Учебно-методический комплекс дисциплины сд. 03 Социальная безопасность молодежи



страница3/6
Дата27.04.2016
Размер1.28 Mb.
1   2   3   4   5   6
Тема 1. Введение в проблематику социальной безопасности молодежи
План.

  1. Внешние и внутренние факторы, обусловившие значимость изуче­ния безопасности.

  2. Объективные и субъективные условия гуманитарно­го познания безопасности молодежи.

  3. Общесоциальные проблемы молодежи как предмет безопасности молодёжи.


Тезисы лекции


      1. .Внешние и внутренние факторы, обусловившие значимость изучения безопасности.

В условиях трансформации российского общества, влекущей за собой маргинализацию, ухудшение материального благосостояния людей, низкий уровень жизни, усиление социальной напряженности, особенно актуальным становится обеспечение социальной безопасности молодежи как стратегического ресурса общества, выполняющего особую функцию – сохранения и развития страны, преемственности ее истории и культуры, ответственности за жизнь старших и воспроизводство последующих поколений.

Необходимым условием обеспечения социальной безопасности российской молодежи во всех сферах политической, социально-экономической жизни является формирование механизма ее обеспечения, прежде всего его организационно-управленческой основы, так как построение и эффективное функционирование системы социальной безопасности молодежи как состояния защищенности личности, социальной группы, общности от угроз нарушения их жизненно важных интересов, прав, свобод находится в непосредственной зависимости от ее организационно-управленческого обеспечения.

В настоящее время организационно-управленческое обеспечение социальной безопасности молодежи не соответствует социальной практике: существует большое количество организаций и учреждений, участвующих в обеспечении социальной безопасности молодежи, специалисты которых совмещают свои специфические функции с другими функциями; уменьшилось реальное воздействие государства на решение проблем молодежи; современная российская молодежь, обладающая значительными внутренними ресурсами, не имеет не только достаточного опыта их реализации, но и адекватной надежной внешней системы защиты от различного рода социальных рисков, угроз, неблагоприятных социальных явлений.

Решение проблем организационно-управленческого обеспечения социальной безопасности молодежи в современном российской обществе во многом зависит от умений самого региона самостоятельно решать данные проблемы, использовать различные механизмы его оптимизации, саморегулирования и самоорганизации на уровне региона. Все это обуславливает необходимость исследования организационно-управленческого обеспечения социальной безопасности молодежи.




      1. Объективные и субъективные условия гуманитарного познания безопасности молодежи

Молодежь как предмет междисциплинарного познания. Эволюция социальных знаний о молодежи в истории развития человеческих цивилизаций. Основные направления социального изучения молодежи. Место социологии безопасности молодежи в структуре социологического знания. Соотношение трех подходов в изучении молодежи: психология молодежи, социология молодежи и социология безопасности молодежи. Уровни научного анализа молодежи: общесоциологический, специальный и прикладной.

Объект, предмет и метод социологии безопасности молодежи. Основные категории и понятия. Особенности социологического взгляда на молодежь. Общесоциологические и специфические проблемы безопасности молодежи. Принцип социологического анализа проблем безопасности молодежи. Особенность концепций молодежи в контексте проблем безопасности государства, общества, личности.


3. Общесоциальные проблемы молодежи как предмет безопасности молодёжи

Общетеоретический уровень исследования молодежи в контексте макросоциальных процессов. Молодежь как особая группа общества. Концепция Э. Шпрангера, М. Мид, Г. Гризе, Ш. Эйзенштадта. Марксистская концепция молодежи.

Молодежь и общество: диалектика взаимоотношений на макро- и микроуровнях взаимодействия. Оценка объективных безопасных условий и явлений развития молодежи. Типы социального поведения молодежи и его признаки. Молодежь как объект образования, воспитания и как субъект небезопасных действий. Общая социальная, культурная, психофи­зиологическая характеристика молодежи (студенческой, школьной).

Три революции в системе образования и характер безопасной жизнедеятельности. Классическая и мозаичная модель образования. Гуманитаризация образования как необходимый элемент обучения и воспитания молодого поколения культуре безопасности. Современное отношение молодежи к семье, браку, сексу. Три периода в семейно-бытовой жизнедеятельности молодежи, их особенности и содержание. Сексуальное поведение молодежи и характер изменения норм в сфере половых взаимоотношений. К вопросу о сексуальной безопасности.


Тема 2 Общесоциальные проблемы современного социума как предмет безопасности молодежи ХХ века
План

  1. Отношения взаимозависимости между поколениями.

  2. Семья в системе воспитания культуры безопасности общественно значимых ценностей.

  3. Проблема отклоняющегося поведения (алкоголизация, наркомания, проституция и др.), досуга и отдыха молодежи


Тезисы лекции
1.Отношения взаимозависимости между поколениями
Молодежь как особая возрастная и социально-демографическая группа. Критерии возраста в исторических типах общества и традиции перехода в разные возрастные группы.

Психосоциальные и биологические концепции молодежи (Т. Холла, Ш. Бюлера, 3. Фрейда и др.). Внутренняя структура молодежи (половозрастная, социальная, профессиональная, образовательная, региональная) и характер обусловленности реальных и потенциальных уг­роз.

К вопросу о тенденциях изменения места и роли молодежи в общественной жизни. Процент интеграции молодежи в социальную структуру общества. Социокультурная среда безопасности и проблема социализации и адаптации молодежи. Образ жизни молодежи.

Просоциальные, асоциальные и антисоциальные типы поведения молодежи. Профилактика асоциальных явлений в молодежной среде и основы неопасного образа жизни молодежи. Психологический механизм агрессивного поведения (формы экстремизма среди различных молодежных групп).

Здоровый образ жизни как социально-личностная проблема.
2.Семья в системе воспитания культуры безопасности общественно значимых ценностей

Самой сложной проблемой современной цивилизации является проблема насилия в семье, которая в полной мере является ячейкой общества. Но в этой ячейке молодежь может себя ощущать защищённой либо как во враждебной среде.

Насилие в семье - это самостоятельная и значимая социальная проблема. Сегодня наблюдается весьма упрощенное понимание данного феномена, чаще всего как физического или сексуального насилия, связанного с нанесением ущерба здоровью. Отсутствует статистический учет. Не проводятся научные исследования на национальном уровне. Недостаточны профилактические меры в борьбе с этим явлением и практические меры по оказанию помощи пострадавшим. Пришло время вывести обсуждение проблемы внутрисемейной жестокости за рамки женских организаций. Необходима переориентация на новые общественные структуры и организации, в числе которых значимое место должно принадлежать государству, политическим партиям и научным центрам. Целесообразно создать национальное объединение по проблемам семейного насилия, которое своими действиями окажет влияние на федеральную политику в данной области и добьется выделения необходимых денежных средств. Она также будет способствовать общественному осознанию серьезности проблемы через рекламную кампанию в прессе, телевизионные ток-шоу и фильмы на данную тему. Пора понять, что именно в семье зарождается культура насилия, семья – это колыбель насилия. Безопасность в семье - основа безопасности в обществе.

Двадцать первый век начался под знаком насилия. События 11 сентября 2001 года всему миру продемонстрировали масштабы терроризма. Террористические акты все чаще совершаются с использованием современного оружия, при этом на каждого погибшего приходится гораздо большее число тех, кто получил ранение, стал инвалидом, потерял трудоспособность или кто потерял родных и близких. Таким образом, можно говорить о долговременных социальных последствиях терроризма. Вследствие своей распространенности терроризм представляется как неизбежное условие современной жизни, порождая у людей чувство беспомощности и незащищенности. Помимо непосредственной угрозы смерти, ранения или увечий, террористические акты порождают психологические проблемы, включая депрессию и тревожное состояние, посттравматические стрессовые нарушения. Воздействие терроризма на психическое здоровье и поведение не только его жертв, но и всего населения является непредсказуемым, вследствие огромного числа факторов. Психические травмы могут вести к неупорядоченному и антиобщественному поведению, например, к насилию и агрессии по отношению к близким и другим людям. Но особая опасность терроризма заключается в том, что он культивирует насилие как способ решения любых проблем. Терроризм не просто культивирует насилие, он формирует культуру насилия.


3. Проблема отклоняющегося поведения (алкоголизация, наркомания, проституция и др.), досуга и отдыха молодежи

Как это ни покажется парадоксальным, но даже сегодня, в эпоху гласности, когда не осталось ни одной проблемы, ни одного вопроса, которые не подверглись бы тщательному препарированию в средствах массовой информации, далеко не все имеют четкое представление о проблеме наркомании. А она почти повсюду в мире превратилась в грозную опасность для граждан и государственных институтов. Информация из большинства стран мира свидетельствует, что злоупотребление наркотиками распространилось во всех социальных слоях и возрастных группах и особенно среди молодежи. Дети и подростки в настоящее время приобщаются к наркотикам в более раннем возрасте, чем в недалеком прошлом.

По мере изменения социально-экономической и морально-психологической ситуации в нашей стране, расширения зарубежных контактов, открытости границ, все более масштабные и тревожные очертания приобретают проблемы, касающиеся молодежи. Среди них - "бич XX века" или "белая смерть", как называют иногда наркоманию.

Возможно для многих, не имевших раньше достоверной информации о проблемах, связанных с наркотиками, зададутся вопросом: "А в чем вообще опасность наркомании для общества и так ли актуальна сегодня эта проблема".

Дело в том, что государствами и социальными институтами во всем мире немедицинское использование наркотиков рассматривается как большое зло, которое везде пытаются всячески ограничить, в том числе законодательно и с помощью правоохранительных органов. Причин для всеобщей тревоги несколько.

Во-первых, наркомания чрезвычайно активно способствует деградации личности и разрушению организма, а это, в конечном счете, дело не только самого наркомана, который живет среди людей и зачастую неизбежно становится источником серьезной опасности для окружающих. Во многих случаях человек, больной наркоманией, к сожалению, становится безнравственным, циничным и жестоким. Кому хотелось бы, чтобы в классе с его ребенком учился или жил в соседней квартире наркоман. Но в первую очередь такой человек - это огромное горе для всех его близких, которые на глазах теряют сына или дочь, мужа или отца.

Во-вторых, наркомания - непосредственная причина огромного количества различных преступлений, в том числе тяжких. По данным научных исследований около 2/3 несовершеннолетних наркоманов становятся преступниками. Это обусловлено тем, что они в силу своей непреодолимой тяги к наркотикам не останавливаются перед совершением преступлений (чаще всего краж), чтобы добыть очередную дозу или средства для ее приобретения.

Сегодня наркотики широко распространены в преступной среде, а многие преступления, так или иначе, связаны с ними. Нередко в сообщениях средств массовой информации о фактах захватов преступниками заложников обращается внимание на то обстоятельство, нто преступники наряду с транспортом, оружием и валютой требовали предоставить им наркотики. Одни использовали зелье для "взбадривания", другие просто не могли без него жить.

Спрос на наркотики стимулирует их предложение на "черном рынке", подпольную индустрию выращивания наркотикосодержащих растений, контрабанду и незаконную торговлю наркотиками, их производства в подпольных лабораториях и т.п. Вокруг сверхдоходов от незаконного оборота наркотиков плодятся и разрастаются мафиозные кланы, бандитские группировки всех мастей. Эти криминальные сообщества зачастую коррумпируют государственных чиновников, предпринимают попытки расширить сферы влияния на жизнь общества (по данным Интерпола уже в 12 странах правительства находятся под контролем наркомафии).

Кроме того наркотики, подчас вызывая агрессивность, толкают на бессмысленные по своей жестокости преступления. И, наконец, ослабленные наркотиками люди нередко сами становятся легкой жертвой преступников. Вот один из многочисленных тому примеров.



Как-то вечером два 17-летних приятеля в квартире одного из них в очередной раз вкололи себе дозу героина (разумеется, это происходило в отсутствие родителей). Спустя некоторое время туда лее зашла в гости их одноклассница Таня, с которой один из приятелей уже несколько лет дружил. Приятели стали настойчиво уговаривать Таню, которая наркотиков не употребляла, пойти к "барыге" (наркоторговцу) и каким угодно способом достать у него героин. Таня наотрез отказалась сделать это, так как требовалось в обмен на наркотик либо заплатить довольно крупную денежную сумму, либо удовлетворять сексуальные прихоти "барыги". Тогда за уговорами девушки в ход пошли угрозы, а затем и насилие - Таню жестоко били, прижигали тело сигаретами, всячески глумились над ней... В результате девушка с различными телесными повреждениями и психической травмой надолго попала в больницу, а приятели-наркоманы угодили за решетку.

В-третьих, наркомания в целом угрожает физическому и нравственному здоровью нации. Сюда можно отнести и генетическое вырождение поколений, и тесную связь наркомании с проблемами СПИДа, гепатита, других тяжелых болезней, гомосексуализма, проституции. Здесь целый "букет" различных социальных проблем.

В-четвертых, человек в состоянии наркотического опьянения неадекватно отражает действительность и не может в полной мере (а то и вовсе) контролировать свои действия. Исчезает критическая оценка ситуации, притупляется ощущение риска, нарушается координация движений. И вот представьте такого человека, например, управляющего транспортным средством, или имеющего в руках боевое оружие, или работающего за пультом управления атомной электростанции, или в любой другой сфере, связанной с высоким риском, с источником повышенной опасности.

В-пятых, наркомания причиняет колоссальный экономический ущерб, причем, как прямой, так и косвенный. Сюда относятся больничные и социальные расходы, производственные простои, травмы, аварии, потеря квалификации и трудоспособности, социальный паразитизм (иждивенчество, бродяжничество, попрошайничество), расходы на правоохранительную систему, на профилактику наркомании, научные исследования и т.д.

В-шестых, это, если можно так выразиться, "социальная заразность" наркомании. По данным целого ряда научных исследований каждый наркоман способен вовлечь в наркоманию 12-17 человек. И, что особенно важно, многие наркоманы объективно заинтересованы вовлечь как можно больше новых людей в наркотические сети.

Таков разноплановый и многоаспектный характер проявлений наркомании и порождаемых ею социальных проблем, ставящих это явление в один ряд с самыми опасными недугами человечества.



Тема 3. Интегративные проблемы безопасности молодежи.

План

1. Этический характер проблем безопасности молодёжи.

2. Специфика молодежи в системе социального воспроизводства различных слоев и групп населения.

3. Стратегии жизни молодежи в обществе риска: проблемы социальной безопасности


Тезисы лекции
1.Этический характер проблем безопасности молодёжи

Власть морали, или мораль власти – основная проблема политической этики. Мнение о том, что политика – грязное дело, не обходит стороной ни одного политического деятеля. Если политики ведут себя согласно морали, то встречают в обществе едва скрываемый скепсис.

Откуда же тогда берется этот скепсис? Он открыто опирается на определенные убеждения: политика в своей основе в меньшей степени связана с вопросами справедливости, нежели с вопросами власти. Непосредственная цель политического действия, а именно – общее благо, может подменяться другой целью – сохранением и усилением собственной власти, обладатели которой знают, как строить правопорядок, соответствующий их целям. Политики потому и прикрываются моралью, как волк овечьей шкурой, что скрывают свои истинные мотивы.

С одной стороны, политические явления непосредственно отражаются в демократии, проявляются в социальных конфликтах, непримиримости партийных споров, в борьбе за влияние. Успешно действующий политик может завоевать и удержать власть с помощью своей партии и для своей партии. Он может строить и укреплять власть, создавая преимущества для своей партии, ибо только это позволит ему выстоять во внутрипартийной конкурентной борьбе.

С другой стороны, политика берет на себя функции порядка во всем общественном устройстве. Ее основная задача – сохранить общество как систему мирной кооперации, иными словами, заботиться о том, чтобы каждый член общества обрел свое право и мог держать саму кооперацию в неприкосновенности от внешней угрозы. От политика будут ждать решения именно этой задачи. Каждый, кто занимает общественную должность, знает, что несет ответственность, в первую очередь, не за благо своей партии или социальной группы, а за общее благо.

В этой напряженной взаимосвязи возможны две позиции: так называемая морализация власти, согласно которой политика должна формироваться в соответствии с моралью и правом, и вторая – четкое разделение вопросов власти и вопросов морали, признание того, что политика вынуждена быть в определенном смысле грязным делом. Данные позиции по проблеме соотношения власти и морали условно можно обозначить как «морализм» и «реализм».

Главное возражение против морализма заключается в его недостаточном рационализме и, более того, в отсутствии всякой практической пригодности. Слабостью реализма является его откровенный цинизм, т.е. его малоубедительная попытка выдать безоглядное преследование партикулярных интересов за высшую мораль. Там, где возникают объективные противоположности интересов, рано или поздно возникает борьба за власть (это называется именно так), в которой побеждает отнюдь не чистая совесть.

Политическая этика стоит на принципиальной позиции морализма, поскольку моральные ценностные суждения о политических институтах и политических действиях лишь тогда наполнятся смыслом, когда между вопросами власти и вопросами морали не будет резко обозначенной границы. Однако политическая этика должна быть реалистичной в том смысле, в каком она представляет фактическую мотивацию и объективную историческую действительность. Только в этом случае ей удастся развить теорию использования власти, которая исходит не просто из идеи абсолютного доминирования моральных суждений над утилитарными, а содержит в себе критерии оценки практических действий в политической сфере.

Вопрос о том, как «я» должен поступать, является исходным для этики. На основе принятых этических правил мы осознаем, что мы должны делать. У нас есть понимание моральных ценностей, права и долга, и мы хотим, чтобы тот, кто живет рядом с нами, имел те же или сходные с нашими представления. Рассматривая наши убеждения как морально-ценностные суждения, мы тем самым выдаем их за истину. Но проблемы возникают тогда, когда нужно выносить решение в ситуации конфликта между различными нормами.

Можно пояснить эти соображения на примере. Суждения типа «ценность жизни», «долг уважения к жизни», заповедь «Не убий!» принадлежат нашему моральному опыту, составляют наши глубокие убеждения.

Однако бывают ситуации, когда жизнь восстает против самой жизни, жизнь – против здоровья, жизнь – против безопасности. В этом случае заповедь «Не убий!» вступает в конфликт с другой заповедью, например, с такой: «Ты должен защищать тех, кто доверяет тебе». В подобных ситуациях появляется необходимость в «теории легитимного убийства», т.е. в теории, позволяющей ответить на вопрос: «Может ли убийство быть когда-либо оправданным, и если да, то при каких условиях?». Здесь начинается поиск принципов, при помощи которых мы смогли бы привести наши моральные убеждения в тесную взаимосвязь друг с другом.

Конечно, развивая подобные теории, мы опираемся не только на свои убеждения, но и на соответствующую традицию аргументов, существующую в определенном правопорядке. Кто хочет нести ответственность за свои поступки, тот должен иметь свои собственные этические убеждения. И в первую очередь, это касается политика, который сталкивается с трудными решениями и несет публичную ответственность. Разумеется, он знает правила, которые одновременно дают ему возможность следовать собственным интересам, оставаться в согласии с собственной совестью и не нарушать установки позитивного права. Однако он чаще, нежели средний гражданин, оказывается в ситуациях, заставляющих думать об основных положениях конституции. Чем большей власти он достигает, тем чаще ему приходится соприкасаться с решениями, относящимися к сфере компетенции основных законов. Сопоставление ценностей и норм, обдумывание дальнейших последствий этих решений становится для него непосредственно актуальным.

Более, чем другие, он нуждается при этом в нормативной теории политической деятельности, т.е. в политической этике.

Под «политической этикой» часто понимают часть практической философии, которая занимается основными нормативными вопросами политики: принципами справедливого социального устройства, критериями легитимного управления, правами и обязанностями руководителей и граждан (включая право противодействия и долг послушания), проблемой справедливости в отношениях между государствами. К политической этике в таком широком смысле относятся теории социальной справедливости, легитимного управления, справедливых войн, а также теория правильного использования власти правящими кругами.

Власть и мораль, на первый взгляд, мало связаны друг с другом. Но, рассматривая политику с точки зрения этических суждений, мы неизбежно наталкиваемся на проблему злоупотребления властью и связанную с ней проблему моральной дилеммы. Политик, творя добро, при определенных обстоятельствах нарушает моральные нормы; даже принимая решение, наилучшее из возможных, ему приходится поступать вопреки моральным нормам. В общем смысле носителями власти являются родители в семье, директоры или президенты промышленных предприятий, офицеры в армии, партийные лидеры в партии, главы правительств государств. Все они имеют большую или меньшую способность на основе своего положения во власти и средств власти (например, информации, средств производства, оружия), которыми они распоряжаются, используя эту власть.

Политическая власть, или господство, отличается от всех других форм общественной власти своей суверенностью; всеобщие законы и порядки распространяют ее на всех граждан; она выносит окончательное решение во всех спорных случаях; самостоятельно представляет гражданское общество в международных делах. В качестве решающего средства применения власти выступает монополия на физическое насилие, как внутреннее (право наказания), так и внешнее (право на войну).

С этической точки зрения можно сформулировать следующий всеобщий принцип: кто стоит у власти, тот принимает на себя ответственность; чем большей властью он обладает, тем большую ответственность он несет; кто проводит свою собственную волю через волю других, тот ограничивает свободный выбор других, их способность заботиться о самих себе. Вероятно, он может позаботиться о них лучше, чем они сами о себе. Он даже может осуществлять за них выбор. Но, действуя как их представитель власти, он несет ответственность за их выбор. Принимая решения, он должен нести ответственность не только за свои собственные интересы и не только за интересы партии, которая выдвинула его, но и за жизнь и порядок социума, т.е. должен иметь в виду благо всей общности.

Если мы говорим о злоупотреблении властью, то подразумеваем, что носитель власти не оправдывает той ответственности, которая была на него возложена, что общему благу он предпочитает либо свои личные интересы, либо интересы своей партии или группы. Это можно объяснить, прежде всего, двумя объективными причинами: власть слишком велика – неограниченна, неконтролируема и произвольна; власть слишком мала, подвержена многочисленным общественным воздействиям и не способна выполнять соответствующие организационные функции. Тиран или абсолютный властитель склонен к злоупотреблениям своим положением для проведения политики в собственных интересах. Политику-демократу грозит опасность впасть в злоупотребления властью в том случае, если на него воздействуют мощные общественные группы, стремящиеся реализовать свои цели в политике.

История демократического правового государства знает немало попыток устранения объективных основ обеих форм злоупотребления властью: как активной, вызванной огромной, неконтролируемой властью, так и пассивной, ограниченной мощными общественными группами.

Можно ли одновременно быть преуспевающим политиком и нравственным человеком? Можно ли быть преуспевающим политиком, если в своих действиях руководствоваться ответственностью за общее благо и не нарушать свой служебный долг? Ответы по меньшей мере в контексте демократического правового государства прозвучат так: «Да, и то, и другое совместимо». Искушение властью, конечно, велико (в зависимости, правда, от объективных условий и от характера политика), однако ему можно противостоять. Но если вопросы ставятся иначе? Так, например: можно ли политику, исполняющему свой долг, всегда следовать требованиям морали? Не должен ли он во имя более высокой цели нарушать моральные принципы? На эти вопросы ответить гораздо труднее. Здесь речь идет о проблеме «грязных рук», проблеме моральной дилеммы в политической деятельности, которую так выразительно показал Сартр.

У политиков есть определенные моральные основы и возможны моральные основания для оправдания убийства – в случае самообороны или вынужденной защиты, лжи – во имя спасения жизни другого человека, нарушения обязательств, данных по принуждению, и войны – при защите страны.

Смысл таких правил состоит в том, чтобы политикам, действующим в экстремальных ситуациях, не пришлось, руководствуясь утилитарными соображениями, каждый раз заново принимать решения. Им даются этически узаконенные принципы, которые, конечно, могут быть восприняты отдельными политиками как ограничение пространства их деятельности, однако принципы (а они препятствуют распространению конфликтов) составляют основу долгосрочных интересов всех участников конфликта.

Это трудноразрешимые вопросы. Однако при плюралистической демократии идти на моральные компромиссы – не грязное дело, а выражение справедливости этого общества. Необходимо кратко пояснить данный тезис. Что понимается здесь под справедливостью? Что означает «моральный компромисс» в политике?

Речь идет об идее справедливости как достоинства, согласно которой решающий критерий справедливости социальных и политических отношений состоит в том, что все индивиды и группы как свободные и равные субъекты права принимают участие в своих объединениях (поскольку последние соответствуют основной мысли о достойном образе действия). В обществе, которое может быть значимо как система демократической кооперации, это должно привести не только к консенсусу основных ценностей и основных свобод, но и к открытой дискуссии, к политическому «круглому столу» по вопросам альтернативных ценностных представлений. Участие в этих дискуссиях и в самой политической жизни приносит удовлетворение в том случае, если способствует развитию свободного режима и, насколько возможно, утверждению собственных убеждений.

«Моральный компромисс» при этом не означает отказа от собственных убеждений или их дискредитацию. Он означает признание приоритета того, что в конкретной ситуации является наиболее жизнеспособным для большинства. Он составляет право использования собственных убеждений для завоевания большинства. Все то, что не согласуется с такой концепцией справедливости и готовности к компромиссу, представляет собой отрицание возможности определения истинности моральных убеждений, навязывание собственных моральных убеждений, стремление устранить «скандальный» плюрализм при помощи диктата добродетели и воспитания.

Отношение власти и морали имеет перед собой двойную проблему для политической этики, т.е. для норм теории политики. Если бы власть и мораль не имели ничего между собой, если бы политика как борьба за власть вращалась в свободном от морали пространстве, тогда этике было бы нечего сказать о политике, по меньшей мере нечего о том, что для политика имело бы какой-то практический смысл. Так как вопрос об отношении власти и морали является одновременно вопросом о возможности политической этики вообще, то вопрос о соотношении власти и морали поставлен как проблема внутри политической этики. Ответом могла бы стать теория морально оправданного использования.

Очевидно, что между властью и моралью нет резко обозначенной границы, что политика циркулирует напряжения между властью и моралью и что морально-философское суждение о политике может быть применимо и практически. Этого нельзя сказать о теории морально оправданного использования власти, она должна быть освещена со всех сторон.

Опыт постсоветского периода развития нашей страны показал, что, несмотря на самые честные намерения политики, которые обвиняли с позиций абстрактной общечеловеческой морали социальную политику в СССР, придя к власти, оказались предельно беспомощными именно потому, что оправдывали любые средства при проведении экономических реформ. В результате выяснилось, что ни в одной из республик, входивших ранее в состав СССР, не только не удалось сохранить уровень социальной защищенности населения, достигнутый к началу 90-х гг. ХХ в., но напротив, резко ухудшилось социальное положение основной массы населения, особенно молодежи. Обращение к истории развития этики и социальной политики позволит сформировать ответственное отношение к проблеме развития страны.

В период становления общества в новых социально-экономических условиях в ситуации обострения морального кризиса, а для некоторых слоев населения и морального упадка перед политиками стоит трудная задача – найти этически оправданные политические меры вывода общества на путь динамичного развития.
2. Специфика молодежи в системе социального воспроизводства различных слоев и групп населения.
Современное государство не только берет на себя значительную часть воспроизводственных издержек, но и оказывает влияние на формирование новых моделей поведения и распределение гендерных ролей в семье. Институционализация социальных прав и рождение государства благосостояния привели к изменению модели социального воспроизводства. Однако со времени своего возникновения государство благосостояния было гендерно дифференцированным, предлагая для мужчин систему социального страхования, непосредственно увязанную с участием в производстве и уровнем доходов, а женщине - льготы и пособия, связанные с выполнением ее воспроизводственных функций, и прежде всего с материнской ролью. Вся система социального обеспечения была построена таким образом, что благосостояние женщины определялось доходами ее супруга в большей степени, чем ее собственным участием в производстве. Даже пособия на детей довольно долго выплачивались не матери, а главе семьи.

В области трудового законодательства в большинстве западных стран в отношении женщин и детей был принят ряд протекционистских мер, запрещающих ночной труд, сверхурочную работу, работу в тяжелых и вредных условиях. При этом ограничения оправдывались заботой, не столько о здоровье женщины, сколько о будущих поколениях - женщина рассматривалась в первую очередь не как работник или гражданин, а как носитель воспроизводственной функции.

Социально важная роль женщин в укреплении семьи (совпадающая с задачами демографической политики) была поддержана и идеологическими средствами. В целом государство социализировало гендерный контракт патриархальной семьи, возлагающий на женщину диспропорциональную долю ответственности за обеспечение семейного воспроизводства. Все же политика государства благосостояния (даже матерналистски ориентированная) снизила экономическую зависимость женщин в частной сфере предоставлением им альтернативных источников финансовой помощи. Но это была именно помощь - женщина по-прежнему оставалась ответственной за выполнение семьей функции социального воспроизводства. Матерналистский дискурс оставался господствующим до 60-х годов, когда под влиянием феминизма «второй волны» началась борьба за гендерное равенство в экономической и политической сфере.

Под влиянием женского движения в большинстве западных стран (прежде всего в странах социал-демократической модели государства благосостояния) были приняты меры, обеспечивающие женщинам доступ на рынок труда и равный с мужчинами экономический статус. В дополнение к материнским пособиям была развернута система государственных детских дошкольных учреждений, введено отдельное налогообложение супругов и законодательно закреплены женские репродуктивные права. Новая направленность социальной политики большинства западных государств привела к ослаблению сложившейся модели семьи, состоящей из мужа-кормильца и зависимой жены, и способствовала внедрению двойной роли работающей матери. Акцент в социальной политике был перенесен с материнства на родительство. Ряд мер был направлен на изменение сложившегося распределения домашней нагрузки между супругами (например, обязательный отпуск по уходу, предоставляемый отцу ребенка). Однако наиболее существенным был сдвиг в самой идеологии социального воспроизводства, которое стало рассматриваться как общенациональная, а не внутрисемейная проблема.

Однако с середины 80-х годов государство благосостояния в большинстве западных стран переживает серьезный кризис. Это не просто кризис финансовых основ, а кризис легитимации, связанный с размыванием чувства социальной солидарности и дифференциацией интересов различных социальных групп. Он имеет и гендерный акцент - нарастающее перераспределение ресурсов между полами, пошатнувшаяся монополия мужчин на рынке труда и утрата контроля над семейной сферой пробуждает у них чувство гендерной солидарности. Очевидная бюрократизация пассивного государства благосостояния также имела негативные гендерные последствия, поскольку зависимость от кормильца семьи сменилась для многих женщин зависимостью от государства. Существенным фактором стало изменение идеологического баланса: дискредитация социалистических идей и рост влияния неолиберализма, проповедующего минимизацию вмешательства государства и в экономику вообще, и в семейные отношения в частности. Сегодня очевидно, что критика тенденции к огосударствлению социального воспроизводства была во многом справедливой. Но очевидно и то, что рынок не может полностью заменить в этой сфере государство, а возвращение к традиционной семейной модели воспроизводства является анахронизмом. В условиях постиндустриальной рыночной экономики, когда в результатах социального воспроизводства заинтересовано общество в целом, необходим новый консенсус и новая легитимация перераспределения его издержек. Понятия активного гражданства, опоры на сообщество и социальные связи, добровольного участия начинают все более активно использоваться сегодня применительно к социальным правам. Под влиянием феминистской критики идет активный процесс переформулирования самого понятия социального гражданства, попытки преодоления дихотомии этики справедливости и этики заботы, автономии и ззаимозависимости, равенства и различия. Вероятно, окончательное разрешение этой дилеммы невозможно в рамках индустриального общества, основанного на разделении рыночного производства и семейного воспроизводства на отдельные сферы деятельности с противоположными нормами и идеологией. Начавшееся их сближение - длительный процесс, который не может быть разрешен только на основе какой-то одной стратегии.

От государственного социализма к переходной экономике: кризис социального воспроизводства

Участие государства в процессах социального воспроизводства было особенно значительно в бывших социалистических странах, и многие склонны видеть в этом одну из причин современного кризиса воспроизводственной сферы, с трудом адаптирующейся к условиям рынка. Однако отличие модели государственного социализма состоит не только и не столько в степени огосударствления сферы воспроизводства, сколько в качественном своеобразии сложившейся модели. Ее основы были заложены революционной политикой в отношении женщин и семьи в первые годы Советской власти, но в дальнейшем подверглись значительной коррекции в ходе эволюции экономической и политической системы СССР. В советском законодательстве, надолго опередившем эпоху и задавшем ориентиры для западного феминистского движения, женский вопрос был разрешен на основе радикальнодемократических принципов. Брак рассматривался как союз равных партнеров, который может быть свободно расторгнут по желанию одной из сторон. Государство всеми способами вовлекало женщин в общественное производство, руководствуясь марксистским тезисом, что женская эмансипация достигается прежде всего участием в общественно-полезном труде. Государственная поддержка материнства стала одним из приоритетов внутренней политики.
3. Стратегии жизни молодежи в обществе риска: проблемы социальной безопасности
Социальная безопасность молодежи понимается нами как система мер по предотвращению и снижению рисков для осуществления молодыми людьми своих жизненных стратегий, смыслов, целей и идеалов в рамках общего процесса социальной интеграции молодежи в социум и осуществления своих функций (воспроизводства, трансляции и инновации)

Данная предметная область находится на пересечении полей социологии личности, социологии безопасности и социологии молодежи, что и определяет наш последующий анализ.

Итак, социальная безопасность молодежи как проблема и как предмет социологического анализа предполагает, с одной стороны, поиск и систематизацию устойчивых форм стратегического поведения молодой личности - моделей реализации жизненных стратегий молодежи, а, с другой стороны, анализ вызовов, угроз и рисков по реализации этих жизненных стратегий.

Основанием для выделения моделей стратегического поведения может служить тип доминирующей ориентации, определяющей содержание жизненной стратегии молодого человека. Нами выделяются модель жизнеобеспечения, соответствующая жизненной стратегии благополучия, модель жизнестроительства, соответствующая стратегии успеха и модель жизнетворчества, соответствующая стратегии самореализации. Каждая жизненная стратегия личности как комплексный мотив деятельности включает в свою структуру следующие компоненты: образ будущего (<мечту>), смысл жизни, ценности, нормы и принципы поведения и, наконец, жизненные цели.


Раздел II. Исторические и актуальные особенности формирования системы безопасности молодежи в современном обществе
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница