход истории, о том, что история делается людьми, ставящими, перед собой определенные цели. Психологисты выступили против упрощенного понимания общества как биологического организма, определив его как «синтез человеческих сознаний» (Э. Дюркгейм). Однако попытка психологизации общественных отношений заводила их в другую крайность, она свелась к механическому перенесению законов психологии в область социально-исторических явлений. Под влиянием успехов новой науки сторонники психологического направления были склонны полностью сводить социальное к психологическому, а весь сложнейший механизм общественных отношений   к психическому взаимодействию индивидов.

Это увлечение психологизмом было всеобщим. Известный русский ученый Н.И. Kapeeв в этот период писал: «Можно, не будучи пророком, предсказать, что будущее принадлежит только той социологии, которая в той или иной мере усвоит установки психологизма, противоположные направления обречены на вымирание»2. К концу XIX в. психологизм проявился почти во всех гу-

113
манитарных науках, а также в литературе и искусстве. Его популярности способствовали теоретики права В.М. Хвостов, Л.И. Петражицкий, Н.М. Коркунов, .разрабатывавшие проблемы государственного устройства, общества, морали к некоторых социальных аспектов личности.

В России формирование психологической социологии проходило в период бурного развития капитализма и обострения классовой борьбы и было обусловлено необходимостью изучения массовых социальных движений. Однако господствовавший в ее теориях философский идеализм, сказывавшийся в недооценке объективных закономерностей общественного развития, привел к одностороннему преувеличению и абсолютизации психологического фактора в истории общества, к подмене классовых отношений межличностным взаимодействием индивидов. Сведение социальных отношений к межличностному взаимодействию не отражает истины с достаточной полнотой, так как люди участвуют в общественных производственных отношениях «не как индивиды, а как члены класса»3, и психическое взаимодействие индивидов с наибольшим социальным эффектом осуществляется в процессе созидательной деятельности.

Усиление психологической тенденции было связано также с борьбой против биологической, органической и эволюционной теорий в социологии. Переход к психологическому редукционизму в противовес биологизаторским концепциям создавал видимость учета специфики общественной жизни. Борьба против натуралистических теорий в социологии, привела к образованию крена в сторону абсолютизации психологических факторов, к уподоблению социальной жизни психической жизнедеятельности индивидов.

Появление психологизма в России объясняется не только влиянием западных школ, но и разработкой психосоциологической теории на собственной почве. Прежде всего она опиралась на исследования крупных специалистов в области изучения психики



114
человека И.В. Сеченова и В.М. Бехтерева. Первый стал основателем научной психологии в России. Он обосновал необходимость развития психологии как эмпирической науки и внес значительный вклад в материалистическую теорию познания своими выступлениями против субъективного идеализма и агностицизма в психологии. Результаты его исследований показали, что сознательная деятельность человека во многом определяется воздействием внешней среды. В.М. Бехтерев, изучавший вопросы общей психологии и психиатрии, также пришел к рассмотрению некоторых аспектов общественной психологии. В дальнейшем на решение проблемы соотношения природного и социального в деятельности человека оказало влияете учение И.П. Павлова о второй сигнальной системе. Будучи воинствующим материалистом, он внес значительный вклад в разработку теории отражения. Эти передовые ученые заложили основу научной материалистической теории общественной психологии.

Психологическое направление в русской социологии окончательно сложилось в 90-е гг. XIX в. Рассмотрим некоторые его конкретные формы. Для этого мы должны выделить несколько основных типов психологического редукционизма в отечественной социологии и проанализировать их теоретическое содержание.

К первому типу относится «коллективный психологизм, идея которого принадлежала Н.К. Михайловскому . Его поддерживали С.Н. Южаков и Н.И. Кареев. Смысл этого подхода заключается в том, что психическое взаимодействие людей, возникающее из потребности индивидов в общении, оформляется в виде коллективной психики. Понятие общества сводится к совокупности коллективных представлений. Общественные факты представляют собой повторяющиеся действия «психических сил», поэтому основой социологии они считают коллективную психологию. Н.И. Кареев, посвятивший проблемам социологии много работ понимал социологию и психологию как взаимно дополняющие друг друга науки: социология должна рассматривать объективную сторону истории, а социология   субъективную. «Если индивидуальная

115
психология занимается процессами. происходящими внутри каждой человеческой личности, то рядом с этим существуют еще процессы психического взаимодействия между отдельными членами. общества. Мы имеем ввиду здесь такие общие явления, как обмен мыслей, передачу ощущений , влияние одной воли на другую»4.

Как видим, общественное бытие Н.И. Кареев отождествляет с психическими актами, центральным предметом философского рассмотрения является у него личность. В прогрессе личности и культуры он видит сущность общественного развития5.

Второй тип психологического редукционизма   «индивидуальный психологизм»   характеризуется преобладанием субъективно-идеалистической тенденции, отрицанием реального существования коллективной психологии и концентрацией внимания на изучении психологии индивида. Это направление было свойственно одной из ветвей народнической социологии, когда, утратив свою революционность, народники искали решения проблем исторического прогресса на путях индивидуальной психологии и нравственного совершенствования личности. Социальные отношения понимались юли как отношения личностей, а индивид как психологическая проблема стоял в центре научного исследования. К этому типу относятся социологические воззрения В.П. Воронцова к И.И. Каблица.

Наиболее яркое выражение «индивидуальный психологизм» нашел в работах Л.И. Петражицкого, а также, в несколько иной форме, у многих неокантианцев   В.М. Хвостова, Б.А. Кистяковского и др. В отличие от первого типа он характеризуется прежде всего изучением индивидуального участия личности в социальной жизни. Развитие личности и эволюцию общества психологисты ставили в зависимость от моральных идеалов и видели задачу социологии в формировании нравственно совершенной личности.



116
Этика стала исходным пунктом для понимания основных проблем общественной жизни, и «этический идеализм», основанный на идеалистическом понимании истории, был в это время одним из самых влиятельных учений как в России, так к в Европе.

К третьему типу мы относим теорию «социального психизма», предложенную известим/ русским социологом Е.В. Де-Роберти. Она била задумана как, синтез двух предыдущих типов с целью снятия их односторонности и позитивного объединения в новое целое. Синтез Е.В. Де-Роберти напоминал социологизм Э. Дюркгейма; согласно ему, различные духовные явления (философия, религия, наука, искусство и т.п.) выполняют специфические социальные роли в обществе, задается обществом и обеспечивают его особые конструкции и организации. Социальные явления Е.В. Де-Роберти выводил не из индивидуальных мотивов, а из специфических состояний общественного сознания, объясняющих характер «социальных действий, взаимоотношений индивида и социальных групп.

Внешне замысел Е.В. Де-Роберти (особенно его тезис о сериальном содержании и детерминации духовной жизни) казался весьма содержательным, но в целом его синтез был откровенно идеалистическим, абстрактно психологическим.

И, наконец, последний тип, так называемый, «латентный (скрытый) психологизм». По мнению некоторых историков социологии, этот вид психологизма нашел наиболее четкое выражение в работах социологических бихевиористов: П. Сорокина, К. Тахтарева, А. Звоницкой и др.

Смысл этого психологизма заключается в том, что, отрицая в теории любые формы психологизма, они фактически, особенно в решении конкретных проблем, склонялись к психологизму. Принимая за исходную единицу социального анализа «социальные связи», «социальное общение», «взаимные услуги», «взаимодействие», они определяли социальные явления именно как межиндивидуальные отношения, психические взаимодействия.

117
В России наиболее ранними предшественниками психологического направления были известные социологи П.Л. Лавров и. Н.К. Михайловский. Именно с П.Л. Лаврова в русской социологии утвердился взгляд на общество как процесс духовного взаимодействия людей. Его антропологический принцип гласил: центром социального развития является человеческая личность в единстве материального и духовного, ощущающего к действующего, нравственного и социального. Созданная П.Л. Лавровым и Н.К. Михайловским теория личности стала основой для дальнейших теоретических разработок этой проблемы психологистами, Будучи представителями революционного народничества, они первыми пришли к пониманию необходимости изучения закономерностей движения народных масс, поисков наиболее эффективных путей воздействия личности на «толпу», к проблеме их психического взаимодействия.

Н.К. Михайловский не только отмечал значение субъективного, психологического фактора в историческом процессе, но и призывал к более полному изучению социально-психологических явлений. Он первый сделал вывод о необходимости разработки новей науки, исследующей массовую психологию: «.... коллективная, массовая психология еще только начинает разрабатываться, и сама история может ждать от нее огромных услуг»6. У Н.К. Михайловского преобладал натуралистический подход к проблеме личности. Применяя биологические аналогии., он строил органическую теорию общества, в которой ведущую роль играла проблема общественной психологии. Большое внимание он уделял изучению формирования психологии индивида и массы, его идея о коллективной психологии перекликается с теорией прогресса Н.И. Кареева и П.Л. Лаврова.

Характеризуя взгляды П.Л. Лаврова на прогресс, Н.И. Кареев пишет: «Семя прогресса   есть идея, которая зарождается в мозгу личности, там развивается, потом переходит из этого моз-

118
га в мозги других личностей, разрастается качественно в увеличении умственного и нравственного достоинства этих личностей, количественно в увеличении их числа и становится общественною силою, когда эти личности сознают свое единомыслие и решаются на единодушное действие»7.

Н.И. Кареев предлагает различать два направления в психологической социологии: индивидуальная психология должна изучать явления душевной жизни особи, а социальная процессы психического взаимодействия в коллективе и обществе.

Исторический процесс Н.И. Кареев понимал как постоянное взаимодействие между великими личностями и народными массами. Его теории было свойственно эклектическое соединение марксизма с другими течениями. Но, как и все представители психологического направления, он отрицал классовый подход в изучении движущих сил исторического процесса, считая основой прогресса культурное творчество сознательных нравственных личности: «Прогресс есть осуществление тенденции общественной жизни усовершенствовать внутренние свойства человека... и улучшать его культуру путем переработки передаваемых одним поколением другому миросозерцании, нравственных доктрин и социальных форм»8. Во имя сохранения этих «социально-культурных форм» психологисты отказывались от классовой борьбы в надежде «перестроить сознание человека». Вместе с тем, рассматривая вопрос об антагонизме личности и общества, он приходит к выводу о неразрешимости противоречий общества, построенного на эксплуатации человека человеком.

Н.И. Кареев поддерживал идею коллективной психологии и в том смысле сделал шаг вперед по сравнению с народниками, рассматривая взаимодействие не личности с толпой, а коллективное взаимодействие личностей, составляющих массу. Но философ-



119
ско-социологический субъективизм и психологический редукционизм не позволили ему дать научного объяснения роли межличностных отношений в .историческом процессе. Идеалистичность его мировоззрения сказалась в недооценке значения базиса и надстройки, определяющих уровень материальной и духовной культуры общества.

В представлении Н.И. Кареева история есть смена идеалов, а идеальное общество   это общество, в котором господствуют солидарность, право и кооперация, индивидуализм и равенство.9

Как уже было сказано, идея психологизации общественных явлений и процессов была общей для социологии того времени. В этот период практически не существовало социологических концепций, не затронутых более или менее психологизмом. Наиболее четко психологическая ориентация была выражена в теоретических взглядах Е.В. Де-Роберти, главы русской психологической школы. Де-Роберти претендовал на основание новой биосоциальной теории, видя задачу социологии в примирения биологизма с психологизмом. Он утверждал, что индивидуальная психология является сложным продуктом, с одной стороны,   биологических, а с другой — социальных причин и факторов. Биология и психология должны стать основой социальных наук. Предметом социологического изучения он считал различные стороны психологического взаимодействия индивидов, проявляющиеся в науке, философии, искусстве и практической деятельности. Наука и знание находятся в зависимости от внутренних качеств людей, занимающихся наукой, а также в прямой зависимости от их коллективного опыта.

Далее, Де-Роберти полагал, что уровнем научного знания определяется содержание и характер религии (или философии), которая в свою очередь, влияет на содержание и направление искусства. Сфера же производственной деятельности человека определяется всеми предшествующими факторами. Таким образом,



120
практика, труд оказываются производными от науки, религии и искусства. Общественное бытие он выводит из общественного сознания10.

Е.В. Де-Роберти чрезмерно расширял границы социологического знания: «Социология изучает великое царство преемственной культуры, прогрессирующей цивилизации»11. И в то же время он не видел специфики социологии как общественной науки, имеющей свой предмет исследования, сводя его лишь к психологическому взаимодействию индивидов. Его новая биосоциальная теория утверждает: «Психологическое взаимодействие, облегченное в чувственную и конкретную форму, есть, несомненно, факт психологический, есть сочетание социальной энергии с энергией жизненной, есть явление биосоциальное»12.

Теория социального психологизма Е.В. Де-Роберти была построена на принципе эволюционизма, однако эволюция могла происходить только в мире разума. Исключение социальных проблем из предмета социологии было характерным для русской либеральной буржуазии, интересы которой он представлял. Де-Роберти подвергает критике закон трех стадий О. Конта. В его понимании переход от жизни к общественности осуществляется путем превращения индивидуального опыта в коллективный, когда мир становится нашим представлением о мире. Одной из главных его задач была борьба с агностицизмом О. Конта. Проделав эволюцию от контизма к махизму, Де-Роберти, в конце концов, отказался от идеи психологизации социологии и выступил за автономию молодой науки, против слияния ее как с биологией и психологией, так и с так называемым «прагматизмом» (историческим материализмом), утверждая, что в основе социологии должна лежать нравственность.

121
В последних своих работах как представитель неопозитивизма он уже не противопоставляет личность обществу, а, наоборот, рассматривает личность как члена группы, унаследовавшей предшествующую культуру и опыт поколений. Психологизм он считает незаконным вторжением конкретной (а, следовательно, подчиненной) науки в область той индуктивной и абстрактной науки, от установления и развития которой всецело зависят и ее собственные успехи. Таким образом, из социологии все более и более устраняется коренное заблуждение психологической школы, притязавшей на возможность вывода законов, управляющих общественной жизнью, из изучения и точного определения психологической природы индивидуального человека. Социология теперь обретает свой собственный предмет: социальную действительность, социальное бытие. Но социология отпала от философии не навсегда, а с целью обработать своими методами главнейший материал всякого миропонимания и снова влить его в философию, которая должна обновиться13.

Дискуссия о предмете социологии и границах социологического знамя была одной из самых оживленных в описываемый период. Для представителей психологической социологии было характерно предельно широкое толкование предмета, например Н.И. Кареев писал: «Социология должна быть учением об обществе, подобно тому, как существует общее учение о жизни». Ошибка психологистов, как и всей субъективной школы, заключалась в сведении предмета социологии к изучению общества вообще, в отвлеченном толковании предмета социологии. Н.И. Кареев в своей трактовке предмета социологии предлагая изучать общество с точки зрения проявления в нем «личностного начала», в то же время он не отрицал и значения материально-производственных отношений. «Итак, социологию можно понимать в более широком и в более тесном смысле. В первом смысле это есть изу-



122
чение законов, управляющих всеми явлениями, какие только совершаются в обществе, т.е. изучение законов социально-биологических, социально-психологических и социальных в более тесном смысле. Последними и должна заниматься социология в более узком значении слова»14.

В этой дискуссии по определению предмета социологии наметились две тенденции. Одна из них была выражена социологией народничества, в частности П.Л. Лавровым, который относил к предмету социологии весь «общественный вопрос» в целом, включая в него проблемы государства, национальности, учение об экономических отношениях, проблему прогресса и раздел об элементарных формах общественной организации.

Вторая тенденция связана с буржуазно-либеральным направлением, которое разделяли Де-Роберти и некоторые представители русского неокантианства, для них было характерно исключение социальных проблем из предмета социологии.

В.М. Хвостов писал: "Если, учение об индивидуальной психике есть психология, то учение с духовном, психическом есть объект изучения социологии. Наука эта должна иметь характер чистого, а не прикладного знания и строго должна быть отграничиваема от всякого рода нормативных, (этических) и политических построений. Только при условии полной независимости от политических задач наука об обществе может стать настоящей наукой»15.

Центральной проблемой психологической социологии была проблема личности. Ее теоретической разработке способствовали воззрения субъективной школы и народническое движение. Видимо, впервые личность стала рассматриваться так широко с учетом ее социальных ролей и социальных связей. Субъективные желания и стремления личности должны лежать в основания любой стороны социальной действительности   так звучит принцип личности, сформулированный Н.И. Кареевым. Явление психологизма в

123
социологии можно рассматривать именно как результат проявления интереса к личности, которая в этот период стала средоточием всех научных проблем. Поднятый народниками вопрос о роли личности в общественном развитии и соотношении личности и общества вовлек в обсуждение этих проблем представителей различных социологических школ и направлений. Если натуралистическая социология биологизировала проблему личности, то психологисты пытались построить идею личности на основе ее психических процессов.

Историко-материалистическое понимание природы человека требовало преодоления этой позиции и подхода к исследованию человека на основе понимания его сущности как совокупности общественных отношений. Однако психологисты, отстаивая идеалистический взгляд на общественную жизнь, не смогли подняться до понимания определяющего влияния способа производства и производственных отношений на духовную жизнь общества. По мнению В.М. Хвостова, «правильная постановка вопроса о природе человеческого общества возможна только на психологической основе, так как самая сущность общества состоит в духовном взаимодействии людей, в процессе духовного общения»16.

Тем не менее психологической социологией впервые были затронуты вопросы социально-психологической природы и развития индивида в зависимости от социальной среды. Много внимания было уделено проблеме социально-психологического общения и нормативно-этическим аспектам межличностного взаимодействия. Было продолжено обсуждение проблемы идеала и научного знания, исторической необходимости и социального прогресса. Во всех случаях личность провозглашалась единственной целью прогресса и главным критерием общественного развития. Психологическое направление породило немало новых перспективных проблем в социологии, в частности теорию ценностей, теорию малых групп, способствовало разработке теории личности и др. На его основе

124
родилась новая наука   социальная психология, и многие рациональные положения психологического направления оказали значительное влияние на дальнейшее развитие социологии. В XX в, психологизм развивался преимущественно на американской почве, и некоторые идеи русской психологической социологии возродились в виде теорий «группового психологизма», «бихевиоризма», этической социологии и др.

Популярность психологической социологии на рубеже двух веков объясняется возросшей необходимостью изучения причин массовых социальных движений, необходимостью более полного и научного объяснения исторического процесса, а также раскрытия механизмов изменения психического состояния и поведения больших социальных групп.

Однако общая идеалистическая направленность и редукционизм ограничивали возможности применения этой теории и, в конечном счете, привели ее в тупик. Идеи психологизма были направлены против материалистического понимания истории. Отрицая определяющее влияние способа производства и производственных отношений на духовную жизнь общества, психологисты рассматривают общественную жизнь как вторичную, производную от психологии людей. Поведение людей зависит от их коллективных представлений, которые, в свою очередь, определяются межличностными отношениями. Психология выдается за науку об основных и общих движущих силах социального развития, за ведущую общественную науку. Это ведет к извращению предмета социологии и утрате социологией своей специфики.

Научная несостоятельность основных принципов психологизма проявилась в решении конкретных социологических проблем. Попытка создания общей теории общественного развития на основе частной науки психологии не могла увенчаться успехом, так как редукционизм и идеалистическое выведение духовного из общественного не могли стать основой для разработки подлинно научного метода исследования общественных проблем. Законы общественного развития понимались психологистами не как объективные законы, а как «надысторические связи, привносимые в окружающий



125
хаос человеческим разумом»17. Общественное бытие отождествляется с психическими актами, и социология оказывается в подчиненном отношении к психологии. Неоправданное сведение социального к психологическому ведет к искаженному пониманию предмета социологии, объектом изучения социологии становятся различные человеческие группы, их поведение и психологическое взаимодействие.

В.И. Ленин называл наглядным примером метафизики создание теории общества без предварительного изучения объективных производственных отношений   основы социальной жизни, анализ которых и должен составить основной предмет социологии. Диалектический материализм рассматривает общество как естественно исторический процесс во всем многообразии материальных, производственных, социально-экономических и классовых отношений. Буржуазная социология старается оставить их вне социологического анализа, подменяя различными типами взаимодействия между людьми. Современная психологически ориентированная буржуазная социология используется правящим классом для обеспечения социального контроля над людьми, предотвращения «межгрупповых конфликтов», налаживания «человеческих отношений» между рабочими и предпринимателями в целях достижения равновесия в функционировании буржуазного общества.

Американский экономист Поль Баран пишет: «... социо-психологизм становится едва ли не самым важным элементом идеологии монополистического капитализма, стремящегося найти способ уничтожения наиболее кричащих несообразностей, наиболее явных несправедливостей капиталистической системы с тем, чтобы сохранить ее основные институты»18. В XX в. психологизм стал одним из основных элементов буржуазной эмпирической социологии, идеи психологической школы нашли применение в теорий социального действия, теории малых групп, в социометрии.

126
Психологическая ориентация социологии выдвигалась в качестве альтернативы марксовой теории «экономического материализма», которую упрекали в пренебрежении личностным фактором, в преувеличении роли и значения производственных отношений. На первый план общественного развития психологисты выдвигали явления духовной жизни человека, анализируя лишь отдельные стороны его сознания и поведения, и результаты этого анализа распространяли на общество в целом. К. Маркс не только не отрицал значения психологического фактора в жизни общества, но, наоборот, уделял большое внимание определению психологических особенностей различных социальных групп и классов.

И все же значение психологического направления для развития социологии достаточно велико. Прежде всего это значение (определяется постановкой новых методологических проблем. Весьма плодотворной была идея выделения особого предмета исследования   общественной психологии. Сама социальная психология как наука вышла из психологической социологии. Психологическое направление ориентировало исследователей на поиски новых подходов к изучению социальных отношений; социального поведения и социальной структуры общества. Оно положило начало широкому изучению общественного мнения и массовых коммуникаций, разработке теории личности и т.п. Социология обогатилась новыми понятиями и категориями.



127

1 Кон И.С. Позитивизм в социологии. Л., 1964, с.54.

2 Кареев Н.И. О значении психологии для общественных наук.   Вестник психологии, криминальной антропологии и педологии, 19I2, т.IX, с.83-84.

3 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.3, с.76.

4 Кареев Н.И. Историко-философские и социологические этюды.   СПб., 1899, с.12.

5 Кареев Н.И. Философия истории и теория прогресса. Знание. 1875, №2, с.43.

6 Михайловский Н.К. Полн. собр. соч., Т.8. СПб., 1914., с.162.

7 Кареев Н.И. Собр. соч., т.1, 1912, с.61.

8 Кареев Н.И. Формула прогресса в изучении истории. Варшава. 1879, с.10.

9 Кареев Н.И. Основные вопросы философии истории. СПб.,1879, c.402.

10 Де-Роберти Е.В. Новая постановка основных вопросов социологии. М., 1909, с.59.

11 Там же, с.54.

12 Он же. Неопозитивная школа и ее новые течения в современней социологии.   Вестник Европы, 1912, №12.

13 Де-Роберти Е.В. Неопозитивная школа и ее новые течения...

14 Кареев Н.И. Собр. соч., т.1. СПб., 1912, с.61.

15 Хвостов В.М. Социология, ч.1. М., 1917, с.14.

16 Хвостов В.М. Социология, ч.II, с.10.

17 Кареев Н. Основные вопросы философии истории, ч. П. СПб., 1887, с.181. 3, с.78.

18 Цит. по: Попова И.М. К вопросу о социальной почве психологизма в буржуазной социологии.   Вопросы философии, 1961, №3, с.78.


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница