О противоречивости воспитания и образования



Скачать 55.79 Kb.
Дата30.04.2016
Размер55.79 Kb.
УДК 16

О ПРОТИВОРЕЧИВОСТИ ВОСПИТАНИЯ И ОБРАЗОВАНИЯ

В.Н. Тарковский
В статье рассматривается проблема неоднозначности в интерпретации понятий «воспитание» и «образование». Генезис образования.


Слова «воспитание» и «образование» чаще всего используются как взаимодополняющие друг друга, имеющие нечто общее. Подразумевается, что это «общее» имеет для цивилизованного человека огромное значение. Поэтому обвинение в невоспитанности и необразованности воспринимается как оскорбление.

Напомним, что общая слабость к спиртному у людей, которые не являются собутыльниками, и общие дети у супругов – это принципиально разное общее. Что общего между воспитанием и образованием? Как и куда «идут они рука об руку»? На эти вопросы призвана отвечать педагогика – совокупность учений, относящихся к области воспитания и образования.

Предполагается, что свое начало педагогика как наука берет с работы Яна Амоса Коменского «Великая дидактика». Изданная в окончательном варианте в 1657 г. она представляла универсальное искусство «обучение всему всех». Особенно большую роль в разработке научной педагогики нового времени сыграли Песталоцци, Гербарт, Фребель, Литт, Ноль, Шпрангер.

В настоящее время педагогика стоит перед новым, не во всем бесспорным этапом своего развития. «Так влияния других предметных областей порождают стремления возложить присущую ей фактическую функцию в первую очередь не на живого учителя, обладающего средствами духовного воздействия, а на «обучающие машины». Кроме того, модели воспитания предлагаются ныне специалистами-теоретиками, мало внимания обращающими на опыт педагогов-практиков, зачастую они основываются на идеологических представлениях типа тех, которые подчеркивают, например, значение так называемого антиавторитарного воспитания» [1, c. 335].

«Специалистами-теоретиками» именуются в уважаемом словаре, вероятно, специалисты в области философии образования. Сейчас «философия образования» – научная специализация, утвержденная ВАК. Впервые термин «философия образования» стал использоваться в начале 50-х годов XX века. Примечательно, что термин использовался представителями англосаксонских стран, так как американская школа не располагает педагогической наукой в ее традиционной европейской интерпретации. Например, О. Долженко утверждает, что «в обращении американских исследователей к понятию «философия образования» видится не столько тенденция к становлению новой области знания, сколько осознание определенной проблемы, с которой они столкнулись на практике. Когда понятие о такой философии было введено в обращение, за ним не стояло никакого конкретного содержания. Оно было просто удобным обозначением, если угодно, удобной метафорой» [2, с. 26–27].

Если еще в 90-х годах ХХ века число публикаций в России было невелико, то сейчас пришло время говорить об их буме. Заявленный тематический разброс, например, журнала «Философия образования» предполагает следующие рубрики: актуальные вопросы развития современной школы и вуза, интегральная диалогика, инновации и технологии в образовательном процессе, вопросы современной национальной идеи образования, философия образования: формирование концепции (междисциплинарный аспект), философия образования в западной научной теории, вопросы формирования личности и философии образования. Примечательно, что педагогическая категория «воспитание» фигурирует, как сказал бы гегельянец, «в святом» виде. Склоняемся видеть в этом не стечение обстоятельств, а закономерность, проявляющуюся в той или иной форме на протяжении всей истории современной цивилизации.

Воспитание предшествовало самой цивилизации. С.С. Аверинцев замечает, что библейская мифология в своем социальном функционировании оборачивается бесчисленным множеством заповедей, античная мифология – наглядными первообразами вкуса и такта. Идеалом греческой полисной жизни является калокагатия, т. е. человек должен быть таким, «каким ему следует быть». Во все времена и у всех народов это соответствовало бы понятиям «прекрасный», «честный», «добрый». «Калокагатия» – это двоякий ритм: ритм тела и ритм души. Это предопределяет двоякий характер воспитания. Ритм тела воспитывается атлетикой, ритм души – «музыкой» [3, с. 121]. Под «музыкой» понималось триединство поэзии, пляски и собственно музыки. А. Бергсон в «Творческой эволюции» эти три темы объединяет в одну, как и греки, «музыкальную тему». Изначально она была целиком положена на известное количество тонов, а потом на ней были выполнены различные вариации, «одни весьма простые, другие бесконечно искусные». Эта тема, за исключением поэзии, недоступна языку представления. Однако все три темы не столько задуманы, сколько прочувствованы и являются результатом развития интуиции. Интуиция, направляемая воспитанием, выражает сочувствие, симпатию в звуке, жесте или слове. Природа интуиции не только индивидуальна, но и благодаря языку социальна.

Любой естественный язык: русский, английский, немецкий и др. формирует не только «мою» интуицию, но и «нашу». Это делает русского русским, немца – немцем. Вершиной интуиции (чувственного познания) является мудрость. Ф. Ницше иллюстрирует противоречивость мудрости следующим метафорическим образом: «Доверяй своему чувству! Но чувства – не конец и не начало: позади чувств стоят суждения и оценки, которые унаследуются нами в форме чувств (симпатий, антипатий). Настроение, которое ведет свое происхождение от чувства, есть внук суждения – часто ложного и, во всяком случае, не твоего собственного. Доверяться своему чувству – это значит повиноваться деду, бабке и их родителям более чем нашим собственным властелинам – рассудку и опыту» [4, с. 25].

«Повиноваться деду, бабке и их родителям» это, как было выше сказано, быть «прекрасным», «честным», «добрым». Другими словами, быть воспитанным или моральным. Первоначально обычай – это мораль, а поскольку религия запрещает от него уклоняться, мораль совпадает по влиянию с религией. «Вопрос о добре и зле разрешался до сих пор самым неудовлетворительным образом: решать его было слишком опасное дело. Привычка, доброе имя, ад не позволяли быть беспристрастным: в присутствии морали нельзя мыслить, еще менее можно говорить: здесь должно – повиноваться. Критиковать мораль, брать мораль как проблему, это – признак безнравственности! Но мораль владеет не только всякого рода средствами устрашения, … – она умеет вдохновлять» [4, с. 4].

Воспитание формирует мораль как фундамент социальной жизни. Когда Эпиктет вопрошает: «Как бы мне во всем следовать богам, как бы мне

быть довольным божественным управлением, как бы мне стать свободным? Ведь свободный это тот, у кого все происходит в соответствии с его свободой воли и кому никто не может помешать. Что же, сумасбродство ли свобода?» – то создается впечатление, что он не учитель философии, а обвиняемый на скамье подсудимых. [5, с. 62] Основная его задача доказать свою интеллектуальную и нравственную состоятельность. В его защитной речи фигурирует постоянно Сократ, как духовный отец, незадолго до этого за покушение на общественную мораль того времени он был приговорен к смерти. Сократ является для Эпиктета нравственным стержнем новой идеологии, противостоящей закостенелой традиции. Механизмом формирования этой идеологии было образование. Знание в новой идеологии теперь не опирается на интуицию (мудрость). Оно вырабатывает свой язык, как правило, противоречащий интуиции (искусственный), свою методологию, свои критерии.

Своеобразным достижением развития образования в начале в рамках философии, а затем в более широком научном контексте, стало формирование личности. Не воспитания, а образования. Образованный человек, например, специалист по информационным технологиям, математик и др. везде самодостаточен, независим, креативен. Воспитанный человек самодостаточен только в среде воспитавшей его, поэтому он зависим от нее, а, следовательно, не свободен. Образованные греки «философы» с гордостью называли себя людьми мира, а не Афин и Греции. Греки воспитаны были, как правило, патриотами и болезненно переносили изменения в укладе жизни, а поэтому подозрительно относились к образованным, ведущим разумный образ жизни.

Главный редактор журнала «Философия образования» Н. В. Наливайко концепцию журнала выразила так: философия образования не только отражает наиболее общие видения мира, но и учит «искусству жить разумно», что необходимо при формировании личности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ



  1. Педагогика // Философский словарь : основан Г. Шмидтом. – Изд-е 22-е, нов., перераб. ; под ред. Г. Шишкоффа. – М. : Республика, 2003.

  2. Долженко О. Очерки по философии образования / О. Долженко. – М., 1995.

  3. Идеи эстетического воспитания. В 2 т. / сост. В. П. Шестаков. – М., 1973.

  4. Ницше Ф. Утренняя заря / Ф. Ницше. – Свердловск : Воля, 1991.

  5. Беседы Эпиктета / Эпиктет. – М., 1997.

V.N. Tarkovskey ABOUT CONTRADICTION OF UPBRINGING AND EDUCATION




База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница