Неоплачиваемый труд: в продолжение дискуссии



Скачать 370.03 Kb.
страница1/4
Дата30.04.2016
Размер370.03 Kb.
  1   2   3   4

Лурдес Бенериа



Неоплачиваемый труд: в продолжение дискуссии


The Enduring Debate Over Unpaid Labour”// International Labour Review, Vol. 138 (1999). Cокращенное изложение в переводе с английского Е. Мезенцевой
Гендер и экономика: мировой опыт и экспертиза российской практики / Отв. редактор и составитель, к.э.н. Е.Б. Мезенцева. М.: ИСЭПН РАН - МЦГИ - “Русская панорама”, 2002. сс.275-299.

В основе статистических искажений, ведущих к недооценке вклада женщин в национальную экономику, лежат определенные теоретические и методологические соображения. Первоначально попытки рассмотрения неоплачиваемой работы были нацелены только на то, чтобы привлечь внимание к труду женщин, но постепенно они привели к тому, что предметом изучения стала любая неоплачиваемая работа вне зависимости от того, кем она выполняется – мужчинами, женщинами или детьми. Таким образом, мы видим, как вопрос, поднятый в рамках феминистского движения, по своей актуальности вышел за эти рамки и привел к пересмотру базовых принципов экономической мысли.


1. Статический учет неоплачиваемого труда


Неоплачиваемый труд по-прежнему недооценивается в национальной и международной статистике рабочей силы при исчислении величины ВВП и национального дохода. Статистика рабочей силы и система национальных счетов были созданы преимущественно для сбора информации о масштабах оплачиваемой хозяйственной деятельности, а также для разработки основ экономической политики и планирования. Рынок, как правило, рассматривается как центр, вокруг которого сосредоточена экономическая деятельность. Соответственно, в статистике категория “работа” (“work”) присутствует как составная часть понятия “занятость” (“employment”), которая, в свою очередь, определяется как деятельность “для получения зарплаты или прибыли” (ILO 1955: 43). Домашнее производство для внутреннего потребления включается в систему национальных счетов только в части его взаимосвязи с рынком. Из учебников экономики начального уровня читателям хорошо известен парадокс снижения ВВП в случае, когда мужчина женится на своей домработнице. Это снижение возникает, несмотря на то, что домашняя работа жены (бывшей домработницы) остается неизменной или даже увеличивается. Статус жены не предусматривает получения заработной платы за выполнение домашней работы (в отличие от статуса домработницы); поэтому труд жены не рассматривается как рыночный, и, соответственно, не включается в категорию экономической деятельности и в статистику ВВП.

Таким образом, проблема оценки неоплачиваемого труда возникает в связи с тем, что как в теории, так и в традиционной статистике понятие “работа” определяется как оплачиваемая хозяйственная деятельность, связанная с рынком. <…>

Недооценка неоплачиваемого труда (как и причины этой недооценки) по-разному проявляется в четырех секторах экономики, где преобладает подобный труд. К числу этих секторов относятся производство для внутреннего потребления домохозяйств (“subsitence production”), домашняя экономика (“household economy”), неформальный сектор и работа на добровольных началах (волонтерская работа).

1.1. Производство для внутреннего потребления домохозяйств


Несмотря на значительные усилия исследователей, направленные на улучшение качества учета рабочей силы в национальной статистике, с 1938 г. до конца 70-х годов базовые концепции оставались по сути дела неизменными. Единственным важным исключением была попытка учесть данные по производству домашних хозяйств для внутреннего потребления при исчислении ВВП. В 1950-е годы ООН были разработаны рекомендации по совершенствованию системы национальных счетов, включавшие методы оценки стоимости товаров и услуг, произведенных внутри домохозяйства, и численности населения, вовлеченного в это производство. В частности, эти методики были рекомендованы для стран, в которых домашнее производство играет существенную роль в экономике. Данные методики использовались, в частности, в таких странах как Непал, Папуа-Новая Гвинея и Танзания.

Попытки улучшить статистический учет производства для внутреннего потребления домохозяйств были продолжены в 1982 году, когда Тринадцатая Международная Конференция по трудовой статистике приняла определение экономически активного населения, предложенное в 1966 году ООН. Напомним, что согласно этому определению к ЭАН относятся “все лица обоего пола, которые предлагают свой труд для производства экономических товаров и услуг” (ILO. 1983. С. 1/2). При этом не имеет значения, представлено ли предложение труда на рынке или вне его. Хотя оставалось не до конца ясным, что именно означает формулировка “экономические товары и услуги”, новое определение отразило отход от чисто рыночного критерия отнесения к рабочей силе, обосновав это тем, что продукция, произведенная домохозяйствами для внутреннего потребления, представляет “товары, которые могут быть проданы на рынке” (“marketable goods”). Поэтому представляется вполне логичным рассматривать работников, занятых в этом секторе (включая семейный труд), как часть рабочей силы. Несмотря на практические трудности в оценке рыночной стоимости домашнего производства, именно этот методологический подход закрепился на практике. Его целью является как можно более точная оценка величины ВВП и показателей экономического роста.

Однако на практике участие женщин в домашнем производстве до сих пор недооценивается. Отчасти это связано с трудностями в разграничении сельскохозяйственной и домашней работы (особенно для женщин). Поскольку неоплачиваемый труд женщин в сельском хозяйстве во многом совпадает с их работой по дому (например, выращивание урожая, сбор хвороста, забота о животных), очень трудно, увидеть различие между традиционными семейными обязанностями (в сельском хозяйстве) и домашним производством. <…> Та же проблема возникает, когда в ходе переписей населения встает задача классифицировать работников в соответствии с их “основным занятием”. В подобных случаях имеет место тенденция недоучитывать численность женщин, занятых в семейном производстве (как в сельском хозяйстве, так ив других отраслях). Подобная недооценка исторически существовала во всех странах и регионах. Этот факт уже был отмечен МОТ в 1977 году. Тогда в качестве примера приводилась ситуация в странах Северной Африки и Юго-западной Азии, где “неоплачиваемый труд женщин, занятых в семейном производстве, в большинстве случаев не принимался во внимание” (ILO 1977: 11). С тех пор в большинстве стран предпринимались определенные попытки включить данную категорию работников в статистику рабочей силы. Тем не менее, есть основания полагать, что существует множество причин, лежащих в основе сохраняющейся недооценки неоплачиваемого женского труда, начиная от его относительной нерегулярности в сельском хозяйстве и кончая глубоко укоренившейся точкой зрения, согласно которой место женщины – дома. В результате национальная статистика, касающаяся женского труда, не может считаться достоверной и отражающей реальный вклад женщин в экономику, что затрудняет проведение полноценных межстрановых сравнительных исследований (см. подробнее Beneria 1982).

1.2. Неформальный сектор


Что касается неформального сектора, то здесь основная проблема, связанная со статистическим учетом – это отсутствие систематического сбора информации и ее низкая достоверность. Этот сектор включает в себя широкий диапазон различных видов деятельности, начиная с нелегального производства товаров и услуг и кончая деятельностью официально зарегистрированных малых предприятий во всех отраслях промышленности. В этом случае трудности оценки занятости связаны не столько с концептуальными проблемами (в неформальном секторе труд, как правило, оплачивается, и, следовательно, попадает в рамки общепринятых определений трудовой деятельности), сколько с получением надежных статистических данных.

Отсутствие адекватной и систематической информационной базы по неформальному сектору является серьезной проблемой, поскольку во многих странах неформальный сектор охватывает немалую (и, как правило, увеличивающуюся) часть рабочей силы2. Что касается женщин, то для них именно занятость в неформальном секторе нередко обеспечивает пусть ненадежный и нерегулярный, но реальный доход. <…> В 70-е годы предполагалось, что по мере экономического развития неформальный сектор будет постепенно вытесняться официальным; однако на практике этого не произошло. Фактически неформальный сектор во многих странах вобрал в себя те слои населения, которые по каким-либо причинам не сумели “вписаться” в жесткие правила современного производства, или потеряли работу в официальном секторе в периоды роста безработицы (Portes, Castells, 1989).

Периодические и систематические национальные обследования позволяют дать некоторые оценки удельного веса неформального сектора в численности рабочей силы и его вклада в ВВП. Например, ООН было подготовлено методологическое руководство по оценке женской занятости в неформальном секторе, включая промышленность и сферу услуг; кроме того, были успешно проведены пилотажные исследования в Буркина Фасо, Конго, Гамбии и Замбии (INSTRAW, 1991). В каждом случае (в зависимости от наличия статистики в каждой стране) микроэкономическая информация сочеталась с макроэкономическими оценками. Цель этих усилий по сбору информации – способствовать разработке политических мер, направленных на улучшение условий труда работников в неформальном секторе и на повышение их “переговорной силы”.

1.3. Домашняя работа


Домашняя работа представляет сложность не столько в плане недоучета в статистике, сколько вообще в отсутствии учета. Это связано с тем, что домашняя работа просто не подпадает под традиционное определение труда. Даже те авторы, которые были готовы рассматривать домашнюю работу как “производство”, не придавали вопросам ее статистического учета принципиального значения. Например, Блэйдс отмечал, что “понятие производства должно охватывать и неоплачиваемую деятельность, которая, скорее всего, будет постепенно замещаться оплачиваемой по мере специализации экономики”. Однако он же делает следующий вывод, что “из-за практических трудностей измерения маловероятно, что основные виды деятельности домохозяек будут учтены” (Blades 1975: 7).

Вплоть до конца 1970-х годов отсутствие статистического учета домашней работы воспринималось как должное, хотя еще в 1970 г. Э. Бозеруп (E. Boserup) подчеркивала, что в национальные счета должны быть включены “продовольствие, получаемое путем собирательства и охоты; товары и услуги, произведенные внутри домохозяйства: топливо, собранное женщинами; похоронные услуги, прием гостей и традиционные административные и медицинские услуги” (Boserup 1970: 162-163). Однако она рассматривала эту деятельность в основном как производство для внутреннего потребления домохозяйства (т.е. как “товары, которые могут быть проданы на рынке”), а не как домашнюю работу.

Своеобразные тенденции замещения домашней работы рыночными эквивалентами наблюдаются и в индустриально развитых странах. Поскольку в этих странах возросла цена рабочей силы, произошло увеличение объемов работ, выполняемых самостоятельно членами семьи, как правило, мужчинами (например, жилищное строительство, плотницкие и ремонтные работы). Эта тенденция усиливается тем, что в названных странах снижается использование труда наемной домашней прислуги. (Langfeldt 1987; Chadeau 1989; UNDP 1995). В этой связи обсуждается, например, вопрос о том, как соотносится время, затраченное в домашнем хозяйстве и время, отработанное в рыночном секторе. Например, ряд ученых приходит к выводу, что в период 1960-1980 гг. в США произошло сближение затрат времени мужчин и женщин на неоплачиваемый труд; аналогичная тенденция отмечается и в других развитых странах. Однако эти оценки не принимают во внимание тот факт, что многие виды работ в домашнем хозяйстве люди выполняют одновременно. Учитывая рост уровня занятости женщин и интенсификацию их труда, обусловленную одновременным выполнением нескольких видов деятельности, необходимо пересмотреть выводы о сближении времени, затрачиваемого мужчинами и женщинами на неоплачиваемые виды труда.

Подводя итоги, можно сказать, что по мере экономического развития производственная деятельность постепенно выходит за пределы домохозяйства, хотя впоследствии эта тенденция может сменяться на обратную, причем независимо от того, кто именно занят в этом производстве – мужчины или женщины. Если не учитывать домашнее производство, темпы экономического роста, будут, вероятнее всего, переоцениваться, когда производственная деятельность сдвигается в сторону рынка; вместе с тем, они недооцениваются, если работа, которая обычно делается за деньги, начинает выполняться членами домохозяйства на бесплатной основе. Если принять во внимание фактически существующее гендерное разделение труда и роль женщин в домашней сфере, то исключение домашней работы из статистического учета оказывает влияние на оценку экономического вклада как женщин (в большей степени), так и мужчин.



1.4. Работа на добровольных началах


Концептуальные и методологические проблем измерения существуют не только в отношении домашнего труда, но также в отношении работы в благотворительно секторе. Это связано с двумя обстоятельствами: во-первых, работа на добровольных (волонтерских) началах подразумевает большое разнообразие видов деятельности; во-вторых, эти виды деятельности не имеют прямого отношения к рынку. Волонтерская работа – это деятельность, которая осуществляется в соответствии с некоторой общей программой, не предусматривает непосредственной денежной оплаты, и бенефициариями которой не являются прямые родственники. Таким образом, домашняя и волонтерская работа принципиально отличаются друг от друга несмотря на тесную связь между ними (например, их непросто разграничить, когда волонтерская работа касается членов общины или ближайших соседей). Кроме того, хотя некоторые виды волонтерской работы можно рассматривать как производительный труд (в частности, бесплатное строительство домов и профессиональное обучение), существует немало видов деятельности, которые сложно классифицировать (например, все, что имеет отношение к деятельности на уровне local community – общины, прихода). Более того, волонтерская работа нередко имеет профессиональный характер, о чем свидетельствует, к примеру, большое количество работников-волонтеров в сфере здравоохранения (Gora и Nemerowicz 1991).

Исследователи отмечают наличие выраженной гендерной асимметрии в степени вовлеченности в волонтерский труд. Например, в США вероятность участия в волонтерской работе более высока для женщин, в особенности, если они замужем, имеют детей до 18 лет и хорошо образованы. Существует много причин, объясняющих это гендерное неравенство. Среди них и тот факт, что денежные пожертвования на благотворительные цели (в основном осуществляемые мужчинами) облагаются налогом, а время, потраченное на волонтерскую работу (в основном со стороны женщин), налогами не облагается. В Новой Зеландии, благодаря усилиям женских организаций, вопрос о времени на волонтерскую работу был даже включен в программу переписи населения 1986 года (Waring, 1988).

Степень участия в волонтерской работе зависит также и от социальных характеристик. Исследование, проведенное в 1996 году в США, показало, что вовлеченность в работу волонтеров коррелирует с уровнем доходов. Наибольшая вовлеченность (62%) отмечалась в группе лиц с годовым доходом свыше $75.000; наименьший процент волонтеров был среди тех, чей годовой доход не превышал $20.000 (AARP, 1997). Однако этот результат может в определенной степени оказаться обманчивым, поскольку необходимо было бы проверить наличие подобной зависимости в других странах. Вполне вероятно, например, что волонтерская деятельность (взаимопомощь) может принимать значительные масштабы среди бедных слоев населения, особенно в периоды экономического спада. Хорошо известен пример с бесплатными общественными столовыми в странах региона Анд в 1980-90-х годах. Эти столовые, организованные и управляемые, как правило, женщинами, выполняли функцию обеспечения выживания в условиях резкого снижения уровня жизни населения (особенно в городах) в период проведения программ структурной перестройки. Например, в Лиме в подобную деятельность было вовлечено 40.000 малообеспеченных женщин, которые организовали федерацию самоуправляемых общественных столовых, число которых достигало 2000 (Barrig 1996; Lind 1990). <…>

Фактически бесплатные общественные столовые заставили вернуться к вопросу о верности приведенного ранее определения волонтерской работы, поскольку бенефициариями являлись и члены семей и ближайшие соседи. Таким образом, в этом случае граница между домашней и волонтерской работой оказалась весьма размытой. Кроме того, практика бесплатных столовых заставила задуматься о том, насколько участие в подобной волонтерской деятельности являлось действительно добровольным – ведь столовые получили развитие в ситуации, когда многие люди жили в крайней нужде и не могли в одиночку решить проблему выживания.

Итак, статистическая оценка труда женщин потребовала работы в двух направлениях. Во-первых, выявилось потребность в переосмыслении само понятие труда и разработке методик измерения неоплачиваемого труда, прежде всего в сфере домашней и волонтерской деятельности. Во-вторых, выяснилась необходимость уточнения базовых понятий и улучшения сбора статистических данных в тех сферах оплачиваемого труда, которые (по крайней мере, в теории) уже включены в общепринятую статистику.


  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница