Санкт-петербургский научный центр



страница5/16
Дата27.04.2016
Размер2.47 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Проблема развития компетенции в решении

организационных конфликтных ситуаций
Аннотация. В статье анализируются теория и практика разрешения конфликтных ситуаций в профессиональной сфере. Подробно характеризуется конфликтологическая компетентность. Сделан вывод, что ее формирование у будущих менеджеров по персоналу должно осуществляться с использованием методов активного обучения.

Ключевые слова: конфликтология, конфликтологическая компетентность, профессиональная сфера, менеджер по персоналу.



Abstract.The article analyzes the theory and practice of conflict resolutionin the professional sphere.Conflictologicalcompetenceis characterizedin detail. Authors concluded thatits formationat the futuremanagersonstaffshould bewith the useof active learning.

Keywords:conflict management, troubleshooting competence, professionalsphere,the personnel manager.
В течение длительного времени учеными разных стран активно разрабатывается теория и практика разрешения конфликтных ситуаций. В отечественной и зарубежной литературе сформировались различные взгляды на конфликты, их природу и социальную роль. Опираясь на теоретические выводы современной социологии, психологии и теории управления, а также на имеющуюся практику разрешения конфликтов, разработан целый арсенал способов оптимального поведения людей в конфликтной ситуации, обеспечивающий конструктивное завершение конфликтов, их профилактику и предупреждение.

В научной литературе можно проследить различное отношение к конфликтам. Конфликтность любой профессиональной сферы носит объективный характер, что подтверждается социологическим (Э. Дюркгейм, Г. Зиммель, Т Парсонс, А.Г. Здраво-мыслов и др.) и психологическим (М. Дойч, К. Левин, М. Шериф, Э. Эриксон, А.Я. Анцупов, и др.) направлениями изучения конфликта. Конфликт рассматривается не только как сложное социально-психологическое явление, но и как детерминанта социального развития и изменения социальных систем (Л. Козер, Р. Дарендорф, В.П. Шейнов, Д. Скотт и др.).

В организациях с эффективным управлением некоторые конфликты не только возможны, но даже могут быть желательны. Во многих случаях конфликт помогает выявить разнообразие точек зрения, дает дополнительную информацию, помогает выявить проблемы и т.п. Таким образом, конфликт может быть функциональным и вести к повышению эффективность организации,или дисфункциональным и приводить к снижению личной удовлетворенности, группового сотрудничества и эффективности организации. Роль конфликта в основном зависит от того, насколько эффективно им управляют.

Профессиональная деятельность специалистов в области управления человеческими ресурсами непосредственно связана с организационными конфликтами. Данные исследований показывают, что организационно-управленческие факторы могут выступать причиной 67% конфликтов в трудовых конфликтах. По вине управленческих решений возникает 52% конфликтных ситуаций;по причине социально-психологической несовместимости работников  33%, из-за неправильного подбора кадров  15% конфликтов. И здесь необходимы не только знания, раскрывающие механизмы развития и закономерности протекания таких конфликтов, но и практическое владение методами и технологиями разрешения конфликтов в трудовых коллективах.

Управление конфликтом предполагает не только регулирование уже возникшего противостояния, но создание условий для его предупреждения. Наибольшую значимость из двух указанных задач управления имеет профилактика конфликта. Именно хорошо поставленная работа по предупреждению конфликтов обеспечивает сокращение их числа и исключение возможности возникновения деструктивных конфликтных ситуаций.

Весьма важную роль в процессе снижения конфликтной напряженности играет конфликтологическая компетентность. Конфликтологическая компетенцияесть способность действующего лица (организации, социальной группы, общественного движения и т.д.) в реальном конфликте осуществлять деятельность, направленную на минимизацию деструктивных форм конфликта и перевода социально-негативных конфликтов в социально-позитивное русло. Она представляет собой уровень развития осведомленности о диапазоне возможных стратегий конфликтующих сторон и умение оказать содействие в реализации конструктивного взаимодействия в конкретной конфликтной ситуации.

Конфликтологическая компетентность может быть рассмотрена на двух уровнях. Первый предусматривает способности к распознаванию признаков случившегося конфликта, его оформлению для удержания воплощенного в нем противоречия и владение способами регулирования для разрешения. Второй предусматривает умение проектировать необходимые для достижения определенных результатов конфликты и конструировать их непосредственно в ситуациях взаимодействия; владение способами организации продуктивно ориентированного конфликтного поведения участников и сторон взаимодействия.

Во многих исследованиях указывается на связь конфликтологической компетенции с различными стратегиями поведения личности в конфликтных ситуациях (А.Я. Анцупов, А.С. Кармин, Н.Б. Москвина, Л.А. Петровская, Б.И. Хасан). Так, по мнению Л.А. Петровской, сотрудничающее партнерство наиболее адекватно гуманистической ориентации участников в конфликте. Структуру конфликтной компетенции Л.А. Петровская предлагает рассматривать через основные характеристики конфликтного общения. Основными образующими конфликтной компетенции выступают ориентация в собственном психологическом потенциале, потенциале другого участника (участников) и ситуационная компетентность.Так, В.П. Шейнов отмечает, что 80% межличностных конфликтов возникает помимо желания их участников. Происходит это из-за особенностей психики и того, что большинство людей либо не знает о закономерностях возникновения конфликтов, либо не придаёт им значения. Конфликты часто приводят к эмоциональному напряжению, несут угрозу разрушения отношений, становятся причиной стрессов, снижают эффективность деятельности.

Исследование конфликтологической компетенции личности требует определения ее критериев и показателей. В рамках конструктивной психологии конфликта (Б.И. Хасан, А.В. Дорохова, А.И. Шипилов) критериями конфликтологической компетенции являются:


  • когнитивный, предполагающий умение личности анализировать конфликтную ситуацию, выделять ее структурные компоненты и прогнозировать дальнейшее развитие конфликта, осуществляя планирование собственных действий на основе оценки своих индивидуальных интеллектуальных качеств;

  • ценностный, проявляющейся в морально-нравствен-ном поведении. Практически можно сказать, что ценности в той или иной степени рассматриваются как скрытая система суждений относительно способа, которым люди оценивают действия или результаты [2, с. 474];

  • регулятивный, обозначающий способность личности к сознательной мобилизации сил, самоконтролю и управлению своим эмоционально-волевым состоянием в предконфликтных и конфликтных ситуациях, так и способность выполнять посредническую роль или роль медиатора;

  • информативный, определяемый как способность к неоднозначной трактовке конфликтного взаимодействия и видению перспектив его разрешения;

  • прогностический, представленный как способность личности прогнозировать дальнейшее развитие конфликтной ситуации и осуществлять планирование собственных действий на основе имеющихся представлений о структуре и динамике конфликта;

  • рефлексивный, проявляющийся в способности к самоизучению, анализу причинно-следственных связей, реализации ценностных ориентиров, работе над собой, а также в применении этой способности к сложным условиям в конфликтных ситуациях;

  • мобилизационный, понимаемый как способность рассматривать конфликт в качестве неотъемлемой составляющей нашей жизни и не избегать конфликтного взаимодействия;

  • мотивационный, предполагающий психологическую готовность личности к конструктивному разрешению конфликта;

  • креативный, определяющий владение приемами творческого разрешения конфликтной ситуации.

Для успешного становления и развития конфликтологической компетенции специалиста необходимо, чтобы профессиональная конфликтологическая подготовка в вузовский и послевузовский периоды носила непрерывный, преемственный и поэтапный характер, строилась на интегративной основе, была ориентирована на запросы профессиональной практики. Достижение позитивных результатов возможно при условии осуществления обучения на двух уровнях: теоретическом и практическом.

Исследование, проведенное среди слушателей курса «Менеджер по персоналу» в НИУ ИТМО, показало, что респонденты при определении важных профессиональных характеристик менеджера по персоналу назвали способность эффективно действовать в конфликтных ситуациях, предвидеть и предупреждать возможные конфликты, а также конструктивно разрешать возникшие межличностные противоречия в трудовом коллективе.При этом 83% опрошенных считают, что их профессиональная подготовка в области конфликтологии недостаточна. В будущем 79% респондентов хотели бы продолжить изучать конфликтологию не только в форме теоретических знаний, а активном участии в практических семинарах, групповых дискуссиях, деловых играх, тренингах и т.д.

Надо отметить, что по степени важности деловые игры среди прочих методов обучения занимают первое место  38% слушателей выбрали именно такой метод обучения. Далее следуют анализ конкретных ситуаций, тренинг и групповые дискуссии  23%, 20% и 8% соответственно.

На вопрос: «Приходилось ли Вам лично быть участником конфликта?» положительно ответили 94% респондентов. При этом только 9% считают результат выхода из конфликта позитивным. В ходе переговоров по разрешению конфликта им удалось достигнуть взаимовыгодного решения. Большинство участников, а именно 61%, считает, что конфликт только ухудшил сложившуюся ситуацию. Только 17% респондентов частично добились продуктивных результатов. Интересно сопоставить эти данные с желаемыми стратегиями поведения в конфликтных ситуациях, полученные с помощью методики К. Томаса. Стратегию соперничества выбрали только 6% респондентов. Стремятся приспособиться к ситуации 8% слушателей. Стратегия компромиссных решений наиболее актуальна для 54% опрошенных. Предпочитают избегать конфликтных ситуаций 19% респондентов. Готовность к сотрудничеству прослеживается у 13% респондентов. Таким образом, на фоне стремления к взаимному продуктивному решению проблем возникает гипотеза о недостаточной компетенции в данной области знаний.

Подводя итог данной статьи, следует сказать, что формирование конфликтологической компетентности будущих менеджеров по персоналу должно осуществляться с использованием методов активного обучения (анализ конкретных ситуаций, деловые игры, тематические дискуссии, тренинг). Деловую игру можно рассматривать как механизм и конструкцию для разрешения конфликтов. Деловая игра позволяет смоделировать профессиональноважные ситуации, посмотреть на них со стороны, осмыслить и проанализировать свое поведение. В игре происходит закрепление позитивных эмоциональных состояний, которые, переносясь в ситуацию конфликта, смогут служить внутренней самопомощью, нейтрализовать негативные эмоции в конфликте. При включении в игровую деятельность происходит раскрытие отдельных личностных качеств, что позволяет определить уровень конфликтности, реализовывать содержание необходимых конфликтологических знаний и навыков, целенаправленно формировать конфликтологическую компетентность.

Эффективным методом формирования навыков конструктивного поведения в конфликтах является групповой тренинг. Он способствует развитию эмпатии и умения слушать, формированию умений анализировать конфликт, управлять своими эмоциями, вести переговоры. Метод дискуссий и метод анализа конкретных ситуаций дополняют игровые методы, имеют направленность на выявление разносторонних характеристик проблем конфликтного взаимодействия с разных точек зрения.

Таким образом, конфликтологическая компетентность является частью профессиональной компетентности будущих менеджеров по персоналу. Знания в области конфликтологии позволят сформировать умения рационального, конструктивного поведения в конфликтах, навыки ведения переговорного процесса.

Л.В. Киселева



Детский сад № 134 Выборгского района;

О.А. Старостин



Межрегиональный институт экономики и права

при Межпарламентской Ассамблее ЕврАзЭС,

Санкт-Петербург, Россия
Психокоррекции участников педагогического

процесса с использованием двойной песочницы

в условиях дошкольного образовательного

учреждения комбинированного вида
Аннотация. В работе рассмотрены профилактика и разрешение конфликтных ситуаций между участниками педагогического процесса в условиях дошкольного образовательного учреждения комбинированного вида в парах (в диадах): ребенок – ребенок, ребенок – педагог, ребенок – родитель, педагог – родитель, педагог – педагог.

Ключевые слова: методика семейной терапии, конфликт, навыки самоконтроля.

Annotation. In work prevention and permission of conflict situations between participants of pedagogical process in the conditions of preschool educational institution of the combined look in couples (in dyads) are considered: the child – the child, the child – the teacher, the child – the parent, the teacher – the parent, the teacher – the teacher.



Keywords: technique of family therapy, conflict, skills of self-checking.
Проблема организации процессов воспитания и обучения дошкольников является одной из приоритетных на этапе разработки Федерального государственного образовательного стандарта в дошкольных образовательных учреждениях. С увеличением количества дошкольных образовательных учреждений (ДОУ) и отдельных групп комбинированного вида, а также интегративных и инклюзивных групп изучению вопросов единого подхода к обучению и воспитанию детей с ограниченными возможностями здоровья и детей, развивающихся без особенностей, необходимо уделять особое внимание.

Основной целью нашей работы стали профилактика и разрешение конфликтных ситуаций между участниками педагогического процесса в условиях ДОУ комбинированного вида в парах (в диадах): ребенок  ребенок, ребенок  педагог, ребенок  родитель, педагог  родитель, педагог  педагог. Были поставлены следующие задачи: формирование навыков снятия напряжения и скованности, умения расслабляться; обучение участников процесса переработке и реагированию на отрицательные эмоции; обучение умению принимать решения и проявлять инициативу; развитие навыков самоконтроля; обучение способам адекватного привлечения внимания к себе; выработка уверенности в себе, своих силах и др.

В нашей работе была использована новая методика семейной терапии  Песочная Семейная Терапия (ПСТ). В отличие от других методик работы с песком, в ПСТ используется двойная песочницадиадный поднос (ДП), которая позволяет осуществлять психокоррекционную работу одновременно с двумя клиентами (с диадой). В пространство ДП клиенты переносят внутреннее содержание конфликтов и семейных дисфункций, проявляющихся в виде некого песочного ландшафта. Дополнительные предметы и фигурки в ПСТ обычно не используются.

В ПСТ применяется ДП размером 1400x500x80 мм, разделенная пополам перегородкой в 40 мм. ДП может быть наполнен песком: сухим, влажным или полувлажным, различных фракций и цвета. Кроме того, можно использовать другие субстанции, например, опилки [2].

Нами были определены следующие этапы взаимодействия участников педагогического процесса (ребенок  ребенок, ребенок  педагог, ребенок родитель) в ходе психокоррекционного взаимодействия:

1. Создание положительного эмоционального настроя. Произносятся фразы: «Давайте поиграем», «Представьте, что вы…» и т.п. Детям предлагается сконцентрировать внимания на движениях и телесных ощущениях своих рук, в первую очередь, кистей, запястий и предплечий. Для этого сначала используются пальчиковые игры с плавными, замедленными движениями, позволяющие создавать воображаемые предметы и образы.

Затем участники процесса подводятся к ДП: «Вот два домика (обозначаются границы), выбирайте себе домик». В случае острой конфликтной ситуации между двумя детьми выбор «домика» не предлагается. На данном этапе большое значение имеет момент первичного контакта участника процесса с сыпучим материалом, его сосредоточение на телесных ощущениях.

2. Этап построения ландшафта. «В своем домике вы можете делать все, что хотите». Действия с материалом не регламентируются, это могут быть: перемещение песка, изменение направления, воздействие различной силы на сыпучий материал, «вспахивание» его без обязательного создания каких-либо завершенных по форме объектов. Каждая половинка песочницы для участника процесса, который с ней взаимодействует, является продолжением его индивидуальности, проекцией телесных ощущений, эмоций и чувств.

3. Этап эмоциональной оценки. Участники процесса определяют свое эмоциональное отношение к собственным созданным объемным песочным конфигурациям, возможно, вносят изменения в свой ландшафт.

4. Этап гармонизации. На данном этапе поведение участников процесса непредсказуемо, обусловлено степенью глубины конфликта, личностными особенностями, эмоциональными переживаниями и многими другими внешними и внутренними факторами. Следовательно, для достижения гармонизации используется неограниченное количество вариантов выхода из конфликтной ситуации. Например, в случае удовлетворенности собственными постройками обоих участников процесса (на 3 этапе) им предлагается определить свое эмоциональное отношение к ландшафту партнера. Если при обсуждении отмечается положительный фон общения, следовательно, эмоциональное состояние пары гармонизировалось с помощью терапевтического взаимодействия с использованием ДП и на данном этапе конфликт можно считать разрешенным. В случае неудовлетворенности собственной постройкой одного из участников процесса, другому предлагается принять участие в изменении ландшафта, оказать помощь, что способствует гармонизации отношений. В случае отрицательной оценки ландшафта партнера спрашивается разрешение «хозяина» постройки на внесение изменений на его территории. При согласии обоих сторон вносятся изменения в постройки «домиков», таким образом, отмечается гармонизация отношений в паре, посредством терапевтического взаимодействия в сочетании с положительными эмоциями от совместной созидательной, творческой деятельности. В случае отказа в разрешении на внесение изменений своего ландшафта обоими участниками процесса, мы предлагаем переключить пару с «отрицательного» настроя на «нейтральный», посредством соответствующих игр и упражнений на песке.

Независимо от вариантов поведения участников процесса, конечным результатом данного этапа является гармонизация отношений, снятие остроты конфликта. В идеале это проявляется в «стирании границы», объединении пространства «домиков».

5. Этап завершения. По окончанию работы участникам процесса предлагается разровнять песок, в случае отказа, это делает организатор процесса со словами: «Это просто песок…»

В психокоррекционной работе с парой взрослых участников педагогического процесса (педагог – педагог, педагог – родитель), которые обращались за помощью с запросом на разрешение конфликтной ситуации, мы заменили этап создания положительного эмоционального настроя на этап актуализации проблемы (ее проговаривания). Кроме того, на втором этапе мы отказались от концентрации внимания на движениях рук. Участникам процесса предлагалось сконцентрироваться на своих телесных ощущениях, которые у них возникали, когда они сосредоточены на своем запросе, а затем передать эти телесные ощущения через взаимодействие с песком. На этапе гармонизации мы уточняли: получили ли участники процесса ответ на свой запрос или, возможно, запрос изменился.

Продолжительность работы с парой составила от 15 (при работе с детьми) до 40 минут (при работе со взрослыми).

Таким образом, разработанная нами на основе ПСТ методика психокоррекции с использованием ДП, оказалась эффективной в работе по профилактике и разрешению конфликтных ситуаций между участниками педагогического процесса (как между детьми, так и между взрослыми)и достаточно простой в применении, не требующей многочисленного дополнительного материала и позволяющей применять ее элементы на группах общеразвивающей направленности (в том числе на группах для детей с задержкой психического развития). С помощью данной методики участники психокоррекционного процесса могут проигрывать те или иные конфликтные ситуации, устанавливать положительный эмоциональный контакт друг с другом. Этот вид взаимодействия особенно нравится детям: они могут реализовать свои фантазии, избавиться от страхов, тревоги, агрессивности. Они учатся эффективно общаться, конструктивно взаимодействовать друг с другом и через это взаимодействие целостно познавать окружающий мир.

Г.Н. Комина



Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова,

Санкт-Петербург, Россия
Психологические особенности больных

гипертонической болезнью
Аннотация. Выявлены личностные особенности, уровни тревожности и их связи с реактивностью системы кровообращения у мужчин молодого возраста с начальными проявлениями артериальной гипертензии, как маркеры предрасположенности к данной патологии.

Ключевые слова: гипертоническая болезнь, экстремальные ситуации, преждевременная смерть.

Annotation. Personal features, levels of uneasiness and their communication with reactivity of system of blood circulation at men of young age with initial manifestations of arterial hypertension, as markers of predisposition to this pathology are revealed.

Keywords: hypertensive illness, extreme situations, premature death.
Одним из наиболее распространенных и социально значимых заболеваний не только у пожилых людей, но и у лиц молодого и среднего возраста является эссенциальная артериальная гипертензия, или гипертоническая болезнь. Своевременное выявление данного заболевания могло бы, через систему профилактических и оздоровительных мероприятий, существенно снизить связанный с ним социальный и экономический ущерб (Яковлев Г.М.,1990; Бойцов С.А.,2002; BrettS.E., et. аl.; Лютов В.В.,1999, 2005; Овчинников Б.В., 2005, 2006).

Необходимо подчеркнуть, что до настоящего времени не разработана эффективная профилактика и терапия начальных проявлений гипертонической болезни. Несмотря на достаточно глубокие знания процессов нервной регуляции при этом заболевании, остаются мало исследованными вопросы взаимозависимости изменений центральной нервной системы, вегетативной нервной системы с показателями системы кровообращения (PauliP. еt al.,1991; SchmidtTraubS., 1991; Волков В.С.,2001).

В последнее десятилетие среди представителей основной популяции российского населения зафиксирован неуклонный рост заболеваемости гипертонической болезнью. Гипертоническая болезнь ─ это пандемия современного общества, которая чаще всего обуславливает потерю трудоспособности и преждевременную смерть у представителей наиболее трудоспособной части мужского населения (Лютов В.В.,2005).

Существует неразрывная связь и взаимная обусловленность психики, соматики и вегетатики. Когда это взаимодействие нарушается, то неизбежно развивается патологическое состояние (KominaG.N., DergunovA.V., 2008; Решетников М.М., 2004; Солсо Р., 2002).

Сердечно-сосудистые заболевания в настоящее время являются основной причиной временной и стойкой потери трудоспособности, инвалидности и даже смерти. Артериальная гипертензия среди заболеваний сердца и сосудов выделяется значительным поражением многих органов. Проблема сердечно-сосудистых заболеваний — одна из важнейших медицинских и социальных проблем в экономически развитых странах (Яковлев Г.М., 1990).

Гипертоническая болезнь является широко распространенным заболеванием, в том числе и среди людей молодого возраста. Ее актуальность для здравоохранения и структур власти Российской Федерации состоит, прежде всего, в том, что она тесно сопряжена с социально-психологической ситуацией, сложившейся в послесоциалистический период, что привело к ломке общественного сознания и жизненной ориентации десятков миллионов граждан. В то же время к возникновению сердечно-сосудистой патологии приводит смена не только социальных, но и климато-географических, сексуальных, профессиональных и других стереотипов в жизни человека, в том числе и чрезмерных физических нагрузок при экстремальных ситуациях (Овчинников Б.В., 2006;Яковлев Г.М.,1990).

В последнее десятилетие среди представителей основной популяции российского населения зафиксирован неуклонный рост заболеваемости гипертонической болезнью, чтообусловливает раннюю потерю трудоспособности и преждевременную смерть у представителей наиболее трудоспособной части мужского населения (Лютов В.В., 1999).

Эссенциальная артериальная гипертензия как полигенная болезнь представляет собой результат аккумуляции в организме по ходу онтогенеза последствий влияний эндо− и экзогенных факторов, которые на определенном этапе приводят к реализации предрасположенности к первичной артериальной гипертензии в виде гипертонической болезни (Баранов В.С., Баранов Е.В., Иващенко Т.Э. и др.2000).

Первичная артериальная гипертензия есть результат экспрессии всего генотипа под действием факторов соответствующей внешней среды, которая происходит по-разному, но обуславливает одни и те же дисфункции кровообращения. В этой связи представляется актуальным исследование, направленное на идентификацию особенностей реактивности системного кровообращения у практически здоровых лиц, имеющих близких родственников, страдающих гипертонической болезнью. Такие особенности регуляции системного кровообращения могут быть маркерами высокого уровня наследственной предрасположенности к гипертонической болезни на донозологическом этапе (Шулутко Б.И., Макаренко С.В., «004).

Цель данного исследования состояла в выявление личностных особенностей, уровней тревожности и их связи с реактивностью системы кровообращения у мужчин молодого возраста с начальными проявлениями артериальной гипертензии, как маркеров предрасположенности к данной патологии.

Для решения поставленных в исследовании задач проведено обследование 60 мужчин молодого возраста от 20 до 28 лет. Испытуемые были разделены на две группы: 1-я группа — контрольная (30 молодых практически здоровых мужчин); 2-я группа — лица с первичной артериальной гипертензией (доклинические скрытые формы).

В результате психологического исследования типов личности обращает на себя внимание значительное увеличение количества лиц с гипертимным типом личности. В группе лиц с первичной артериальной гипертензией этот тип личности составляет 25,9% от обследуемых других типов. Анализ результатов показал, что уровень реактивной и личностной тревожности у лиц с первичной артериальной гипертензией достоверно превышает этот показатель по сравнению с обследуемыми контрольной группы.Таким образом, полученные результаты убедительно свидетельствуют об увеличении уровня реактивной тревожности в группе лиц с первичной артериальной гипертензией и особенно уровня личностной тревожности, являющейся устойчивой психологической характеристикой человека.


М.А. Круглова, В.Г. Круглов



Санкт-Петербургский государственный

университет,

Санкт-Петербург, Россия
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница