Специфика технического знания



Скачать 214.93 Kb.
Дата30.04.2016
Размер214.93 Kb.
В.Г. Недорезов,
кандидат философских наук

СПЕЦИФИКА ТЕХНИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

           В ХХ веке человечество вступило в новый этап своего развития, характеризуемый нарастанием темпа и масштабов технических изменений, ростом влияния технических наук на самые различные сферы человеческой деятельности. Развитие техники и технического знания все в большей степени определяет тенденции и ускоряет развитие самого общества. Сегодня бытие человека заметно меняется не только на протяжении человеческой жизни, но и на более коротких отрезках времени.


           Изменения в сфере техники и технического знания, охватившие за два столетия практически весь мир, переводят общество в новое качественное состояние, идут процессы концентрации и глобализации жизнедеятельности, общественного сознания, культуры, пробивается своеобразное понимание переходного характера нынешнего человеческого общества, когда коренным образом меняется не только тип производства, но и весь строй жизни.
           Современный этап в развитии технического знания связан с научно-технической революцией, с “онаучиванием” техники. Научное знание приобретает новую практическую направленность, что приводит к осуществлению качественных глубочайших изменений, как в технике, так и в самом научном познании.
           Техника превращается в разветвленное и единое целое, в органическую часть высоко организованной техносферы, сопоставимой с живой природой, где управление технико-технологическими процессами переходит к самой технике и происходит бурное развитие технического знания.
           Актуальность исследования технического знания связана также с необходимостью в анализе отдаленных последствий процесса реализации научно-технических достижений. Философские исследования технического знания позволяют выявить основные тенденции в развитии современной техники, ее влиянии на общество.
           С развитием научно-технического знания изменяется характер научно-технической деятельности. Ее новые способы определены не только изменениями в системе социальных ценностей и целей, регулирующих деятельность, но и характером самих осваиваемых объектов.
           Когда научно-техническая деятельность начинает осваивать сложные саморазвивающиеся системы, в которые включен сам человек, то его действия уже не являются чем-то внешним по отношению к объекту. Непродуманное изменение объекта может вызвать катастрофические последствия для самого человека, ибо, трансформируя объект, он изменяет свои собственные связи и функции. В этом случае желательны, да и просто неизбежны, определенные ограничения научной, инженерной и, вообще, человеческой деятельности, ориентированные на выбор только таких возможных сценариев изменения мира, в которых взвешенно оцениваются отдаленные последствия технических решений. И эти ограничения основываются не только на объективных технических знаниях о возможных направлениях технического развития, но и на определенных гуманитарных ценностях.
           В этих условиях особую значимость приобретает осмысление сущности технического знания, оснований его эволюции, специфики взаимоотношений с другими областями научного знания, инженерной практикой. Сейчас, в период решения целого ряда глобальных технических задач, резко повышается роль и значение технического знания, формируются новые комплексные научно-технические дисциплины, расширяется поле взаимодействия, гуманитарных, естественных и технических наук.
           Совокупность проблем, связанных с изменениями в научно-техническом знании, требует общего концептуального обоснования, и этот запрос в существенной мере повлиял на выбор автором темы исследования.
           Хотя феномен техники привлекал внимание еще античных философов, первые работы, ставящие технику и наше знание о ней в центр систематического научного философского анализа, появляются только в конце XIX - начале ХХ века. Выделяются два основных направления философской рефлексии в данной области: инженерный подход, как попытка техников выработать философско-мировоззренческие основания своей сферы деятельности, ведущий начало от Эрнста Каппа(1808-1896), Петра Энгельмейера (1855-1940) и Фридриха Дессауэра (1881-1956), и гуманитарная философия техники, как совокупность усилий ученых-гуманистов осмысливать технику философски, в качестве предмета дисциплинарных рефлексий, развиваемая, например, Льюисом Мэмфордом (р.1895), Хосе Ортега-и-Гассетом (1883-1955), Мартином Хайдеггером (1889-1976) и Жаком Эллюлем (р.1912). Так, в первой половине XX века, экзистенциалисты и близкие к ним философы, такие, как Анри Бергсон(1859-1941), Карл Ясперс(1883-1955) и Габриэль Марсель(1889-1973), применяли концептуальный аппарат философии жизни для анализа проблем современного технологического общества.
           Критика “технической цивилизации” (Хельмут Шельский), концепция “поэтапной социальной инженерии” (Карл Поппер), “критическая теория Франкфуртской школы” (Герберт Маркузе, Юрген Хабермас), теории информационного общества (Даниэл Белл, Алвин Тоффлер) и т.д., современные дискуссии, которые фокусируются на этических проблемах и на функционалистском анализе взаимоотношения техники, общества и природы, так или иначе, обращаются к социальным проблемам, связанным с развитием техники и технического знания.
           Представители инженерно-технического направления второй половины XX века: Симон Мозер, Ханс Ленк, Гюнтер Рополь, Алоиз Хунинг, Ханс Закссе и Фридрих Рапп, Марио Бунге и др., предпринимают попытки познать действительность с помощью научно-технических терминов и понятий, переосмыслить гуманитарные области знания (например, философию и этику) в русле естественных и технических наук, указывают на необходимость взаимосвязанного изучения эпистемологических и онтологических сюжетов, а также техноаксиологии (системы технических ценностей) и технопраксиологии.
           В отечественной философской мысли значительное внимание уделялось философско-методологическим аспектам анализа техники и технического знания. В разработку концептуального понятийного аппарата в этой области наиболее существенный вклад внесли: Кедров Б.М., Мелещенко Ю.С., Чешев В.В. Методологические проблемы научного технического знания рассматривали: Горохов В.Г., Маринко Г.И., Московченко А.А., Покатаев Л.И., Урсул А.Д., гносеологические - Фигурновская В.М., Шеменев Г.И. Широко известны историко-философские и социально-философские работы Зотова А.Ф., Козлова Б.И., Розина В.М., Степина В.С., Тавризян Г.М. Социально-философский анализ цивилизационных следствий технического развития проводился в трудах Кутырева В.А., Назаретяна А.П., антропологических - Князева В.Н., изменений в техническом знании в современном информационном обществе, - в работах Ворониной Т.П., Ракитова А.И., Сурковой Л.В. и. т.д.
           Целью исследования является философско-методологический анализ особенностей эволюции технического знания и выявление специфики технического знания на различных ее этапах, а его задачи заключаются в том, чтобы:
           1.Раскрыть генезис ранних форм технического знания.
           2.Уточнить положение технического знания в системе наук о природе и обществе.
           3.Выявить характер корреляции между техническим, естественнонаучным и ненаучными формами знания, а также факторы, влияющие на эволюцию технического знания.
           4.Сформулировать особенности эволюции современного технического знания.
           5.Проследить влияние современного технического знания на глобальные общественные процессы.
           Рассмотрим все по порядку.
           1. Становление и длительное существование ранних форм технического знания определялось: органической слитностью рационально-технической компоненты деятельности и жизненного уклада, наличием традиционных способов трансляции коллективного опыта, а также отсутствием механизмов трансляции знания в особой знаковой, схематической, символической форме и отработанной системы технических понятий, что определяет существование ранних форм технического знания преимущественно в личностной форме умений и навыков.
           Основные предпосылки эволюции технического знания: социально обусловленное выделение рационально-технической компоненты деятельности в процессе взаимосвязанного развития технических средств, процедур сознания и предметно-практической деятельности; становление понятийного аппарата.
           Рационально-техническая компонента деятельности на раннем этапе существовала органически слитно с привычным жизненным укладом, в традиционных формах, которые казались “вечными” и не требующими рационального обоснования.
           Основные характеристики ранних форм технического знания:
           Синкретизм. Техническое знание на этом этапе совершенствовалось благодаря редким эмпирическим находкам, которые закреплялись и транслировались коллективным опытом племени. Социальная информация здесь не расчленена на информацию о предмете, способе, мотивах, целях и т.д. действия.
           Дорефлексивность. Непосредственная цель деятельности при этом обычно предстает в превращенной мнимой форме, внешней по отношению к ее содержанию: подчинение старейшинам, родовым традициям, религиозным императивам. Содержание деятельности не подлежит рациональной рефлексии, средства деятельности слабо соотносятся с реальными целями, их выбор определяется традицией. Ведущими в трансляции технического знания являются механизмы наследования, воспроизводящие в неизменности сложившиеся структуры технической практики и, тем самым, цементирующие традицию.
           Эмпиричность. В этот период человек еще не осознал себя как субъекта своей же технической практики. Техническое знание, существовавшее главным образом в виде навыков простейших действий с предметами труда, носило эмпирический характер, не имело самостоятельного значения, не обособлялось в системе человеческой жизнедеятельности, подчиненной иным, в том числе нетехническим целям.
           Нормативно-рецептурный характер. Отмечается, что организация работ в традиционных обществах сама является социальным институтом, становится функцией специальной группы. Технические правила, легко формируемые, принимают форму нормативного закона или божественной санкции.
           Традиционализм. Техническое творчество в те времена носило преимущественно безличностный характер, технические новшества, разрушая традиционные механизмы наследования, характеризовались пугающим разрывом с традицией, освященной существующими религиозными нормами и опытом предшествующих поколений.
           Имперсональность. Техническое знание существует преимущественно в “личной” форме умений и навыков, нет и отработанной системы понятий, способных его выразить. “Личная” форма знания препятствовала его переносу на более широкие области, универсализации, обобщению. В духовной сфере господствовали познавательные сакральные системы. Несмотря на значительные достижения в области математики и астрономии, не возникло систематическое теоретическое знание. Внешней по отношению к содержанию технического знания формой его трансляции, часто выступали мифологические представления.
           В ходе человеческой истории развивалось отношение к природе как объекту познания и преобразования. Первые достаточно развитые формы теоретического освоения действительности возникают в античности. Осмысляется дихотомия: знание-мнение, теоретическая деятельность отделяется от религиозной и политической. Практическая техническая деятельность и научное знание относятся уже к разным ценностным сферам, их взаимодействие носит сложный и противоречивый характер, что определяется спецификой полисной социальной структуры, агональным (соревновательным) характером мироотношения греков.
           Познание осуществлялось преимущественно путем формирования носящих умозрительный характер рационально-философских схем, а техническая орудийная деятельность существовала, до и вне всяких теоретических обобщений.
           Антропоморфизм, телеологизм, иерархизм - фундаментальные идеи мировосприятия в Средние века.
           Постепенно складывающиеся в Новое Время прагматические отношения с природой, требовали “объектного” восприятия мира. Формировалось отношение к природным явлениям, к пространству и времени, как к чему-то существующему независимо от человека и его действий, как к внешним реальностям, которыми можно и нужно “овладевать”. Усилиями Ф. Бэкона, Г. Галея, Т. Гоббса, Б. Спинозы, И. Ньютона формировался каузальный взгляд на природу.
           Существенные изменения, затрагивающие, в том числе, сферу технического знания произошли в странах Западной Европы на этапе формирования техногенной цивилизации (Этот период О. Тофлер называет “второй социотехнической революцией”).
           Оформляется идеал новой науки с ориентацией на эмпирические исследования, формируется установка на постоянное приращение знаний о мире, ценность объективного и предметного знания
           Снятие противопоставления “искусственного” и “природного” имело своим следствием математизацию науки, отождествление познания и конструирования, по выражению Х. Ортеги-и-Гассета: “техницизм, ориентированный на анализ природы”.
           По мнению автора, в эволюции технического знания выделяются несколько этапов, каждый из которых отличается от другого различной степенью участия в производственном процессе технических средств труда и человека: эмпирический, абстрактно-познавательный, системно-модернистский.
           2. Положение технического знания в системе наук о природе и обществе определяется его статусом, положением технического знания, как системообразующего, конструктивного, проективно-ориентированного. Техническое знание является не просто инструментом для передачи естественнонаучного знания в социальную практику, но специфической, самостоятельной областью научного познания, что задает логику и особенности его эволюции. Место технического знания в общей системе научного знания определяется занимаемым им промежуточным положением между естественными науками и науками гуманитарного профиля.
           Основное содержание технического знания составляют понятия, законы, теории, которые отражают процесс изменения формы и свойств природных материальных образований в результате их превращения в технические средства труда, приобретения ими в ходе технической деятельности социальной функции. Таким образом, в техническом знании находит свое отражение процесс превращения природного в социальное.
           В целом в эволюции технического знания можно выделить периоды эволюционного и революционного характера. “Часть наших затруднений в понимании глубокого различия, существующего между наукой и техникой, связана с тем, что и науке и технике одинаково свойственен прогресс”.
           Научное техническое знания определяется как самостоятельная область научного знания, и характеризуется научными методами исследования технических проблем, организацией получаемых знаний в виде научного предмета (наличие идеальных объектов изучения и системы взаимосвязанных категорий различного уровня общности), специальной социальной организацией деятельности по выработке этих знаний.
           Самостоятельный статус технического знания определяется также наличием специфического объекта исследования - предметных структур технической практики, и предмета исследования - взаимосвязи физических, технических и конструктивных параметров технических устройств.
           Вопрос о правомерности и критериях различения наук на “чистые” и прикладные, фундаментальные и производственные, естественные и технические, поднимался в работах Дж. Агасси, М. Бунге, Р. Маттессиха, Р. Румпфа, Ф. Раппа, Дж. Фейблемена и других.
           Автор считает, что в техническом знании используются не столько готовые научные знания, сколько научный метод.
           Проблема соотношения науки и техники в той или иной форме рассматривалась в работах Г. Беме, С. Тулмина, Г. Сколимовски, Л. Мэмфорда и др.
           Ряд западных методологов науки, например такие, как С. Тулмин и Д. Прайс, пытаются для выявления логики эволюции технического применять теоретические модели развития науки.
           По мнению других, наука, опираясь в своем развитии на совершенствование технических средств и инструментов, представляет собой попытки исследовать и систематизировать способы и методы, посредством которых функционирует техника.
           Сходны точки зрения Дж. Фейблемена, о том, что наука явилась дальнейшим развитием техники, и Д. Иде, что многие важные технические изобретения были сделаны до становления экспериментального естествознания. Напротив, Л. Мэмфорд, считает, что “изобретение - производный продукт” науки:
           Автор поддерживает точку зрения, согласно которой, только в течении XIX в. происходит постепенная “сциентификация” техники, встраивание в общую систему научного знания. Можно сказать, что: “Наука вырастает из технологии и, окрепнув, берет ее на буксир”
           Формирование научно-технического знания связывается с образованием определенной системы знаний, включающей в себя практико-методологические, технологические, а также конструктивно-технические задачи, описания объектов с учетом их существенных свойств, позволяющих им осуществлять определенные технические функции.
           Выведение научного технического знания только из естественнонаучного, представляется одной из разновидностей редукционистского подхода, аналогичного физикалистской концепции науки, сводящей всю науку к научному естествознанию, что в действительно неверно, а сами естественные науки к физике, представляющей конечно самый теоретически базовый, но не единственный ее раздел.
           Общая структура научного технического знания может быть представлена, классификацией по трем основаниям: предмету, уровню теоретизации (степени обобщения эмпирического знания) и фазам научно-технической деятельности. Соответственно, единицами анализа по каждому из оснований выступают: эволюция технического знания, изменение его особенностей, характера и содержания; эволюция методов научно-технического познания и инженерной деятельности; эволюция отдельных сфер научно-технического знания, этапов его производства и использования.
           Для описания технологической установки современного технического знания вводятся понятия: технологический характер технического знания, “проективность”, проводится различие между формированием технических наук как теоретической части технического знания и собственно техническим знанием, получаемым непосредственно в ходе технической деятельности человека.
           В настоящее время можно говорить о становлении нового, “нетехнического” периода в развитии технических наук. В основном это объясняется достигнутым пониманием системного содержания взаимоотношений технического объекта и среды его функционирования, с учетом сложных взаимоотношений при создании технических систем.
           3. Эволюция технического знания обусловлена целями технического знания (техническое знание направлено на исследование объектной структуры в соответствии с его назначением), его задачами (создание теоретических оснований преобразования природы), социальным характером коллективной практики и обмена опытом (в том числе специальной социальной организацией деятельности по выработке этих знаний).
           Особенности и специфика эволюции технического знания определяются воздействием экстернальных (социальных, экономических, экобиологических, культурных и т.д.) факторов и его внутренней логикой, имманентными регулятивами (методами, предметной организацией технического знания, внутренними техническими закономерностями, и т.д.).
           Социальные потребности для человеческого общества предстают как потребности технологической сферы. Развитие общественной жизни обусловлено созданием новых средств деятельности, возникновением труда, как особого вида деятельности, обеспечивающего существование и развитием человеческих сообществ, “внешней колонизацией” природы, по определению Э. Каппа.
           Система ценностных критериев, определяет развитие соответствующих средств. Выделяются такие составляющие, как соотношение научной истины, общепринятых норм и научного прогресса, социальной ответственности ученого.
           Общая характеристика аксиологической функции технической сферы широко обсуждается в современной философской антропологии (Дж. Дьюи, К. Льюис, Ф. Дессауэр, Г. Марсель, Т. де Шарден, К. Барт, М. Шелер, А. Гелен, К. Леви-Стросс), определяются понятия: ценности, ценностных ориентаций, ценностного восприятия действительности, дается их развернутая характеристика применительно к технической сфере. Выделяются системоценностные критерии в научно-техническом знании: внутринаучные, внешние, самоценность науки.
           Поднимается проблема критериев применимости методов в научно-техническом познании и результативности (оптимальности) способов и приемов в технической и инженерной деятельности, рассматривается и критикуется утилитаристский подход, редуцирующий установку на истинность в научно-техническом знании, до установки на применимость знания.
           Ценностные установки общества определяют общие направления развития научно-технического знания. Необходимо все же отметить, что теоретико-научные представления в обыденном сознании нередко трансформированы, представлены в виде околонаучных квазимифологических конструкций. В сфере технического знания - это может проявляться в неадекватной оценке перспектив технического прогресса, последствий отдельных технических новшеств.
           4. Особенности современного этапа эволюции технического знания, характеризуются развитием новых тенденций: сциентификации, социализации, гуманитаризации, интеграции.
           Констатируя тот факт, что развитие технического знания порождает техницистскую позитивистскую аксиологическую установку, задающую специфику рационализирующего отношения к миру, автор показывает ее ограниченность и предлагает пути ее преодоления.
           Естествознание рассматривается как своеобразная аксиоматическая основа, предпосылка развития технической деятельности.
           Именно, воздействие естественнонаучного знания предопределило наиболее существенные изменения в техническом знании в нашем веке: отказ от традиционных форм эмпирического поиска рационального решения технических задач.
           Под техническим знанием, в широком смысле, понимается научное, и иные виды знания, систематически применяемые для решения практических задач. (Дж. Гэлбрейт). Определение О. Шпенглера, технического, как “всеобщей тактики живого в борьбе за выживание”, может рассматриваться в качестве одного из наиболее общих, - в нем уже совершенно теряется его социальная специфика.
           Автором вводится понятие “технологизации” природы, включаемой в сферу предметно-практической деятельности человека. Человек не творит бытие, а лишь формирует конкретную его структуру, в рамках объективных законов, определяющих характер возможных преобразований.
           Технология здесь понимается широко, не просто как деятельность с использованием технических средств, но как рационально организованный способ деятельности человека, посредством применения на практике знаний в любой области действительности, характеризующийся последовательностью, единством целей, средств и результата.
           Содержание фактически конкретных технологий снимается в культуре как всеобъемлющем способе, универсальной технологии социальной деятельности. В основании общественно-технологического освоения реальности лежат труд, производство, социальная практика.
           Автором отмечается важная и неоднозначно оцениваемая, тенденция в эволюции технического знания, определяемая как социализация и гуманитаризация знания. Научно-техническое знание, которое ранее ориентировалось преимущественно на использование достижений естествознания, все чаще начинает обращаться к проблемам, решение которых должно носить комплексный характер, требует использования специфики методов гуманитарных наук.
           Технические науки нового типа декларативно ориентированы на изучение “действительного жизненного человеческого мира”. Объектом, подлежащим компетентному изучению, в них становится сам человек, превращаясь, тем самым, в конструктивный технический элемент, учет характеристик которого необходим для решения технических же задач проектирования, управления и контроля. Человек в них обычно представлен односторонне, в виде совокупности произвольно выделенных, признаваемых существенными параметров, выделяемых в зависимости от области технического знания и специфики применяемых методов. Спектр дисциплин подобного рода очень широк: от инженерной психологии и промышленного дизайна, до техник управления общественным мнением и прикладных социометрических методик.
           По мнению автора, действительные причины негативных явлений в техническом знании коренятся в техницистской позитивистской установке мышления, определяющей специфику рационализирующего отношения к миру.
           Важной характеристикой технического знания является установка на рационализацию средств и схем, применяемых в различных областях деятельности, а также проектирование новых средств и схем, всеобщую и всестороннюю оптимизацию деятельности. В этом отношении техническое - имманентно рационально практическому, и как способ организации деятельности, и как мера её оптимизации в соответствии с целевой установкой.
           Эта формальная рациональность еще не означает связь техники с разумом. Она расчленяет реальность на объекты деятельности, практики, предметные структуры, выполняющие те или иные заданные функции, рассматривая содержание технической деятельности утилитарно, узкопрагматично, как построение структур с требуемыми функциями. Подобный стиль мышления современного человека М. Хайдеггер называл “калькулирующим, исчисляющим”.
           Целью познания объявляется исследование вещей, объектов, т.е., “фактов природы”, с целью овладения и управления ими, их конструирования в рамках технической деятельности, включения в структуры деятельности с заданными практическими целями.
           Это нашло свое выражение в технической ориентации науки, в ее тенденции рассматривать природу не как единое целое, а по частям, и в механицистской, а позднее и позитивистской философии.
           Задачей науки, в этом случае, становится исследование структуры некоего окружающего мира вообще. Для определения и обозначения фактов в науке разрабатываются искусственные знаки, значения которых устанавливаются путем соглашения (конвенции), таким образом, чтобы все факты были определены однозначно, и притом, с использованием наименьшего числа знаков и их связей. Знание природы вещи сводится к возможно более полному описанию тех феноменов, явлений, фактов, которые вещь демонстрирует в различных условиях, а теория оказывается всего лишь способом упорядочения фактов в опыте.
           “Таким образом, здесь возникает парадокс: для практической потребности овладения вещами такое идеально однозначное упорядочение мира и имманентных ему отношений с помощью символов - причем, для всех мыслимых целей этого овладения - было бы совершенно достаточным. Благодаря этому, конечно, появилась бы возможность заранее спроектировать символическую модель для каждого сложного факта, который желают практически вызвать, так и для его последствий”.
           Так, по мнению М. Шелера, чистое познание не имеет значения для технической деятельности, пока “отношения познанного предмета соответствуют этим отношениям реакции в действиях”. Место познанных вещей и их отношений, заменяют соответствующие им символы вещей и символы отношений, что кажется в техницистском мышлении достаточным для достижения практических целей.
           Следствие техницизма - гносеологический оптимизм и практический волюнтаризм. Инженер, практик, может добиться от природы всего, что ему угодно. Нужно только знать как (know how) это сделать.
           Рассмотрение техницистской позитивистской установки мышления на разных уровнях социальной практики, и как мировоззрения отдельных индивидов, и в ценностях общества, и в социальных институтах - позволяет отразить существо технических проблем современной цивилизации в их разнообразных проявлениях: экологических, политических, социальных.
           Делается вывод, что, вероятно, синтез социального и естественнонаучного знания в большей степени будет осуществляться опосредовано, через науки технические, которые в настоящее время помимо естественнонаучного знания вынуждены все больше и глубже использовать знания социальных наук. Такая тенденция современного технического знания обусловлена не только большим влиянием техники на социальные процессы, так называемой “техногенностью” нашей цивилизации, но и все большим осознанием неустранимости человека, “субъективного фактора”, его социальной обусловленности в мире техники и технологий.
           5. Влияние современного технического знания на глобальные общественные процессы выразилось:
           а) В изменении характера познавательного отношения человека к миру, преобладания в нем абстрактной, информационно-рациональной компоненты.
           б) В формировании подавляющей человека агрессивной, символьной, духовно-информационной реальности.
           В философии все чаще ставится вопрос об изменении характера познавательного отношения человека к миру, выражающееся в абсолютизации структурно-функциональных, формально-логических и модельных подходов в научном познании, использовании интеллектуально-информационных систем в технике, разработке претендующей на универсальность философской структуралистской системно-структурной методологии (К. Леви-Стросс) и неорационалистической “системной философии” (Э. Ласло, М. Бунге) в гуманитарном знании. Выявлена проблема деградации субъекта познания в условиях, когда информация обретает черты особого рода, несоразмерной человеку, самодеятельной и самодостаточной, знаково-символической реальности.
           По мнению автора, деятельность человека все более выходит за пределы его чувств, его мышления и воображения, возникают новые виды деятельности, где “чистое” человеческое мышление оказывается недостаточным.
           В научном познании доминирует абстрактная информационно-рациональная стороны. Соответственно этому, предметы и вещи начали трактоваться, прежде всего, как носители информации, как “исторически первые знаки”.
           В настоящих условиях при общем доминировании проектно-технического разума и искусственной реальности, “человек духовный” обрекается на прагматизм, на избыточную рационализацию.
           Техника - это не только собственно человеческая форма вещного отношения к природе, но процесс предметного манипулирования. Характер этого процесса задает специфику рационализирующего отношения человека к миру. Эта человеческая рациональность вполне способна организовывать технологические, производственные процессы в качестве целерациональных действий, но не может организовать надлежащим образом человеческий мир в целом. Это порождает комплекс проблем, оцениваемых как технические проблемы цивилизации.
           Невозможно понять человека, палеографически описывая материальные артефакты действительности, которые он производит в ходе своей жизни, саму технику и результаты ее использования. Но, фиксируя отдельные моменты такого производящего осваивания, можно ощутить, что он есть такое на самом деле, а не как мифологизируемый философией субъект, из характера окружения понять самого человека.
           Социальность и технологическая организованность - феномены окружающей нас действительности, и техника стоит в центре овладения человеком бытия, который своим существованием определяет некоторое его пространство, ограничивает его и формирует, превращает в мир, сам, становясь как субъект.
           Техника амбивалентна. С одной стороны, она продукт творчества, форма реализации нашей активности по отношению к бытию. С другой, она же является посылом к нам со стороны бытия. Мы реализуем основания возможностей, которые коренятся в бытии.
           Техника, как процесс, обладает собственной логикой и может захватывать человека, подчинять его. Отчужденные процессы способны диктовать ему свою “волю”. Проникая в различные формы общества, техника оснащает цивилизацию новыми возможностями. Изменяется не просто образ жизни. Сам характер современной массовой техники определяет формирование нового исторического фазиса, глобальной технической цивилизации.
           Современная машинная техника способна встраивать человека в качестве элемента общей конструкции в процессы напряженные и ему чуждые, в бесконечную гонку, смысл которой состоит в ней самой. Человечеством овладевает суета, бессмысленная и расточительная по отношению к материалу природы и к самому индивиду, забывающему о своем предназначении быть человеком.
           Известный немецкий философ М. Хайдеггер видит опасность грядущего в наступлении бездумности, в “бегстве” от мышления. Хитроумие и придумывание в области современной техники является частным видом мышления. Оно вычисляет и калькулирует, планирует частные цели и задачи. Но человек есть, прежде всего, мыслящее, т.е. осмысляющее существо. Отказ от осмысляющего мышления и есть самый явный симптом потери человеком себя, своей сущности, укорененности. и исходит из самого духа века. Такое состояние становится привычным.
           Бесчувственный, погруженный в себя рационализм технической ориентации угрожает нам утратой корней, когда человек встраивается в чуждые ему процессы, которые он не в силах остановить. Формируется охватывающая его тотальность бытия, силы, которые постоянно требуют к себе человека, навязывают ему непрерывным потоком сиюминутные необходимости, сковывающие нашу волю и способность принимать решения самостоятельно.
           Возможность духовного овладения техникой не состоит в признании ее демонического характера. Технизация угрожает существу человека, но она неизбежна. Мы зависим от технических приспособлений, нами самими создаваемых. Мы вынуждены жить в мире данном нам реально и неизбежно.
           Таким образом, техника в широком плане должна рассматриваться как способ, организующий бытие. Это органический порыв к выживанию и самоутверждению, и в узком плане - специфически человеческая вещественная деятельность.
           Тем самым, человек может само мышление ограничить содержанием простой жизнедеятельности, уподобляясь животному, погруженному в текучесть данного момента, осуществляющему технологичность жизни в качестве инстинктивного опыта и простого органического процесса.
           Это одна из существенных проблем мировой цивилизации, которую по нашему мнению, можно определить как экологический кризис самого человека как био-социального субъекта.

           ЛИТЕРАТУРА



           1. Кун Т. Структура научных революций. М: Прогресс, 1975. с. 71.
           2. Лем Ст. Сумма технологии. М., 1968. с. 362.
           3. Шпенглер О. Закат Европы: В 2-х т.-М.:,1993.г.
           4. Шелер М. Избранные произведения. - М.: Издательство "Гнозис", 1994.- 490 с.: с.238
           5. Там же: с. 238.


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница