Связь молодежной субкультуры и адаптации детей мигрантов к новым социокультурным условиям 19. 00. 13 психология развития, акмеология



Скачать 272.03 Kb.
Дата07.06.2016
Размер272.03 Kb.


На правах рукописи

Варфоломеева Елена Алексеевна


СВЯЗЬ МОЛОДЕЖНОЙ СУБКУЛЬТУРЫ

И АДАПТАЦИИ ДЕТЕЙ МИГРАНТОВ

К НОВЫМ СОЦИОКУЛЬТУРНЫМ УСЛОВИЯМ

19.00.13 – психология развития, акмеология

(психологические науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Астрахань – 2007

Работа выполнена на кафедре психологии развития, акмеологии

Астраханского государственного университета

Научный руководитель: доктор психологических наук,

профессор Кайгородов Борис



Владиславович

Официальные оппоненты: доктор медицинских наук

Селезнев Сергей Борисович;
кандидат психологических наук,

доцент Коваленков Николай



Николаевич

Ведущая организация: Северо-Осетинский государственный

педагогический институт

Защита состоится 30 октября 2007 г. в 18 часов на заседании диссертационного совета К 212.009.05 при Астраханском государственном университете по адресу: 414056, г. Астрахань, ул. Татищева, 20а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Астраханского государственного университета и на сайте www.aspu.ru


Автореферат разослан «____» ________________ 2007 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат психологических наук, доцент С.А. Подосинников






Общая характеристика работы
Актуальность исследования. Одной из наиболее ярких особенностей ситуации в современной России являются миграционные процессы. Они охватывают и «втягивают» в свою орбиту все социальные слои и группы населения, различные сферы жизнедеятельности человека. Это, в свою очередь, влечет за собой резкое возрастание социально-психологической напряженности со стороны как мигрантов, так и коренных жителей.

Без сомнения, процесс миграции отражается не только на взрослой личности, но и на личности ребенка. Дети мигрантов, как и взрослые, стоят перед проблемой необходимости адаптироваться к новым социокультурным условиям. Это важно, поскольку в результате данного процесса меняется все, что раньше традиционно окружало юных переселенцев: от природно-климатических условий, социальных, экономических, психологических отношений до отношений в собственной семье.

Кроме того, нельзя не учитывать личностные изменения, происходящие у детей в условиях миграции. Эти условия наиболее значимы для юношеского возраста, когда в самосознании молодых людей происходят качественные изменения, вызванные личностным и профессиональным самоопределением, что находит отражение в направленности личности растущего человека. Этим изменениям подвержены люди, включенные в процессы внешней и внутренней миграции.

Направленность личности молодого человека на определение своего места в обществе, своего отношения к представителям своей и другой национальности способствует формированию в этот период особой ситуации поиска связей с новыми социокультурными обстоятельствами жизни и механизмов адаптации к ним. Не последнюю роль здесь играет молодежная субкультура. Одним из путей решения этой проблемы является установление связи между процессом адаптации детей мигрантов к новым социокультурным условиям и молодежной субкультурой.

В психологической науке накоплен богатый материал по исследованию адаптации, который нашло отражение в многочисленных исследованиях (К.А. Абульхановой, Л.И. Анциферовой, А.Г. Асмолова, С.С. Батанина, М.И. Бобневой, И.С. Кона, Д.А. Леонтьева, В.А. Маркова, А.Т. Москоленко, А.В. Мудрика, В.П. Петрова, М.А. Шабановой, Д.И. Фельдштейна, В.А. Ядова и др.).

В настоящее время процесс адаптации обсуждается в разных аспектах в работах С.К. Бондаревой, Г.У. Солдатовой, О.Н. Сусликовой, где рассматриваются вопросы адаптации мигрантов к новым социокультурным условиям, а также пути решения данных проблем. Вместе с тем вопрос адаптации детей мигрантов остается недостаточно изученным; определены условия адаптации детей мигрантов, но не разработаны проблемы влияния молодежной субкультуры на личность мигранта в качестве условия адаптации, в то время как юноши и девушки являются субъектами данной культуры.

Чаще всего в этом возрасте юноши и девушки включаются в молодежную субкультуру и занимают в ней субъектную позицию. Дети-мигранты, дети мигрантов «погружаются» в субкультуру, и она становится мерилом всех устремлений молодого человека, что иногда приводит к конфликтам с взрослой культурой, ценностями, которые провозглашаются в ней.

Можно предположить, что молодежная субкультура выступает, с одной стороны, антагонистом по отношению к взрослой культуре. С другой стороны, она является переходным этапом и дополнением к взрослой культуре, внося в нее новые традиции, способы познания, отношения к миру людей и миру вещей и т.д.

Анализ источников и современного состояния практики позволил выявить противоречия и сформулировать проблему исследования. Это противоречия:


  • между стремлением к поиску и созданию условий успешной адаптации детей мигрантов и слабой теоретической проработкой данной проблемы;

  • между поиском адекватных условий адаптации юношей и девушек и отсутствием исследований, направленных на изучение ресурсных возможностей молодежной субкультуры в оказании помощи в ней;

  • между исследованиями детей мигрантов и отсутствием исследований направленности личности и ее значение в процессе миграции.

Кроме того, следует отметить, что исследователи уделяют внимание адаптации мигрантов без целостного изучения социализации детей мигрантов и их направленности.

Таким образом, цель исследования формулируется нами следующим образом: определить взаимосвязь молодежной субкультуры в процессе адаптации детей мигрантов.



Объект исследованияадаптация детей мигрантов к новым социокультурным условиям.

Предмет исследованиясвязь молодежной субкультуры и адаптации детей мигрантов.

Гипотеза исследования заключается в предположении, что молодежная субкультура выступает фактором адаптации детей мигрантов. Те из них, которые входят в социализированные неформальные объединения, проявляют общественную направленность личности, выраженную в принятии общества и стремлении в реализации в ней, легче проходят адаптацию к социокультурным условиям территории пребывания.

Для реализации данной цели и проверки выдвинутой гипотезы в диссертации были поставлены и решались следующие задачи:



  1. определить психологические особенности детей мигрантов, детей-мигрантов;

  2. выявить условия адаптации детей мигрантов, детей-мигрантов;

  3. выявить психологические особенности направленности личности молодых мигрантов и коренных жителей и их связь с неформальными объединениями;

  4. разработать рекомендации, направленные на помощь в адаптации детей мигрантов, детей-мигрантов.

Методологической основой исследования являются положения психологии самосознания (С.Л. Рубинштейн, В.В. Столин, Д.И. Фельдштейн, Б.В. Кайгородов и др.), концепция социального становления и развития личности (Д.И. Фельдштейн), отечественные и зарубежные исследования социально-психологической адаптации личности (Л.И Божович, А.Н. Леонтьев, А.А. Нальчаджан, В. Петровский и т.д.), исследования адаптации мигрантов (С.К. Бондарева, Г.У. Солдатова, О.Н. Сусликова), основные положения теории направленности личности (Л.И. Божович, С.Л. Рубинштейн).

Методы исследования. Для решения поставленных задач и проверки гипотезы был использован комплексный метод исследования, включающий в себя: беседу, анкетирование и тестирование, в частности методику «Социограмма», которая представляет собой аналог методики «Семейная социограмма» Э.Г. Эйдемиллера (заимствована процедура и обработка), проективную методику «Характеристика мигранта», проективную методику «Отношение к прошлому, настоящему и будущему», а также методику определения направленности личности. Для обработки полученных данных был использован метод качественного и количественного анализа эмпирических данных; математико-статистические методы обработки данных (с использованием компьютерной программы STATISTICA 6.0), включающей в себя дескриптивные статистики, критерий Колмогорова – Смирнова, непараметрические критерии Хи-квадрат и Крускала – Уоллиса.

Научная новизна исследования состоит в том, что в работе впервые изучены адаптационные возможности детей мигрантов, а также выявлена связь адаптации детей-мигрантов, детей мигрантов и молодежной субкультуры; выявлено, что более успешно проходят адаптацию молодые мигранты с направленностью на принятие общества и определение своего места в нем.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что проведенное исследование уточняет и расширяет научные представления об адаптации и направленности личности детей мигрантов. Раскрываются новые возможности молодежной субкультуры как фактора, влияющего на адаптацию мигрантов к новым социокультурным условиям. Уточнены и раскрыты понятия «дети мигрантов», «дети-мигранты».

Практическая значимость работы. Результаты исследования могут быть использованы в практике психологического консультирования и психологического сопровождения детей мигрантов, социализирующихся в сложных межэтнических взаимодействиях, а также в целях профилактики дезадаптации детей мигрантов.

Полученные в результате исследования данные могут найти применение в индивидуальном подходе в воспитании и обучении детей мигрантов с учетом их этнических особенностей, в подходах к пониманию молодежной субкультуры и ее ресурса возможностей социализации, адаптации личности растущего человека.

Материалы исследования также могут быть использованы при проведении лекционных и семинарских занятий по курсам «Этнопсихология», «Социальная психология» «Возрастная психология» для студентов-психологов и социальных педагогов.

Достоверность результатов исследования обеспечивается методологической обоснованностью и непротиворечивостью его исходных теоретических положений, внутренней логикой исследования, применением надежных и апробированных методов, а также их соответствием поставленной цели и задачам исследования, репрезентативностью выборки испытуемых, качественной интерпретацией и количественным анализом полученных данных с использованием методов математической статистики.

База диссертационного исследования. В исследовании приняли участие 163 учащихся Муниципального общеобразовательного учреждения «Средняя общеобразовательная школа № 56» и Муниципального общеобразовательного учреждения «Лицей № 1» г. Астрахани, а также 186 студентов I–II курсов Астраханского государственного университета, из них коренных жителей Астраханской области – 192 человека, детей мигрантов – 157 человек. Общее количество выборки – 349 человек.

Этапы исследования. Исследование осуществлялось в три этапа.

На первом этапе изучалась и анализировалась философская, психологическая, педагогическая литература по предметной области исследования; определялись методологическая и теоретическая базы, формулировались цель, основные задачи и гипотеза исследования, подбирались адекватные диагностические методики (октябрь-декабрь 2005 г.).

На втором этапе были сформированы выборки испытуемых; проведена эмпирическая проверка выдвинутой научной гипотезы (январь-февраль 2006 г.).

На третьем этапе был произведен качественный и количественный анализ полученных данных посредством обобщения, систематизации и теоретического обоснования результатов исследования, осуществлено заключительное оформление диссертационного исследования (февраль 2006 г. – сентябрь 2007 г.).



Апробация работы. Основные положения и результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры психологии развития и акмеологии и на семинарах аспирантов Астраханского государственного университета; прозвучали в виде докладов на Международной научной конференции «Россия на путях модернизации: актуальные проблемы общественного развития» (Саратов, 2005 г.), на Международной научно-практической конференции «Личностно развивающее профессиональное образование» (Екатеринбург, 2005 г.), на Международной научно-практической конференции «Формирование компетенции учащихся и студентов в общем и профессиональном образовании» (Челябинск, 2005 г.), на II национальной научно-практической конференции «Психология образования: региональный опыт» (Москва, 2005 г.), на III Всероссийской научно-практической конференции студентов и молодых ученых «Поведение человека в чрезвычайных ситуациях» (Астрахань, 2006 г.), на I научно-практической конференции «Экология духа» (Коломна, 2007 г.), на Международной научно-практической конференции «Психологическое консультирование и психотерапия: на стыке наук, времен, культур» (Астрахань, 2007 г.); опубликованы в сборнике научных работ «Естествознание и гуманизм» (Томск, 2006 г.).

Внедрение результатов исследования осуществлялось в ходе практической психологической работы в ОГОУ СПО «Астраханское социально-педагогическое училище», в процессе преподавания психологических дисциплин (этнопсихология, психология развития, курсы по выбору и т.д.) в Астраханском государственном университете, а также в рамках практической психологической работы в МОУ «Лицей № 3», в ходе чтения лекций для психологов и социальных работников – слушателей курсов повышения квалификации и профессиональной подготовки работников образования при Астраханском институте повышения квалификации и переподготовки.

Положения, выносимые на защиту:

1. Внутренняя и внешняя миграция позволяет дифференцировать детей, подверженных миграционным процессам, на детей мигрантов и детей-мигрантов. Они сталкиваются с такими проблемами, как необходимость установить новые связи; выработать оценку новых объектов, процессов, явлений; развить определенное отношение к новому социуму. В силу этого новая социокультурная среда в процессе адаптации может являться стрессогенным условием. Адаптация будет проходить успешнее, если новое место проживания близко мигрантам по этнокультурным условиям.

2. Молодежная субкультура является одним из условий, влияющих на адаптацию как один из процессов социализации личности детей мигрантов. Молодежная субкультура – наиболее транскультурное явление, которое помогает молодым людям адаптироваться к обществу и в дальнейшем интегрироваться с ним.

3. Дети мигрантов, дети-мигранты больше внимания уделяют своему прошлому и будущему, чем настоящему. Коренные жители относятся к своему прошлому, настоящему и будущему одинаково, но стремятся жить настоящим. В свою очередь дети мигрантов, дети-мигранты в большей степени занимают позицию потребительского отношения к обществу или пытаются отделиться от него. Часто они являются членами разнообразных неформальных молодежных объединений асоциальной направленности, что еще в большей степени создает основу для закрепления позиции противостояния обществу.

4. Психокоррекционная работа по адаптации детей мигрантов будет проходить более успешно, если она строится с учетом основных тенденций молодежной субкультуры и направленности личности детей мигрантов. Основой данной программы является интегративный подход, аккумулирующий основные положения деятельностного и гуманистического подходов.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и 4 приложений. Основное содержание диссертации изложено на 128 страницах, сопровождается 6 таблицами, 5 рисунками. Список литературы содержит 180 источников, в том числе 8 источников на иностранном языке.
Основное содержание работы
Во введении обосновывается актуальность исследования, определяются его цель, объект, предмет и задачи, методологическая основа и методы, формулируется гипотеза и положения, выносимые на защиту, раскрываются научная новизна исследования, его теоретическая и практическая значимость, приводятся сведения об апробации и структуре работы.

В первой главе диссертации «Теоретический анализ проблемы адаптации детей мигрантов» проводится анализ различных подходов к проблеме адаптации детей мигрантов, связи молодежной субкультуры и адаптации детей мигрантов, а также исследуется влияние молодежной субкультуры на адаптацию человека.

Анализ научной литературы показал, что проблема психологической адаптации мигрантов, особенности детей мигрантов и детей-мигрантов изучены недостаточно. Необходимо отметить также, что процесс взаимодействия личности мигрантов в новой социальной среде для реализации личностью своих потребностей, целей, ценностей слабо освещен в психологической науке. Хотя надо отметить, что проблемами адаптации ученые начали заниматься очень давно, и результаты основных исследований по этой проблеме отражены в работах К.А. Абульхановой, Б.Г. Ананьева, П.К. Анохина, Л.И. Анциферовой, А.Г. Асмолова, В.В. Аршавского, Н.А. Бернштейна, Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, Б.Ф. Ломова, А.Р. Лурии, В.С. Мерлина, Д.А. Ошанина, А.В. Петровского, В.С. Ротенберга, С.Л. Рубинштейна, Д.Н. Узнадзе и др.

Способность человека к временной мобилизации психических ресурсов рассматривается в рамках исследования адаптации к экстремальным условиям (Ф.Б. Березин, В.П. Казначеев и др.).

Изучение адаптации к изменяющейся среде нашло свое яркое выражение в концепции культурной адаптации (Е.В. Витберг, Н.С. Хрусталева, В.В. Гриценко и др.), концепции жизненного пути (К.А. Абульханова, Л.И. Анциферова, Л.Ф. Бурлачук), делающих акцент на свойствах адаптации личности. Ряд авторов выделили типы адаптации (И.Б. Дерманова, М.А. Шабанова и др.), признаки и критерии адаптированности (И.К. Кряжева, Л.Л. Шпак и др.), стадии процесса адаптации (Ф.Б. Березин, Л.В. Корель, И.А. Милославова, Н.С. Хрусталева и др.), важность при адаптации такого качества, как терпимость (А.А. Реан).

В современной отечественной научной литературе немало работ, исследующих процесс адаптации личности в ситуации вынужденной миграции (Д.Р. Азраэл, Г.С. Витковская, В.В. Гриценко, Н.П. Космарская, С.А. Панари, Л.Л. Рыбаковский, В.Ю. Хотинец и др.). Психологию переживания и поведения людей в ситуации вынужденной миграции исследовали С.К. Бондарева, Г.У. Солдатова, Л.А. Шайгерова, В.К. Клименко, О.А. Кравцова. Исследователи пришли к выводу, что объективная ситуация вынужденной миграции требует от индивида усилий, которые находятся на границе его адаптивных возможностей или даже превосходят имеющиеся у него резервы.

Все исследователи выделяют внешнюю и внутреннюю миграцию. Это позволило нам дифференцировать мигрантов по указанным критериям. В работе рассмотрены понятия «мигранты», «дети мигрантов» и «дети-мигранты». Термином «дети мигрантов» мы обозначаем детей, родители которых мигрировали на другую территорию. «Дети-мигранты» – это дети, которые стали мигрантами в силу различных причин (к примеру, получение образования). Например, к данной группе можно отнести детей из сельской местности, переезжающих в город для обучения в высших учебных заведениях.

При переезде в другой регион дети-мигранты испытывают такие же затруднения, что и дети мигрантов и мигранты в целом. В связи с этим у них может возникнуть чувство неполноценности, ущербности от неспособности выстроить контакт с новой средой и социумом, а также адаптироваться в новом для них «мире». Для оказания им помощи в адаптации необходимо учитывать личностные характеристик и направленность личности. Мы считаем, что знание направленности личности может способствовать адаптации детей мигрантов, детей-мигрантов, а также способно явиться условием вхождения в молодежную субкультуру, например, в неформальные группы.

Изучение направленности личности отражено в работах Л.И. Божович, А.Г. Ковалева, С.Л. Рубинштейна, Б.А. Сосновского, В.Э. Чудновского, Л.М. Фридмана и др. В своей работе мы придерживаемся определения направленности личности как важнейшего свойства личности, в котором выражается динамика развития человека как общественного существа и главные тенденции его поведения.

Мы предполагаем, что молодежные субкультуры могут способствовать социальной адаптации мигрантов, так как молодые люди реализуют себя в неформальных группах как элемент субкультуры. Благодаря субкультуре они взаимодействуют с обществом и доминирующей культурой (культурой взрослых).

Во второй главе «Эмпирическое исследование взаимосвязи молодежной субкультуры и адаптации детей мигрантов в новых социокультурных условиях» дается описание и обоснование методов исследования, использованных для решения поставленных в нем задач, раскрывается организация эмпирического исследования, анализируются полученные в ходе его проведения результаты, формулируются выводы.

В качестве базы эмпирического исследования выступили Астраханский государственный университет, МОУ «Лицей № 3». Всего в исследовании приняли участие 349 человек. Испытуемыми стали 163 школьника и 186 студентов. Из них 192 человека – коренные жители региона, 157 человек – мигранты, проживающие в Астраханской области менее 10 лет.

Эмпирическое исследование проводилось с помощью комплексного метода исследования, который включал в себя ряд методик: опрос, проективную методику, «социограмму», методику по изучению направленности личности растущего человека, разработанную в Лаборатории развития и воспитания подростков и юношества ПИРАО.

Методика определения направленности личности позволила нам выделить три группы испытуемых (рис. 1). Первую группу составили испытуемые с направленностью на себя, вторую – с направленностью на общество. Первая группа была разделена на две подгруппы, в которые вошли соответственно испытуемые с большим значением выраженности «Я – индивидуальное» и «Я – уединенное». Вторая группа также была поделена на две подгруппы, в которых оказались испытуемые, показавшие выраженную направленность на общество «О – принятие общества» и «О – требование к обществу». Третью группу составили испытуемые с равной выраженности направленности как на себя, так и на общество. Ее условно обозначили как «Я = О».



Первую подгруппу первой группы с выраженностью «Я – индивидуальное» сформировали юноши и девушки 17–18-летнего возраста (10,6 %.). Испытуемые данной группы положительно относятся к себе и проявляют стремление реализоваться в обществе, определить свою позицию и место в нем. Это молодые люди, которые демонстрируют свою неповторимость, реализуют потребность в утверждении себя в обществе. Большинство тех, кто составил данную подгруппу, – коренные жители г. Астрахани, не являющиеся членами неформальных групп. Это говорит о том, что молодые люди стремятся утвердиться в социально значимых группах и видах деятельности. На первое место по значимости в своей жизни они ставят семью, на второе – друзей и сверстников.

Рис. 1. Определение направленности личности детей мигрантов и коренных жителей


Анализируя описание одного дня из прошлой, настоящей и будущей жизни можно сделать вывод, что испытуемые данной группы направлены в будущее. При этом они оптимистично относятся к прошлой жизни, описывая ее через воспоминания о ярких и позитивных событиях. В настоящей жизни они выделяют повседневные события, связанные с реализацией социально значимой деятельности – учебой. Описывая свое будущее, испытуемые данной группы больше внимание уделяют предстоящей защите дипломной работы и поиску перспективной, интересной работы.

При взаимодействии с другими национальностями, на что указывают данные, полученные в ходе применения методики «социограмма», молодые люди этой подгруппы ставят себя как представителей своей национальности в центр. Это позволяет нам предположить, что молодые люди или требуют к себе особенного, возможно – повышенного внимания, или они позиционируют себя и через себя представителей своей национальности как лидеров в многонациональном пространстве. Они чаще взаимодействуют с представителями таких национальностей, как татары, казахи и русские, которые составляют большинство в национальной палитре Астраханской области.

Данные по второй подгруппе первой группы с выраженностью «Я – уединенное» показывают, что в этой группе преобладают мигранты русской национальности (39,3 %). Основной возраст испытуемых – 17 лет. Этих молодых людей характеризует то, что наиболее значимой и ценной для них личностью являются они сами, со своими проблемами и интересами. Интересы окружающих также учитываются, но их ценность и значимость гораздо ниже. Хотя сохраняется значимость для них семьи, сверстников. Большинство испытуемых данной группы входят в неформальные группы. Наиболее популярными группами оказались: неформалы, стрит рейсеры, металлисты, панки, реперы, ЭМО, хиппи.

Во вторую группу вошли испытуемые с выраженной направленностью на общество. В первую подгруппу второй группы вошли испытуемые, принимающие общество таким, какое оно есть («О – принятие общества»), пытающиеся с ним активно взаимодействовать. Основной возраст испытуемых этой подгруппы – 17–18 лет (3,7 %). В ней преобладает коренное население региона русской национальности. Данная группа на первое место по значимости ставит друзей, на второе семью и третье место занимает телевидение. Так же как и в предыдущих группах, акцент делается на будущей жизни. В неформальные группы эти испытуемые не входят.

15,75 % составили испытуемые второй подгруппы второй группы с ярко выраженной ориентацией на общество («О – требование к обществу»). Они занимают позицию потребительского отношения к обществу и считают, что общество, поставившее их в негативные условия миграции, приобретает перед ними определенные обязательства. Основную массу испытуемых данной подгруппы составили мигранты 17-летнего возраста. Респонденты стараются не выделяться из основной массы общества, взаимодействуют с разными национальностями. Большая их часть состоит в неформальных группах. Мы предполагаем, что данную группу не устраивает новое общество с его культурными традициями. Испытуемые данной группы не реализуют себя в новом обществе, они скорее противопоставляют себя обществу. И как бы общество ни способствовало их адаптации, данный факт все равно не будет усвоен и принят к сведению. Испытуемые этой группы большое внимание уделяют своей будущей жизни, а именно получению образования и созданию семьи.

Третью группу составили испытуемые с равной направленностью как на себя, так и на общество: «Я = О» (30,9 %). В этой группе преобладают коренные жители региона русской национальности. Испытуемые не входят в неформальные группы, стараются не выделяться из основной массы. На первое место по значимости они ставят семью, на второе сверстников. Стремятся взаимодействовать со всеми национальностями.

Для выявления достоверности различий в направленности личности коренных жителей и мигрантов мы использовали критерий Хи-квадрат. На основании полученных результатов можно констатировать, что большинство детей мигрантов, детей-мигрантов чаще всего входят в группы с выраженной направленностью на «Я – уединенное» и «О – требование к обществу». Они либо предъявляют обществу претензии, либо, наоборот, замыкаются в себе.

Для выявления связи между возрастом и направленностью личности был использован критерий Крускала – Уоллиса. В результате были выявлены достоверные различия р = 0,0013, из которых можно сделать следующий вывод, что независимо от направленности личности в возрасте 17–18 лет как коренные жители, так и мигранты лучше адаптируются к новому для них миру и предъявляемым им условиям.

При выделении из основной массы коренных жителей достоверных результатов не обнаружено: р = 0,1080 > 0,1. На рис. 2 видно, что независимо от направленности личности коренные жители адаптируются к новым предъявляемым им условиям гораздо раньше, чем мигранты, а именно в возрасте 16–17 лет, что соответствует тенденции развития в юношеском возрасте. Мы считаем, что во всех типах направленности личности процесс адаптации осуществляется «одновременно».



Рис. 2. Связь возраста с направленностью личности коренных жителей
Подобного нельзя сказать о мигрантах. В данной группе были выявлены достоверные различия низкого порога р = 0,0048 < 0,01. У них ярко выражена связь возраста с направленностью личности. Адаптация к новым условиям проходит не так гладко, как у коренных жителей, она колеблется, как показано на рис. 3, от 16 до 19 лет. В группе с направленностью личности «Я – индивидуальное» и «О – требование к обществу» адаптация детей мигрантов осуществляется в возрасте от 17 до 18 лет, а при направленности личности «Я – уединенное» гораздо раньше – с 16 и до 18 лет.

Рис. 3. Связь возраста с направленностью личности мигрантов

Полученные результаты позволяют сделать вывод, что коренные жители адаптируются гораздо быстрее и раньше, чем мигранты. В свою очередь, адаптация мигрантов зависит от направленности личности: к примеру, адаптация личности мигранта с направленностью на «Я – уединенное» прослеживается от 16 до 18 лет. Мы считаем, что знание направленности личности позволит прогнозировать то или иное поведение, а также может способствовать разработке и внедрению адаптационных программ для детей мигрантов, позволяющих им приспособиться к новым условиям жизни.

Дети мигрантов в большей степени были представлены в подгруппе, которая составлена молодыми людьми, занимающими позицию потребительского отношения к обществу, а именно группы «Я – уединенное» и «О – требование к обществу». Они считают, что общество им обязано, раз они поставлены в такие условия. В то же время результаты дескриптивной статистики показали, что они являются членами разнообразных неформальных молодежных объединений, что еще более укрепляет позицию противостояния обществу (рис. 4).








Я – индивидуальное

О – принятие общества

Я = О


Я – уединенное


О – требование к обществу

Рис.4. Направленность личности и вхождение в неформальные группы


При анализе данных, иллюстрирующих степень вовлеченности коренных жителей и мигрантов в неформальные группы, выявлены достоверные различия р < 0,1. Количественный и качественный анализ показал, что испытуемые с направленностью личности «Я – уединенное» и «О – требование к обществу» входят в неформальные группы. Отсюда следует, что большинство мигрантов попадают в подгруппу молодых людей, стремящихся к уединению, а также предъявляющих требования к обществу («Я – уединенное» р =0,0212 и «О – требования к обществу» р = 0,0528), их общение сводится только к взаимодействию с представителями своей национальности. Они являются членами разнообразных неформальных объединений (ЭМО, рокеры, реперы, хиппи, панки, стрит рейсеры, неформалы, металлисты). Мы считаем, что вступление в неформальные группы детей мигрантов чаще всего связано с необходимостью общения и принадлежности к определенной группе, поиском хороших взаимоотношений, возможности быть самим собой, взаимопонимания и поддержки. Кроме того, молодежная субкультура представляется как фаза развития, через которую должен пройти каждый. Она является доступной социальной базой (площадкой), где каждый может проявить собственную самостоятельность: умение принимать решения и руководить, организовывать и организовываться, то есть способствует процессу интеграции и адаптации детей мигрантов к доминирующей культуре.

Анализ методики «прошлое, настоящее, будущее» показал, что в результате статистической обработки с помощью критерия Хи-квадрат выявлена тенденция к различиям (р < 0,1) между коренными жителями и мигрантами при изображении ими своего прошлого настоящего и будущего. Так, если 15 % коренных жителей одинаково изображают свое прошлое, настоящее и будущее, то среди мигрантов таких респондентов всего 8 %. Это свидетельствует о том, что коренные жители целостно воспринимают свою прошлую, настоящую и будущую жизнь. Также необходимо отметить, что при направленности личности «Я – индивидуальное» выявлены достоверные различия (р = 0,0358), которые указывают на то, что испытуемые данной группы делают акцент на свою настоящую жизнь.

Испытуемые с направленностью «Я – уединенное» обозначают свою прошлую, настоящую и будущую жизнь без всяких выделений, а именно одинаковыми кругами (тенденция к достоверным различиям р = 0,1). Также были выявлены достоверные различия (р = 0,0106) между описанием своего прошлого и настоящего (большими кружками), а настоящее обозначено маленьким. То есть можно сделать предположение, что настоящее для них не так значимо как прошлое и будущее.

В группах с направленностью личности на «О – принятие общества» и «Я = О» достоверных различий выявлено не было.

В группе испытуемых с направленностью личности на «О – требование к обществу» была выявлена тенденция к достоверным различиям (р = 0,0633) испытуемых, больше ориентированных на свое прошлое и будущее. Это было подтверждено достоверными различиями (р = 0,0098), которые выражались в обозначении своей будущей жизни как более выраженной по сравнению с прошлым и настоящим, то есть при изображении своей прошлой, настоящей и будущей жизни они их обозначали по возрастанию: прошлое было обозначен самым маленьким кругом, настоящее средним, а будущее самым большим.

В результате сравнительного анализа описания одного дня своей прошлой, настоящей и будущей жизни детей мигрантов и коренных жителей были выявлены достоверные различия. В первом случае при описании одного дня из своей прошлой жизни наблюдается тенденция к воспоминаниям о хороших, праздничных днях (р = 0,0565); данная тенденция у коренных жителей составила 29 %, а у мигрантов 39 %. Можно предположить, что для детей мигрантов прошлое является очень значительным фактом, которое служит связующим звеном межу прежней комфортной, привычной жизнью и новым миром с новыми требованиями. Поэтому они стремятся сохранить как можно больше положительных воспоминаний из прошлой жизни.

Анализ описания одного дня настоящей жизни свидетельствует, что дети мигранты, так же как и коренные жители (29 %), ориентированы на учебу в школе, институте и занятия спортом, но в меньшей степени (4 %).

При описании будущего были выявлены достоверные различия (р =0,0012), 27 % мигрантов ориентированы на получение образования, карьерный рост и самоутверждение, тогда как коренные жители с подобной ориентацией составили лишь 13 %.

Можно предположить, что дети мигрантов больше внимания уделяют своей прошлой и будущей жизни, чем настоящей. Коренные жители относятся к своей прошлой, настоящей и будущей жизни одинаково, но живут настоящим. Мигранты в большей степени акцентируют внимание на будущем, точнее на своем самоутверждении в нем, чтобы приобрести определенный статус. Коренные жители также стремятся к самоутверждению, но, на наш взгляд, для них это не так значимо, как для детей мигрантов. Подобная ситуация может быть связанно с тем, что в настоящей жизни они уже имеют определенный статус, а мигранты находятся на каком-то «промежуточном» этапе.

Методика «Социограмма» позволила нам сделать вывод, что дети мигранты с равной направленностью личности «Я = О» обозначают себя в центре круга, и только в этой группе есть достоверные различия. Что касается остальных групп, то в них достоверных различий между коренными жителями и мигрантами выявлено не было. Можно сделать вывод, что для тех и других свойственно изображение себя как в верхней части, так и в центре круга.

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать следующие выводы:

1. Как свидетельствуют результаты осуществленного исследования, большая часть детей-мигрантов, детей мигрантов входит в неформальные объединения. На наш взгляд, это связанно с тем, что они воспринимают ситуацию как кризисную и испытывают чувство нестабильности, тревоги, отчуждения. вследствие этого они как бы регрессируют на более ранние стадии развития, ищут дополнительную внешнюю точку опоры и ждут от общества поддержки, принадлежности к определенной группе, хороших взаимоотношений, возможности быть самим собой, взаимопонимания и поддержки, что способствует выстраиванию контакта с новой средой и социумом, а также адаптации в новом для них мире.

2. Молодежная субкультура позитивно влияет на адаптацию детей-мигрантов, детей мигрантов. Данная культура представляется как фаза развития, через которую должен пройти каждый. Она является доступной социальной базой (площадкой), где каждый может проявить самостоятельность: умение принимать решения и руководить, организовывать и организовываться. Также можно сказать, что молодежная субкультура, с одной стороны, противопоставляет себя взрослой культуре, а с другой – является переходным этапом и дополнением к взрослой культуре, внося в нее новые традиции, способы познания, отношения к окружающему миру. Молодые люди взаимодействуют с обществом и доминирующей культурой (культурой взрослых), что способствует успешной социальной адаптации.

3. Как показали результаты нашего исследования, дети-мигранты, дети мигрантов в большей степени были представлены в подгруппе занимающих позицию потребительского отношения к обществу, а именно группы «Я – уединенное» и «О – требование к обществу». Испытуемые данных групп считают, что общество, поставившее их в негативные условия миграции, приобретает перед ними определенные обязательства. Это вполне закономерно, поскольку, попадая в новые социокультурные условия, дети-мигранты, дети мигрантов испытывают чувство тревоги, нестабильности, они пытаются найти точку опоры. Предъявляя обществу требования, они ждут от него поддержки, превращая данную ситуацию в детско-родительские отношения (регрессируют).

4. Дети-мигранты и дети мигрантов, демонстрирующие направленность на принятие общества и определение места в нем, успешнее адаптируются к социуму. Принятие молодыми людьми молодежной субкультуры отражает ее в поведении и других внешних проявлениях, способствует адаптации их к новым социокультурным условиям.

Проведенное исследование подтвердило выдвинутую гипотезу, выносимые на защиту положения, и позволило определить перспективы дальнейшего исследования в данном направлении, в частности, по развитию продуктивных способов адаптации, взаимодействия и толерантности к новому обществу.


Основное содержание диссертации отражается в следующих публикациях автора:

  1. Варфоломеева, Е. А. Связь эмоциональной сферы с успешностью обучения студентов-психологов / Е. А. Варфоломеева // Россия и Восток. Обучающееся общество и социально-устойчивое развитие Каспийского региона : материалы III Международной научной конференции. 21–22 апреля 2005 г. – Астрахань : Издательский дом «Астраханский университет», 2005. – С. 115.

  2. Варфоломеева, Е. А. Эмоциональная регуляция одаренных детей: проблемы и пути решения / Е. А. Варфоломеева // Россия на путях модернизации: актуальные проблемы общественного развития : материалы Международной научной конференции. 29 апреля 2005 г. – Саратов : Изд-во СГАП, 2005. – С. 143–144.

  3. Варфоломеева, Е. А. Один из подходов к реализации психологической безопасности в высшем учебном заведении / Е. А. Варфоломеева // Личностно развивающее профессиональное образование : материалы Международной научно-практической конференции 17–18 ноября 2005 г. – Екатеринбург : Изд-во Рос. гос. проф.-пед. ун-та, 2005. – Ч. III. – С. 123–124.

  4. Яцков, О. Н. Условия развития субъективно-ценного представления о себе у современных студентов / О. Н. Яцков, Е. А. Варфоломеева, Т.В. Степкина // Формирование компетенций учащихся и студентов в общем и профессиональном образовании : материалы Международной научно-практической конференции. 30 ноября 2005 г. – Челябинск : Образование, 2005. – С. 136–140.

  5. Дахина, Т. В. Психологические особенности мотивации студентов к научно-исследовательской деятельности / Т. В. Дахина, Е. А. Варфоломеева // Психология образования: региональный опыт : материалы II национальной научно-практической конференции. – М. : Федерация психологов образования России, 2005. – С. 139–140.

  6. Кайгородов, Б. В. Психологическая служба как центр психологической помощи субъектам образовательного процесса в университете / Б. В. Кайгородов, Е. А. Варфоломеева // Психология образования: региональный опыт : материалы II национальной научно-практической конференции. – М. : Федерация психологов образования России, 2005. – С. 143–144.

  7. Степкина, Т. В. Роль Психологической службы в профориентации выпускников на специальности университета / Т. В. Степкина, Е. А. Варфоломеева, Б. В. Кайгородов // Психология образования: региональный опыт : материалы II национальной научно-практической конференции. – М. : Федерация психологов образования России, 2005. – С. 150–151.

  8. Варфоломеева, Е. А. Поведение и деятельность / Б.В. Кайгородов, Е. А. Варфоломеева // Естествознание и гуманизм : сборник научных работ. – Томск : Изд-во ТГУ, 2006. – Т. 3, № 1. – С. 10–11.

  9. Варфоломеева, Е. А. Роль СМИ в проявлении психологической устойчивости населения / Е. А. Варфоломеева, Е. М. Ли // Поведение человека в чрезвычайных ситуациях : материалы III Всероссийской научно-практической конференции студентов и молодых ученых. 27–28 апреля 2006 г. – Астрахань : Издательский дом «Астраханский университет», 2006. – С. 29–30.

  10. Кайгородов, Б. В. Переживание экстремальной ситуации и его влияние на поведение индивида / Б. В. Кайгородов, Е. А. Варфоломеева // Поведение человека в чрезвычайных ситуациях : материалы III Всероссийской научно-практической конференции студентов и молодых ученых. 27–28 апреля 2006 г. – Астрахань : Издательский дом «Астраханский университет», 2006. – С. 84–86.

  11. Кайгородов, Б. В. Личность мигранта в условиях мультикультурного региона / Б. В. Кайгородов, О. В. Самитова, Е. А. Варфоломеева // Психология образования: культурно-исторический и социально-правовой аспект : материалы III Национальной научно-практической конференции. – М., 2006. – С. 256–257.

  12. Варфоломеева, Е. А. Некоторые аспекты психологической помощи детям-мигрантам / Е. А. Варфоломеева // Психологическое консультирование на стыке наук, времен, культур : материалы Международной научно-практической конференции. 27 сентября – 1 октября 2007 г. – Астрахань : Издательский дом «Астраханский университет», 2007. – С. 217–219.

  13. Варфоломеева, Е. А. Субкультура и миграция / Е. А. Варфоломеева // Вестник костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова : научно-методический журнал. – Сер. психологические науки. Акмеология образования. – Кострома, 2007. – т. 13. – С. 192–195.(Журнал включен в перечень изданий, рекомендованных ВАК для публикации основных результатов диссертационных исследований по психологическим специальностям).

Подписано в печать 28.09.2007.

Уч.-изд. л. 1,3. Усл. печ. л. 1,2.

Заказ № 1278. Тираж 110 экз.

______________________________________________________

Оттиражировано в издательском доме «Астраханский университет»

414056, г. Астрахань, ул. Татищева, 20

тел. (8512) 54-01-87, факс (8512) 54-01-89,

E-mail: asupress@yandex.ru








База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница