Методологические аспекты критики немарксистской социологии



страница3/3
Дата26.06.2016
Размер0.5 Mb.
1   2   3

392
проистекают функции и роль субъективного фактора в историческом процессе.

Все приведенные методологические положения у Ленина теснейшим образом связаны с дальнейшим развитием им теории исторического материализма. Это развитие протекало на основе обобщения общественной практики и в процессе полемики с буржуазной социологией. Здесь мы вынуждены ограничиться указанием лишь на наиболее важные проблемы исторического материализма, которые были разработаны В.И. Лениным, не вдаваясь в подробности их изложения и обоснования.

Это прежде всего проблема общественной формации. Еще в своей полемике с представителями народнической социологии Ленин конкретизирует марксистское понятие общественной формации и решительным образом подвергает критике исходные положения буржуазной социологии. Он указывает на два принципиально различных методологических подхода к изучению общества: марксист исходит в анализе общественных явлений из конкретно-исторического представления об общественной формации, а представитель буржуазной социологии из понятия общества вообще63. Критикуя субъективную социологию народников, Ленин имеет в виду буржуазную социологию в целом. Своим учением об общественной формации Ленин наносил удар в самое сердце буржуазной социологии в ее позитивистской и неокантианской трактовках общества. Он критикует абстрактно-догматический прием в изучении общества, абстрактные универсальные формулы, которые буржуазные социологи применяют к понятиям «общество», «прогресс». Ленин указывал, что это наглядный признак метафизики, с которой начинала всякая наука, сочинялись a priori общие теории вместо изучения конкретных фактов. Общие теории, указывал Ленин, всегда оставались бесплодными64.

Развивая марксистское учение об общественной формации, Ленин обосновывает положение, согласно которому общество — это живой организм в его функционировании и развитии, находящийся на определенной ступени исторического развития. Анализ понятий общества и прогресса вообще требует установления понятия общественной формации, анализа конкретных общественных отношений65.

Все эти методологические положения, развитые Лениным в процессе критики народнической социологии, полностью относились к буржуазной социологии в целом, вскрывали ее один из важнейших методологических пороков.

Раскрывая методологические рамки понятия общественной формации, Ленин на примере Марксова «Капитала» показывает,



393
что марксизм требует всестороннего изучения всех общественных отношений, выделения при этом производственных отношений, соответствующих уровню и характеру производительных сил66. Благодаря такому выделению производственных отношений общественная наука получила критерий повторяемости исторических явлений в различных странах. Именно поэтому социология стала наукой, вскрывающей законы развития общества. Одним из коренных методологических недостатков буржуазной социологии в рассматриваемом вопросе являлось отрицание объективных законов в обществе. В этой связи Ленин подверг критике позицию неокантианцев и их сторонников среди ревизионистов. В статье «Некритическая критика» он, высказав намерение «представить со временем систематический разбор этого направления», подчеркивал, что неспособность буржуазной социологии подметить и понять повторяемость в явлениях общественной жизни есть результат идеалистического подхода к истории67. Касаясь взглядов неокантианства на этот вопрос, Ленин в статье «Еще одно уничтожение социализма» указывал, что для данного направления буржуазной социологии характерно отрицание всяких обобщений, стремление «спрятаться от всяких “законов” исторического развития»68.

Общественный закон не фатальный, неотвратимый регулятор, а закон деятельности людей. Механизм действия социальных законов включает в свое содержание так или иначе, в той или иной форме действие субъективного фактора. Позиция Ленина .. в этом вопросе направлена как против волюнтаристического, так и фаталистического истолкования социального закона. Это имеет весьма важное методологическое значение в опровержении взглядов буржуазных социологов.

В борьбе против субъективной социологии народничества Ленин обращал внимание на то, что главным ее пороком является субъективизм. Михайловский утверждал, что в социологии невозможен объективный метод. Критикуя основы субъективного метода в социологии, Ленин говорит о его метафизичности и одновременно идеалистическом характере69. Социологи народничества останавливались лишь на рассмотрении идейных интересов и мотивов исторической деятельности людей, не стремясь анализировать причины этих интересов и мотивов. Они не научно, а субъективно-идеалистически решали основной вопрос социологии — об отношении общественного сознания к общественному бытию, противопоставляя сознание, волю людей объективной закономерности. Свою социологию поэтому представители ее строили, исходя из порочной методологии — из

394
абстрактных идеалов «критически мыслящей личности». П. Л. Лавров утверждал, что «все в теории создавалось, охранялось и совершалось работою мысли и энергиею воли личностей. Чудотворцем всегда была и будет сила мысли и энергия воли личностей»70.

Ленин вскрывает различие методологических подходов марксистской социологии и буржуазных социологов к анализу личности: «...социолог-материалист, делающий предметом своего изучения определенные общественные отношения людей, тем самым уже изучает и реальных личностей, из действий которых и слагаются эти отношения»71. Социолог-субъективист изолирует личность от конкретной общественной обстановки и тем самым лишает себя возможности изучения действительных помыслов и чувств личности. Марксизм не игнорирует роли личности и ее индивидуальных черт в развитии общества, но он объясняет ее действия из существующих общественных, в современном обществе, классовых отношений. Это исходный методологический пункт марксистской социологии при рассмотрении проблемы личности.

Конкретизируя и развивая дальше марксистское учение о роли личности в истории, Ленин обращает внимание на то, что общественная деятельность личности, ее успех органически связаны с действием народных масс, классов и деятельностью партий в обществе. Он подчеркивал, что главным своим недостатком все предшествующие теории общества имели непонимание роли народных масс в истории. Они «не охватывали как раз действий масс населения, тогда как исторический материализм впервые дал возможность с естественноисторической точностью исследовать общественные условия жизни масс и изменения этих условий»72.

Это было весьма важное методологическое положение, вскрывающее принципиальное отличие марксистской социологии от всех направлений буржуазной социологии, на что в свое время Плеханов в своей полемике с буржуазными социологами не всегда достаточно полно обращал внимание вследствие политической недооценки революционной роли крестьянства в общественном движении.

В борьбе с буржуазной и мелкобуржуазной социологией Ленин исключительное внимание уделил вопросам классовой борьбы и революции. Здесь находился главный фронт размежевания между марксистами-социологами и противниками марксизма. Ленин отмечал, что рассмотрение тех или иных социальных проблем предполагает марксистское представление о груп-

395
пировке общественных сил, классов и их борьбе в определенной общественной формации. Марксизм действия личностей свел к действию классов, борьба которых обусловливает движение общества. В полемике с народниками и «легальными марксистами» Ленин подчеркивал этот определяющий и изначальный методологический пункт марксистской социологии.

Две крупные работы Ленина, критически направленные: одна — против либерального народничества («Что такое „друзья народа”»), другая — против «легального марксизма» («Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве»), имеют исключительно важное методологическое значение в решении вопросов классовой борьбы и революции. Ленин со всей четкостью показал отсутствие у Струве признания классовой борьбы при рассмотрении всех теоретических вопросов, стремление исказить марксистскую постановку вопроса о революции. Ленин писал, что по появлении книги Струве «Критические заметки» он сделал попытку раскрыть смешение в воззрениях последнего марксизма с буржуазной наукой73.

Для струвизма было характерно отделение теории от практики жизни. Струве считал, что это является необходимым условием научного исследования. Неокантианский тезис отделения теории от практики был принят «легальными марксистами» за исходный методологический пункт. «Для успехов научного исследования, — утверждал Струве, — огромную важность имеет принципиальное разделение между теоретическими построениями и практическими идеями, устанавливающее взаимную независимость и тех, и других. Это принципиальное разделение должно быть признано за руководящее начало отыскания теоретической истины»74.

В связи с такой методологической установкой Струве приходил к следующему заключению: «Экономическое понимание истории не претендует давать ответ на вопрос, что делать»75. Оно не связано с практикой.

Таким образом, с точки зрения Струве, социология — чистая теория, не имеющая никакого отношения к проблеме идеала и интересов классов. Социализм — идеал и имеет отношение лишь к нравственному, практическому миру. Идеал, утверждал «легальный марксист», «ни субъективно (для психологического сознания), ни объективно (по недостаточности эмпирических данных) не может быть безусловно необходимым»76.

396
Ленин решительно опровергает неокантианскую позицию «легального марксизма», подчеркивая внутреннюю и нерасторжимую связь марксистской теории с практикой рабочего движения и политикой социал-демократии. Еще выступая против Михайловского, который обвинял марксистов в безучастном отношении к борьбе, Ленин в свой работе «Что такое „друзья народа”» писал, что социалисты исходят из воззрения, согласно которому путь к социализму один — классовая борьба пролетариата против буржуазии77. Критикуя неокантианскую позицию Струве, Ленин писал в предисловии к работе «Экономическое содержание народничества», что Струве ограничивается объективной стороной доктрины и оставляет почти вовсе в стороне практические выводы78.

Как показывает Ленин, неокантианство являлось одним из средств обоснования «легальным марксизмом» своего реформизма. На заявление Струве о том, что последователи Маркса будто бы внесли корректив в учение о революции, он писал: «Мы никак не можем признать это правильным. Никакого „корректива” (исправления по-русски) ни важного ни неважного не вносили „последователи Маркса” в его точку зрения»79.

В произведениях Ленина, в которых велась полемика с народниками и «легальными марксистами», глубоко разработана марксистская теория революции и ее философско-социологические основы. Он нанес сокрушительный удар по объективизму буржуазной социологии. Его полемика со Струве особенно рельефно вскрыла сущность объективистской методологии буржуазных социологов, которые отрицали классовую борьбу и революцию как закон движения и развития антагонистического общества. Это было характерно как для натуралистической социологии, так и для психологического направления, неокантианства и религиозной философии истории.

В полемике с «легальными марксистами» со всей ясностью обнаружилось различное понимание общественно-экономической закономерности. Струве, искажая исторический материализм, рассматривал общественную закономерность вне связи с деятельностью и борьбой классов в обществе. Закономерность в обществе в представлении «легальных марксистов» — это стихийное движение экономических сил, откуда проистекает непреодолимость капитализма. Вмешательство рабочего класса в стихийный исторический процесс излишне.

Экономический материализм в руках буржуазных социологов стал теоретическим средством опошления и искажения марксистской социологии. Ему следовали ревизионисты и оппортунисты.

Методология экономического материализма, разделяемая



387
«экономистами» в лице С.Н. Прокоповича, Е.Д. Кусковой, а также так или иначе меньшевиками, являлась исходным пунктом их реформистских взглядов. Она нашла свое выражение в абсолютизации стихийности при рассмотрении исторического процесса.

Проблема стихийности и сознательности в рабочем движении приобрела жгучий характер. Она имела не просто теоретический интерес, но была практически связана с рабочим движением 900-х годов. Мы кратко остановимся лишь на методологической стороне этого вопроса.

«Экономисты» были сторонниками фаталистического взгляда на исторический процесс, в котором, по их утверждению, всегда существуют слепые, стихийные экономические силы, действие которых предотвратить или изменить с помощью рабочего движения невозможно. Вот типичное рассуждение теоретика «экономизма» С.Н. Прокоповича в его книге «К критике Маркса»: «Материалистическое понимание истории считает производственные отношения базисом, а борьбу классов надстройкой. Поэтому положение научного социализма, что рабочее движение уничтожит капиталистический строй общества, противоречит материалистическому пониманию. Но если мы и допустим обратное воздействие надстройки на основание, то в силу одного этого допущения мы не можем признать изменение производственных отношений целиком следствием классовой борьбы. На изменение производственных отношений влияют также экономические и технические причины. Социально-политическая деятельность всех классов общества может совершенно замереть или еще не пробудиться, а экономический процесс будет идти своим чередом, хотя, быть может, в несколько ином направлении, чем при развитой социально-политической деятельности»80.

Мы привели большую выдержку из книги Прокоповича лишь потому, что она является типичной для «экономического» направления социал-демократии, в ней дана как на ладони его социология и исходные методологические посылки для решения всех проблем рабочего движения.

Против искажения марксистской социологии «экономистами» выступил Ленин. В своей работе «Что делать?» он подверг критике теории стихийности «экономистов», подчеркивая, что вопрос о стихийности и сознательности в рабочем движении является одним из коренных вопросов революции, различное решение его исходит из различных методологических посылок.

Ленин показывает, что роль субъективного фактора — народных масс, рабочего класса, крестьянства, сознательного начала в истории — необычайно возросла. Исторической необходимостью является внесение социалистической сознательности в рабочее



398
движение. Соединение рабочего движения с социализмом достигается в борьбе с буржуазной идеологией и размежеванием с оппортунизмом.

В своей критике теории стихийности Ленин методологически исходит из марксистского решения вопроса о соотношении общественного сознания и общественного бытия, из относительной самостоятельности идеологии, из возможности не только отставания, но и опережения общественным сознанием общественного бытия. Прогрессивные, социалистические идеи опережают капиталистическую действительность, вносят в рабочее движение сознательность, мобилизуют рабочих для борьбы с капитализмом.

Ленин показал, что умаление «экономистами» роли сознания в общественной жизни означает, с одной стороны, непонимание активной роли социалистической сознательности для рабочего движения, а с другой — опасности влияния буржуазной идеологии на рабочий класс. Касаясь последнего, Ленин указывал, что идеология буржуазии гораздо старше по происхождению своему, чем социалистическая идеология, более разработана и обладает большими средствами своего распространения и к тому же имеет сторонников внутри рабочего движения — оппортунистов. Поэтому стихийность масс требует от социал-демократии массы сознательности. Всякое умаление роли социалистической идеологии означает тем самым усиление буржуазной идеологии, имеющей своей целью порабощение рабочих буржуазией. Ленин писал, что только тот достоин звания пролетарского идеолога, кто шествует впереди рабочего движения, кто руководит им, а не плетется в хвосте стихийного движения81.

Критика Лениным теории стихийности «экономистов», а позже меньшевиков (по вопросам организации партии и проблемам тактики в революции 1905 г.) имела исключительно важное методологическое значение в опровержении одного из важных принципов буржуазной социологии — стихийности общественного развития. Позитивизм в своих различных формах, как мы видели, в решении социологических проблем отправлялся от данного положения. От русского спенсерианства и неокантианства эта методологическая позиция тянулась к социологическим взглядам П.А. Сорокина, а также последователям Шпенглера. Теория стихийности составляла логическую основу социологических воззрений оппортунизма в его самых различных формах.

Большое значение для опровержения буржуазной социологии имела защита Лениным марксистского учения о государстве, его дальнейшая разработка и критика в этой связи взглядов буржуазных идеологов. Credo всей буржуазной социологии являлось отри-

399
цание классовой природы государства, искаженное представление о его действительных общественных функциях.

В предшествующих главах мы показали, что различные социологические направления (натуралистические, психологическое направления, позитивизм, неокантианство и др.) разделяли эту ложную позицию.

Еще в работе «Что такое „друзья народа”» Ленин, критикуя Скворцова, отмечал, что марксизм обязательно связан с признанием классового характера государства, в том числе современного82. В полемике со Струве, для которого государство является «организацией порядка», призванной содействовать всеобщему экономическому прогрессу, Ленин, подводя итог марксистскому взгляду на государство, писал: «Говорить о нем, что оно „прежде всего (sic!?!) организация порядка” — значит не понимать одного из очень важных пунктов теории Маркса»83.

И в последующих своих работах, направленных против буржуазных идей о государстве, которые распространяли ревизионисты, Ленин раскрывает классовые истоки государства, обосновывает классовый характер его организации и политики, опровергая тезис буржуазных социологов о «надклассовости» государства.

Разделяя буржуазную концепцию государства, ревизионисты из месяца в месяц в журнале «Sozialistische Monatshefte» вели борьбу против Марксова учения о государстве. Так, например, ревизионист П. Кампфмейер утверждал, что «ядром всякой деятельности государства всегда является забота об определенных социальных интересах»84. Реформист Е. Фишер заявлял: «Государство было во все времена желанным и признанным огромным большинством народа учреждением и потому не могло представлять господства и угнетения меньшинства»85.

В произведении «Государство и революция» Ленин подвел итоги марксистским воззрениям на государство, в своем анализе творчески развил весьма важные положения марксистской социологии по вопросу дальнейшей эволюции и исчезновения государственности в обществе. Книга Ленина направлена против ложных и превратных заключений буржуазной науки по вопросам государства и права. Буржуазные социологи и следовавшие за ними реформисты в своих взглядах и концепциях всегда усматривали в государстве вечную общественную организацию, средоточие культуры и социального прогресса. Работа Ленина имела большое методологическое значение для критики различных направ-



400
лений буржуазной социологии, которая всегда подчеркивала гуманную и цивилизаторскую роль государства в развитии общества, затушевывала или отрицала его классовый характер. В заключение следует подчеркнуть, что произведения В.И. Ленина содержат в себе неоценимый методологический аспект для творческого решения проблем марксистской социологии и вместе с тем для критики буржуазной социологии и ее последователей из реформистского лагеря86.

401

1 См., например: Страхов Н. Борьба с Западом в нашей литературе. СПб., 1882. — ГПБ, Архив Дома Плеханова (далее АДП), ед. хр. Д.6214; Кавелин К.Д. Собр. соч., т.III. СПб., 1899. — Там же, ед. хр. Б.3760; Максимович Г.А. Учение первых славянофилов. Киев, 1907. — Там же, ед. хр. В.4443, и мн. др.

2 Философско-литературное наследие Г.В. Плеханова, т.I. M., 1973, с.27-28.

3 Плеханов Г.В. Избр. филос. произв., т.I. M., 1956, с.70.

4 Там же.

5 Там же, с.72.

6 Там же, с.172.

7 Плеханов, читая работу Иванова-Разумника «История русской общественной мысли», решительно выступил против попытки автора представить Герцена и особенно Чернышевского в качестве предшественников субъективного метода народника Михайловского. Иванов-Разумник писал: «И если мы уже в Герцене видели зачатки того „субъективизма”, которому суждено было дать пышный цвет в 70-х годах, то Чернышевский по своим воззрениям стоит еще ближе к этому „субъективному методу”». Плеханов на полях оставляет ироническое замечание: «Чернышевский — предтеча Михайловского! Тогда Фейербах и Маркс тоже предтечи Михайловского!» (Иванов-Разумник [Иванов Р.В.]. История русской общественной мысли, т.2. Изд.2-е, доп. СПб., 1908, с.17. — ГПБ, АДП, ед. хр. D.61562.

8 Плеханов Г.В. Избр. филос. произв., т.I, с.636.

9 Бернштейн Э. Очерки по истории и теории социализма. СПб., 1902, с.120.

10 Плеханов Г.В. Избр. филос. произв., т.III. M., 1957, с.50.

11 Там же, с.146.

12 Туган-Барановский М. Очерки из новейшей истории политической экономии. СПб., 1903, с.298.   ГПБ, АДП, ед. хр. А.1504.

13 Бердяев Н.А. А.С. Хомяков. М., 1912, с.120. —ГПБ, АДП, ед. хр. Б.3626.

14 Temnikova H. Plekhanov i «modle marksizmus».   «Studia Filozofische», 1967, №4, s.169.

15 Плеханов Г.В. Избр. филос. произв., т.III, с.302.

16 Милюков П. Очерки по истории русской культуры, ч.I. СПб., 1896, с.3. — ГПБ, АДП, ед. хр. 4452.

17 Там же, с.4.

18 Там же, с.7.

19 Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре. СПб., 1911, с.113.   ГПБ, АДП, ед. хр. Б.3704.

20 Плеханов Г.В. Избр. филос. произв., т.I, с.304.

21 Там же, с.490.

22 Там же, т.II. М., 1956, с.176.

23 Антонов М. [Булгаков М.И.]. Евангелие русской социал-демократии. (О книге г. Бельтова «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю). СПб., 1907, с.51.

24 Русская мысль», 1909, №5, библ. отд., с.120.

25 Плеханов Г.В. Избр. философ, произв., т.II, с.241.

26 Там же, с.240.

27 Там же, с.242.

28 Подробнее об этом см. в кн.: Чагин Б.А. Марксистско-ленинский принцип партийности в философии. Л., 1974.

29 Философско-литературное наследие Г.В. Плеханова, т.I, с.255.

30 George Plekhanov philosophe militant. — «La prensée», a, №79, p.48.

31 Философско-литературное наследие Г.В. Плеханова, т.I, с.255.

32 К ним относятся «Социализм и политическая борьба», «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю», «О материалистическом понимании истории», «К вопросу о роли личности в истории», «Основные вопросы марксизма» и др.

33 См., например, работу Плеханова «Анархизм и социализм», вышедшую в 1894 г. в Германии, а затем опубликованную в 1895 г. в Лондоне. Маркс-Эвелинг писала об удовольствии, доставленном ей этой работой, о том, что она увидела в ней «la férule de mon рèге» (руку своего отца). См.: Плеханова Р.М. Моя жизнь. Воспоминания, с.400. — ГПБ, АДП, ф.1094, т.1, ед. хр.7.

34 Hook S. Marx and the marxists. N.Y., 1955, p.59.

35 Sartre J.-P. Critique de la raison dialectique, v.1. Paris. 1960, p.84.

36 Плеханов Г.В. Избр. филос. произв., т.II, с.234.

37 Там же, с.330.

38 Там же.

39 Там же, т.I, с.636.

40 Там же, т. II, с.326.

41 Там же, с.334, 382

42 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.2, с.518.

43 Там же, с.531.

44 Там же, с.542.

45 Там же.

46 Там же, т.21, с.255.

47 Там же, т.6, с.25.

48 Этим, разумеется, не исчерпывается круг методологических проблем, решение которых дано В.И. Лениным в острой полемике с буржуазными социологами.

49 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.23, с.40.

50 Там же, т.12, с.138.

51 Там же, т.1, с.418.

52 Там же, с.466.

53 Там же, с.464.

54 Там же, с.153.

55 Там же, с.463.

56 Там же, т.26, с.139-140.

57 Там же, т.18, с.346.

58 Bernstein E. An meine sozialistischen Kritiker. — «Sozialistische Monatshefte», 1900, Bd.I, S.13.

59 H.Г. [Житловский Х.И.]. Материализм и диалектическая логика. — «Русское богатство», 1898, №7, с.103.

60 П.Б. [Шишко Л.Э.]. К вопросу об исторической необходимости. — «Русское богатство», 1897, №9, с.31.

61 Кривенко С.Н. На распутьи. М., 1901, с.332.

62 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.1, с.159.

63 Там же, с.133.

64 Там же, с.141.

65 Там же.

66 Там же, с.134.

67 Там же, т.3, с.636.

68 Там же, т.25, с.44.

69 Там же, т.1, с.190-193.

70 Арнольди С.С. [Лавров П.Л.]. Задачи понимания истории. Изд.2-е. СПб., 1903, с.339.

71 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.1, с.424.

72 Там же, т.26, с.57.

73 Там же, т.3, с.636.

74 Струве П. Против ортодоксальной нетерпимости. Pro domo sua. — В кн.: Струве П. На разные темы. СПб., 1902, с.296-297.

75 Струве П. «Мужики» Чехова и г. Михайловский. — В кн.: Струве П. На разные темы. СПб., 1902, с.145.

76 Струве П. Свобода и историческая необходимость. — В Струве П. На разные темы. СПб., 1902, с.205.

77 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.1, с.309-312.

78 Там же, с.353.

79 Там же, с.460.

80 Прокопович С.Н. К критике Маркса. СПб., 1901, с.174.

81 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.5, с.363.

82 Там же, т.1, с.201.

83 Там же, с.439.

84 Kampffmeyer P. Vom Einfluss des Itaates auf das Wirtschaftsleben. — «Sozialistische Monatshefte», 1903, Bd.II, S.492.

85 Fisсher E. Staat und Sozialdemokratje. — «Sozialistische Monatshefte», 1913, Bd.I, S.168.

86 Анализ методологических аспектов критики буржуазной социологии В.И. Лениным и его последователями после Великой Октябрьской социалистической революции рассмотрен в кн.: Чагин Б.А., Клушин В.И. Борьба за исторический материализм в СССР в 20-е годы. Л., 1975.
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница