Сборник научных статей Санкт-Петербург 2011 ббк 74. 58



страница1/15
Дата27.04.2016
Размер3.14 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ И ПРАВА
ВОСТОЧНО-КАЗАХСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Д. СЕРИКБАЕВА


САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ —

НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ЦЕНТР НАНОТЕХНОЛОГИЙ РАН


РУССКАЯ ХРИСТИАНСКАЯ ГУМАНИТАРНАЯ АКАДЕМИЯ
РУССКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО

Инновационные технологии

профессионального образования

в странах Евразии

Инновационные образовательные технологии: проблемы применения

25-27 октября 2011 года

Сборник научных статей

Санкт-Петербург

2011
УДК 37

ББК 74.58



Работы, опубликованные в материалах международных и общероссийских конференций, зачитываются ВАК РФ при защите диссертаций (Постановление Правительства РФ № 475 от 20 июня 2011 г., раздел II, п. 10).

Рецензенты

Есаулова Марина Борисовна, доктор педагогических наук, профессор, директор Северо-западного профессионального педагогического института, Санкт-Петербургский государственный университет технологии и дизайна

Свиридова Ирина Александровна, кандидат педагогических наук, доцент, Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена

И67 Инновационные технологии профессионального образования в странах Евразии. Инновационные образовательные технологии: проблемы применения. Сборник научных статей (Из материалов Евразийского научного форума «Наука и образование современной Евразии: традиции и инновации», посвящённого 300-летию со дня рождения М.В. Ломоносова) / Под. ред. М.Ю. Спириной, В.Г. Орешкина — СПб.: МИЭП, 2011. — 217 с.
В сборнике представлены материалы международной научно-практической конференции — круглого стола «Инновационные технологии профессионального образования в странах Евразии» и творческой педагогической мастерской «Инновационные педагогические технологии: проблемы применения», работа которых в рамках Евразийского научного форума «Наука и образование современной Евразии: традиции и инновации» объединила педагогов высшего и среднего образования для обсуждения условий модернизации и развития педагогики высшей школы России и зарубежья и проблем технологического мастерства преподавателей.
Утверждено к изданию на заседании Ученого совета Межрегионального института экономики и права 28 ноября 2011 года.

ISBN 978-5-91950-017-9

Ответственность за точность цитирования, оценку использованных материалов в публикуемых статьях несут авторы.


© Коллектив авторов

© МИЭП


Е.А. Ан,

Казахский национальный университет

им. Аль-Фараби,

г. Алматы, Казахстан
Использование зарубежного опыта

в деятельности интеграционных формирований науки, образования и производства
В советское время в стране проводилась работа по созданию технопарков и наукоградов. Это, прежде всего, Саров (Арзамас-16), Академгородок (г. Новосибирск), Пущино, Жуковский, Королев, Черноголовка, Обнинск, Протвино, Дубна, Пушкин, Троицк… — и еще около 60 названий. В общественном сознании эти названия прочно связаны с высочайшими достижениями советской науки и техники. Но объективная действительность продемонстрировала, что жизнеспособными оказались наукограды, созданные для целей обороны, наукограды же для исследования гражданской науки прекратили свое существование. Подобная концентрация научного потенциала есть чисто советское изобретение, ставшее мировым. В США таких городов — 40, в Японии — 30, в Европе наукограды возникли позже, внутри больших городов или рядом с ними, на базе университетов. Наукограды предстают не совсем технопарками, но их опыт надо учитывать.

Несмотря на то, что российские наукограды создавались в СССР многие десятилетия, сам термин «наукоград» вводится в научный оборот С. Никаноровым и Н. Никитиной в работе по исследованию проблем г. Жуковского в 1991 г. В нормативном пространстве он впервые появился в Указе Президента Российской Федерации от 7 ноября 1997 г. № 1171 «О мерах по развитию наукоградов как городов науки и высоких технологий». В 1999 г. принимается Федеральный закон № 70-ФЗ «О статусе наукограда Российской Федерации».

Научные парки впервые образовались в США в 1950−х годах. В 1951 г. Ф. Терман в городке Пало-Альто (Калифорния) создал первый исследовательский промышленный парк (reseacrh industrial park) на базе Стэнфордского университета. Затем стали применять название «исследовательский парк» (research park) или научный парк (science park). В конце концов, прижился термин «технопарк». Научные парки есть формы стимулирования экономического роста. В научных парках происходит интенсификация использования научного потенциала путем привлечения в бизнес ученых с их собственными разработками. В последние два десятилетия волна создания технопарков охватила практически все развитые государства мира и многие развивающиеся страны (Индия, Малайзия, Таиланд). Уже создаются научные парки в Белоруссии.

Сегодня общее число парков исчисляется десятками тысяч, функционируют национальные и международные ассоциации этих организаций, проводятся посвященные им конференции. К концу 2010 г. 14 муниципальных образований получили статус наукоградов Российской Федерации. Но, по существу, пока отсутствует понимание роли, возможностей и путей использования потенциала наукоградов в формировании «общества знаний» и инновационном развитии экономики.

Рассмотрим несколько аспектов развития наукоградов в СССР и Российской Федерации. В СССР индустриализация и электрификация страны сопровождались созданием, как бы теперь сказали, наукоемкой авиационной отрасли. Она требовала серьезного интеллектуального «сопровождения» и масштабной экспериментально-исследовательской базы. Необходимость существенного расширения Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ) привела к формированию крупного научно-исследовательского комплекса в пос. Стаханово в Подмосковье, которому после создания там Летно-исследовательского института и других организаций присвоили статус города. Так появился Жуковский — первый в стране город со специализированным на исследовательской деятельности градообразующим научно-промышленным комплексом.

Общие стратегические и политические цели руководства СССР требовали ускоренного развития военно-промышленного комплекса и его научно-технической поддержки. Другие крупнейшие проекты национального масштаба так же, как и авиационный, реализовывались путем серьезнейшей концентрации ресурсов, в первую очередь, интеллектуального (при реализации атомного {ядерного} проекта, ракетно-космического и др.). Это приводило к созданию крупных научно-технических комплексов с соответствующими поселениями. В результате использования такого способа концентрации интеллекта для решения важнейших государственных задач значительная часть научного и наукоемкого промышленного потенциала оказалась сосредоточена в специфических инновационных поселениях — наукоградах.

Многие наукограды в советский период не показывались на картах, не упоминались в справочниках и имели специальные кодовые, часто «номерные», названия. Таковыми являлись, например, известные сегодня города: Саров, Снежинск, Северск, Железногорск, Озерск и др. Они и сегодня открыты относительно — о них стали больше говорить и писать, однако они имеют установленный законом особый статус закрытых административно-терри-ториальных образований (ЗАТО) с рядом ограничений. В других городах «закрытость» проявлялась в запрете на посещение их иностранными гражданами и отсутствии в открытой печати упоминаний ряда градообразующих предприятий и организаций. К таким наукоградам относятся Обнинск, Троицк, Протвино, Жуковский, Химки, Королев, Дзержинский, Сосновый Бор и многие другие. Часть «городов науки», такие как Пущино, новосибирский Академгородок, Зеленоград и другие, с самого начала своего создания формировались как открытые. Сегодняшние наукограды весьма различны по масштабу, характеру, видам деятельности. Как правило, каждый из них изначально имел определенную специализацию.

Наукоградами можно назвать только те из них, основными направлениями деятельности которых является фундаментальная и прикладная наука. Можно было бы перечислить Краснообск, Протвино, Пущино, Троицк, Черноголовку и т.п. Наукограды, в которых научно-технический комплекс составляют академические институты (РАН, РАСХН и др.), часто называют академгородками. Для наукоградов, у которых преобладают прикладные разработки, проектирование и создание новых образцов техники, можно было бы использовать термин «наукотехнограды» или просто «технограды». Это, например, Жуковский, Королев, Реутов, Химки. А те наукограды, в которых превалирует производство наукоемкой, высокотехнологичной продукции с соответствующим научным сопровождением, можно было бы назвать «наукопромградами». Тем не менее, этим не исчерпывается типизация наукоградов. Есть и такие, в которых одновременно «уживаются» все предыдущие специализации, как, например, в Дубне. В то же время многие наукограды, имея приоритетные направления деятельности, расширяют спектр специализаций как в фундаментальной и прикладной науке, так и в наукоемкой промышленности. Ряд наукоградов является своеобразными полигонами и экспериментальными испытательными комплексами или преимущественно таковыми, имея на своей территории и другие предприятия и организации.

Культурный феномен наукоградов состоит в свойственных им условиях жизни, которые, как правило, были значительно лучше, чем на окружающих территориях. Многие из них имели хорошие связи со столицей (наукограды Московской области, Обнинск). Это отчетливо видно на карте наукоградов России, где Московская область показана отдельно. Другие прикреплялись к ближайшим крупным городам. Для Северска это был Томск, для Кольцово и Краснообска — Новосибирск, для Железногорска и Зеленогорска — Красноярск, для Соснового Бора — Ленинград. И, конечно, велась интересная и востребованная, имеющая важнейшее государственное значение работа, требующая мощных интеллектуальных усилий, чаще всего в широком спектре и на стыках наук и научных направлений.

Все это создавало условия для «притечки умов» и обеспечивало научным организациям и производственным предприятиям наукоградов постоянное пополнение специалистами. В наукоградах сформировалась своеобразная культурная среда, основаниями которой были: высокий образовательный уровень живущих и работающих, высококлассные градостроительные решения, непривычный в СССР уровень самоуправления. Кроме того, несмотря на существование «двух культур» — явления, столь точно отмеченного и проанализированного в знаменитой лекции в Кембридже английского ученого и писателя Чарльза Перси Сноу, дискуссии между «физиками» и «лириками» в нашей стране имели не столько конфронтационный характер, сколько способствовали формированию серьезного и неподдельного интереса к литературе, музыке, театру в научной среде. Возможно, это связано с широтой и глубиной (фундаментальностью) образования в нашей стране, на что, критикуя образовательную систему в Великобритании, обратил особое внимание Ч. Сноу. Характерно, что инновационная активность и ускорение развития в высокотехнологичных отраслях экономики во многих странах мира также привели к формированию национальных инновационных систем и многочисленных инновационных комплексов различного масштаба со специфическими социокультурными особенностями.

Начало 1990-х гг. отмечено многочисленными инициативами по созданию университетов в наукоградах, особенно в Московской области, где сосредоточено более трети наукоградов России. К этому имелись определенные предпосылки. В большинстве наукоградов существовали филиалы (факультеты) вузов, филиалы кафедр (прежде всего МГУ, МФТИ, МВТУ, МИФИ, МИСиС, МАИ), учебные центры на их базе, отраслевые институты повышения квалификации работников промышленности, техникумы, а также различные экспериментальные площадки на базе школ и дошкольных учреждений. Примеряли на себя образовательные одежды и отраслевые НИИ и КБ, научные центры РАН, предлагая свои ресурсы в качестве базы для создания университетов.

Вопрос интеграции науки и образования продолжает оставаться одним из актуальнейших как для развития страны в целом, так и для регионального развития. Примером масштабных инновационных интегрированных образовательно-научных комплексов могут быть проекты, реализующиеся уже много лет в наукоградах Московской области. С 1992 г. работает исследовательский университет в г. Пущино, созданный на базе институтов Пущинского научного центра РАН. Университет построен «сверху»: ведет подготовку высококвалифицированных специалистов-биологов в аспирантуре, магистратуре, по программам второго высшего и дополнительного образования. Деканами факультетов являются руководители научных институтов этого центра. Известен построенный во взаимодействии с Российской академией естественных наук Международный университет «Дубна» с рядом филиалов в наукоградах и других муниципальных образованиях. В этих реализовавшихся проектах проявились и позитивные и негативные тенденции, поддерживающие и тормозящие субъекты, так что богатый опыт университетов в Дубне и Пущино может быть эффективно использован и развит (об их опыте ниже будет рассказано более подробно).

В последнее время опыт наукоградов в этой сфере начал «тиражироваться». Так, соглашением правительства Московской области с Российской академией наук предусмотрено «использование потенциала РАН в решении задачи подготовки научных и научно-педагогических кадров, оказание организационно-методической поддержки подготовке менеджеров в научно-технической, инновационной и промышленной сферах». Формирование на базе государственных научных центров и научных центров РАН интегрированных университетских комплексов может стать как способом решения задачи подготовки кадров высшей квалификации, восстановления кадрового потенциала науки, так и весьма эффективным институциональным решением в современных условиях.

То, что образование является средством регионального развития, известно сравнительно давно. Сегодня мы имеем примеры и наукоградообразующей роли образовательных комплексов. Реализуется наше предположение, что развивающиеся образовательные центры, требуя ресурсов на стадии создания, могут становиться субъектами развития не только образовательного, но и научного пространства территории, например, формируя новые научные центры в городах, имеющих рентные ресурсы. Интенсивно развивающийся Ханты-Мансийск выступает одним из примеров такого нового наукограда.

Особое значение использование научно-образовательного и инновационного потенциала наукоградов приобретает в связи с началом процесса формирования территорий развития и особых экономических зон. Характерно, что ряд решений по вопросам стимулирования инновационной деятельности на территориях, а также взаимодействия и объединения в этой сфере «научных», «промышленных» и «сельскохозяйственных» муниципальных образований на территории перспективного научно-технического развития был принят на региональном уровне. К ним относится, например, решение по созданию зон перспективного научно-технического развития в Москве, в частности, решение о территориально-промышленной зоне с особым статусом на базе предприятий электронной промышленности Зеленограда. В Московской области принят закон «О порядке присвоения отдельной территории Московской области статуса территории научно-технического развития». Аналогичные решения прорабатываются в Новосибирской области для территории между Академгородком и наукоградом Кольцово с доминирующим центром в Кольцово.

Интересен опыт и перспективы территорий научно-технического развития (ТНТР) в Подмосковье. Здесь разработан и реализуется проект ТНТР «Южное Подмосковье» и создана одноименная ассоциация муниципальных образований. В «Южное Подмосковье» входят г. Серпухов, Серпуховский район и наукограды Оболенск, Протвино, Пущино. Объективно тяготеет к «Южному Подмосковью» и Ступинский район. И хотя ведомственные разногласия и нормативные несовершенства сыграли свою тормозящую роль в вопросах развития этих территорий, опыт их инновационной активности весьма полезен. Сегодня получают развитие так называемые промышленные округа с ориентацией на инновационное развитие.

В Московской области есть и другие территории с концентрированным научно-промышленным потенциалом, включающие наукограды (Королев — Юбилейный — Мытищи, Химки — Долгопрудный, Электросталь — Ногинск — Черноголовка, Люберцы — Томилино — Жуковский — Раменское, Подольск — Климовск и др.). Имеются также территории инновационной активности меньшего масштаба: автополигон (Научно-исследовательский центр по испытаниям и доводке автомототехники), сориентиро-ванный на формирование полноценного научно-техноло-гического парка, научно-образовательный комплекс МГТУ им. Н.Э. Баумана в Орево — оба в Дмитровском районе Подмосковья, Исследовательско-испытательный комплекс в г. Пересвете (бывший поселок Новостройка Сергиево-Посадского района) и др. Кроме примера Ханты-Мансийска, где сегодня избран «знаниеориентированный» курс развития, крупные проекты инновационных территориальных комплексов реализуются в таких наукоградах, как Дубна (создание российского центра программирования), новосибирский академгородок (создание IT-технопарка), Кольцово (бизнес-центр и технопарк), Обнинск.

С учетом отмеченного выше можно утверждать, что совокупность наукоградов и прилегающих территорий представляет собой своеобразные «точки роста». Российские наукограды — не только технологический, направленный на создание нового знания, но и важнейший культурный феномен. Именно в них сформировалась и развивается «знаниенасыщенная» социально-культурная среда. Только в них можно обеспечить весь жизненный цикл разработки и создания инновационного продукта (изделий и технологий). Именно здесь эффективнее, чем в других местах, может происходить рост не только инновационной экономики, но и «общества знаний». Именно здесь должно быть сконцентрировано первоочередное государственное внимание, как в политическом, финансово-экономическом, так и в социокультурном смысле.

Одна из актуальных задач в связи с ориентацией на инновационное развитие, формирование «экономики знаний» и принятием и реализацией федерального закона «Об особых экономических зонах» состоит в том, чтобы добиться преимущественного создания таких стимулирующих инновационную деятельность зон технико-внедренческого типа в наукоградах и на территориях научно-технического развития. В законе, кстати говоря, использовано кое-что из накопленного опыта по управлению реализацией программ развития наукоградов (утраченное в законодательстве о наукоградах при его «деформации» с принятием пресловутого закона о монетизации льгот).

Создание особых зон в наукоградах позволит получить двойной эффект — использовать уже имеющийся потенциал и ускорить реализацию проектов. Сегодня видно, что решение о создании таких зон в наукоградах Дубне и Зеленограде, в похожем на крупный наукоград Томске приносит свои плоды. Напротив, планирование создания особых экономических зон (ОЭЗ) вне территорий с развитой инфраструктурой и интеллектуальным потенциалом приведет к распылению государственных ресурсов и будет тормозить основанное на знаниях общественное развитие. Здесь важно не допускать организационной и бюрократической суеты: вряд ли принесет много пользы решение о ликвидации Агентства по особым экономическим зонам в то время, как еще не завершена работа даже по созданию инфраструктуры ОЭЗ.

Особенности мирового развития последних лет и российские реалии не только актуализировали задачу использования потенциала наукоградов в построении инновационной экономики России, но и высветили проблему интеграции науки и высшей школы как одну из актуальнейших проблем российского развития. В последнее время интенсифицировалось обсуждение необходимости использования потенциала крупных научных центров и наукоградов для целей образования и подготовки кадров. Актуализируются идеи и реализация «исследовательских», «академических» университетов. Это, действительно, в условиях «утечки мозгов» и старения научных кадров, – один из немногих реальных путей обеспечения передачи знаний и опыта молодежи, преодоления опасности утраты научных школ. В то же время в наукоградах за последние 15–20 лет накоплен опыт создания университетов и других образовательных комплексов.

Одними из наиболее интересных, оригинальных реализовавшихся проектов стали Международный университет природы, общества и человека «Дубна» и Пущинский государственный университет. Рассмотрим на их примере предпосылки, опыт, проблемы и перспективы формирования образовательного пространства наукоградов.



Дубна. Город Дубна расположен примерно в 120 км от столицы на берегу Волги. Он не является частью мегаполиса и в то же время обладает развитой инфраструктурой и собственным научным потенциалом. В городе высокий уровень образования населения, привыкшего жить в центре внимания мировой общественности, прежде всего в связи с развитием Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ) и сложившимися научными школами. Здесь работали и работают сегодня великие физики и математики.

Важной организационной предпосылкой стало наличие подходящего комплекса помещений – бывшего военно-строительного училища, в который мэрия города вложила достаточно большие средства, чтобы реанимировать и достроить ряд учебных корпусов. И самое главное – было достигнуто общественное согласие мэрии города, руководства ОИЯИ, Российской академии естественных наук (РАЕН) и администрации Московской области о необходимости создания концепции университета. Университет базируется на идеях В.И. Вернадского. Сделана попытка поиска путей подготовки в России специалистов нового класса, которые могли бы работать в XXI веке, работать в совершенно новых экологических, экономических, социально-культурных условиях, более тонко чувствовать и учитывать особенности взаимодействия природы, общества и человека.

Сочетание фундаментальных знаний с эффективными информационными и социокультурными технологиями обосновано не только с точки зрения возможных жизненных траекторий выпускников в будущем, но и с учетом сегодняшних процессов, когда имеется существенная неопределенность в номенклатуре потребностей в специалистах из-за спада производства и глобальной реструктуризации экономики.

Пущино. Пущино находится на противоположной по сравнению с Дубной, южной окраине Московской области в 110 км от столицы, в живописном месте на берегу Оки. Университет здесь с самого начала формировался как интегрированный университетский комплекс на базе академических институтов естественно-научного профиля Пущинского научного центра и с опорой на их научно-производственный и интеллектуальный потенциал. Это первый такой опыт в нашей стране. Основной идеей создания Пущинского государственного университета (ПущГУ) была подготовка высококвалифицированных специалистов (магистров и кандидатов наук), а также переподготовка и повышение квалификации работников различных отраслей, преподавателей школ и вузов. При этом решалась двуединая задача включения в образовательный процесс ведущих ученых и специалистов (образовательная деятельность является, по сути, единственной формой непосредственного использования {«внедрения»} результатов фундаментальной науки) с погружением обучающихся в ежедневную жизнь научно-исследовательских лабораторий, включающую научные дискуссии, поиски и находки, удачи и неудачи, непосредственное рабочее взаимодействие с профессионалами.

Как показывает практика, для подготовки специалиста в наши дни недостаточно его знакомства только с основными понятиями и идеями современной науки. Абсолютно необходимо приобретение индивидуального опыта в работе со всем арсеналом науки, освоение и использование сложнейшей аппаратуры, приборов и установок, в ряде случаев уникальной лабораторной базы, накопление опыта формулировки задач, поиска нестандартных, оригинальных, индивидуальных и коллективных решений.



Сколково. Инновационный центр «Сколково» представляет собой новый город, в котором будут обеспечены особые экономические условия для компаний, работающих в приоритетных отраслях модернизации экономики России: космос и телекоммуникации, медицинская техника и фармацевтика, энергоэффективность, информационные технологии, а также ядерные технологии. Основная цель Фонда «Сколково» заключается в создании благоприятной среды для концентрации интеллектуального капитала, способного генерировать инновации.

О подписании распоряжения о создании в России Центра исследований и разработок (Инновационный центр «Сколково») Президент России Дмитрий Медведев сообщил 11 февраля 2010 г. в рамках заседания Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики РФ. Глава государства лично возглавил Попечительский совет Фонда «Сколково». Сопредседателями его являются председатель совета директоров ГК «Ренова» Виктор Вексельберг и экс-глава корпорации Intel Крейг Барретт. При этом, сколковская конфигурация не согласуется с международным опытом, который власти обещали заимствовать: ученых в совете фонда практически нет — они выведены в отдельный «Консультативный научный совет», причем председатели этого совета Жорес Алферов и Роджер Корнберг в основной совет не входят. Критики делают вывод, что гармоничной кооперации фундаментальной академической науки и прикладных R&D не планируется [2].

Одной из форм продвижения научных результатов двойного применения в гражданские области экономики в России являлся Международный научно-технический центр (МНТЦ). В течение 15 лет государственные учреждения и частные фирмы Евросоюза, США, Японии охотно финансировали исследования МНТЦ, получая взамен международные права на российские инновации. Вся система была прозрачной, удобной с точки зрения налогов, таможни и т.д. Иными словами, в рамках МНТЦ создавались качественные, востребованные объекты интеллектуальной собственности. По сути, МНТЦ представлял собой некий мини-аналог Сколково. Но работал он при этом не на развитие российской инновационной экосистемы, а на благо других государств, поэтому абсолютно правильно, что в августе 2010 г. решением президента участие России в соглашении с МНТЦ прекращено. Вместе с тем коллективы ученых, успешно трудившиеся по грантам, лишились дополнительного заработка и возможности проводить прикладные исследования, востребованные иностранными заказчиками. Вот почему сегодня особенно важно аккумулировать весь положительный опыт МНТЦ и оперативно перенести его туда, где будут создаваться новые, более выгодные условия для работы этих ученых.

В международной практике наукограды называют технополисами или технопарками. Несмотря на различия в названиях, цель таких образований в целом одинакова: сосредоточить в одном месте всю необходимую инфраструктуру для развития наукоемкого бизнеса (изобретателей, бизнес-консультантов, финансовые учреждения и так далее) и предоставить свежеиспеченным высокотехнологичным предприятиям возможность коллективно использовать эту инфраструктуру на максимально льготных условиях.

Технополис (technopolise: от греч. techne — мастерство и polis — город) предстает как современная форма территориальной интеграции науки, образования и высокоразвитого производства. Он являет собой единую научно-производственную и учебную, а также жилую и культурно-бытовую зону, объединенную вокруг научного центра и обеспечивающую непрерывный инновационный цикл на базе научных исследований. Первый технополис возник в США и возник стихийно. После второй мировой войны ряд предприятий на Западном берегу США, в Калифорнии, получили от правительства заказы на создание новых видов продукции, в которые входили электронные устройства [5, с. 11]. В соответствии с законодательством США та часть прибыли предприятий, которая вкладывается в развитие университетов и институтов, считается благотворительностью и фактически не облагается налогом. Учитывая специфику новых заказов, предприниматели Калифорнии значительную часть средств передали Калифорнийскому университету и другим вузам, оговорив при этом тематику и направление научно-исследовательских работ в этом крупнейшем вузе.

Объемы работ были настолько большими, что вузы оказались вынуждены создавать новые лаборатории в пригородных зонах. Особенно повезло Силикон-Велли (Кремниевой Долине) близ г. Сан-Франциско. Здесь при поддержке губернатора Сан-Франциско возник первый в мире научный городок, ставший символом XXI века. В Силикон-Велли образовался район, где основным видом деятельности стала научная. Здесь сложился новый стиль и новое качество жизни. Сегодня Силиконовая Долина превратилась в мировой центр электронной промышленности. С созданием Силикон-Велли началась «технополисная лихорадка», переведшая научно-техническую революцию из зародышевого в спонтанное (самопроизвольное) состояние. Кроме Силикон-Велли, в США возникли технополисы в штатах: Северной Каролине, Техасе, Флориде, округе Колумбия, на Северо-востоке, Среднем Западе. В США функционируют более 140 научных и технологичных парков [4, с. 59]. Основной особенностью американских технополисов и технопарков является их тесная связь с университетами и государственными исследовательскими центрами. При этом формы взаимодействия отличаются существенно. Так, 20% технопарков созданы университетами как их структурное подразделение, 10% — как самостоятельные единицы, 28% — на основе контрактов с разработчиками инновационных проектов, 38% — как совместные предприятия, и только 4% составляют технопарки с участием государственных структур (см. рис. 1).



Рис. 1. Структура технополисов и технопарков в США
Начиная с 1970-х гг., технопарки начали активно создаваться в Западной Европе и в остальном мире. В европейской инновационной инфраструктуре насчитывается более 1500 различных инновационных центров и более 260 научно-технологических парков. Затраты на создание технопарка различаются в зависимости от его специализации, размера, степени риска и, конечно, самого государства. Так, в США для раскрутки технопарка средней величины необходимо порядка $ 10-12 млн.; в Великобритании — 800 тыс., а, например, в Польше — $200-300 тыс. Для сравнения, в соответствии с Программой развития города Обнинска как наукограда Российской Федерации объём финансирования на 2000-2004 гг. определен около $ 50 млн.

Если в США до последнего времени технополисы возникали стихийно, то в Японии они с самого начала стали стратегической целью государства и развиваются в соответствии с четкими государственными планами. В Японии осуществляется государственная программа «Технополис», в соответствии с нею вся территория Японии станет сетью из 19 технополисов. Японцы первыми увидели в технополисах модель будущего общества и поставили его формирование на рельсы государственного планирования. Это вовсе не означает, что строительство технополисов финансируется только государством. Типичные источники финансирования технополисов в Японии распределяются следующим образом: 30% — государственное финансирование, 30% — муниципалитеты, 30% — предприятия и частные лица, 10% — иностранные инвесторы [3].

Причина популярности идеи технополисов во многих странах мира заключается в том, что технополисы представляют собой перспективную форму взаимодействия науки и производства. Функционирование технополисов возможно только на основе органичного соединения новейших научных идей и внедренческой деятельности, доведенной до стадии массового выпуска новой продукции. Технополисы преодолевают относительную автономность науки и производства, превращают их в заинтересованных партнеров. В этом смысле технополисы и технопарки можно охарактеризовать как весьма многообещающий феномен, поскольку уже сегодня совершенно очевидно, что дальнейшее развитие производства просто невозможно без соединения его с наукой. Таким образом, создание технополисов за рубежом можно рассматривать как один из грандиознейших в ХХ в. социальных экспериментов, охватывающих самый широкий круг экономических, технико-технологических, научно-исследовательских, коммуникационных, социально-бытовых и прочих проблем, далеко выходящих по своей значимости и последствиям за пределы сегодняшнего дня.

Инициатором сближения науки с промышленностью на Западе явилось само государство, использовавшее для этого политику кнута и пряника. Стали уменьшаться общие субсидии на содержание вузов, увеличилось финансирование программ совместной деятельности университетов и промышленности. Университетам дали права на продажу результатов научных работ, выполненных на государственные средства (США). Были созданы специальные организации посредников, занимающихся лицензированием университетских разработок (Британия). Совместная работа поощрялась налоговыми льготами. Очень эффективной оказалась такая организационная форма, как паритетное финансирование исследований и, наконец, создание научно-технологических парков. Но само по себе создание технопарков даже на Западе одобряют не все. Часть экономистов, например, Э. Штауд, профессор Рурского университета в ФРГ и председатель Института прикладных аспектов нововведений, в принципе отвергают саму идею парков как противоречащую законам рыночной экономики. По их убеждению, именно рынок, и только он, определяет интенсивность и направления технического прогресса. По нашему мнению, развитие и интенсивность инновационного процесса в экономике во многом определяет интеграционная связность науки, образования и производства.


Список использованной литературы

  1. Закон РК «Об образовании».

  2. Гуриева Л.К. Национальная инновационная система России: модели и инфраструктура WWW-Документ. URL: http://www.viu-online.ru/science/publ/bulleten92002/page12.html

  3. Семиноженко В. Региональные акценты и инновационные перспективы «Европейского выбора». 12.12.2003 г.

  4. Социально-экономическая эффективность: опыт США. Система саморазвития. — М.: Наука, 2000.

  5. Тацуно Ш. Стратегия — технополисы. — М.: Прогресс, 1989.

  6. Управление инновациями: Факторы успеха новых фирм: Сб. ст. / Пер. с англ. // Сост. и общ. ред. Фонштейн Н.М. — М.: Дело, 1995. — 223 с., схем. — (Б-ка технол. предпринимательства; Вып. 1)

  7. Управление качеством образования / под ред. М.М. Поташника. — М., 2000.

  8. Фадеев В.Г. Радоваться ли внедрению заморских технологий? // Природа. — М., 1995. — № 10. — С. 106.

  9. Филин А. Механизм реализации инновационной политики. — М.: Роспатент, 2005.

  10. Фирсов В. Американская модель инновационной деятельности в малом бизнесе. // США: экономика, политика, идеология. — 1994. — № 6.

  11. Фирсов В.А. Международный рынок технологий // Экономика и коммерция. Сер.9, Электр. техника. — М., 1995. — Вып.1. —С. 98-106.

Н.В. Берсенева,



Санкт-Петербургский гуманитарный

университет профсоюзов,

Санкт-Петербург, Россия
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница