Многофункциональное научно-аналитическое и гуманитарно-просветительское государственное учреждение «назарбаев центр»



страница2/20
Дата27.04.2016
Размер3.83 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Проблемы развития белорусской экономики в рамках Таможенного союза и ЕЭП
Аннотация. В статье проводится анализ участия Республики Беларусь в интеграционных процессах на постсоветском пространстве. Рассматривается степень влияния участия в Таможенном союзе и ЕЭП на белорусскую экономику. Дается оценка основных факторов, отрицательно сказывающихся на росте экономики Республики Беларусь.

Abstract. The analysis of Republic of Belarus's participation in integration processes on the former Soviet Union is carried out in the article. An extent of influence of participation in Customs union and Common Economic Space on the Belarusian economy is considered. The assessment of major factors negatively affecting economic growth of Republic of Belarus is given.

Ключевые слова: ЕЭП, Таможенный союз, ЕврАзЭС, экономическая интеграция, конкурентные преимущества.

Keywords: Common Economic Space, Customs union, the EurAsEC, economic integration, competitive advantages.
В совокупности тенденций, характеризующих основные направления развития мировой экономики, на первый план постепенно выдвигается движение стран ко все более тесной и эффективной экономической интеграции. На сегодняшний день в силу сложившейся структуры национальной экономики и ее основных внешнеэкономических векторов продвижение Республики Беларусь по пути устойчивого развития в решающей степени зависит от качественного расширения ее связей с внешним миром.

Беларусь всегда активно участвовала в интеграционных инициативах, реализуемых в рамках СНГ. Она является членом зоны свободной торговли стран СНГ, с 1999 года находится в союзном государстве с Россией, а также с 2000 года состоит в ЕврАзЭС. Подписав 27 ноября 2009 года пакет соглашений о создании в рамках ЕврАзЭС Таможенного союза, Беларусь стала полноправным членом данного регионального торгового соглашения, что оказало существенное влияние на экономику страны, особенно принимая во внимание масштабный характер интеграционной инициативы, предполагающей создание в чрезвычайно короткие сроки Единого экономического пространства. Переход с 1 января 2012 года к ЕЭП является важнейшей ступенью процесса сближения национальных экономик и правовых систем стран СНГ.

Как показывает мировой опыт, участие государств в региональных торговых блоках неизбежно несет в себе как выгоды, так и издержки. Безусловным плюсом для Республики Беларусь является ликвидация большинства барьеров для белорусского экспорта и, соответственно, рост поставок отечественной продукции на рынок стран Таможенного союза. Можно отметить увеличение привлекательности республики для иностранных инвестиций за счет роста потенциального рынка сбыта.

Устранение крайне «дорогих» для экономик стран-участниц Таможенного союза таможенных, транспортных и технических барьеров, несомненно, поспособствовало восстановлению и развитию кооперационных отношений, особенно важных для высокотехнологичных производств, конечная продукция которых собирается из комплектующих, создаваемых предприятиями разных государств. Вместе с тем, прогресс интеграции в Таможенном Союзе может быть обеспечен только тогда, когда программы международной кооперации и специализации будут дополняться и корректироваться программами развития многостороннего сотрудничества с другими региональными интеграционными формированиями и двустороннего сотрудничества с отдельными «третьими» странами. Совместные решения должны быть ориентированы на программы ООН, БРИКС, ВТО и других международных организаций [6, c. 313].

О неоспоримой выгоде создания единой таможенной территории говорят данные статистики внешней и взаимной торговли. По данным Национального статистического комитета Республики Беларусь, экспорт страны в Республику Казахстан и Российскую Федерацию до вступления в Таможенный Союз составлял 10418 млн.долл. США, после вступления в 2011 году — 15183 млн.долл. США, в 2012 году — 17090 млн.долл. США.

Что касается показателей внешней торговли стран-участниц ЕЭП в 2012 году, данные приведены в таблице.


Таблица

Объемы внешней торговли стран−участниц ЕЭП в 2012 г.

(млрд. долларов США)





Экспорт

Импорт

Сальдо

В % к 2011 г.

экспорт

импорт

Таможенный союз

593,6

340,9

252,7

101,5

104,6

в том числе:

Республика Беларусь

28,9

18,7

10,2

110,3

93,0

Республика Казахстан

80,2

28,7

51,5

99,7

135,8

Российская Федерация

484,5

293,5

191,0

101,4

103,1

*Источник: [5].


Прямым результатом запуска Таможенного союза является совершенствование сферы налогообложения, улучшение условий ведения бизнеса, оздоровление инвестиционного климата. Переход к ЕЭП позволил создать колоссальный рынок потребителей с унифицированным законодательством, свободным передвижением капиталов, услуг и рабочей силы. В ЕЭП предусмотрены единые условия деятельности в рамках естественных монополий. Все это способствует более эффективному продвижению усилий по переводу экономики на инновационный путь развития [6, c. 313].

С 1 января 2014 года в рамках создания общего рынка капитала предполагается обеспечить недискриминационный доступ стран-участниц ЕЭП на рынок финансовых, банковских и страховых услуг на условиях национального режима, создать равные правовые условия для инвестиционной деятельности, снять ограничения на валютном рынке. Несомненно, это значительно расширяет сферы деятельности и коммерческим банкам, и финансово-инвестиционным структурам.

Благодаря Таможенному союзу и ЕЭП Беларусь имеет выгодные условия поставок энергоресурсов, что принесет больше денег в бюджет и позволит, например, не повышать значительно цены на коммунальные услуги и сохранить социальные программы. Огромное значение имеет заключение соглашения с Россией на 20122015 гг. о ценах на поставляемую в Беларусь нефть примерно на уровне внутрироссийских. Так, в 2012 г. страна получила 21,3 млн. тонн беспошлинной российской нефти, выплатив в российский бюджет пошлин с экспортируемых нефтепродуктов на сумму 3,8 млрд. долл. США. Если учесть, что при пошлине на нефть в конце 2012 г., равной 396,5 долл. за тонну, выплаты в российский бюджет составили бы около 8,4 млрд. долл., то выгода составила около 4,6 млрд. долл. США.

Средняя цена на природный газ из России для Беларуси в 2012 г. составила 168 долл. США за 1 куб. м. Если сравнить с ценой для Украины, равной около 430 долл. за 1 куб. м, то при импортированном объеме, равном 20,3 млрд. куб. м, выигрыш сложился в размере около 5,3 млрд. долл. США. Таким образом, только за счет льготных цен на энергоносители Республика Беларусь в 2012 г. сэкономила около 10 млрд. долл. США [1, c. 6].

По расчетам Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития, суммарный накопленный экономический эффект от создания ЕЭП за период 2011−2030 гг. может достигнуть для трех стран 909 млрд. долл. (в ценах 2010 г.), в том числе для России — 632 млрд. долл., для Беларуси — 170 млрд. долл и для Казахстана — 106 млрд. долл. США. В страновом разрезе эффект составит около 15% ВВП Беларуси, 3,4% ВВП Казахстана и 1,9% ВВП России. В расчете на душу населения основными выгодополучателями от экономической интеграции станут Беларусь и Казахстан, в абсолютном выражении — Россия [8]. Таким образом, образование ЕЭП благоприятно влияет на экономику Республики Беларусь. Однако есть и нюансы. Дело в том, что согласно своим обязательствам перед ВТО Россия после окончания переходного периода будет обязана продавать энергоресурсы по мировым ценам, что неизбежно повысит затратность всех отраслей народного хозяйства Беларуси [1, c. 6].

Вместе с тем на территории ЕЭП с 2013 г. должны действовать одинаковые экономические правила. Так, например, страны-участницы ЕЭП должны согласовывать друг с другом курсы национальных валют. Это может лишить нашу страну возможности поддерживать своих производителей за счет девальвации белорусского рубля. Кроме того, с 2013 г. государственный долг стран−участников ЕЭП не должен превышать 50% валового внутреннего продукта. Так, долг белорусского правительства в декабре 2011 г. составлял 144,1 трлн. Вr, а ВВП за год — 274,3 трлн. Вr, то есть соотношение госдолга к ВВП — 52,5%, что выше предусмотренного предела. Однако ситуация нормализовалась в 2012 г., и это соотношение оставило всего 33%.

Помимо этого, с 2013 г. инфляция в Беларуси не должна больше, чем на 5% превышать инфляцию государств-участников ЕЭП с самым низким ростом цен [2, c. 12]. Так, в 2012 г. инфляция в России была 6,6%, в Казахстане — 8%, то есть в Беларуси цены должны были вырасти максимум на 11,6%, на деле инфляция составила 21,8%. За январь-сентябрь 2013 г. инфляция в Беларуси составила 10%, что пока не превышает установленный лимит.

Унификация условий ведения бизнеса в ЕЭП накладывает существенные ограничения по использованию субсидирования, что также неизбежно приведет к ухудшению экономических и финансовых показателей ряда промышленных и сельскохозяйственных организаций.

Создание правовых условий для свободного перемещения рабочей силы в рамках ЕЭП несет угрозу утраты одного из главных конкурентных преимуществ Беларуси — высококвалифицированных трудовых ресурсов, так как разный уровень рыночной трансформации и доходов обусловил отток трудоспособного населения в страны ЕЭП, в первую очередь, в Россию.

Высокий рост конкуренции после открытия границ несет существенные негативные последствия для некоторых белорусских предприятий. Основные риски связаны с угрозами утраты рыночных позиций и ухудшения финансового положения. Неконкурентоспособность отечественной промышленности состоит в том, что как «сборочный цех» она не дает долгосрочного эффекта по добавленной стоимости. При росте заработной платы, стоимости сырья и других издержек производства и обращения цены на готовую продукцию или не растут, или темпы их роста ниже темпов роста затрат [4, c. 6]. Кроме того, членство России в ВТО послужит сигналом к росту зарубежных инвестиций в российскую экономику, что, в свою очередь, через рост внутреннего производства также приведет к вытеснению конкурирующих белорусских товаров с рынка России.

Таким образом, чрезвычайно важно обеспечить достаточную конкурентоспособность и маркетинговую поддержку белорусских трендов для наращивания их поставок на новые рынки, совершенствовать логистические системы экспорта товаров, диверсифицировать структуру белорусского экспорта по конкретным рынкам, осуществлять сертификацию в соответствии со стандартами мирового рынка. Вместе с тем, необходимо отметить, что обострение конкуренции может стать продуктивным импульсом для предприятий к использованию современных эффективных технологий производства и продвижения продукции, улучшению качества выпускаемых товаров.

Главной проблемой в валютно-платежных отношениях стран ЕЭП сегодня является высокая долларизация взаимных расчетов и низкая доля в них национальных валют. В структуре расчетов и оборотов национальных валютных рынков ЕЭП значительная доля принадлежит свободно конвертируемым валютам — 43,5% (преимущественно доллару США). В то же время доля торговых расчетов в российских рублях составляет около 50%, причем на валюты остальных стран СНГ приходился лишь 1%. Такое положение дел ведет не только к чрезмерному росту транзакционных издержек, но и к валютным рискам, поскольку партнеры из двух стран оказываются в зависимости от динамики доллара США. Страны ЕЭП должны обеспечить взаимную конвертируемость своих валют. Тогда участники внешнеэкономических отношений могли бы использовать национальные валюты во взаимных расчетах; сократились бы и расходы на банковские комиссии и существенно уменьшилась потребность в свободно конвертируемых валютах [3, c. 54].

В перспективе создаваемые Россией, Беларусью и Казахстаном Таможенный союз и Единое экономическое пространство должны стать основой для формирования в 2015 году более тесного интеграционного объединения трёх стран — Евразийского союза. Но уже сегодня очевидно, что для обеспечения успешного функционирования ЕЭП, а затем и Евразийского союза необходимо привлекать в союз новые страны, но не только страны вроде Киргизии или Армении, но и, например, Украину. Для Беларуси это будет особенно благоприятно, потому как белорусская экономика перестанет замыкаться только на России, так как в рамках ЕЭП на РФ в Беларуси приходится 98% товарооборота, а на Казахстан — всего 2%.

Подводя итоги, можно сказать, что для улучшения позиции Республики Беларусь в мировом экономическом сообществе понадобятся большие затраты времени и усилий. Следует признать, что Беларусь на современном этапе развития не готова к глобальной конкуренции и интеграции. Как показал проведенный анализ, одновременное включение страны в глобальные и региональные процессы связано с существенными рисками и угрозами. Интеграция республики в мировое хозяйство требует осознания необходимости изменения подходов государственного регулирования, поведения субъектов хозяйствования, стремления к широкомасштабному сотрудничеству и международному разделению труда. Внешнеэкономическая деятельность должна строиться на активной интеграции Беларуси в глобальное пространство с использованием информационных, интеллектуальных ресурсов и имеющегося научно-технического потенциала для получения максимальной прибыли. Вместе с тем, достигнутые результаты и накопленный опыт свидетельствуют, что у Беларуси есть огромный потенциал саморазвития, который позволит ей в будущем достигнуть уровня более глубокой и тесной внешнеэкономической интеграции.


Литература

  1. Дайнеко А., Береснев Д., Колесникова И. Перспективы функционирования экономики Беларуси в системе ЕЭП и ВТО // Банкаўскі веснік. – 2013. – № 10. – С. 3−9.

  2. Лученок А. Плюсы и минусы ЕЭП для Беларуси // Финансы. Учет. Аудит. – 2012. – № 4. – С. 9−12.

  3. Маркусенко М. Проблемы валютной интеграции в условиях ЕЭП // Финансовый директор – 2012. – № 3. – C. 52−55.

  4. Мясникович М.В. Интеграция в ЕЭП, ЕврАзЭС, СНГ – вектор перспективы // Белорусский экономический журнал. – 2013. – № 2. – C. 4−17.

  5. Об итогах внешней и взаимной торговли государств – членов Таможенного союза в 2011−2012 годах // Официальный сайт Евразийской Экономической Комиссии [Электронный ресурс]. — http://www.eurasiancommission.org — Дата доступа: 24.10.13.

  6. Социально-экономическое развитие организаций и регионов Беларуси: эффективность и инновации: сб. докладов Международной научно-практической конференции (октябрь 2013 г.) / УО «ВГТУ». — Витебск, 2013. — 390 с.

  7. Точицкая И.Э. Оценка потенциальных эффектов вступления Беларуси в Таможенный союз в рамках ЕврАзЭС // Белорусский экономический журнал. – 2010. – № 4. – С. 111−122.

  8. Экономика Республики Беларусь в интеграционных процессах: тенденции, проблемы и перспективы: сб. материалов Международной научно−практической конференции (19−20 апреля 2012 г. г. Минск) / Ин−т экономики НАН Беларуси. – Минск: Право и экономика, 2012. — 544 с.

К.И. Бабина



Саратовский государственный

социально−экономический университет,

г. Саратов, Россия
Научный руководитель —

В.В. Бехер,



заведующая кафедрой

правосудия и процессуального права,

кандидат юридических наук
Правовое положение Таможенного союза

в рамках ЕврАзЭС
Аннотация. Решение о создании экономического союза на постсоветском пространстве отражало и находилось в полном соответствии с одним из магистральных путей развития современного международного сообщества, а именно с процессами международной интеграции. Нормативно-правовой механизм регулирования таможенных отношений, сформировавшийся после создания Таможенного союза ЕврАзЭС, существенным образом отличается от ранее существовавшего таможенного законодательства Российской Федерации. Участницы союза закрепили единый порядок определения страны происхождения товара, изложили все правовые нормы с учетом международных договоров и отечественного права, унифицировали таможенное законодательство в соответствии с текстом Таможенного кодекса Таможенного союза ЕврАзЭС.

Abstract. The decision on creation of the economic union in the former Soviet Union space was in full accordance with one of the main ways of development of modern international community, namely with processes of the international integration. The standard legal mechanism of regulation of the customs relations, created after formation of the Customs union of EurAsEC, essentially differs from earlier existing customs legislation of the Russian Federation. Participants of the union fixed a uniform order of definition of the country of goods' origin, stated all rules of law taking into account of international treaties and the domestic right, unified the customs legislation according to the text of the Customs code of the Customs union of EurAsEC.

Ключевые слова: Таможенный союз, ЕврАзЭС, экономическая интеграция, национальное законодательство.

Keywords: Customs union, EurAsEC, economic integration, national legislation.
Главной причиной экономической интеграции является стремление к повышению экономической эффективности производства. На межгосударственном уровне интеграция происходит путем формирования региональных экономических объединений государств и согласования их внутренней и внешней экономической политики [4].

Таможенный союз определён как форма торгово-экономической интеграции, предусматривающая единую таможенную территорию, в пределах которой во взаимной торговле товарами, происходящими с единой таможенной территории, а также из третьих стран и выпущенными в свободное обращение на этой таможенной территории, не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического характера, за исключением специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер. При этом Стороны применяют единый таможенный тариф и другие единые меры регулирования торговли товарами с третьими странами.

Евразийское экономическое сообщество —международная организация, в состав которой входят Российская Федерация, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Киргизская Республика, Республика Таджикистан и Республика Узбекистан. ЕврАзЭС создано в целях углубления интеграции и формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства. В рамках ЕврАзЭС получены позитивные результаты в области взаимного сотрудничества в торгово-экономической сфере, либерализации взаимной торговли. В торговле между странами Сообщества практически устранены имевшиеся ограничения и действует режим свободной торговли без изъятий. Проводится работа по формированию единой таможенной территории, гармонизации и унификации национальных внешнеэкономических законодательств государств-членов ЕврАзЭС [5, c. 10].

Изменения, с 2010 г. происходящие в таможенном праве, применяемом на территории Российской Федерации, свидетельствуют не только о масштабных преобразованиях в механизме нормативно-правового регулирования таможенных отношений, но и о замене самой парадигмы таможенного регулирования. На смену «мононациональному» механизму таможенного регулирования, предполагавшему наличие всей полноты нормотворческих полномочий в таможенной сфере у компетентных федеральных органов Российской Федерации, с созданием Таможенного союза Евразийского экономического сообщества пришел сложный механизм регулирования отношений в связи с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу Таможенного союза, предусматривающий наличие сразу двух уровней регулирования — таможенного законодательства Таможенного союза и формирующегося на его основе национального законодательства о таможенном деле государств-членов Таможенного союза. При этом уникальной особенностью таможенного законодательства Таможенного союза стало наличие в нем актов наднационального регулятора, которому государства-члены Таможенного союза передали часть своих полномочий по таможенному регулированию.

Участие Российской Федерации в интеграционных процессах на постсоветском пространстве было и остается важным вектором внешнеторговой политики Российской Федерации, находившим свое закрепление в ее законодательстве [2].

В Таможенном кодексе п. 2 ст. 1 закреплен один из важнейших принципов таможенного права Таможенного союза ЕврАзЭС, установивший соотношение между наднациональным и национальным уровнями таможенного регулирования. Необходимо отметить, что в текст п. 2 ст. 1 были внесены изменения еще до того, как сам Таможенный кодекс вступил в силу для го-сударств-членов Таможенного союза. Протоколом от 16 апреля 2010 г. был внесен ряд изменений и дополнений в Договор о Таможенном кодексе Таможенного союза от 27 ноября 2009 г., одним из которых стало усиление принципа приоритета наднационального регулирования.

Если в прежней редакции п. 2 ст. 1 предусматривалось, что таможенное регулирование в Таможенном союзе должно осуществляться в соответствии с таможенным законодательством Таможенного союза, а в части, не урегулированной таким законодательством, — в соответствии с законодательством государств-членов Таможенного союза, то в новой редакции эта норма получила важное добавление. Теперь национальное регулирование в рамках Таможенного союза возможно только до тех пор, пока не будут установлены соответствующие правоотношения на уровне таможенного законодательства Таможенного союза. Так было подтверждено стремление охватить регулированием на уровне Таможенного союза основных областей таможенного дела, а регулирование таможенных отношений на уровне государств-членов осуществляется национальными регуляторами до тех пор, пока соответствующие нормы не появятся в таможенном законодательстве Таможенного союза [3]. Таким образом, нормативно−правовой механизм регулирования таможенных отношений, сформировавшийся после создания Таможенного союза ЕврАзЭС, существенным образом отличается от ранее существовавшего таможенного законодательства РФ.

Принципиальное отличие состоит в том, что отныне механизм нормативно-правового регулирования таможенных отношений включает две взаимодействующие и соподчиненные подсистемы — таможенное законодательство Таможенного союза и национальные законодательства о таможенном деле государств-членов. Таможенное законодательство Таможенного союза обладает по отношению к национальному законодательству о таможенном деле приоритетной юридической силой и распространяет свое действие на всю единую таможенную территорию Таможенного союза.

Следует различать понятия международных договоров государств-членов Таможенного союза и международных договоров государства-члена Таможенного союза, регулирующих таможенные отношения. В первом случае речь идет о тех договорах, которые были приняты в связи с функционированием Таможенного союза ЕврАзЭС всеми государствами — его членами. Такие международные договоры могут быть только многосторонними и являются актами таможенного законодательства Таможенного союза. Во втором случае речь может идти как о двусторонних, так и о многосторонних международных договорах, одной из сторон которых является государство-член Таможенного союза. По своему содержанию такие международно-правовые договоры не являются принятыми в связи с функционированием Таможенного союза ЕврАзЭС, и они не входят в систему таможенного законодательства Таможенного союза. Они могут являться источником национального таможенного права и регулировать таможенные отношения применительно к одному из государств-членов Таможенного союза [6, c. 26−27].

Национальное законодательство является производным от «союзного» таможенного права и формируется в каждом государстве-члене Таможенного союза в соответствии с Таможенным кодексом и иными актами таможенного законодательства Таможенного союза вокруг национального законодательного акта. На национальном уровне регулирования таможенных отношений могут применяться как собственно внутригосударственные акты законодательства о таможенном деле, так и международно-правовые договоры с участием государства-члена Таможенного союза, которые не являются актами таможенного законодательства Таможенного союза. Такие случаи возникают в практике применения, когда норма внутригосударственного законодательного акта вступает в противоречие с нормой международного договора. Таким образом, характеризуя международный, наднациональный и национальный уровни таможенного регулирования в Таможенном союзе ЕврАзЭС, можно прийти к следующим выводам:

1. В механизме таможенного регулирования, сформировавшемся в Таможенном союзе ЕврАзЭС, представлены две подсистемы таможенного регулирования. Одна из них действует на всей единой территории Таможенного союза и совпадает с понятием таможенного законодательства Таможенного союза, другая применяется на национальном уровне, когда соответствующие таможенные отношения не урегулированы «союзным» законодательством, а отнесены к сфере законодательства о таможенном деле одного из государств-членов Таможенного союза.

2. В системе таможенного законодательства Таможенного союза выделяются международный и наднациональный уровни таможенного регулирования. Стратегическое управление таможенными отношениями в рамках Таможенного союза осуществляется на договорных началах, с помощью международно−правовых договоров, преимущественной юридической силой среди которых обладает Таможенный кодекс Таможенного союза ЕврАзЭС.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница