Санкт-петербургский научный центр



страница11/16
Дата27.04.2016
Размер2.47 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Динамика иерархии привязанностей

школьников 12  18 лет
Аннотация. Автор характеризует взаимоотношения подростков 12-18 лет с родителями, сверстниками, процесс установления дружеских отношений.

Ключевые слова: семья, школа, привязанность, иерархия, дружба.

Abstract.The author describesthe relationshipof adolescents12-18 years oldwith parents,peers, the process of establishing friendlyrelations.

Keywords:family, school,affection, hierarchy, friendship.
Привязанность — чувство близости, основанное на симпатии к кому-либо, взаимное влечение друг к другу. Личная привязанность предполагает желание постоянно находиться с человеком, к которому испытывают привязанность, сопереживать и помогать ему. Особый вид привязанности —привязанность детей и родителей. Привязанность представляет собой неотъемлемую составляющую дружбы и любви. В иерархии ценностей дружба занимает высокое место, уступая только любви.

Для подросткового и юношеского возраста характерен широкий круг общения, благодаря чему возникают и укрепляются дружеские отношения. В юношеском возрасте происходит углубление и дифференциация дружеских связей, и особенностью мотивации общения является тенденция к поиску близких дружеских связей, основанных на глубокой эмоциональной привязанности и общности интересов (потребность в alterego).

Динамика структуры привязанностей школьников в возрасте 12-18 лет (т.е. подростков и юношества) изучалось с помощью специально разработанной подробной анкеты опроса. Опрошено 110 школьников общеобразовательной школы: 43 человека учились в 6-7-х классах, 44 чел. – в 8-9-х классах и 23 — в 10-11-ом классе. Гендерный состав был приблизительно одинаковым. 23% школьников воспитывались в неполной семье, но общались с отцами.

У большинства школьников не было дефицита общения с родителями. Взаимоотношения с матерью во всех группах оценивались всегда как более теплые, чем с отцом. Оценка взаимоотношений с родителями с 6 по 11-й класс постепенно снижалась с «очень хорошей» к «нормальной». Доля школьников 6-7-х классов, оценивавших свое отношение к матери как «хорошее» и «очень хорошее», составляла 86%, а к отцу  66,7%; школьников 8-9-х классов  соответственно 84,1 и 49,9% и 10-11-х классов  68,2 и 44.3%. Таким образом, степень привязанности к отцу становилась менее значительной с 15-16 лет, а с матери  только с 17-18 лет.

Любовь являет собой самую сильную интимную привязанность, означающую наличие заботы и ответственности. Материнская любовь, характеризующаяся постоянной эмоциональной доступностью, наиболее сильна, поэтому и вызывает более сильные ответные чувства детей (соответственно  более выраженную привязанность), чем отцовская. Отцовская любовь управляема и менее постоянна. Матери больше общаются с детьми, употребляют понятную ребенку лексику, дают большое число объяснений. Поэтому неудивительно, что дети больше привязаны к матери даже в подростковом и юношеском возрасте.

Небольшое число школьников 6-9-х классов указывало на наличие конфликтов с родителями, но 17% старшеклассников уже имели такие конфликты. Причинами конфликтов учащиеся чаще всего называли либо отсутствие внимания родителей к их проблемам, либо препятствия со стороны родителей к самостоятельности.

Косвенным показателем благополучных взаимоотношений и взаимных привязанностей членов семьи является уровень психологического комфорта. Наиболее комфортно («уютно») ощущали себя школьники 8-9-х классов, которые чувствовали семейную поддержку и понимание (90,9%), а наименьший уровень комфортности в семье отмечен в группе старшеклассников (56,5%).

Анализ данных, касающихся наибольшей степени доверия к членам семьи и друзьям, показал, что доверие к родителям снижается с 50% в группе 12-13-летних до 29,4% в группе старшеклассников, что, по их мнению, было связано с низкой заинтересованностью родителей жизнью детей, отсутствием ласки, внимания. Чуть больше трети респондентов 12-16 лет испытывали наибольший уровень доверия другу (подруге). В группе старшеклассников таких школьников было больше (41%). Особо следует отметить увеличение степени доверия к братьям и сестрам, факт, на который ранее мало обращали внимание. Сиблинговая любовь  это, по сути, дружба, скрепленная родственными отношениями. В группе школьников 6-7-х классов более всего доверяли сиблингам 11%, школьников 8-9-х классов  13%, в группе старшеклассников  23%.

Результаты исследования подтверждают тот факт, что детская дружба начинается в младшем школьном возрасте, когда существуют ситуативные отношения, связанные с общей деятельностью и взаимной оценкой. В начале подросткового периода дружба носит характер договорных отношений. Только к концу этого периода, но чаще в юношеском возрасте, может возникнуть то, что является собственно дружбой, когда первостепенное значение имеют личностные черты, и основным является потребность в сопереживании. Процесс взросления выражается, в частности, в уменьшении привязанности к родителям и увеличении привязанности к друзьям.

Я.А. Смирнова



Санкт-Петербургский государственный

университет,

Санкт-Петербург, Россия
Музыкально-слуховая деятельность

при восприятии рок-музыки
Аннотация. В статье рассматриваются вопросы восприятия музыки. Описывается специфика воздействия рок-музыки на психику. Отдельно анализируются эффекты влияния рок-музыки на молодежь.

Ключевые слова: музыка, восприятие музыки, музыкально-слуховая деятельность, музыкальное переживание, музыкальные стили.

Annotation. The articlediscussesissuesof perception of music. The specificity ofeffectsof rock musicon the psyche is described. Effects of influence of rock music on youth are analyzed separately.

Keywords: music, music perception, musical and auditory activities, musical experience, musical styles
Процессы модернизации общества затрагивают все слои культурной и социальной жизни человека. Музыка является одним из важнейших элементов воздействия на личность, причем воздействия настолько сильного, насколько и слабо осознаваемого. Мы полагаем, что в современных условиях необходимо изучение музыкально-слуховой деятельности молодежи, а также особенностей восприятия молодыми людьми различных музыкальных стилей в контексте влияния, оказываемого музыкой на состояние, поведение и личность в целом.

Главной особенностью музыкально-слуховой деятельности является ее субъективное начало: «объективное должно выступить в субъективной форме — в виде субъективных музыкальных впечатлений, чувств, образов (т. е. в особой, выразительной для субъекта, значимой форме), прежде чем окажется возможной музыкальная деятельность как реальность взаимодействия субъекта и объекта, индивида и музыки». Образно-чувственное, эмоциональное, субъективное начало является сущностью этой деятельности, необходимым условием ее процессуального развертывания.

Музыкально-слуховая деятельность осуществляется на двух уровнях — на перцептивном, связанном с восприятием музыки и на апперцептивном, связанном с ее представлением. Формирование у слушателя целостного образа произведения происходит в результате многократного восприятия музыки. По данным исследования В.Д. Остроменского, на первом этапе, во время первоначального восприятия-«ознакомления» с музыкальным произведением музыкально-слуховая деятельность направлена на ориентировочный охват всего произведения и выделение отдельных фрагментов. На последующих этапах, в процессе повторного восприятия−«просветления», в структуре деятельности начинают доминировать прогнозирование и предвосхищение на основе ранее сформированных представлений. Таким образом, в процессе многократного восприятия музыки происходит постоянное совершенствование слуховых действий и степени их координации: слушатель сопоставляет звучащее с ранее воспринятым, с собственными сенсорными эталонами. На этой стадии происходит свертывание ранее освоенных музыкальных структур. На заключительном этапе, в процессе восприятия−«озарения», путем углубленного анализа и синтеза происходит рационально-логическое освоение музыкального материала, всестороннее постижение и переживание его эмоционального смысла.

Идея В.Д. Остроменского поддерживается многими российскими учеными. Например, А.Н. Сохор выделяет 1) стадию возникновения интереса к произведению, которое предстоит услышать, и формирования установки на его восприятие, 2) стадию слушания, 3) стадию понимания и переживания, 4) стадию интерпретации и оценки. Автор подчеркивает, что это деление условно, поскольку последовательность стадий у разных людей, да и у одного и того же человека в разных условиях может меняться, а одна стадия может сливаться с другой. При этом весьма сложно выделить стадии понимания, оценки и переживания, потому что они часто протекают слитно. В музыкально-слуховой деятельности З.Г. Казанджиева−Велинова выделила три основные стадии: докоммуникативную (связана с формированием готовности слушать), коммуникативную (отражает реальный процесс восприятия музыки) и посткоммукативную (связана с осмысливанием произведения после окончания его звучания).

Наиболее существенное значение все исследователи придают первой стадии музыкально-слуховой деятельности, на которой происходит формирование установки−готовности к восприятию. Установка к восприятию зависит как от слушательских ожиданий, так и от ситуации музыкального восприятия. Конечно, люди по-разному воспринимают музыку в условиях концерта и слушая ее по радио, по телевидению или плееру, индивидуально или испытывая эффект эмоционального влияния и присутствия других людей. Композиторы, исполнители, музыковеды и слушатели без профессионального музыкального образования воспринимают музыку с различными установками. Кроме того, установка определяется отношением слушателя к данной музыке, социально-психологическими и индивидуально-типологическими особенностями личности, уровнем специальной музыкальной подготовки воспринимающего субъекта. Безусловно, на динамику развертывания музыкально-слуховой деятельности оказывают существенное влияние профессиональные и образовательные факторы.

По мнению Л.Л. Бочкарева, музыкальное переживание детерминировано действием трех механизмов: функциональных, мотивационных и операционных, которые отражают природу человека как индивида, личности и субъекта деятельности. Функциональные механизмы связаны с системой генетически обусловленных свойств слуха и моторики, которые обеспечивают уровень адекватного отражения сенсорных характеристик музыки. Операционные механизмы — это сформированная в процессе деятельности система перцептивных, мнемических и интеллектуальных действий (в первую очередь, слухо-различительных, вокально-интонационных, прогностических, идентифицирующих и др.). Операционные механизмы переводят (аудиализируют) образы любой модальности в музыкально-слуховые и определяют их место в специфической системе эмоциональных образов музыкальной интонации. Способы взаимосвязи операционных и функциональных механизмов как на перцептивном (восприятие), так и на апперцептивном (представление) уровнях определяются мотивационными факторами. Последовательно развертывающаяся система художественно-эстетической мотивации, отражающая функциональную структуру музыки как вида искусства, детерминирует направленность, избирательность, эмоциональную организацию «пристрастного» процесса музыкального переживания.

Любое музыкальное направление определенным образом влияет на организм человека. Не является исключением и рок-музыка. Как и любой другой музыкальный стиль, рок имеет свою специфику воздействия на психику, которая проявляется в жестком ритме, монотонных повторениях, повышенной громкости и наличии сверхчастот [3].

1. Ритм — соотношение длительностей звуков (нот) в их последовательности, один из сильных способов воздействия на человеческий организм, обязательно присутствует в рок-музыке. Сила ритма варьируется от слабого до жёсткого. Простые, но мощные ритмы вынуждают человека к ответной реакции (движения в ритм). Американский психолог и музыковед Жанет Поделл пишет: «Сила рока всегда была основана на сексуальной энергии его ритмов. Эти чувства в детях испугали их родителей, которые видели в роке угрозу для своих детей и были, конечно, правы. Рок-н-ролл и вас способен заставить двигаться, танцевать так, что вы забудете обо всем на свете».

2. Монотонные повторения (не всегда характерны для рок-музыки). Рок-музыку можно обозначить, как монотонную, мотороподобную музыку, посредством которой слушатели могут впасть в пассивное (определенное трансовое) состояние. Благодаря многократному прослушиванию воспитывается способность к более быстрому отключению и достижению состояния пассивности.

3. Громкость. Наше ухо настроено воспринимать обычный звук в 55−60 децибел. Громкий звук составит 70 децибел. Но переходя все пороги нормального восприятия, сильный по интенсивности звук вызывает слуховой стресс. Громкость звука на площадке, где установлены стенки с мощными динамиками, используемые во время рок-концертов, достигает 120 дб, а в средине площадки до 140-160 дб (120 дб соответствуют громкости рёва взлетающего реактивного самолета в непосредственной близости, а средние величины у плейера с наушниками составляют 80−110 дб). Это способствует выделению адреналина. При перепроизводстве адреналина происходит его частичный распад на адренохром. Это — уже новое химическое соединение, которое по своему воздействию на психику человека сравнивается с наркотиком. Это своеобразный внутренний психоделический (меняющий сознание) наркотик, сходный с мескалином или псилоцибином. Не так давно швейцарские медики доказали, что после рок-концерта человек ориентируется и реагирует на раздражитель в 3,5 раза хуже, чем обычно [4, 6, 9].

Таким образом, технический арсенал рока направлен на то, чтобы играть на человеческом организме, на его психике, как на музыкальном инструменте. Были выделены следующие возможные результаты воздействия рок−произведений на мозг человека:

1. Агрессивность.

2.Ярость.

3.Гнев.


4.Вынужденные действия.

5.Состояние транса различной глубины.

6. Склонность к самоубийству. (У подростков эта склонность начинает проявляться с 11−12 лет, но при прослушивании рок-музыки эта особенность подростковой психики провоцируется или намного усиливается в более старшем возрасте).

7.Непроизвольные движения мышц.

8.Музыкальная мания (желание постоянного звучания рок-музыки).

Известно, что разрушение морально-этических и духовных ценностей является благодатной почвой для развития саморазрушающих форм поведения, которые, порой, культивируются в некоторых молодежных движениях (хиппи, панки, эмо, рокеры и др.). Безусловно, существуют общие, глобальные причины появления и роста молодежных движений. Это и научно-технический прогресс, и ускоренные процессы урбанизации, которые приводят к коренным изменениям в нашей жизни, потому что неизмеримо вырастают слуховые, зрительные, атмосферные нагрузки, изменяются формы общения, окружающая среда. Данная ситуация приводит к тому, что человек не успевает приспосабливаться к темпам жизни — этого не позволяют биологические возможности. В то же время меняется, затрудняется, а иногда и искажается процесс адаптации, человеку бывает сложно найти место в обществе. С одной стороны, слабеет основной — семейный канал, во все предыдущие эпохи обеспечивавший социализацию путем передачи социальной информации и суммы социальных навыков от поколения к поколению, так как старшее поколение постепенно теряет главенствующую роль, а традиционные ценности в понимании молодежи устарели, и, соответственно, сменились новыми — стремлением к самостоятельности, самовыражению. Поэтому, вероятно, выбирая для себя рок-музыку, молодой «бунтарь» как бы отвергает своим выбором то, что «старшие» считают хорошим и отказывается от их наследия, поскольку молодым людям требуется большая свобода поведения, и, следовательно, ими отстаивается свое право не подчиняться традиционным требованиям искусства и быта.

Вышесказанное согласуется с подходом к данному вопросу Л.С. Выготского, который перечислил несколько основных групп наиболее ярких интересов юношей, названных им доминантами:


  • эгоцентрическая доминанта (интерес юношей к собственной личности);

  • доминанта дали (установка юношей на обширные, большие масштабы, которые для него более субъективно приемлемы, чем ближние, сегодняшние);

  • доминанта усилия (тяга к сопротивлению, преодолению, к волевым напряжениям, которые иногда проявляются в упрямстве, хулиганстве, борьбе против воспитательного авторитета);

  • доминанта романтики (стремление к неизвестному, к рискованному, героизму) [2].

С другой стороны, растет незащищенность людей от нагрузок и перегрузок в изменившейся среде. По мнению немецкого профессора Г. Рауха, определенные виды развлекательной музыки могут быть отнесены к сильным раздражителям нервной системы, вызывающим выделение стресс-гормонов, которые как бы «стирают» часть запечатленной в мозгу информации. 5−7% исследованных психологами «фанов» рок-музыки состоят или должны состоять на учете в психоневрологических диспансерах.

При обследовании рок-тусовки была выявлена большая группа подростков с признаками заболевания, которому дали название «музыкомания». Картина и симптомы этой болезни очень схожи с приемом наркотиков — появляется полная зависимость.Зависимость от музыкального наркотика увеличивается, наступают определенные изменения личности. Если невозможным становится получить определенную «дозу» музыки, настроение портится, появляется раздражительность, нарушается сон. Дело в том, что механизмы воздействия музыкального и обычных наркотических средств схожи.

Таким образом, рок-музыка — это один из музыкальных стилей, оказывающих наиболее серьезное воздействие на умы и чувства молодежи, следовательно, данные эффекты необходимо использовать в целях повышения эффективности процессов модернизации общества.

М.В. Соловьев, Л.К. Кузнецова,

Н.В. Сорокин, Е.Г. Ляховец

Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова,

Санкт-Петербург, Россия
Динамика уровня мозгового натрийуретического пептида у больных с декомпенсацией хронической

сердечной недостаточности
Аннотация. Декомпенсация хронической сердечной недостаточности высоких функциональных классов сопровождается повышением уровня МНУП, что может являться отражением активации одного из механизмов компенсации увеличения пред- и постнагрузки на сердце.

Ключевые слова: ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь.

Annotation. The decompensation of chronic warm insufficiency of high functional classes is accompanied by MNUP level increase that can be reflection of activation of one of mechanisms of compensation of increase before - and post-loads of heart.

Keywords: coronary heart disease, hypertensive illness.
Цель работы: оценить взаимосвязь мозгового натрийуретического пептида (МНУП) с изменениями, возникающими на электрокардиограмме у пациентов с декомпенсацией ХСН.

Материалы и методы: в условиях терапевтического стационара обследовано 35 пациентовв возрасте от 37 до 82 лет с неклапанными заболеваниями сердца с ХСН III и IV функциональных классов (ОССН, 2009), госпитализированных по причине декомпенсации сердечной недостаточности. Всем больным проводилось комплексное клиническое и лабораторно−инструментальное обследование, включавшее выполнение электрокардиографии по общепринятой методике, а также определение уровня мозгового натрийуретического пептида (МНУП) при поступлении пациента в стационар.

Результаты: средняя ЧСС больных по результатам регистрации ЭКГ при поступлении в стационар имела отчетливую тенденцию к повышению (84,5±4,5 уд/мин), при этом в 22% случаев имела место тахикардия с ЧСС более 100 уд/мин. У 54% пациентов с синусовым ритмом имелась тенденция к увеличению продолжительности зубца Р (0,10±0,02 с) и интервала PQ (0,18±0,016 с), у остальных наблюдалась фибрилляция предсердий. Отмечалась тенденция к уширению QRS−комплекса (0,10±0,01 с), при этом в четверти случаев продолжительность QRS составила более 0,13 с. Средняя продолжительность интервала QT составила 0,38±0,04 с, в 10% случаев отмечалось его увеличение более 0,48 с. Помимо этого, отмечались следующие нарушения ритма и проводимости: желудочковая экстрасистолия (в 43% случаев), суправентрикулярная экстрасистолия (13%), БЛНПГ (23%), БПНПГ (14%). У всех испытуемых наблюдалось выраженное в различной степени повышение показателя уровня МНУП, среднее значение составило 813,97±132,61 пг/мл.

Выводы: декомпенсация хронической сердечной недостаточности высоких функциональных классов сопровождается повышением уровня МНУП, что может являться отражением активации одного из механизмов компенсации увеличения пред− и постнагрузки на сердце.

Е.П. Солончук



Военно-медицинская академия им.С.М. Кирова;

В.И. Горбенко



Северо-Западный филиал

Российской правовой академии Минюста РФ,

Санкт-Петербург, Россия
Социальная депривация как фактор социальной

дезадаптации мигрантов
Аннотация. Степень депривации и изоляции, которую переживают мигранты, в большой степени зависит от социальных параметров принимающего общества. Изучение их взаимосвязи со стратегиями адаптации мигрантов отечественными исследователями представляется актуальной задачей социальной психологии.

Ключевые слова: мигранты, социальная депривация, дезадаптация.

Annotation. Degree of a deprivation and isolation which is endured by migrants, in big degree depends on social parameters of accepting society. Studying of their interrelation with strategy of adaptation of migrants domestic is represented an actual problem of social psychology.

Keywords: migrants, social deprivation, disadaptation.
Российское полиэтническое общество складывалось веками. Однако в современных условиях политического и социально-экономического трансформирования, а также кризиса системы этнокультурных взаимодействий как на индивидуальном, так и на групповом уровне, традиции многонационального государства во многом утрачены. В связи с этим достаточно остро стоит вопрос сосуществования представителей различных этносов, в частности, «коренного» населения и мигрантов. Возникающие в этой ситуации проблемы и конфликты во многом обусловлены спецификой и динамикой социального явления, называемого социальным самочувствием, которое определяется как форма реально функционирующего общественного сознания и поведения, отражающая эмоциональную оценку индивидом или социальной группой уровня удовлетворения своих социальных потребностей, а также своего положения в сравнении с другими индивидами и группами. Одним из основных показателей качества социального самочувствия является социальная депривация.

Термин «депривация» вошел в психологию благодаря английскому психоаналитику Джону Боулби, который считал, что результатами неудовлетворенных в раннем детстве потребностей в материнской любви и заботе становятся задержки в эмоциональном, физическом и интеллектуальном развитии личности. В социологии и социальной психологии этот термин стал использоваться в сравнительных исследованиях различных социальных слоев общества.

В современной науке можно выделить два аспекта исследования социальной депривации, которые представляются очень важными для понимания психологических проблем мигрантов.

Первый связан непосредственно с понятием социальной изоляции как важной характеристики депривации. В этом случае социальная депривация определяется как недостаточность контактов с окружающей средой, влияющая на психическое состояние человека и определяющая нарушение уже сложившихся механизмов социальной адаптации, которые могут привести к депрессии, тяжелым неврозам и психозам. Чем выше их изоляция в новой социокультурной среде, тем более серьезными и менее поддающимися коррекции становятся их психические расстройства. Например, есть данные, что количество психиатрических диагнозов растет в зависимости от длительности и характера изоляции мигрантов.

Второйаспект отражен в широко известной в социальных науках теории относительной депривации Т. Гурра. Ее суть состоит в придании решающего значения проблеме реализации базовых потребностей человека и значимости субъективного восприятия расхождений между ценностными ожиданиями и нереализованными возможностями, между ожидаемым удовлетворением потребностей и действительным их удовлетворением. Эмпирические исследования показывают, что для вынужденных мигрантов характерна высокая степень фрустрации как базовых потребностей, так и потребностей более высокого уровня, а также высокая степень расхождения между ожиданиями и реальной ситуацией.

Понятие «депривация» объединяет целый класс психических состояний личности, возникающих в результате длительного ее отдаления от источников удовлетворения той или иной потребности. Социальная депривация — это лишение социальных благ или необходимых жизненных условий, отсутствие возможности для адекватного социального функционирования.

Психические состояния депривированной личности, как правило, характеризуются повышенной тревожностью, страхом, чувством глубокой, нередко необъяснимой для самого человека неудовлетворенности собой, своим окружением, жизнью. Эти состояния находят свое выражение в потере жизненной активности, устойчивой депрессии, неспровоцированной агрессии. Таким образом, очевидно, что состояние психической депривации есть состояние дезадаптации личности.

Степень депривационного «поражения» личности может быть различна. Решающее значение здесь имеют выраженность и соотнесенность двух основных групп факторов:

1) уровня психологической устойчивости конкретной личности;

2) степени длительности, жесткости и многоаспектности депривационного воздействия. Особенно опасно, когда личность попадает в условия длительной и практически полной невозможности удовлетворения одной или нескольких потребностей.

Современное российское общество, принимая мигрантов, по-разному воздействует на процесс их адаптации. Вполне закономерно, что даже в составе одной этнической группы можно наблюдать различные варианты этого процесса. На ходе адаптации не могут не сказаться особенности личности, уровень культуры и образования, знание русского языка, отличия в национальных традициях и т.д. Однако длительное пребывание в условиях бесправного положения, унижения достоинства, оторванности от семьи и исторической родины, особенно на фоне чуждой языковой среды, неизбежно ведет к негативным последствиям как на уровне психического состояния дезадаптации отдельной личности, так и на уровне формирования социального недовольства, социальной напряженности и, возможно, социального протеста.

Степень депривации и изоляции, которую переживают мигранты, в большой степени зависит от социальных параметров принимающего общества. Изучение их взаимосвязи со стратегиями адаптации мигрантов отечественными представляется актуальной задачей социальной психологии. Несомненно, что предметом научного анализа должна стать и сама миграционная политика государства, принимающей страны.

М.Ю. Спирина

Межрегиональный институт экономики и права

при Межпарламентской Ассамблее ЕврАзЭС,

Санкт-Петербург, Россия

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница