Методические рекомендации по изучению дисциплины «Экономическая социология»



страница5/9
Дата27.04.2016
Размер1.64 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

6.Два подхода к человеку в социальной теории:

7.http://lib2.podelise.ru/docs/11546/index-77639-1.html?page=2


Комаров М.С. Социология. – М.: Аспект-Пресс, 2003. – 462 с.

Неймер Ю.Л. Из стабильности – в кризис: Исследования и публицистика социолога в СССР, Украине и США. – М.: Кнорус, 2004. – 544 с.

Персикова Т.Н. Межкультурная коммуникация и корпоративная культура. – М.: Логос, 2008. – 224 с.

Полани Карл. Экономика как институционально оформленный процесс: http://group27.narod.ru/ucheba/files/ecsoc-s3-123.pdf.

Пригожин А.И. Современная социология организаций. – М.: Владос, 1995 – 296 с.

Объект и предмет экономической социологии: http://bibliofond.ru/view.aspx?id=475662

Романов П.В. Социология менеджмента и организации. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. – 288 с.

Тощенко Ж.Т. Социология труда. – М.: Юнити-Дана, 2009. – 423 с.

Фролов С.С. Социология организаций. – М.: Гардарики, 2001. – 384 с.
Тема 5. Становление экономической социологии. Классические традиции в экономической социологии

1. Классические традиции в экономической социологии.

2. Развитие экономической социологии во второй половине XX века.

3. Основные направления неоклассической экономической социологии.


Возникновение и становление экономической социологии в мировой науке явилось итогом длительного процесса социологизации экономической науки на всем протяжении ее развития. Еще А. Смит разрабатывал теорию человека и его потребностей, побудительных стимулов к действиям, мотивации поведения. В известном смысле история западной экономической мысли — это история постепенного расширения социального фона, на котором рассматривается развитие экономики. Оно стимулировалось ограниченностью теории свободного предпринимательства (свободной конкуренции), разработанной классической школой — Д. Рикардо и его последователями. По мере того как недостаточность их подхода становилась очевидной, экономисты расширяли представление о круге факторов, ограничивающих свободную конкуренцию, участвующих в регулировании экономического развития.

Среди этих факторов все большее место получали прежде всего социальные, политические, нравственные, религиозные. Как отмечал А. Маршалл, большая армия экономистов на протяжении всего XIX и XX веков упорно доискивалась до корней тех побудительных мотивов, которые наиболее сильно и наиболее устойчиво воздействуют на поведение человека в хозяйственной сфере его жизни 2. Жизненная сфера, которая особенно интересует экономическую науку,— это та, где поведение человека обдумано, где он чаще всего высчитывает выгоды и невыгоды какого-либо конкретного действия.

Существует несколько крупных социологических проблем, как бы пронизывающих многие концепции западных экономических школ. Это прежде всего характер мотивации экономического поведения, соотношение в нем свободы и регламентированности; роль различных ограничителей свободного предпринимательства; отношения «экономического человека» и государства; проблемы «корпоративного духа», бизнеса, роль социальных институтов — политики, собственности, семьи и др.— в экономической жизни.

В первой четверти XX в. интересующая нас проблематика начинает активно разрабатываться в рамках социологии как общей (Э. Дюркгейм, Д. Смолл и др.), так и частной (Э. Мэйо, Ж. Фридмеи и др.). В середине 50-х годов выделилось самостоятельное научное направление, названное «социологией экономической жизни», или «экономической социологией». В становлении его современного состояния можно выделить три этапа.



Первый этап (начало 20-х—середина 50-х годов) совпал с бурным развитием эмпирических социологических исследований. В становлении экономической социологии наиболее значимую роль сыграли три направления: индустриальная (промышленная) социология; социология организаций; теория социальной стратификации и социальной мобильности. Первые два направления связывались с поисками путей эффективного управления человеческим фактором экономики, чему служили разработанные а тот период концепции «человеческих отношений», формальных и неформальных групп в организациях, теории малых групп, межличностных отношений, лидерства и руководства. Хотя промышленные социологи не ставили своей целью специальный анализ связей экономики и общества, получаемые ими результаты объективно содействовали более глубокому пониманию этих связей. Именно поэтому, описывая историю становления социологии экономической жизни, ее основатели в числе своих предшественников, как правило, называют Э. Мэйо, Ф. Рот-лисбергера, Д. Макгрегора, У. Уайта и других теоретиков стимулирования.

Аналогичная ситуация сложилась и с теорией стратификации и мобильности. Основоположники социологии экономической жизни постоянно отмечают важность для ее становления проблематики социальной дифференциации по наиболее важным критериям: доходу, власти, престижу, происхождению. Отмечают и огромную важность семьи (дифференциация семей по характеристикам благосостояния, культуры, этнической принадлежности) 6. Экономическая социология как бы впитала в себя многое из этих исследований (хотя они и проистекали из других научных традиций).


Таким образом, первый этап развития современного состояния экономической социологии был этапом накопления сил, фактологической базы для формирования той новой науки, которая возникла значительно позднее.

Второй этап (50—70-е годы) связывают со структурно-функциональным направлением теоретической социологии (Т. Парсонс, Н. Смелсер, К. Дэвис, Д. Мур и др.), пытающимся связать экономику с другими подсистемами общественной жизни. В отличие от первого этапа, когда экономика рассматривалась как целостность, она теперь дробится на ряд частных «подсистем», таких, как бизнес, рынок, администрация; частных процессов, таких, как конкуренция, инфляция, анализ которых ведется с учетом социального контекста. Главный результат этого этапа — институционализация социологии экономической жизни в качестве одного из направлений социологической науки. Если на первом этапе исследования связей между экономическими и социальными явлениями велись в рамках широкого круга проблем, охватываемых понятиями «экономика» и «общество», то теперь внутри этой весьма пестрой проблематики формируется направление, выделяющее особую область явлений, которую оно объявляет специальным предметом своего внимания. В связи с этим можно сказать, что если на первом этапе экономическая социология существовала как бы «в себе», в невыявленном виде, то на втором этапе она начинает существовать «для себя» как признанная область научных исследований. Ее возникновение было подготовлено, во-первых, многими концепциями экономической науки; во-вторых, рядом разработанных к этому времени социологических теорий (теория социального действия, теория ролей, теория личности, теория социальной стратификации и др.); в-третьих, развившейся к середине 50-х годов конкретной (частной) социологией.

Основные направления неклассической экономической социологии: индустриальная социология, экономическая антропология, структурный функционализм (Т. Парсонс). Явление «экономического империализма» (Г. Беккер и др.).



Индустриальная социология - одно из главнейших направлений социологии Запада

Индустриальная социология - это прикладная отрасль социальных наук США, Западной Европы, представители которой занимались изучением социальной структуры, трудовых отношений людей на предприятиях, в фирмах, в трудовых организациях. Основная цель этих исследований - разработка практических рекомендаций по повышению эффективности труда и производства. Теоретико-методологическим фундаментом индустриальной социологии служат концепции Тейлора, Э. Мэйо, В.Парето, Э. Дюркгейма, Т. Парсонса и других социологов.

Конкретные социальные исследования, которые проводились в рамках индустриальной социологии, касаются не только отдельного рабочего места (теория “обогащения труда”), но и всей системы научного управления (менеджмент).

Ее предметом являются “индустриальные отношения” - условия и стимулы производственной деятельности, организация производства, экономика и технология труда, взаимоотношения членов различных социальных групп на предприятии, трудовая адаптация, сплоченность трудового коллектива, природа трудовых конфликтов и т.д. Индустриальная социология возникла в конце 20 - начале 30-х годов XX в. на основе концепции раннего научного менеджмента, основоположником которого является известный американский инженер-исследователь и организатор производства Фредерик Уинслоу Тейлор (1856 - 1915).

Социальные изыскания в промышленности в это время стали исключительно выгодным бизнесом. Наряду с появлением штатных социологов во многих странах (не только в США, но и в Западной Европе) появилось множество консультационных фирм. Большинство консультантов стали давать практические советы по психологии и социологии. Они за определенную плату пытались вскрыть внутренние пружины сознания, определить поведение групп, отдельных индивидов.

Консультанты предлагали целый набор тестов для отбора администраторов и определения функций управленческого персонала, рекомендовали формы связи с клиентами, акционерами, определяли отношение работников к труду, анализировали положение рабочей силы. В своих рекомендациях консультанты предсказывали будущее (прогнозировали различного рода ситуации) и описывали существующую действительность. Крупнейшим потребителем индустриальной социологии являлось государство.

Например, в США во времена правления Рузвельта правительство привлекло социологов к сотрудничеству во многих органах по координации и планированию. И в настоящее время около 70 % затрат на исследования по вопросам использования рабочей силы, устранению социальной напряженности ассигнуется федеральным правительством. Большой интерес бизнеса к социальной науке вполне объясним. Наука призвана заменить рутинные приемы предпринимателей, она обобщает и распространяет их социальный опыт. Систематические исследования социальных отношений в индустриальном производстве начались в 1924 г. с известного эксперимента Элтона Мэйо. Он связывал социально-экономические отношения в индустриальном производстве с межличностными связями и рассматривал индивидуальный конфликт как следствие игнорирования человеческого стремления к кооперации. Мэйо сосредоточил внимание на изучении трудовых ролей, связи организационных и технологических структур на производстве. Теоретическая основа индустриальной социологии складывалась так же под влиянием анализа взаимоотношений личности и общества, что нашло свое отражение в школах В. Парето и Эмиля Дюркгейма и др.

С конца 50-х гг. одним из главных направлений индустриальной социологии становится теория организации, которая сформировалась на стыке социокультурного анализа и теории социального действия Т. Парсонса, концепции бюрократии Макса Вебера и кибернетически-системных моделей социального процесса. На этой стадии индустриальная социология практически дублирует социологию организации, а в сфере исследования социальных ролей - социологию труда. На всех этапах исследования индустриальная социология рассматривает производство как культурно-технологический комплекс, в котором человеческая деятельность в силу ее внутренней аналогичности принципам индустриальной технологии поддается моделированию и руководству и где социальный контроль в процессе социализации человека превращается из внешнего регулятора во внутреннюю норму.

Поэтому цель индустриальной социологии усматривается в том, чтобы способствовать установлению мира и согласия в индустриальном производстве, ликвидацией столкновений между наемным работником и работодателем, установления партнерских взаимоотношений. Таким образом, сегодняшняя задача индустриальной социологии сводится к модернизации всего общественного производства.

3.2 Классическая школа научного менеджмента

Среди представителей классической школы научного менеджмента - Фредерик Тейлор, Дж. Муни, Л. Аллен, А. Файоль и др. В основу этой школы заложены идеи Ф. Тейлора. Им и его продолжателями была разработана система организации труда и производства, основанная на достижениях науки и техники. Эта система представляла собой совокупность методов организации и нормирования труда, управления производством, процессами подбора, расстановки и оплаты рабочей силы, направленных на повышение эффективности и качества труда, его интенсификацию. Тейлор предусматривал детальное исследование трудовых процессов, установление четкого регламента их выполнения, подбор и специальную тренировку рабочих, пригодных для выполнения различных работ при очень высоких темпах труда.

Вся система Тейлора была построена на следующих принципах:


  • замене грубых практических методов производства научными методами;

  • тщательном отборе рабочих на основе научно установленных признаков, тренировке и профессиональном обучении каждого из них;

  • сотрудничестве администрации с рабочими в решении производственных задач;

  • равномерном распределении труда, в распределении ответственности за дела производства между администрацией и рабочими.

По утверждению Тейлора, стимуляция индивидуального труда гораздо эффективнее сказывается на производительности. Когда рабочие объединены в артели, каждый из них трудится менее производительно.

Научные метода труда должны разрабатываться, по мнению Тейлора, на основе тщательного наблюдения за действиями работника. Причем наблюдение лучше всего производить за первоклассными, высококвалифицированными работниками. И их следует наблюдать во время наивысшей активности. При этом трудовая операция подразделялась на простейшие элементы и измерялась с помощью хронометража или фотографии рабочего дня. В результате анализа полученных данных заменялись нерациональные, исключались бесполезные и ошибочные движения, непроизводственные затраты рабочего времени, точно определялось минимальное время для снятия усталости, вхождения в ритм работы. Оптимизируя ручной труд, Ф. Тейлор большое значение придавал стандартизации инструмента с учетом конкретных видов деятельности. Придавая большое значение личной заинтересованности, Тейлор, как сторонник концепции “экономического человека”, рассматривал рабочего как автоматического исполнителя трудовых действий, предписанных инструкцией. Основными движущими импульсами он считал ожидание и получение материального вознаграждения за труд, заинтересованность в личной экономической выгоде. И при этом же он подчеркивал, что рабочий не ценит никакую благотворительность так (как бы широка она не была), как даже мелкое проявление личного доброжелательства и симпатии, устанавливающих дружеские чувства между ним и начальством, возможность высказать свое мнение обсудить его с хозяином. Система Тейлора требовала тщательного учета индивидуальных особенностей (температура, характер, наклонностей) личности при разработке мероприятий по укреплению дисциплины труда, подбора рабочих для выполнения каждого вида деятельности. Он считал, что если человек был подвержен тщательному отбору, имеет определенные природные задатки и обучен трудовым навыкам - ожидаемые результаты будут максимально эффективны.

Таким образом, развитие системы Тейлора шло по пути разработки технико-организационных и социально-психологических методов повышения эффективности и качества труда. Внедрение этой системы на предприятиях Америки в начале XX века привело к резкому повышению производительности и интенсивности труда. Рабочих, не выдерживающих высоких темпов труда, либо переводили на другие работы (как правило низкооплачиваемые), либо увольняли.

Исследования Тейлора, его система послужили основой для современной системы организации труда, применяемой в Западной Европе и США. Бурное развитие экономики, научно-технический прогресс поставили перед социологией новые задачи. Теперь они уже были связаны с управлением общественными процессами, организацией и руководством производственной деятельностью, решением проблем социального контроля, регулированием социальных процессов в сфере труда. Однако в конце 20-х - начале 30-х гг. эта теория перестала удовлетворять потребностям промышленного производства. Это привело к более глубокому изучению реальной действительности и проведению ряда социологических и социально-психологических исследований. Началось активное формирование нового направления в индустриальной социологии, которое было тесно связано с именем Э. Мэйо.

3.3 Теория “человеческих отношений”

Основатели этой школы Элтон Мэйо и Фриц Ротлисберг, практически заложили основы социологии труда. Мэйо довольно критически воспринял современное ему индустриальное общество, в котором имели место процессы разрушения и дезинтеграции людей. По словам Мэйо, они в значительной мере были обусловлены “дисфункциональными последствиями разделения труда” и бюрократической формой управления. Вырастала убежденность в исключительной роли социальных, психологических, моральных и неформальных факторов в организации и управлении производственной деятельностью.

С 1927 по 1932 гг. Мэйо проводил исследования на заводе электрокабелей в Хоторне недалеко от Чикаго, который принадлежал фирме “Уэстерн Электрик”. Эти исследования, охватившие до 20 тыс. человек и ставшие классическими в эмпирической социологии, получили в дальнейшем название “Хоторнские эксперименты”. Эксперименты проводились в 4 этапа. Они начались с определения степени влияния благоприятных условий труда (освещение, режим работы, паузы для отдыха, система оплаты и другие параметры) на уровень его производительности. При этом были получены интересные результаты.

Обнаружилось, что:



  • нет механической зависимости между одной переменной в условиях труда и производительностью;

  • на рост производительности труда (независимо от условий труда) оказывают влияние следующие факторы: “групповой дух”, межличностное общение, субъективное отношение работников к своей работе и производству в целом.

Среди скрытых факторов были выявлены неформальные нормы, правила и требования рабочих, которые давали им возможность для сдерживания производительности, давления на новичков, сопротивления нажиму со стороны администрации и защиты интересов работников. Результаты исследований показали, что рабочая группа имеет сложное внутреннее деление (лидеры, независимые, аутсайдеры) не только по профессиональным, но и по личностным признакам, с разнообразными связями, взаимными оценками и правилами поведения, помимо тех, которые устанавливались официально.

В отличие от формальных, официально регламентированных структур, неформальные группы и отдельные лидеры функционируют на основе социально-психологической общности людей. при этом они, не обладая официальным статусом, оказывают иногда определяющее влияние на трудовую мотивацию и поведение работников. В частности, с помощью социометрической техники в ходе экспериментальных обследований условий эффективности и производительности труда было обнаружено, что показатели выпуска продукции напрямую зависят от групповых отношений работников:



  • идентификация их интересов с интересами компаний зависит от степени близости первичных отношений уважения и общности между доверенными лицами компании и неформальной группой;

  • работники производят такое количество продукции, которое соответствует стандартам неформальной группы.

Кроме того, были выявлены некоторые закономерности межличностных отношений в производственной деятельности.

Если частота взаимодействия между двумя и более лицами возрастает, то усиливается степень их взаимной симпатии друг к другу, и наоборот.

Лица, у которых взаимное чувство симпатии усиливается, выражают эти чувства посредством усиления активности своих действий, и наоборот.

Чем чаще лица взаимодействуют друг с другом, тем больше сходства проявляется в из действиях и чувствах, и наоборот.

Чем выше ранг данного лица в группе, тем в большей степени его действия согласуются с нормами этой группы, и наоборот.

Чем выше социальный ранг лица, тем шире диапазон его взаимодействий.

В “Хоторнских экспериментах” формируется ориентация на использование “терапевтического эффекта” группы как агента по подъему производительности труда и трудовой морали. При этом не надо разрушать неформальные организации, структуры и функции, а научиться контролировать и управлять ими. Инновационные открытия проводимых экспериментов преобразили облик менеджмента и сформировали новые представления об организационном поведении людей в производственных процессах.

Во-первых, работник - это полезная и активная сила производства.

Во-вторых, действия “человека социального” протекают с ориентацией на других.

В-третьих, нужно мотивировать и подключать работников к управлению в рамках их компетенции.

Позже было установлено, что фирма, на которой проводились исследования, затратила на их проведение 4 млн. долларов США, а через десять лет получила 80 млн. долларов США чистой прибыли.

Иными словами, менеджмент столкнулся с необходимостью переходить к компетентному управлению производством, активно задействуя “человеческий фактор” в повышении эффективности производства. Появился социальный заказ на инженера с качествами управляющего производством, то есть на специалиста, способного соединять специальные знания и профессиональные навыки с организационной работой с людьми. Возникла необходимость готовить элиту лидеров организации, способных анализировать групповые чувства, мотивировать людей и создавать условия для их личностного самовыражения в труде.

Следует отметить, что “Хоторнские исследования” были неоднозначно приняты профсоюзами. С одной стороны, забота о работнике как активной силе на противоречила их установкам, а с другой, в них утверждались приоритеты неформальных организаций, гибких методов управления, производственной демократии, способствующие установлению консенсуса между предпринимателем и работниками. И в этом плане профсоюзы рассматривались как дестабилизирующий фактор, разрушающий “социальное партнерство” и взаимные обязательства перед трудом и управлением.

Был сделан следующий вывод: решающее влияние на производительность труда и трудовые отношения в организациях оказывают преимущественно социальные и психологические, а не материальные факторы. В этой связи Мэйо обратил внимание на два основных средства организации сотрудничества между людьми.

Социальное искусство - умение достигать и использовать взаимопонимание между людьми и удовлетворять их рациональные потребности и требования в целях обеспечения всеобщего участия в решении общих задач.

Техническое искусство - умение использовать различные вещи для удовлетворения стремления людей.

Экономическая антропология (англ. Economic anthropology) — научная дисциплина, возникшая в XX в. на пересечении предметов антропологии, социологии и истории экономики. В рамках направления изучаются проблемы развития хозяйства первобытных, примитивных, докапиталистических обществ.

Одним из первых учёных, обративших внимание на проблематику экономической антропологии, стал российский экономист Н. И. Зибер (1844-88). В своей работе «Очерки первобытной экономической культуры» (1883) учёный на основе многочисленных литературных источников, посвящённых хозяйственному быту различных племён, делает попытки теоретических обобщений. В фокусе его анализа формы экономической деятельности первобытных народов (охота, рыболовство, пастушество, работы по выжиганию лесов), а также проблематика обмена, брака, семьи, кастовой структуры общества. На основе проведённого исследования Н. И. Зибер делает вывод об универсальном характере общинной формы организации хозяйства для всех примитивных народов.

В рамках исследований примитивных экономик было сделано удивительное открытие: ранее считалось, что жизнь древних людей была невыносимо тяжёлой из-за недоедания, хронических болезней, тяжёлого труда, направленного на удовлетворение минимальных потребностей; на самом деле, достаточно приемлемых трудовых усилий оказывалось достаточно для обеспечения относительно длительного свободного времени, расходуемого на отдых, развлечения, приём и посещение гостей, ритуальные танцы (т. н. «парадокс Салинза»).

Престижная экономика:

Подлинным основателем экономической антропологии является английский этнограф, антрополог и социолог польского происхождения Б. Малиновский (Bronisław Malinowski) (1884—1942). Благодаря нескольким годам жизни, проведённым среди дикарей, полевым исследованиям, которые учёный проводил на о. Маилу (1914), Тробриандских островах (1915-18), Южной Африке, Северной Родезии, Кении, Танганьике (1934), Мексике (1940-41), Б. Малиновскому удалось собрать бесценный материал о социально-экономической организации примитивных обществ. Одним из важнейших идей английского специалиста явилось открытие т. н. «престижной экономики», основными формами которой являются дарообмен (т. н. «реципрокность» (англ. reciprocity) — обмен дарами в рамках социальной горизонтальной сети), пиры, праздники, ритуальное взаимное одаривание («потлач»), ритуальный круговой обмен («кула»). В работах учёного просматривается идея принципиального отличия экономических отношений в рамках цивилизованного и примитивного обществ.



Примитивная и архаичная экономика:

Другим крупнейшим теоретиком в рамках экономической антропологии является венгерский экономист, антрополог и социолог К. Поланьи (Károly Polányi) (1886—1964). Главные идеи учёного сформулированы в посмертно изданной работе «Примитивная, архаичная и современная экономика: эссе Карла Поланьи» (Primitive, Archaic and Modern Economics: Essays of Karl Polanyi) (1968). Его главной заслугой стало выделение в рамках предмета экономической антропологии двух основных разделов: примитивной (племенной) экономики (её изучением занимался Б. Малиновский) и архаичной экономики. Под последней учёный понимал хозяйство древних, в том числе древневосточных обществ. Ещё при жизни учёного под его редакцией вышел сборник статей «Торговля и рынок в ранних империях» (Trade and Markets in the Early Empires) (1957), посвящённый анализу именно архаичной экономики.

Одним из выводов венгерского учёного стало утверждение, что в рамках первобытного общества экономика не образует единой целостной системы (как в цивилизованном обществе). Если наш современник осознаёт хозяйство через категории «рынок», «обмен», «торговля», «собственность», то для людей прошлого (не только дикарей, но и вообще для всего населения, не включенного в капиталистическую систему) экономика неотделима от таких понятий как «семья», «религия», «политика», «культура» и т. п., иначе говоря экономическая система была встроена в социальные отношения, а не наоборот, что можно наблюдать в наши дни («договор сменил статус», или «общество заменило общину» и таким образом на сегодняшний день доходы человека не определяются социальным статусом, а сами стали определять его).

Полевые исследования подтверждают идеи К. Поланьи. Известный американский антрополог М. Мид (Margaret Mead) (1901-78), проводившая изучение племенного хозяйства на острове Тау (Самоа, 1925-26); островах Адмиралтейства (1928-29), Новой Гвинее (1931-33); Бали и снова на Новой Гвинее (1936-39). В частности, она утверждает, что организация отношений собственности папуасов Новой Гвиней чрезвычайно сложна и связана с родственными и религиозными аспектами.



Субстантивизм и формализм

Ещё одной заслугой К. Поланьи, стало выделения в рамках экономической антропологии особого методологического подхода — т. н. «субстантивизма» — концепции, в рамках которой утверждается, что отличие докапиталистических и капиталистической систем носит не только количественный, но и качественный характер. Противники данной позиции — «формалисты» — утверждают о принципиальном тождестве всех экономических систем и возможности их исследования при помощи инструментария современной экономической науки — в частности, в рамках предельного анализа.



Экономический империализм — практика систематических попыток экспансии экономической теории в смежные области обществознания, применение экономико-математических методов и моделей при поисках ответов на вопросы, которые встают перед учеными-специалистами других областей общественных наук: социологии, политологии, истории, права. «Вторжению» экономической теории подверглись антропология и психология, демография и экология, религиоведение и даже биология.

Результатом стало рождение множества новых дисциплин, таких, как теория общественного выбора, экономика семьи, экономика права, теория человеческого капитала, клиометрика, новая экономическая история и многих других. Ежегодно появляются исследования совершенно разных проблем, зачастую очень далеких от традиционного предмета экономической науки, например, связанных с развитием языка, вымиранием животных, частотой посещаемости церкви, участия людей в революционных движениях, и экономический подход, применяемый в этих исследованиях, доказывает свою плодотворность.

Экономический империализм проявляется в трех основных характеристиках:


  • экономисты активно изучают другие области с помощью своих методов

  • экономические методы заимствуются представителями других наук

  • экономисты привносят методологию точных наук в другие области обществознания

Отличительной чертой «экономического империализма» является при всём прочем также и неявное декларирование превосходства экономического подхода над подходами других наук. Главной целью «экономического империализма» является унификация всех общественных наук на базе неоклассической теории . Его сторонники признают, что другие отрасли знания располагают ценными наблюдениями, понятиями и инструментами анализа, однако общую рамку для обществоведческого синтеза способна дать только экономика.

Несмотря на то, что элементы экономического империализма встречались уже в работах А.Смита и И.Бентама, а попытки создать единую науку об обществе предпринимали К.Маркс и О.Конт, настоящее наступление экономистов на соседние науки возникло лишь в 60-х годах прошлого века. Развитие этого явления, которое началось с модели спроса и предложения тред-юнионизма Г.Люиса, политических исследований Э.Даунса и Д.Блэка с применением экономического подхода, непосредственно связано с именами Дж. Стиглера, основателя новой теории экономического регулирования, Р.Познера, создателя экономической теории права, а также Т.Шульца, который занимался экономическим анализом проблем образования и демографии. Неофициальный статус лидера экономического империализма тогда же приобрел Гэри С. Беккер, нобелевский лауреат 1992 года, автор многочисленных работ, посвященных вопросам альтруизма и преступности, здравоохранения и образования, семьи и брака. Его перу принадлежат известные труды по экономике дискриминации и теории человеческого капитала — вопросы, которыми потом продолжил заниматься и С. Левитт, автор мирового бестселлера «Фрикономика», где суммируется ряд его исследований в области экономики спорта, преступности, образования, семейной жизни.

Показательным примером широкого распространения «экономического империализма» может стать тот факт, что работы почти всех недавних лауреатов Медали Кларка — самой престижной награды Американской экономической ассоциации, присуждаемой раз в два года лучшему американскому экономисту до 40 лет — посвящены темам, порожденным этим явлением. За последние 10 лет Медаль Кларка получили также К. Мерфи за исследования в области экономики дискриминации, А. Шлейфер за исследования в области экономического анализа права, М. Рабин за работы в области поведенческой экономики и Д. Асемоглу, применивший подход в политологии и истории.

Становление новой экономической социологии, ее специфика (М. Грановеттер).



Сила слабых связей

Статья Грановеттера «Сила слабых связей» является наиболее известной его работой. Согласно Грановеттеру, слабые связи, являясь наиболее значимым источником информации, способствуют продвижению субъекта (работника по карьерной лестнице, компании на рынке), тем самым, становясь мощным механизмом социальной мобильности. В отличие от слабых, сильные и тесные межличностные связи являются каналом информации, менее всего отличающейся от той, которой располагает сам субъект. Такая информация начинает дублироваться, что снижает ее полезность. Так, на примере поиска работы Грановеттер показывает, что слабые связи (через знакомых, бывших сотрудников) позволяют быстрее продвигаться по карьерной лестнице. Также, Грановеттер указывает на высокое значение слабых связей для развития человеческого капитала.



Новая экономическая социология: Укорененность.

После публикации в 1985 году статьи «Экономическое действие и социальная структура: проблема укорененности» Грановеттер становится наиболее видным американским экономсоциологом, положив начало новой экономической социологии. Марк Грановеттер берет на вооружение методологический подход экономической антропологии Карла Поланьи, его понятие «embeddedness», характеризующее укорененность, вложенность экономики в социальную структуру. Развивая этот подход, Грановеттер предлагает концепцию, согласно которой экономические отношения между отдельными лицами или фирмами вложены в реальные социальные сети и не существует в абстрактной идеализированной модели рынка. Окончательное формирование новой экономической социологии связано с выпуском в 1992 г. сборник «Социология экономической жизни», авторами которого были М. Грановеттер и Р.Сведберг. Во введении к этому сборнику авторы говорят о том, что любое экономическое действие социально определенно и его нельзя объяснить без изучения индивидуальных мотивов каждого отдельно взятого индивида. Оно вложено в сети личных отношений. Под сетями авторы подразумевают постоянные контакты или подобные социальные связи среди индивидов и групп.


Основная литература:

Анурин В.Ф., Кравченко А.И. Социология. – СПб.: Питер, 2011. – 432 с.

Барков С.А. Социология организаций. – М.: МГУ, 2004. – 288 с.

Здравомыслов А.Г., Ядов В.А. Человек и его работа в СССР и после. – М.: Аспект-Пресс, 2003. – 485 с.

Парсонс Т. О структуре социального действия. – М.: Академический проект, 2000. – 880 с.

Плотницкий Ю.М. Теоретические и эмпирические модели социальных процессов. – М.: Логос, 1998. – 280 с.

Радаев В.В. Экономическая социология. – М.: ГУ ВШЭ, 2005. – 595 с.

Макашева З.М. Основы менеджмента. – М.: Кнорус, 2004. – 272 с.



Дополнительная литература:

Андреева Г.Н. Менеджмент конкурентоспособности фирмы. – Мурманск: МГТУ, 2012. – 120 с.

Анурин В.Ф. Динамическая социология. – М.: Академический проект, 2003. – 560 с.

1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница