Новые информационные технологии в XXI в.: новый труд, новый человек, новое общество? М. Б. Конашев



Дата29.06.2016
Размер66.2 Kb.


Новые информационные технологии в XXI в.:
новый труд, новый человек, новое общество?


М.Б. Конашев

Санкт-Петербургский филиал Института истории естествознания и техники РАН

Санкт-Петербург

Гуманитарное осмысление влияния на человека новых информационных технологий (НИТ) проходило в основном с точки зрения перспектив и проблем взаимодействия человека и НИТ. В центре внимания, прежде всего, оказались перспективы и проблемы, лежавшие, так сказать, на поверхности и быстро становившиеся «модными». Обсуждение и «разработка» таких «модных» тем часто было и остается занятием (а нередко и предприятием) не только «престижным», но и приносящим неплохой доход в прямом и переносном смысле этого слова. Наиболее ярким примером в этом смысле, вероятно, является тема «смены ролей», то есть превращение человека из господина в слугу НИТ или, проще говоря, машины. Своего рода символами освоения данной темы кинематографом стали кинотриады «Терминатор» и «Матрица».

И в случае тех новых возможностей, которые дают человеку НИТ, и в случае тех новых опасностей, которые они же порождают, взаимодействие человека и НИТ до сих пор рассматривалось все же, как правило, одномерно. Так, при обращении к вышеупомянутой теме «смены ролей» использовалась фактически двухэлементная схема «думающий человек — думающая машина», количественное изменение в которой приводило в итоге к качественному скачку. При достаточном накоплении «умственных способностей» компьютера он становился вровень со своим создателем и, как минимум, начинал требовать равных прав себе или брал их сам. При всей внешней эффектности и сверхсовременности данной темы, в ее основе в действительности лежит совсем несовременная логика (и история) взаимоотношений хозяина и раба. Первые восстания машин произошли задолго до новой эры, ибо рабы для их хозяев по существу были ничем иным, как живыми машинами.

В ту же эпоху (использования человека человеком в качестве живой машины) было высказано предположение, что создание неживой машины освободит машину живую (человека). Это высказывание развивалось и опровергалось (с учетом дополнений и корректировок) на протяжении всех последующей истории человечества. Особенно остро обсуждалась идея (разделявшаяся мыслителями как левой, так и правой политической ориентации), что освобождение человека либо сводится к передаче труда от человека машине, либо предполагает такое переложение. При этом высказывалось и немало предупреждений о возможной обратной стороне такого прогресса. В частности, приверженцы диалектики указывали на то, что всякая вещь (и всякий процесс) несет в себе свою противоположность; поэтому развитие этой вещи (процесса) приводит и к развитию ее противоположности. При определенных условиях и на определенном этапе своего развития вещь переходит, превращается в свою противоположность, прогресс становится регрессом, освобождение — закабалением. В тоже время продукты труда человека есть не просто результат этого труда, они в определенном смысле есть продолжение и воплощение человека. Два известных примера. Создание сложной машины, в особенности паровой, казалось бы, должно было освободить человека. Но и самые убежденные защитники капитализма, сначала в Англии, а со временем и в России, не решались заявлять, что положение рабочих на капиталистических фабриках намного лучше положения рабов. В общем, не оспаривается и то, что безжалостность терминатора есть лишь проекция, воплощение безжалостности его создателя, реализованный с помощью НИТ будущего «вывих» подсознания сегодняшнего среднего американца.

Что же нового в процесс освобождения человека машиной вносит появление и эволюция НИТ? Самой первой машиной был сам человек. Управляющей ее частью был собственный мозг человека, а функциональными частями (орудиями) отдельные части тела, в первую очередь рука, и тело в целом. При создании первой неживой, искусственной машины (орудия) — палки, для ее изготовления человек использовал в качестве инструмента собственную руку. С момента создания первой неживой машины на протяжении большей части истории между человеком и природой оставалась простую (в смысле неинформационная) машину. Создание информационной машины означало революцию во взаимоотношении человека не только с самой машиной (системой машин), но и с природой и с самим собой. Неинформационная машина была неполной машиной, так как она действовала (даже автомат) лишь при участии человека. Любому, самому совершенному автомату, нужно «включение», т.е. небезызвестный «первотолчок». В этом смысле уже с момента изобретения первого автомата, человек слегка потеснил создателя, обретя способность собственного «первотолчка». В качестве творца «первотолчков» человек вынужден был дополнять собою машину, выполняя функцию ее управляющей части, своего рода «системного блока», присоединяемого к различным, созданным им же, «периферийным устройствам» в виде часов, ткацкого станка, паровоза, и т.д. Даже в самых сложных автоматизированных системах он продолжает выполнять ту же функцию управляющего. С созданием информационной машины человек между собой и природой (объектом) помещает уже и управляющую часть. Пусть она на первых порах еще очень слаба и несовершенна по сравнению с ним самим как «системным блоком». Разница уже чисто количественная, и важно уже другое. Теперь машина стала, пусть и несовершенной, но уже полной машиной, т.е. такой машиной, которая заменяет собою человека как живую машину целиком.

Создание полной (информационной) машины означало начало качественно новой социальной эволюции, грядущие очертания которой еще только прорисовываются, но о целом ряде проблем которой можно уже сегодня говорить с достаточной определенностью, и некоторые из этих проблем в той или иной форме и с той или иной степенью детализации уже обсуждались.

Если имеется полная информационная машина, то, тем самым, и человек становится полным человеком, самодостаточным, достроившим себя целиком. Ведь создав (пусть еще и несовершенную, скорее пока потенциальную чем актуальную) управляющую часть, искусственную «голову», он фактически завершил построение своего двойника, того самого своего заместителя, который должен выполнять роль раба, создания, призванного выполнять всю нечеловеческую работу, весь «черный» труд. Что же остается тогда человеку? И остается ли что-то вообще? Именно человеческая, т.е. творческая, в буквальном, первозданном смысле созидательная (как у «создателя») деятельность.

Достижение нового, сугубо творческого характера труда человека означает, что теперь человек действительно оказывается вне обычного процесса материального производства, становится рядом с машиной. При этом он приобретает в принципе почти безграничные возможности. Потенциально один индивид с помощью системы НИТ может полностью обслуживать себя одного, а — при достаточном развитии этой системы, — в конечном итоге не только некую ограниченную группу индивидов, но и всех остальных людей. Предел задается уже не машиной как раньше, т.е. не системой НИТ, а самим индивидом как биологическом существом: его собственными онтогенетическими ограничениями (устает, хочет спать, смертен). Уже сейчас любой достаточно «продвинутый» пользователь ПК может (при доступе к соответствующей дополнительной «периферии»), не выходя из дома, через Интернет испечь блин в усовершенствованной микроволновке у своей тещи в Саратове, разлить коньяк по бокалам бара в Нью-Йорке, пробурить сверхглубокую скважину во льдах Антарктиды, осуществить запуск летательного или любого другого аппарата, наконец, получить солнечную энергию из космоса для подогрева, для начала, подоконника с цветами в той самой комнате, где он находится со своим ПК.

Из нового характера труда возникает и новое разделение труда. Традиционный, прежнего типа работник (система работников) уже становится ненужен, ибо он полностью как совокупность частичных индивидов заменен совокупностью машин. Тем самым изменяется и отношение человека к человеку. Если другой человек не нужен как машина (живая машина, раб), то он может быть нужен либо как со-творец, либо только лишь как материал, объект. С появлением нового характера труда и нового человека неизбежно появляется и новое общество, главным отличием которого является не столько то, что оно информационное или общество знания, сколько то, что материальное производство как бы выключается из сферы отношений между людьми, по крайней мере, напрямую. Это уже общество людей, если и зависящих в традиционном смысле друг от друга, нуждающихся друг в друге для удовлетворения своих материальных потребностей, то опосредованно, через систему НИТ.

Поскольку каждый момент любой эволюции (истории) содержит в себе сразу несколько возможных вариантов, альтернатив развития, действительный ход эволюции может иметь разные, в том числе и противоположные по отношению один к другому итоги. Так, новая, всемогущая деятельность человека может оказаться не торжеством человечности, а, напротив, своей противоположностью, господствующим всемогуществом античеловечного. Открывающиеся новые социальные перспективы могут обернуться как обществом всеобщего достатка и индивидуальной свободы, так и обществом нового социального неравенства. В последнем появится и своя новая элита, и новые рабы, чья участь будет хуже участи рабов старых, ибо даже функции машин они уже выполнять не смогут. Ведь все прежние функции машин, которые мог выполнять и человек наравне с машинами, теперь уже окончательно остались за машинами, «присвоены» ими, точнее, закреплены за ними самим же человеком. Тогда новым рабам остается в лучшем случае функция «батареек» из «Матрицы», с той только разницей, что в действительности (в отличии от фильма) этими батарейками, может быть и не напрямую, а через те же машины, будут пользоваться тоже люди, численно возможно совсем небольшая «элита».

Разумеется, намеченная выше общая картина и ее возможные модификации являются всего лишь одной из логических возможностей, потенций будущего развития, к тому же очевидным упрощением. В действительности взаимодействие и переплетение обозначенных и опущенных из рассмотрения тенденций и факторов могут привести к результатам, намного отличающимся от предполагаемых, в том числе к реализации сложных конвергентных моделей.


Опубликовано:
Конашев М.Б. Новые информационные технологии в XXI в.: новый труд, новый человек, новое общество? // Технологии информационного общества — Интернет и современное общество: труды VII Всероссийской объединенной конференции. Санкт-Петербург, 10  12 ноября 2004 г. — СПб.: Изд-во Филологического ф-та СПбГУ, 2004. С. 16 – 18.
ISBN 5-8465-0294-6


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница