Учебно-методический комплекс дисциплины опд. В 2, гсэ. В 1, опд. 2 «Этнопсихология»



страница6/11
Дата27.04.2016
Размер2 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Советская этнопсихология

Историю советской этнической психологии можно условно разделить на несколько периодов.

В первые годы становления Советского государства интерес к этнической проблематике был стимулирован рядом обстоя­тельств. Во-первых, социальным заказом на решение националь­ных проблем, которые возникали в процессе создания и укрепле­ния СССР. Во-вторых, задачей разработки проблематики меж­национального взаимодействия, которую ставила жизнь в усло­виях формирования нового общественного строя и создания но­вого многонационального общества, его унификации. В-третьих, тем, что идейная борьба и доминирование марксистского миро­воззрения, идеологизация целей развития советского общества не могли не коснуться и этнической психологии. В этот период советская этнопсихологическая наука не владела даже элемен­тарными данными об этническом составе населения многонацио­нальной России (единственная всеобщая перепись населения Российской империи была проведена в 1897г., да и то учиты­вала лишь данные о родном языке). Следовательно, принимае­мые в эти годы политические решения, в большой степени судь­боносные для десятков населявших Россию этносов, не имели сколько-нибудь серьезной научной этнопсихологической прора­ботки.

Второй период развития советской этнопсихологии включает в себя 1930—1950-е годы. Наиболее характерной его чертой яв­ляется утверждение марксистского методологического принципа в этнопсихологии как науке.

Следующий период развития советской этнопсихологии – 1960-е годы – отличается усилением внимания исследователей к различным аспектам сотрудничества и дружбы народов СССР. Особый интерес вызывали вопросы, связанные с интернацио­нальным воспитанием и социально-культурным сближением на­родов, вопросы национально-государственного строительства.

Следующий, четвертый, период – 1970-е годы – период кон­кретного социологического изучения наций и народностей, на­циональных отношений.

В марте 1988г. в Институте психологии АН СССР прошла конференция по проблемам психологии межнациональных отно­шений, в которой приняли участие психологи из большинства союзных республик. На конференции получил поддержку тезис о необходимости дополнения традиционного для этнопсихологического исследования интрасубъективного методологического принципа новым – интерсубъективным, который особенно важен для изучения особенностей межнациональных отношений.

В ян­варе 1990г. было принято решение о создании в Институте пси­хологии Лаборатории психологии межгрупповых отношений. Тем самым был дан импульс активному участию социальных психологов в изучении проблем столь сложного и многомерного явления, как межнациональные отношения.



Литература

  1. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Аспект-Пресс, 1997. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М., Сусоколов А.А. Этносоциология. М.: Аспект-Пресс, 1999.

  2. Бромлей Ю.В. Современные проблемы этнографии. М.: Наука, 1983. Бромлей Ю.В., Подолъный Р.Г. Человечество — это народы. М.: Мысль, 1990.

  3. Вундт В. Введение в психологию. М.: Космос, 1912. Губогло М.Н. Переломные годы. М.: ИЭА РАН, 1993. Гумилев Л.Н. Этносфера. История людей и история природы. М.: Эко-прос, 1993.

  4. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. М.: Ди-Карт Мишель и Ко, 1994.

  5. Дробижева Л.М. Национальное самосознание: база формирования и со­циально-культурные стимулы развития // Советская этнография. 1981. №5. С. 3-16.

  6. Дробижева Л.М., Сусоколов А.А. Межэтнические отношения и этнокуль­турные процессы (по материалам этносоциологических исследова­ний в СССР) // Советская этнография. 1981. № 3 С. 11—22.

  7. Душков Б.А. Актуальные проблемы этнической психологии // ПЖ. 1981. Т. 2. № 5. С. 47.

  8. Душков Б.А. География и психология. Подход к проблемам. М.: Мысль, 1987..

  9. Лебедева Н.М. Психологическая природа этнической интолерантности // Сб. Динамика социально-психологических явлений в изменяю­щемся обществе. М.: Институт психологии РАН, 1996. С. 131—135.

  10. Лебедева Н.М. Русская диаспора: диалог цивилизаций и кризис соци­альной идентичности // Психологический журнал. 1996. Т. 17. № 4. С. 32-36.

  11. Лебедева Н.М. Социально-психологические закономерности аккульту­рации этнических групп // Этническая психология и общество: Ма­териалы I конференции секции этнической психологии при Россий­ском Психологическом Обществе. М.: Старый сад, 1997. С. 271—289.

  12. Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросскультурную психологию. М.: Старый сад, 1998.

  13. Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросскультурную психологию. М.: Ключ, 1999.

  14. Лебон Г. Эволюция цивилизации. СПб.: Изд-во Петров и сын, 1895.

  15. Лебон Г. Психология народов и масс. СПб.: Светоч, 1896.

  16. Левкович В.П., Андрущак И.Б. Эгоцентризм как социально-психологи­ческий феномен // Сб. Динамика социально-психологических явле­ний в изменяющемся обществе. М.: Институт психологии РАН, 1996. С. 137-143.

  17. Материалы VI Европейской конференции по психологии развития // ПЖ. 1994. Т. 15. №2. С. 180.

  18. Мулдашева А.Б. Особенности изменения Я-концепции в казахской куль­туре // Этническая психология и общество: Материалы 1 конферен­ции секции этнической психологии при Российском Психологичес­ком Обществе. М.: Старый сад, 1997. С. 360—361.

  19. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М.: Изд-во МГУ, 1988. 207 с.

  20. Петренко В.Ф., Митина О.В. Психосемантический анализ качества жиз­ни россиян (период 1917-1995 г.) // ПЖ. 1995. Т. 16. № 6. С. 17-32.

  21. Петренко В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику: иссле­дование форм репрезентации в обыденном сознании. М.: Изд-во МГУ, 1983.

  22. Резников Е.Н. Этническая психология: Программа и методические матери­алы для подготовки психологов. М.: Институт психологии РАН, 1997.

  23. Резников Е.Н. Задачи этнической психологии // Этническая психология и общество: Материалы I конференции секции этнической психо­логии при Российском Психологическом Обществе. М.: Старый сад, 1997. С. 26-29.

  24. Резников Е.Н. Условия, сформировавшие национально-психологические особенности русского // Российское сознание: психология, культура, политика: Материалы II международной конференции по исто­рической психологии российского сознания «Провинциальная ментальность России в прошлом и будущем» (4—6 июля 1997 г., Сама­ра). Самара: Изд-во СамГУ, 1997. С. 122-125.

  25. Резников Е.Н., Фляжткова Н.В. Некоторые тенденции в изменении пси­хологии русского народа // Российское сознание: психология, куль­тура, политика: Материалы II международной конференции по ис­торической психологии российского сознания «Провинциальная ментальность России в прошлом и будущем» (4—6 июля 1997 г., Са­мара). Самара: Изд-во СамГУ, 1997. С. 250-251.

  26. Рисмен Д. Некоторые типы характера и общество // Социс. 1993. № 3. С. 121-129.

  27. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М.: Смысл, 1998.

  28. Старовойтова Г.В. Некоторые методологические вопросы определения предметной области этнопсихологии // Социальная психология и общественная практика. М.: Наука, 1985. С. 127—137.

  29. Стефаненко Т. Г. и др. Методы этнокультурных исследований: Спецпрак­тикум по социальной психологии. М.: Изд-во МГУ, 1993.

  30. Стефаненко Т.Г. и др. Адаптация к новой культурной среде и пути ее оптимизации // Введение в практическую социальную психоло­гию: Учебное пособие для высших учебных заведений / Под ред. Ю.М, Жукова, Л.А. Петровской, О.В. Соловьевой. 2-е испр. изд. М.: Смысл, 1996. С. 167-184.

  31. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. Вып. 1—111. М.: Российское психоло­гическое общество, 1998.

  32. Сусоколов А.А. Структурные факторы самоорганизации этноса // Расы и народы. М.: Наука, 1990. Вып. 20. С. 5-39.

  33. Сусоколов А.А. Русский этнос в XX в.: этапы кризиса экстенсивной куль­туры (гипотезы этноэкологической модели) // Мир России. 1994. Т. 3. № 2. С. 3-53.

  34. Сухарев А.В. Этническая функция культуры и психические расстройства // ПЖ. 1996. Т. 12. № 2. С. 129-136.

  35. Сухарев А. В. Психологический этнофункциональный подход к психичес­кой адаптации человека: Автореф. дис. на соиск. уч. степ, доктора психол. наук. М., 1998.

  36. Сухарев В. О., Сухарев М.В. Психология народов и наций. Донецк: Стал­кер, 1997.

  37. Толстой Л.Н. Война и мир // Собр. соч.: В 22 т. М.: Художественная ли­тература, 1986. Т. 1.

  38. Фромм Э. Иметь или быть? М.: Прогресс, 1986. Фромм Э. Бегство от свободы. М.: Прогресс, 1990.

  39. Шихирев П.Н. Современная социальная психология в Западной Европе. М.: Наука, 1985.

  40. Шпет Г.Г. Введение в этнопсихологию. М.: Красная звезда, 1927. Вып. 1.

  41. Янжул И.И. Из психологии народов (Экономическое значение времени и пространства). Одесса: Г. Бейленсон и И. Юровский, 1895.


Лекция 3. Культура как психологический феномен.

Ключевые понятия.

Культура как психологический феномен.

Психология и культура. Основные определения культуры. Признаки и элементы культуры. Характеристики культуры: цен­ности, обычаи и ритуалы, пережитки и суеверия, мифология. Психологические измерения культур: индивидуализм — коллек­тивизм, простота — сложность, открытость — закрытость (Г.Три-андис); мужественность— женственность, избегание неопреде­ленности, дистанция власти (Г.Хофстеде). Экстенсивные и интенсивные культуры. Православные и протестантские культу­ры. Моностилистические и полистилистические культуры. Спе­цифические особенности поведения человека в разных культурах.


Этнические ценности

В современной социально-психологической науке под цен­ностью понимают предельно обобщенный социальный опыт, по­лучаемый в фило- и онтогенезе.

Процесс иерархизации ценностей, выделения высших из них, осуществляется в группе, в том числе этнической, при совмест­ной деятельности и общении. Существует горизонтальная (внут­ри группы, этноса) и вертикальная (межпоколенная) передача ценностей. Индивид, принявший присущую группе систему цен­ностей, становится носителем группового сознания. Если же речь идет об этнических ценностях, то употребляется термин «этнофор», обозначающий индивида как носителя этнического сознания. Поэтому этнические ценности всегда двойственны по своей структуре, так как психологичны по локусу существова­ния и социальны по функции.

В этнической психологии существует несколько классифика­ций этнических ценностей. Одна из последних предложена А. О. Бороноевым и П. И. Смирновым, на примере русского этноса выделившими 5 групп ценностей:

1) модусы социальной значимости, включающие в себя це­левые ценности субъекта деятельности: духовность, зна­ния, слава, мастерство, дело, власть, богатство;

2) инструментальные ценности социального происхождения:

право, справедливость, свобода, солидарность, мило­сердие;

3) инструментальные ценности природного происхождения:

жизнь, ум, здоровье, ловкость, сила, красота;

4) целевые ценности субъекта, содержащие в себе характе­ристики природной среды: вещество, энергия, простран­ство;

высшие общечеловеческие ценности: бог, общество, род­ной народ, человек (как «ближний»).

Присущий этническим ценностям аффективный элемент реа­лизуется через индивидуальные и коллективные ценностные от­ношения к действительности. Эти ценностные отношения фикси­руются в идейно-психологических формах: мнениях, образах, персонификациях общественных отношений. В них отражены представления о действительности, желаемом, должном, спра­ведливом.

В этнической психологии выделяются различные стороны отражения этнического в структуре личности. Наиболее про­работанные в теоретическом плане концепции этнического пред­лагают многоуровневую структуру этого социально-психологи­ческого образования.

Национальная идеология, вырабатываемая государством и обществом в виде социальных институтов. Это теоретически оформленная система взглядов этнофора на:

национальные проблемы,

национальные интересы,

национальные (этни­ческие) ценности.

Это высший уровень национального. Здесь сильны когнитив­ные элементы, а аффективные элементы слабее. Последние мо­гут вноситься в национальную идеологию осознанно, и история человечества знает национальные идеологии, где аффективное, неадекватное отражение действительности служило ядром и как бы ценностным стержнем. Такие идеологии всегда строятся при обильном использовании мифов, стереотипов, предрассудков, «образа врага».

Такое понимание этнического фактически воспроизводит структуру стереотипа, в том числе этнического стереотипа, где принято выделять когнитивную, аффективную и поведенческую составляющие.

Процесс формирования и становления у индивида этниче­ского проходит ряд стадий, соответствующих уровням диспозиционной регуляции социального поведения личности. Базирую­щаяся на ценностных ориентациях личности система диспозиций в качестве регуляторов социального поведения личности впер­вые была предложена В. А. Ядовым.

Первому уровню этнических диспозиций соответствуют на­циональные чувства. Индивид на начальном этапе онтогенеза в процессе социализации (этнизации) вырабатывает комплекс стойких поведенческих реакций на представителей своего этно­са.

По мере взросления индивид все чаще и чаще становится сначала зрителем, а затем и участником ритуалов, вытекающих из национальных традиций. Это второй уровень этнических дис­позиций, соответствующий национальной психологии. Нацио­нальные чувства при этом укрепляются.

На третьем уровне этнических диспозиций—уровне нацио­нального самосознания—уже можно говорить о примате когни­тивных компонентов над аффективными.

И, наконец, четвертому, высшему, уровню этнических диспо­зиций в структуре личности соответствует национальная идео­логия. На этом уровне происходит усвоение (интериоризация, по Л. С. Выготскому) выработанных как обществом, так и государством концепций этнического, схем межэтнических отно­шений, представлений об этносах, норм поведения в полиэтни­ческом социуме, идеалов «желаемого будущего», «справедли­вого будущего», «базовой для конкретного этноса личности» и других идеально-ценностных конструкций, призванных выпол­нять регулирующую функцию в обществе. Этот уровень этнического в определенной мере зависит от политики государства в национальном вопросе, он подвержен воздействию государствен­ных институтов, средств массовой информации как прямо, так и косвенно.

Диспозиционный подход к пониманию этнического как цен­ности, проявляющейся в поведении, выводит нас на проблему усвоения индивидом как человеком конкретного этноса опреде­ленных матриц поведения, вырастающих из этнических стерео­типов. Общество через систему санкций и поощрений способст­вует полному и адекватному в случае благоприятной социаль­ной ситуации усвоению этнического стереотипа поведения. Он поддерживает индивида в реализации данного стереотипа пове­дения, облегчает его становление и развитие. Окраска в цен­ностные тона стереотипов поведения, вырастающих из этниче­ских традиций, обычаев, норм, играет социально-регулирующую роль.

В заключение сделаем несколько общих выводов.

Этническое как ценность имеет двойственную структуру: оно психологично по локусу существования и социально по функциям.

2. Этническое как ценность существует в форме диспозиций и может быть представлено на четырех уровнях (от нижнего к верхнему):

— национальные чувства,

— национальная психология,

— национальное самосознание,

— национальная идеология.

Перемещение от нижнего уровня к верхнему сопровожда­ется двумя изменениями: нарастанием доли когнитивных эле­ментов и уменьшением (но не исчезновением!) доли аффектив­ных элементов. Только на уровне национальной идеологии воз­можно теоретическое отражение действительности, тогда как предшествующие уровни связаны с обыденным сознанием. На­бор поведенческих матриц индивида как представителя этноса определяется этническими диспозициями всех четырех уровней.

3. Глубина и размах межэтнических конфликтов на межлич­ностном уровне зависят от характера коммуникативного пове­дения партнеров. Обращение к партнеру в межэтническом об­щении должно исключать пересекающиеся коммуникации— следствие общения с разных уровней этнических диспозиций.

4. Этнопсихологическая маргинальность, существующая в формах объективной этнопсихологической маргинальности и этнопсихологической двойственности, может обострять пережива­ния этнического как ценности и выступать фактором дестабили­зации межэтнических отношений.

5. Наряду с традиционными средствами этнической консоли­дации (флаг, греб, гимн) существуют и более современные: этническая элита и истеблишмент, баланс между которыми влияет на стабильность государства и общества. Национальная идеология вырабатывается элитой, однако ее реализация осу­ществляется истеблишментом.


Психологическая культура этноса

Как известно, понятие культуры имеет несколько значений. Два из них являются основными:

культура как результат материальной и духовной деятельности людей;

культура как уровень развития, степень совершенствования различных сфер жизни и деятельности.

Психологическая культура – это совокупность имеющихся у индивида, группы или этноса пред­ставлений о психике, используемые формы регулирования и развития психики. Носителями, обладателями психологической культуры могут быть разные субъекты: личность, группа (воз­растная, профессиональная и др.), этнос, социум. Соответст­венно психологическая культура этноса—это характерные для данного этноса представления о психике, формы регулирова­ния и развития психики.

Психологическая культура включает в себя осознание су­ществования психики и ее регулирующей роли в деятельности, поведении и во всех проявлениях активности личности. Психо­логическая культура личности формируется при достаточно развитом уровне сознания и самосознания, но не тождественна самосознанию личности, хотя это связанные и пересекающиеся понятия. В самосознание входят представления не только о собственной психике и ее особенностях, но и о ролях, статусе личности и многих других характеристиках человека: социаль­ных, демографических, физических и пр. В психологическую культуру личности также входят представления не только о собственной психике, но и о психике вообще, о психических особенностях своего этноса и людей из близкого окружения.

Что касается психологической культуры этноса, то она в основном определяет­ся обыденными представлениями о психике. Успешность вне­дрения научных психологических знаний зависит не только от наличного уровня психологической компетентности людей, ко­торым адресованы знания, не только от потребности и готов­ности воспринять предлагаемые психологические подходы, ме­тоды, приемы, но и от состояния психологической культуры как общества в целом, так и тех групп, к которым они обра­щены. Эффективное внедрение психологических разработок возможно на основе учета и изучения состояния, уровня пси­хологической культуры, отдельных ее характеристик. Освоение любой технологии обычно происходит путем замены или моди­фикации старой. Как и в любой другой сфере жизни новое здесь сталкивается с противодействием привычного, испытан­ного, просто давно знакомого.

Психологическая культура представляет собой предмет психокульторологии – междисциплинарной науки, наиболее тесно связанной с культурологией, психологией, этнологией, антропологией, социологией. В психокультурологии могут быть выделены разделы: психологическая культура чувств и эмо­ций; психологическая культура познания и интеллекта; психо­логическая культура воли и саморегуляции; психологическая культура сознания и самосознания; психологическая культура самосовершенствования и саморазвития личности. Главным предметом психокультурологических исследований должно быть описание и объяснение форм использования представле­ний о психике (донаучных и научных), способов ее практиче­ского изучения, регулирования и развития. Такое описание не обязательно происходит в психологических терминах. Более того, определенные виды воздействий вообще могут не относиться к сфере психики. Разумеется, и познание, и регули­рование, и развитие психики – все, что входит в сферу психо­логической культуры, детерминировано не только психологи­ческими факторами и не может быть объяснено с помощью одних психологических закономерностей. Познание, регулирова­ние и развитие психики невозможны лишь на основе психоло­гических подходов и методов. Необходим учет и использова­ние социальных, биологических, этнологических, антропологи­ческих и многих других законов, подходов и методов.

Рассмотрим основные компоненты психологической культу­ры.

Презентативный компонент образован комплексом пред­ставлений о природе психики, ее возможностях, закономерно­стях функционирования и стереотипами восприятия, понима­ния, интерпретации психических феноменов, в том числе инди­видуальных особенностей психики. Он включает в себя также представления о влиянии на личность социума, группы, семьи, представления о психическом здоровье, психических расстрой­ствах и заболеваниях. Презентативный компонент является одной из важнейших составляющих этнической картины мира, существующей в данной этнической общности, – целостного представления о мире и способах поведения, учитывающего раличные силы этого мира (природные, социальные, сверхъ­естественные). В качестве составляющих презентативного ком­понента могут быть рассмотрены:

а) представления о психике вообще, о ее универсалиях, природе, половых и возрастных различиях;

б) представления о групповых особенностях психи­ки: этнических, профессиональных, свойственных референтной группе и т. д.;

в) представления о собственной психической индивидуальности.

Источниками наполнения презентативного компонента являются: собственный опыт, обыденные знания, по­лученные из общения, научные знания, усвоенные организован­но и неорганизованно. В него входят также мифологические представления о психических явлениях, индивидуальных особен­ностях психики, иллюзии, предрассудки.

Регулятивный компонент включает в себя способы контроля за психическими состояниями, процессами, функциями, способы психической регуляции поведения, деятельности, познания, об­щения, приемы восстановления уровня функционирования пси­хических процессов, методы коррекции личности, отдельных психических качеств, профилактики и устранения психических расстройств, лечения психических заболеваний, методы сохране­ния психического здоровья. Регулятивный компонент психологи­ческой культуры этноса представлен эталонами и нормами, ко­торым придается статус обязательных. Отклонение от норм кон­тролируется с разной степенью жесткости. Это в первую оче­редь относится к эталонам психологической саморегуляции. У субъекта, принадлежащего к тому или иному этносу, складыва­ются собственные эталоны психологической культуры, культуральные установки. Они формируются под влиянием эталонов, принятых в этносе, но содержат индивидуальные модификации, возникающие под влиянием микросоциума и личного опыта, личностных и индивидуальных особенностей.

Формирующий компонент образован целями, принципами и методами развития психики, традициями ее развития и совер­шенствования. В формирующем компоненте важнейшее значение имеют ценностные ориентации на совершенствование психики, выбор предпочтительной модели строения и функционирова­ния психики. Ценностные ориентации, оценки, ожидания, модели могут быть осознаны и не осознаны. Они исторически и эт­нически обусловлены. Каждый этнос имеет свои доминанты в этом компоненте психологической культуры, например, европей­ские этносы – интеллектуальное развитие, Индия, Китай, Япо­ния—совершенствование саморегуляции, арабский Восток – коммуникативная компетентность, искусство общения, Древняя Греция—гармонизация психики в целом.

Психологическая культура этноса неоднородна, в ней обычно можно выделить различные психологические субкультуры. В любом этносе особую субкультуру составляют люди, осу­ществляющие психологическое воздействие как основной вид своей деятельности. И каждой этнической психологической культуре вид­ное место занимают формы и методы укрепления психического здоровья. Социокультурные факторы влияют на определение ви­да расстройства и оценку его глубины. Различные психологиче­ские и психиатрические симптомы получают разную степень одобрения социумом. Социокультурные факторы могут оказать и искажающее влияние на постановку диагноза. На объяснение причин и особенностей возникновения психических нарушений влияют национальные, религиозные традиции и установки, ми­фология, фольклор, распространенные эпические произведения. Существуют этнические психозы, в основе которых – механизм самовнушения, связанный с бытующим в данном этносе мифом. Так, у китайцев юго-восточной Азии (чаще у мужчин) встреча­ется синдром Коро: резкое нарастание страха, ведущее к пани­ке, в связи с ощущением, что половые органы как бы втягива­ются в брюшную полость, полное же втягивание ведет к смер­ти. Такие субъективные ощущения – следствие определенных убеждений, рожденных культурой: если в организме нарушено равновесие между Ян и Инь—Инь больше Ян, то это отрица­тельно влияет на мужские особенности тела.

В заключение приведем основные для изложенного матери­ала выводы.

1. Психологическая культура каждого этноса является не­отъемлемой частью его духовной культуры. Она определяется обыденными представлениями о психике, формируется под влия­нием культурно-исторических традиций и комплекса социально-экономических факторов.

2. Истоки психологической культуры этноса – в мифологиче­ских представлениях о природе человека и его души, в связан­ных с этими представлениями архетипах.

3. В психологической культуре могут быть выделены три ос­новных компонента: презентативный, регулятивный и форми­рующий.

4. Психологическая культура этноса выполняет этнообразующую функцию и входит важной частью в картину мира этноса, в его самосознание.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница