Скуратов иван викторович



Скачать 206.52 Kb.
Дата03.05.2016
Размер206.52 Kb.
СКУРАТОВ ИВАН ВИКТОРОВИЧ

кандидат исторических наук, доцент кафедры теории государства и права
Оренбургского института (филиал) Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА),


460000, Оренбург, ул. Комсомольская, 50,

post@oimsla.edu.ru
Концепция прав человека: миф и реальность

Аннотация. Данная статья посвящена проблемам возникновения и истинного предназначения западной концепции прав человека. Подробно описаны негативные стороны данного вопроса. Автор предлагает для России и стран БРИКС использовать следующую новую концепцию: справедливость; триаду: человек — нация (общество) — отечество; ответственность перед совестью и законом.

Ключевые слова: западная концепция прав человека, справедливость, триада: человек — нация (общество) — отечество, ответственность.
SKURATOV IVAN VIKTOROVICH
candidate of historical sciences, associate professor of the Department of theory of state and law of Orenburg Institute (Branch) of Moscow State Law University named after O.E. Kutafin (MSLA), 460000, Russia, Orenburg, Komsomolskaya Street, 50,

post@oimlsa.edu.ru
The concept of human rights: myth and reality

Annotation. This article deals with the problems of the origin and the true purpose of the western concept of human rights. Detailed description of the negative aspects of this issue. The author offers to Russia and the BRICS countries to use the following new concept: fairness; triad: people — a nation (society) — country; conscience and responsibility before the law.

Keywords: the Western concept of human rights, fairness, triad: human being — a nation (society) — fatherland, responsibility.

В настоящее время концепция прав человека стала несущим элементом политического либерализма, его краеугольным камнем, а также метафизической системой и неким, по меткому замечанию В.И. Карпеца, «квази-религиозным культом»1. В самом деле: что есть права человека? Чем отличаются они от субъективных прав? Только тем, что некие права когда-то кем-то было решено признать в качестве фундаментальных и неотъемлемых? Но в таком случае мы имеем дело по философскому «гамбургскому счёту» не с «онтологией», а с некой идеологемой. Попытки определить их как нечто, качественно отличающееся от субъективных прав, ни к чему, в сущности, не привели. Гораздо логичнее было бы предположить, что содержание понятия прав человека носит сугубо конвенциональный характер, т.е. права человека — это те права, которые решено было признать в качестве таковых2.

Средневековый мир, как подчёркивает В.И. Карпец, «не только не знал понятия прав человека, в том числе и «права на жизнь», но и совершенно иначе соизмерял соотношение жизни и смерти»3. Вариантов теории естественного права в истории политической мысли было много, причём различных по смыслу, значению и содержанию. Либералам свойственно отвечать, что права человека коренятся в естественном праве. Однако когда речь заходит о «естественном праве», то читателю (студенту) предъявляют джентльменский набор в виде Гоббса, Локка, Руссо, Монтескьё4.

Принципиально иной по смыслу, содержанию и значению естественно правовой подход к анализу феномена права был осуществлён, как подчёркивают В.А. и В.В. Роговы, в трудах Отцов Церкви.5

Естественный закон в его православной интерпретации — это тождественный и единосущный закону Божьему, данному в первоначальных заповедях. И речь в них идёт об обязанностях человека перед Богом, а не о домысленных протестантами правах человека и не о теории прав человека под пером европейских «просветителей». Так, «уже Св. Ириней значительно раньше классической римской юриспруденции ввёл в христианскую теорию понятие естественного права именно как систему должного для человека, как выходящую за юридические рамки концепцию всеобъемлющей ответственности перед Богом» 6.

Идеи «прав человека» в их доминирующей ныне агрессивной интерпретации — это всего лишь порождение западного общества эпохи Нового времени. И с течением времени религиозное содержание естественных прав в европейской политико-правовой доктрине было обмирщено, получив законченную безрелигиозную, атеистическую окраску в эпоху Просвещения. Неизбежным следствием этого стала возможность идеологической интерпретации сущности и содержания естественных прав. Нравственный (религиозный) подход к правам человека был подменён идеологически подходом, который в дальнейшем стал выдаваться за истинно научный и единственно верный. Последствия этого процесса мы и наблюдаем сегодня на Западе. Право в его либеральной версии ограничивается исключительно регулированием внешнего поведения7. Доступ к внутреннему миру человека для него закрыт, и потому «основным вопросом» западного либерального государства и права становится легальность и материальная выгода (нажива), а не моральность. Внеморальность политики, замена всеобщей этики контролем принятых в парламенте законов превратились в кредо государственности и демократии, устраняющих из политики понятие греха, а по сути, и совести — провозглашение «свободы совести» и заменяющих его исключительно понятием права: «Разрешено всё, что не запрещено законом». И вот уже «естественным правом» объявлено право на содомию, эвтаназию и всё то, что прежде у всех народов и во все времена считалось постыдным и губительным как для души, так и для тела. В сущности, в западном законодательстве закрепляется и агрессивно воплощается право на духовную и физическую дегенерацию. Примером тому могут служить законы и референдумы, легализующие однополые браки, эвтаназию и т.д. Но тем самым грубейшим образом попираются права тех, кто хотел бы защитить своих детей и внуков от складывающейся диктатуры дегенератов. И в этом тоже заключена жёсткая либеральная логика. Если есть лишь земное человеческое «Я», то нет никаких моральных и философских ограничений на человеческое своеволие. Остаётся получить лишь санкцию закона. Так недочеловеческое, порок превращается силою закона в норму. Оттого и не стоит удивляться тому, как агрессивно и последовательно придаётся статус «фундаментальных прав человека» «правам» меньшинств. Будем и под эти «права» подводить соответствующую «онтологию»? Так захлёстывает общество волна ДЕГЕНЕРАТИЗМА, а сопротивление ему со стороны общества рассматривается как «покушение на права человека». Глобальная финансовая элита использует все возможные средства, чтобы полностью оторвать человека от морали, здравого смысла8.

«Человек» и тем более его права не могут быть «высшими ценностями» просто потому, что таковыми не являются9. Объявляя человека высшей ценностью, мы неизбежно должны определить некую абсолютную ценность и её человеческие параметры. И после провозглашения человека «высшей ценностью», становится уже невозможно уйти от вопроса о качестве этого человека. Падший человек — тоже человек? Трансвистит — человек? И серийный убийца — маньяк тоже человек? Он тоже «высшая ценность»? Нет! Проявления человека беспредельны, они содержат в себе и Добро, и Зло. Высшие ценности всегда трансцендентны, «иноприродны» и «нездешни». Даже советские идеология и право провозглашали трансцендентные ориентиры, что и позволяло им поддерживать своё существование, «питаясь извне». Иначе как объяснить апелляции советской идеологии к Родине, долгу.

Идеи «всемирного гражданского общества, прав и свобод человека» — это утопия, пафос которой — в агрессивном отрицании всего самобытного (в особенности — разных «образов человечности»). В концепции прав человека прямо отражены только те человеческие качества, которые характеризуют человека как автономного, свободного и правоспособного индивида, как частное лицо, представляющее только самого себя, поскольку ему изначально присущи его человеческая природа и выводимые из неё неотчуждаемые права. За этносами, культурами и религиями не признаётся собственной природы, отличной от индивидуально-человеческой, а следовательно, не признаётся ни их автономии, ни свободы, ни прав. А ведь люди могут выжить только в определённом сообществе, совместным трудом СОЗДАВАЯ СЕБЕ РЕАЛЬНЫЕ возможности для жизни (права). Поэтому концепция прав человека в своей максимальной реализации неизбежно приводит к разрушению общества и национальной государственности и, оставшись без обеспечения государства, улетучивается, как невидимый яд. Что мы сейчас и наблюдаем на примере Западной Европы.

Поэтому необходимо чётко осознать, что западная концепция прав человека это ловушка, западня для наций, попав в которую они самоуничтожаются. Любые права — это человеческое творение, производное от законов, исходящих от общества и государства. Реальные возможности (права) человека СОЗДАЮТСЯ только СОВМЕСТНЫМ трудом всего общества и государства.

Для того чтобы понять истинный смысл западной концепции «прав человека», необходимо проследить историю её возникновения и развития.

1. Изначально концепция прав человека была создана исключительно для захвата государственной власти крупной буржуазией, как обоснование причин уничтожения монархии. Монарх был помехой на пути к власти финансовой олигархии. Его власть исходила от бога и предполагала ответственность перед богом. Для того чтобы захватить власть, необходимо было подготовить население, переформатировать сознание народа. Чтобы люди, поверив лживым обещаниям свободы, с радостью приняли новость об уничтожении национальной государственности и замене её властью марионеток финансовой олигархии. Поэтому финансовая олигархия заменила понятие естественного права как системы должного для человека, как выходящую за юридические рамки нравственную концепцию всеобъемлющей ответственности перед Богом, на идеологию вседозволенности.

2. В дальнейшем концепцию прав человека с успехом применяли как идеальное прикрытие для захвата колоний, развязывания холодной войны против СССР.

3. Сейчас эту концепции применяют уже для окончательного захвата мировой власти финансовыми кланами и абсолютного духовного подчинения (закабаления) наций.

4. Не менее разрушительное действие концепция прав человека несёт для каждого человека, права которого она якобы защищает. Провозглашая человека «высшей ценностью», данная концепция освобождает человека от любых самоограничений, убивая в человеке искру божественного разума, низводя само существование людей до животных инстинктов, возводя порок в добродетель. Оставшись без защиты, самоограничения и самоконтроля, человек начинает путь самоуничтожения.

Первые упоминания о правах человека появляются в Конституции США (1775 год) и Декларации прав человека и гражданина (Франция, 1789 год). 26 августа 1789 г. французское Национальное собрание приняло Декларацию прав человека и гражданина. С тех пор и доныне она остаётся символическим утверждением того, что мы теперь называем правами человека. Преамбула к Декларации 1789 г. предлагает в качестве исходного рассуждения, что «неведение, забвение или презрение прав человека являются единственными причинами общественных бедствий и порчи правительств». Мы начинаем, таким образом, с проблемы невежества, как и приличествует документу Просвещения, и непосредственный вывод из этой идеи — как только с невежеством будет покончено, не будет и общественных бедствий…

Американцы гордятся своей Декларацией независимости, которая провозгласила в 1776 году всех людей равными. Но этот документ выглядит очень странно, если учитывать то, что на индейцев, негров и другие неевропейские этнические группы и расы, провозглашённые Декларацией, права и свободы не распространялись. Исходя из этого, можно сделать вывод, что данный документ был создан для консолидации господствующей части американского общества, имеющей европейское происхождение. Эта консолидация должна была обеспечить подчинённое положение «расово неполноценных» групп. Поэтому обратной стороной этого «равенства» являлась жёсткая система этнорасового неравенства. Нигде более рабство не принимало такие зверские формы, как в Северной Америке. Это обуславливалось тем, что в американском обществе господствовала расистская психология и идеология, а Соединённые Штаты были расистским государством.

После того как негры получили гражданские права, их положение существенно не изменилось. По территории Соединённых Штатов периодически прокатывались погромы, направленные против афроамериканцев. Наиболее ярким из них стали массовые убийства в городе Тулса, штат Оклахома, в 1921 году. Тогда за одну ночь белые расисты разрушили 35 кварталов негритянской части города, безнаказанно грабя и убивая чёрнокожих граждан США. Трупы жертв закапывали в братских могилах или сбрасывали в реку. «Свободная» и «демократическая» печать Соединённых Штатов, американский Президент, Конгресс и белое население этой бойни не заметили, как и многие другие, ей подобные. Лишь в 1996 году городская власть Тулса под давлением афроамериканских общественных организаций извинилась за погром и даже решила построить мемориал его жертвам10.

По отношению к индейцам европейские переселенцы вели себя аналогичным образом. «Очищая» американские земли от непокорных аборигенов и создавая на их территориях своё государство, они действовали по принципу американского генерала Фила Шеридана: «Хороший индеец — это мёртвый индеец». Ими тотально уничтожались не только мужчины индейских племён, но женщины и дети. История колонизации Америки просто переполнена фактами жестокого и бесчеловечного отношения белых американцев к «краснокожим», которая сейчас могла бы трактоваться международным правом как геноцид и преступление против человечества.

Ещё в 1640 году законодательное собрание Новой Англии приняло ряд резолюций, смысл которых можно свести к трём «аксиомам».

1. Земля и всё, что на ней, принадлежит Господу.

2. Господь может дать землю или какую-то её часть избранному народу.

3. Мы — избранный народ. (Ключевая фраза в понимании власти и политики современных финансово-олигархических кланов).

Определение понятия «права человека» в международном праве отсутствует. Нет его и в национальном законодательстве ни одного из государств. Различия в представлениях о добре и зле, о нравственном и безнравственном, о справедливом и несправедливом, присущие различным цивилизациям Земли (китайской, индийской, мусульманской, православной и другим), превращают мнимо универсальный концепт «прав человека» в идеологический миф, используемый Западом в геополитических целях.

На международном уровне понятие «права человека» введено в 1945 г. в Устав ООН по инициативе Великобритании, США и некоторых других стран. При этом в 1945 году в США процветал расизм, и таблички «только для белых» были повсеместным явлением, а Великобритания являлась крупнейшей колониальной державой, практиковавшей бесчеловечную эксплуатацию многих народов. В Билле о правах его автор Томас Джефферсон записал, что «все люди от природы одинаково свободны и независимы и обладают определёнными прирожденными правами ... на жизнь и свободу и на возможность приобретать и иметь собственность и стремиться к счастью и безопасности», но при этом Джефферсон держал фабрику, где использовал труд рабов-детей.

В Устав ООН изначально был заложен принцип культурной ассимиляции народов, а за парадной вывеской Декларации прав человека прячется все та же установка западного поработителя: мы навяжем вам ту культуру отношений, какую хотим, — неважно нравится вам это или нет. Там, где Устав говорит о естественных и неотъемлемых правах человека, имеются в виду не вообще все права и взгляды на жизнь, существующие на Земле, а лишь те, которые сформировались у народов Западной Европы и США в ходе их исторического развития.

В соответствии с пунктом «с» статьи 55 Устава ООН, в круг задач этой организации входит поддержание общего «уважения и удовлетворения прав человека и основных свобод для всех без различия расы, пола, языка или религии». Поддерживать и распространять среди всех народов одну культуру — значит игнорировать и подавлять другие культуры. Это то же самое, как если бы ООН поставила своей задачей распространение по всему миру ислама или православия и т.д. Слова в Уставе: «без различия расы, пола, языка или религии» преднамеренно вводят в заблуждение, потому что никакая человеческая культура не возникает на пустом месте, если нет ни расы, ни пола, ни языка, ни религии.

На вашингтонской встрече представителей сорока стран по случаю 50-летия военно-политического блока НАТО, состоявшейся в апреле 1999 года, была принята доктрина, согласно которой НАТО применяет силу для защиты своих прав человека в обход Устава ООН.

Таким образом, функция мифа о всеобщих правах человека заключалась и заключается в политической ассимиляции побеждённых в войне народов, навязывании им совсем другой политической культуры на основе культурных ценностей победителей. Положения о правах человека были записаны в Конституции Западной Германии, Японии и Италии. Политическая социализация Болгарии, Венгрии, Чехословакии, Польши и Восточной Германии, как известно, шла по иному пути — под «знаменем социализма». После разрушения СССР и официального отказа от социального и политического опыта советского периода началась социализация (ассимиляция) России, Украины и других бывших республик СССР уже на основе якобы «всеобщих» прав человека. Процесс охватил и бывшие страны социалистического лагеря в Европе. Основой для такой социализации (ассимиляции) также послужил Устав ООН и связанные с ним другие соглашения о правах человека. Так, Конституция РФ в гл. 2, посвящённой правам и свободам человека, провозглашает в ст. 2: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». А в Конституции Украины говорится о неотчуждаемости и нерушимости прав человека (ст. 21). Следовало бы уточнить, какого человека: рядового украинца или уже евро-интегрировавшейся «национальной элиты»?

Установка о правах человека, заимствованная из культуры других народов, полностью изменяет наше национальное самосознание (менталитет), заставляет разрушать свою национальную культуру собственными руками, побуждает отказаться от своей цивилизации и превратиться в псевдочеловеческую массу индивидуумов с расщепленным сознанием.

Западная концепция прав человека выделяет тип сформированного западноевропейским развитием человека-индивида (атома) из сообщества ему подобных и навязывает этот тип в качестве универсального образца для всех культур и цивилизаций. В плане международных отношений понятые таким образом «права человека» оборачиваются подчинением народов, относящихся к иным культурно-историческим типам, путём завоеваний, колонизации, культурной ассимиляции. Этот же экспансионизм является движущей силой глобализации.

«Права человека» в такой интерпретации — это не общечеловеческие ценности, а идеология Запада, направленная на подчинение Западу остального мира. В современной мировой обстановке «права человека» превратились не только в инструмент политической и культурной ассимиляции, но и стали, по сути, узаконенным в Уставе ООН предлогом для военной агрессии. Наглядный пример — война против Югославии в 1999 году.



В свободной от западного мифотворчества интерпретации смыслов человеческого бытия права человека неотделимы от его обязанностей, и они равновелики по отношению к правам коллектива, охраняемого конкретной культурной традицией сообщества людей.

Права человека не только выражение определённой культуры, но и определённой воли. В. Черчилль, один из умнейших на Западе ненавистников России, когда-то писал: «В результате своих побед, одержанных ею над фашистской Германией, Советская Россия стала смертельной угрозой для свободного мира»11. В. Черчилль требовал «немедленно создать новый фронт против стремительного продвижения СССР». В Фултонской речи 1946 года В. Черчилль прямо сделал ставку на продвижение «прав человека» как неотъемлемую часть крестового похода Запада против «коммунизма», а фактически против исторической России. Последователи Черчилля хоть и не отличались его умом, добились многого. В 1990 г. правительство СССР, используя соглашения по правам человека для изменения общественного строя СССР, объявило советское государство преступным (указ президента СССР о реабилитации жертв политических репрессий 30—50-х годов). За этим быстро последовали распад СССР и лихорадочное «переустройство жизни» на его просторах. Новый этап идеологического наступления на Россию по линии «прав человека» — это попытка реализации плана окончательного разрушения того, что за два десятка лет назад до конца разрушено не было.

Правящие круги Соединённых Штатов до сих пор продолжают учить человечество, как надо правильно жить. Но на фоне событий последних лет уже само понятие «права человека», придуманное американскими идеологами и активно используемое Вашингтоном для обоснования своей внешней политики, выглядит крайне цинично, также как и желание Белого дома самоотверженно защищать эти «права человека» в других странах. Надо отметить, что к началу XXI века непревзойдённый западный гуманизм, которым так гордятся американцы и европейцы, приобрёл античеловеческие, звериные формы. Операции в Ираке уничтожили традиционную систему безопасности на Ближнем Востоке, который полыхает уже более десяти лет с новой силой. Интервенции в Сирии и Ливии привели к потоку мигрантов в Европе, к насилию и терактам, к тысячам человеческих жертв. Государственный переворот на Украине окончательно разрушил авторитет гуманистических начал Запада.

Послевоенный период существования ООН закончился образованием однополюсного мира, и эта организация не может в условиях однополюсного мира служить противовесом США и поддерживать необходимый на земле мир, обеспечивать международную безопасность. Западная концепция прав человека в нынешней ситуации являются не только средством политической и культурной ассимиляции, но также и узаконенным в Уставе ООН предлогом для военной агрессии.



Поэтому предлагаю создать для России и стран БРИКС в качестве альтернативы следующую концепцию: Справедливость; триаду: Человек — Нация (Общество) — Отечество; Ответственность перед совестью и законом. Эта концепция позволит объединить в единое целое на универсальном философском уровне нравственный (религиозный) подход, (который ранее был целенаправленно выдавлен), идеологический и научный подходы (заменившие нравственный и заполненные фальсифицированной концепцией прав человека) и создать новую правовую и методологическую базу альтернативного многополюсного мира.

Философская концепция многополюсного мира

1. Справедливость должна стать основой всей жизни общества и государства. При этом нельзя исходить из того, что справедливость — это господство равного права для всех, для любого человека, какой бы по иерархии общественного статуса пост он ни занимал. Люди изначально рождаются неравными. Поэтому задача общества и государства заключается в нахождении компромисса, соглашения между людьми на основе закона и нравственности. В общем, широком, смысле справедливость есть разумность общественной жизни; её можно определить как общий нравственный знаменатель всех социально упорядоченных отношений между людьми, последнюю нравственно-апелляционную инстанцию в общественных делах. Она совпадает с нравственностью в её проекции на социальную сферу, является основной добродетелью социальных институтов. В специальном, узком, смысле слова справедливость есть нравственно санкционированная соразмерность в распределении выгод и тягот совместной жизни людей, степень совершенства самого способа кооперирования деятельностей и взаимного уравновешивания конфликтующих интересов в обществе и государстве.

Главная задача справедливости — предупреждать нарастание дисгармонии в обществе и как следствие его саморазрушения.



2. Триада: Человек — Нация (Общество) — Отечество. Эти явления неразрывны и взаимосвязаны. Принцип превосходства прав личности над правами государства по западной концепции прав человека при его практической реализации неминуемо ведёт к распаду государства и, следовательно, краху прав личности, поскольку без государства защищать их попросту становится некому. Но если возникает противоречие между выгодой, экономией и здоровьем или образованием человека, социальным воспроизводством нации, то правительство обязано изменить приоритеты в пользу человека. Экономия на воспроизводстве нации (мнимая, тактическая, но не стратегическая оптимизация расходов) — это государственное преступление, угроза национальной безопасности.

3. Ответственность перед совестью и законом. Концепция прав человека говорит только о правах человека перед обществом и государством. Следствием этого является разрушение общества и личности, превращение человека в марионетку своих страстей и порока, выдаваемого за свободу личности. Почему-то в современном западном мышлении прочно укоренилось, ещё со времён Жан — Жака Руссо, представление о том, что достаточно обеспечить свободу и наделить правами личность, а она сама неизбежно выберет добро и полезное для себя. Поэтому никакие внешние авторитеты не должны ей указывать, что есть добро, а что есть зло. Человек сам определяет нравственные нормы поведения. Это называется нравственной автономией человека. И такая автономия может быть ограничена только автономией другого человека. В этой идеологии отсутствует понятие греха, а есть плюрализм мнений; то есть человек может выбирать любой вариант поведения, но при одном условии, что его поведение не должно ограничивать свободы другого человека. Печальное следствие такого антропоцентрического подхода заключается в том, что сегодня во многих странах выстраивается общественная система, которая потворствует греху и устраняется от задачи способствовать нравственному совершенствованию личности. Общество, в том числе и наше, сталкивается с циничной подменой12.

Важнейшим критерием, который помогает различать между добром и злом, является совесть. В народе недаром говорят: совесть — это голос Божий, ибо в голосе совести опознаётся человеком заложенный Богом в его природу нравственный закон. Но и этот голос может быть заглушен грехом. Поэтому человеку в своем нравственном выборе необходимо руководствоваться также внешними критериями, и, прежде всего, заповедями, данными Богом. В этом отношении важным фактом является то, что в рамках десяти заповедей все основные религии мира совпадают между собой в определении добра и зла. Религиозная традиция, таким образом, содержит в себе критерий различения добра и зла. С точки зрения этой традиции, не могут признаваться в качестве нормы: насмешки над святыней, аборты, гомосексуализм, эвтаназия и другие виды поведения, активно защищаемые сегодня с позиций концепции прав человека. Абсолютизация суверенитета отдельной личности и её прав вне нравственной ответственности ошибочна. Такая абсолютизация может разрушить основы современной цивилизации и привести её к гибели. Как известно, попрание нравственного закона привело многие сильные цивилизации к краху и исчезновению с лица земли. Вне нравственного контекста человечество жить не может. Никакими законами мы не сохраним общество жизнеспособным, не остановим коррупцию, злоупотребление властью, распад семей, появление одиноких детей, сокращение рождаемости, разрушение природы, проявления воинствующего национализма, ксенофобии и оскорбления религиозных чувств. Если человек не видит, что он совершает грех, то ему всё позволено, если перефразировать известное речение Ф.М. Достоевского.

Австрийский психиатр Виктор Франкл, после заключения в нацистских концентрационных лагерях, написал в своей книге «Человек в поисках смысла» мысль, которая сейчас приобретает особое звучание. «Как было бы прекрасно синтезировать Восток и Запад, объединить дело и свободу. Тогда свобода могла бы получить полное развитие. Пока это в большей степени негативное понятие, которое требует позитивного дополнения. Этим позитивным дополнением является ответственность. Ответственность интенционально соотносится с двумя вещами: со смыслом, за осуществление которого мы ответственны, и с тем, перед кем мы несём эту ответственность. Поэтому здоровый дух демократии будет выглядеть однобоко, если понимать его как свободу без ответственности. Свобода, если ее реализация не сопряжена с ответственностью, угрожает выродиться в простой произвол»13.

Усилия государства и общества должны быть направлены на устроение общественных отношений, которые бы с одной стороны обеспечивали свободу личности, а с другой стороны помогали ей следовать нравственным нормам. Вероятно, было бы неправильным устанавливать уголовную ответственность за азартные игры, эвтаназию, гомосексуализм, но и нельзя принимать их в качестве законодательной нормы, и что ещё более важно, в качестве общественно одобряемой нормы. Так, резолюция, принятая в январе 2006 года Европарламентом, предписывает вести воспитание в школах в духе приятия гомосексуализма и даже фиксирует день в году, посвящённый борьбе с гомофобией. Общество не просто призывается к уважению жизни определённого меньшинства, но ему также навязывается пропаганда гомосексуализма как некоей нормы. В результате, эта пропаганда соблазняет тех, кто мог бы бороться с этим недугом и создать полноценные семьи.

Данная концепция предлагается в качестве альтернативы и требует дальнейшей разработки. Предполагается, что этот комплекс сможет стать основой для создания механизмов реальной, а не ложной защиты, как жизни человека, так и интересов всего общества и государства в многополюсном мире.
Библиографический список

1. Ваджра А. Путь зла. Запад: матрица глобальной гегемонии. М.: АСТ: Астрель, 2007. 542 с.

2. Железняк А.В. Глобализация: определение и типология // Science Time. 2015. № 10 (22). С. 87—92.

3. Карпец В.И.Человека не имам // URL: http://www.pravaya.ru/look/14455 (дата обращения: 23.10.2015).

4. Карпец В.И. Русь Меровингов и корень Рюрика. М.: Алгоритм, 2006. 512 с.

5. Кирилл, Святейший Патриарх Московский и всея Руси (Гундяев В.М.). Права человека и нравственная ответственность. Выступление на X Всемирном Русском Народном Соборе «Вера. Человек. Земля. Миссия России в XXI веке». URL: http://www.portal-slovo.ru/history/35110.php (дата обращения: 23.10.2015).

6. Куркин Б.А. Идеологема «прав человека» // Наше дело. 2010. № 2. URL: http://pereprava.org/jurnal-pereprava-article/1357-ideologema-prav-cheloveka.html (дата обращения: 23.10.2015).

7. Куркин Б.А. Идеологема прав человека и её интерпретация в современной отечественной правовой теории // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2008. № 2. С. 110—117.

8. Права человека: учебник для вузов / Т. А. Васильева и др.; отв. ред. Е.А. Лукашева. М.: НОРМА - ИНФРА-М, 1999. 573 с.

9. Рогов В.А., Рогов В.В. Древнерусская правовая терминология в отношении к теории права. (Очерки IX — середины XVII вв.). М.: МГИУ, 2006. 269 с.

10. Рогов В.А. Право-пространство-время в богословии и средневековой Руси. М.: МГИУ, 2007. 180 с.

11. Седов Д. Ещё раз о западной мифологии «прав человека» // URL: http://www.fondsk.ru/news/2012/11/28/esche-raz-o-zapadnoj-mifologii-prav-cheloveka-17924.html (дата обращения: 23.10.2015).

12. Франкл В.Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. 368 с. URL: http://royallib.com/book/frankl_viktor/chelovek_v_poiskah_smisla.html (дата обращения: 23.10.2015).

Рецензенты: Вырлеева—Балаева О.С. — доцент кафедры теории государства и права Оренбургского института (филиала) Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), кандидат юридический наук;

Кашин В.В. — профессор, доктор философских наук.





1 Карпец В.И. Русь Меровингов и корень Рюрика. М.: Алгоритм, 2006. С. 143.

2 Куркин Б.А. Идеологема прав человека и ее интерпретация в современной отечественной правовой теории. // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2008. № 2. С. 110.

3 Карпец В.И.Человека не имам. // URL: //http://www.pravaya.ru/look/14455 (дата обращения: 23.10.2015).

4 Права человека: учебник для вузов / Т. А. Васильева и др.; отв. ред. Е.А. Лукашева. М.: НОРМА - ИНФРА-М, 1999.

5 Рогов В.А., Рогов В.В. Древнерусская правовая терминология в отношении к теории права. (Очерки IX — середины XVII вв.). М.: МГИУ, 2006; Рогов В.А. Право-пространство-время в богословии и средневековой Руси. М.: МГИУ, 2007.

6 Рогов В.А., Рогов В.В. Древнерусская правовая терминология в отношении к теории права. (Очерки IX — середины XVII вв.). М.: МГИУ, С. 223.

7 Куркин Б.А. Идеологема «прав человека». // URL: // Наше дело - 2010. - №2. //http://pereprava.org/jurnal-pereprava-article/1357-ideologema-prav-cheloveka.html (дата обращения: 23.10.2015).

8 Железняк А.В. Глобализация: определение и типология. // Science Time. - 2015. - №10 (22). С. 87

9 Карпец В.И. Русь Меровингов и корень Рюрика. М.: Алгоритм, 2006. С. 142—143.

10 Ваджра А. Путь зла. Запад: матрица глобальной гегемонии. - М.:АСТ: Астрель, 2007. - С. 163.

11 Седов Д. Ещё раз о западной мифологии «прав человека». // URL: http://www.fondsk.ru/news/2012/11/28/esche-raz-o-zapadnoj-mifologii-prav-cheloveka-17924.html (дата обращения: 23.10.2015).

12 Кирилл, Святейший Патриарх Московский и всея Руси. (Гундяев В. М.) Права человека и нравственная ответственность. Выступление на X Всемирном Русском Народном Соборе «Вера. Человек. Земля. Миссия России в XXI веке». // URL: http://www.portal-slovo.ru/history/35110.php (дата обращения: 23.10.2015).

13 Франкл В.Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. 368 с. URL: http://royallib.com/book/frankl_viktor/chelovek_v_poiskah_smisla.html (дата обращения: 23.10.2015).





База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница