Учебно-методический комплекс дисциплины сд. 03 Социальная безопасность молодежи



страница4/6
Дата27.04.2016
Размер1.28 Mb.
1   2   3   4   5   6
Тема 4. Молодежь в системе национальной безопасности общества
План

  1. Система социальной безопасности: предпосылки становления и современное состояние.

  2. Социальная безопасность как составная часть национальной безопасности государства.

  3. Социальная безопасность молодёжи в современной России


Тезисы лекций
1. Система социальной безопасности: предпосылки становления и современное состояние.
Идеалы гражданского общества как основы формирования системы социальной безопасности.

Гражданское общество и правовое государство возникли и развивались как реакция против идеала средневековой теократии, как результат раздвоения общественного и частного, общества и государства, права и морали, светского и религиозного и т.д. Религия, мораль, наука, искусство начинают существовать в полном объеме и истинном качестве лишь с отказом от политического характера. Именно институты гражданского общества (семья, школа, церковь, добровольные организации и союзы) давали возможность обществу независимо от государства располагать средствами и санкциями, с помощью которых оно могло заставить отдельного индивида соблюдать общепринятые нравственные нормы. Такая функция, в сущности, чужда государству, и оно прибегает к ее выполнению лишь в том случае, если институты гражданского общества демонстрируют свою неспособность к этому. В последующем это может привести к подмене безопасности гражданского общества безопасностью государства. В то же время это отнюдь не совпадающие, а в определенном смысле противоположные понятия.



Безопасность государства можно охарактеризовать такими параметрами, как поддержание конституционных общественных отношений; укрепление государственной власти; экономическое могущество; законность; территориальная целостность и нерушимость границ. Все это предопределяет политическую стабильность как интегральный параметр безопасности. В то же время политическую стабильность в правовом социальном государстве нужно рассматривать исключительно как меру устойчивости национального развития за счет гражданской активности, генерируемой внутренними силами общества. Безопасностью государства не покрываются все жизненно важные условия существования гражданского общества, что характерно, например, для тоталитарного государства, где вопроса о безопасности гражданского общества вообще не возникает. Государственная власть здесь едина и неделима, осуществляется всем государственным аппаратом. Так же применительно к государственной власти не возникала проблема разделения безопасности на безопасность государства и безопасность гражданского общества (например, к «прозаическому деловому разделению труда» К.Маркс). В итоге такая концепция безопасности строится на силовых представлениях о способах решения внутренних и внешних проблем, а не гармонизации интересов государства и гражданского общества. Безопасность самого гражданского общества может быть охарактеризована такими параметрами: социальная безопасность, подразумевающая под собой возможность максимальной реализации потенциала граждан во всех сферах жизни общества; права граждан и общества в целом во взаимоотношениях с государством; режим законности; экономическое благополучие граждан; демократический плюрализм; открытость общества; национальная определенность гражданского общества. В данной структуре важное место занимает именно социальная безопасность, поскольку полноценная реализация заложенного в каждом человеке социально значимого потенциала, способна сформировать личность с активной гражданской позицией, что, в свою очередь, повлечет за собой формирование универсальной системы взаимной защиты прав и интересов как самой личности, так общества и государства.

В конце XIX начале XX века, сперва на Западе, а затем и в России начала формироваться социальная потребность в общественной социально-политической системе, которая несла бы функцию оптимизации социальной действительности по отношению к каждому человеку в отдельности и всему обществу в целом. Гражданское общество наделило каждого человека правами и обязанностями, предоставляя определенную свободу выбора. Но это не означало, что сократился уровень социальных проблем - социальные потребности в обществе не сократились, наоборот - они резко возросли. Рост социальных проблем, возлагающихся на государство, привел к последовательному формированию организаций и обществ, которые начинали заниматься непосредственно решением различных социальных задач. Структура социальной безопасности еще не устойчива, не сформулированы четкие принципы, необходимые для ее эффективного действия. Также не определены элементы системы, хотя в разобщенном виде они продолжают действовать, преследуя общую цель, направленную на оптимизацию социальной действительности. Формирование гражданского общества являлось необходимым условием определения социальной безопасности как таковой, поскольку лишь в обществе, где царят закон, социальная справедливость и действует объективная социальная политика, можно говорить о становлении социальной безопасности. XIX век можно определить как эпоху безусловной победы капитализма в развитых странах. Уже в первой половине века отчетливо проявились заложенные в капитализме возможности экономического развития, что позволило К. Марксу и Ф. Энгельсу написать в "Манифесте Коммунистической партии" (1848 г.): "Буржуазия менее чем за сто лет своего классового господства создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествовавшие поколения, вместе взятые" У К.Маркса и Ф.Энгельса государство - инструмент буржуазного гражданского общества, классового неравенства, установленного законным институтом гражданских прав: «Право, закон и т.д. лишь симптомы, выражение других отношений на которых стоит власть государства» [89,284]. Закон о праве на равенство, безопасность во всех ее проявлениях, собственность фактически обеспечивает частные интересы, сохраняет структурные неравенства, ведет к росту эгоизма. Марксисты видят утопическое общество, безгосударственность, где классовое неравенство исчезнет. Однако, подводя государство и гражданское общество под логику экономического детерминизма, они отвергли государство как инструмент социальных перемен, недооценили необходимость института прав человека и исконную потребность человека в безопасности. По К.Марксу, общество представляет собой совокупность различных форм совместной деятельности людей, и, прежде всего, трудовой деятельности. Но если труд есть только средство жизни, то его результаты отделены от индивида, отчуждаются от него, становятся посторонними для человека. А так как у работника нет выбора - работать или не работать (если он не обладает собственностью, способной освободить его от этой повинности), то труд превращается в обязанность, в средство удовлетворения потребностей, реализуемых вне труда. От человека отчуждается не только продукт труда, но и сам труд. Человек, занятый такой деятельностью, не может быть ни свободным, ни ответственным; он ощущает себя элементом бездушной машины. Отчуждение труда усугубляется в ходе развития частной собственности. Все это приводит к укреплению у работника ощущения бессилия, невозможности получить достойное вознаграждение за производительный труд, безысходной зависимости от правящих бюрократических структур, разрушению системы ценностей, чувству одиночества. Одним словом, происходит самоотчуждение. Самоотчуждение - социально негативный фактор, нарушающий структуру системы социальной безопасности. Укоренившись в обществе, подобные социальные негативизмы нарушают цепь причинно-следственных связей, которая должна вести человека к чувству удовлетворенности своей жизнью, трудовой деятельностью, социальным и экономическим положением. Цель человеческого развития - свобода, свобода каждого, а "свободное развитие каждого есть условие свободного развития всех". Государство, общество, класс, должны быть так организованы, чтобы обеспечить любому человеку гармонизацию отношений между индивидом и обществом. Человек в своей истории не освобождается от отчуждения, но он может сделать отчуждаемое не враждебным, а полезным для себя. Для изучения проблем обеспечения социальной безопасности выдвигаемый К.Марксом и Ф.Энгельсом тезис очень важен. И действительно, если человек не способен, по своей индивидуалистической сути, преодолеть отчуждение, то, возможно, необходимо искать механизмы, способные примирить человека с обществом, государством и самим собой. Человек, вступая в мир, включается в отношения не только с другими людьми, но и с предметами и социальными структурами, отчужденными от них. Этим самым он постигает культуру общества и его историю. "Индивид есть общественное существо. Поэтому всякое проявление его жизни - даже если оно и не выступает в непосредственной форме коллективного... проявления жизни, - является проявлением и утверждением общественной жизни". Когда индивид достигнет в этих условиях максимального самоосознания, постигнет свою социальную роль в истории, то он полнее проявляет себя личностью. Таким образом, К.Маркс представляет свое видение идеальной общественной системы.

Капиталистические отношения вывели общество на новую ступень развития. К.Марксом и Ф.Энгельсом делается особенный акцент на общественную составляющую человеческой личности. Их позиция в отношении социальной безопасности, с нашей точки зрения, такова -социальная безопасность личности возможна лишь в условиях общественной социальной безопасности. Эти идеи актуальны и для нашего времени. Очевидно, что в условиях современной глобализации информационного общества, поиск социальной безопасности человека зависит напрямую от социальной безопасности общества в целом. Разумеется, что не все положения теории К.Маркса и Ф.Энгельса бесспорны, есть и отрицательные стороны, например, насильственное достижение социального и экономического равенства. Но, в целом, система общественно-политических и социально-экономических взглядов К.Маркса и Ф.Энгельса представляет интерес для изучения проблем обеспечения социальной безопасности конца XIX начала XX веков.




  1. Социальная безопасность как составная часть национальной безопасности государства.

Построение и эффективное функционирование системы национальной безопасности находится в непосредственной зависимости от содержания и направленности политики. В рамках политической деятельности формируются ориентиры целеполагания, определяются национально-государственные приоритеты в сфере безопасности, создается правовой фундамент, регламентирующий принципы работы и пределы компетенции специальных органов, осуществляется непосредственное руководство механизмом защиты личности, общества и государства от негативных воздействий. В то же время не всякое политическое воздействие дает необходимый результат и положительно влияет на состояние национальной безопасности.

Формирование политики, адекватной потребностям безопасности России, является насущной необходимостью в условиях современного общественного развития. Кардинальные изменения, происшедшие в нашей стране в последнее время, требуют новых подходов к определению принципиальных основ политической деятельности в сфере безопасности. Особое значение при этом приобретает социальный аспект проблемы. Как показывает прошлый и новейший исторический опыт, игнорирование социальных параметров политики ведет к серьезным провалам во многих областях общественной жизни, но особенно пагубно сказывается на состоянии национальной безопасности.

Частью более общей категории - национальной безопасности является социальная безопасность. Социальная безопасность представляет собой состояние защищенности личности, социальной группы, общности от угроз нарушения их жизненно важных интересов, прав, свобод.

Постоянным объектом социальной безопасности в общем виде является личность, ее жизненно важные права и свободы в социальной сфере жизнедеятельности общества: право на жизнь; на труд, его оплату; на бесплатное лечение и образование; доступный отдых; гарантированную социальную защиту со стороны государства. Однако сами объекты и субъекты социальной безопасности могут меняться по мере изменения условий развития общества.

Поэтому можно говорить не только об общем, но и приоритетных объектах социальной безопасности, т.е. таких социальных группах и общностях, которые в конкретных социально-экономических условиях являются наиболее ущемленными и нуждающимися в социальной защите и усилении степени безопасности.


Особенность современной России состоит в том, что приоритетными объектами социальной безопасности в условиях перехода к рыночным отношениям стали социально ущемленные реформами группы и общности: женщины, дети, военнослужащие, инвалиды и пенсионеры.
Состояние социальной безопасности в обществе находится в прямой зависимости от уровня жизни населения. Социальная безопасность не может быть обеспечена только действиями официальных и неофициальных властных институтов. Она требует благоприятных социально-экономических условий. Среди них главное - преодоление ставшего в России затяжным социально-экономического кризиса. Социальная безопасность в обществе зависит от социальной политики государства. Социальная политика и социальная безопасность - две стороны одной медали. Чем реалистичнее социальная политика государства, тем выше уровень социальной безопасности каждого члена общества, каждой российской семьи. Более того, социальная политика - это своего рода инструмент обеспечения социальной безопасности общества как стратегической цели государства.

Социальная политика регулирует отношения между обществом и личностью в целом; между обществом и военнослужащими, в частности. Основой этой регуляции может быть система социальных гарантий, которые обеспечивают реализацию предусмотренных Конституцией социальных прав личности: права на жизнь, на труд, на отдых, на охрану здоровья, на образование.

На практике это означает, что государство проводит патерналистскую политику по отношению к разным социальным группам населения, и среди них военнослужащие. Патернализм в переводе с латинского - отцовский, отеческий. "Патерналистская доктрина" означает, что в основе социальной политики лежит забота и ответственное, "отеческое" отношение государства к гражданам, занятым в сфере труда и незанятым в ней, но выполнившим свой трудовой долг перед обществом.

Наиболее существенными для понимания содержания социальной политики, ее целей и общей направленности являются такие категории как: уровень жизни, образ жизни, качество жизни.

Под уровнем жизни понимается обеспеченность населения необходимыми благами и степень удовлетворения индивидуальных потребностей человека в них.
Образ жизни выражает установившуюся структуру ценностных ориентации, жизненных интересов. Это своего рода этическая сторона в достигнутом уровне благосостояния, когда доступны все удовольствия, но человек выбирает только то, что считает нравственным, приличным и так далее.

Качество жизни выражает меру индивидуальной доступности того, чем располагает общество (здоровье и здравоохранение, образование, отдых и так далее). Другими словами, речь идет об условиях жизнедеятельности, а также о том, насколько достигнутые обществом условия жизни могут способствовать существованию «Я», реализации его совокупного творческого потенциала и сохранению аналогичных возможностей для последующих поколений.

Отмеченные категории имеют особое значение для понимания того, что мерилом социального прогресса является Человек и возможность его свободного развития, а социальная политика есть средство достижения намеченных целей: утверждение образа, качества и уровня жизни, достойных человека; достижение социального равновесия в обществе; гармонизация общественных отношений как один из способов укрепления политической стабильности государства и обеспечения его безопасности.

Что произошло в России в условиях перехода к рыночным отношениям и смены всей парадигмы политического и социального строя? От системы социальных гарантий, в равной мере распространяющихся на всех граждан, государство отказалось. Оно практически стремится переложить на социальные институты, включая неправительственные организации, фонды, в том числе гуманитарные, заботу о защите и выживании населения. Объектами политики социальной защиты стали социально обездоленные, или как принято говорить - социально незащищенные группы, к каким с полным основанием можно отнести и военнослужащих. Произошла подмена понятий: вместо "социальной политики" в России с 1992 г. появилась "социальная защита" населения. Институционализация этой новации была осуществлена в форме образования Министерства социальной защиты населения Российской Федерации, функционировавшего до 1996 г. Главным рычагом политики социальной защиты стали не социальные гарантии, а отдельные пособия, индивидуальная помощь. Между тем численность социально незащищенных групп в обществе расширяется стремительно.

В итоге, к концу 90-х годов Россия из страны высокой социальной защищенности превратилась в страну "льготников". Общая "стоимость" существующих ныне льгот для различных категорий граждан, по оценкам экспертов, колеблется от 300 до 500 миллионов рублей. Перечень льгот россиянам занимает несколько томов. Социальными льготами пользуются до 70% населения России - около 100 миллионов человек, в том числе и военнослужащие.

Напрашивается вывод, что в условиях перехода к рынку и смены форм собственности в России не выработана полноценная социальная политика, как в отношении всего населения, так и военнослужащих и их семей. Между тем без государственного социального патернализма не живет сейчас ни одна из стран, именуемых у нас цивилизованными.

Главным следствием отсутствия целенаправленной государственной политики явилось расширение угроз безопасности как личной, так и семьи. На этом фоне понятно, почему самая распространенная индивидуальная ценность сегодня в России, отмечаемая 61% опрошенных - это личная безопасность, безопасность семьи, защищенность близких.
Угрозы социальной безопасности - это явления и процессы, вследствие возникновения и развития которых происходят резкие, возможно даже качественные изменения в образе жизни, ущемляются жизненно важные социальные права и интересы личности: права на труд, профессию, гарантированную заработную плату, на бесплатное образование, здравоохранение, отдых.

Откуда исходят угрозы безопасности в социальной сфере? Их источники можно классифицировать по четырем группам.

Группа первая. Социальные угрозы, связанные с насилием, разгулом преступности в нашем обществе, его криминализацией. Значение этого источника столь важно, что выбор между "демократией" и "порядком" однозначно решается преобладающим большинством военнослужащих - 80,8% - в пользу "порядка", который, по их мнению, сегодня России нужен больше всего. За приоритет демократии высказались 5,9%.

Ко второй группе угроз социальной безопасности относится распространение таких негативных социальных явлений как наркомания, пьянство, рост смертности и сокращение продолжительности жизни.

К третьей группе социальных угроз относится ухудшение медицинского обслуживания и здравоохранения.

Четвёртую группу социальных угроз составляют факторы, связанные с низкой социальной защищённостью населения.



Инструментами решения этих и других проблем жизнедеятельности государства являются следующие системы:

  • образования, науки и культуры;

  • здравоохранения страны и благосостояния народа;

  • физической культуры,

  • туризма и спорта;

  • работы с молодежью;

  • социального страхования, пенсионного и другого обеспечения;

  • общественной безопасности, борьбы с правонарушениями и преступностью;

  • социальной защиты населения, реабилитации и адаптации лиц с девиантным поведением, отклонениями в развитии, лиц с ограниченными возможностями.

Каждая из систем имеет свои органы управления, опирается на соответствующее финансирование, нормативно-правовую базу, кадровый потенциал, территориальные органы управления (как правило) и местные учреждения.

  • исходя из этого, стратегическими целями социальной политики являются:
    достижение ощутимого улучшения материального положения и условий жизни людей;

  • обеспечение эффективной занятости населения, повышение качества и конкурентоспособности рабочей силы;

  • гарантия конституционных прав граждан в области труда, социальной защиты населения, образования, охраны здоровья, культуры, обеспечения жильем;

  • переориентация социальной политики на семью, обеспечение прав и социальных гарантий, предоставляемых семье, женщинам, детям и молодежи;

  • нормализация и улучшение демографической ситуации, снижение смертности населения, особенно детской, и граждан трудоспособного возраста;

  • существенное улучшение социальной инфраструктуры.

Назначение, роль, задачи и обязанности социальной политики вытекают из общих политических функций (интегрирующей, координирующей, регулятивной, коммуникативной, функции социализации, ориентационной и др.), обусловленных природой и содержанием политики как сферы власти и отношений по поводу власти. Вместе с тем, в силу специфичности социальной политики, связанной, прежде всего, с социальным статусом и интересами человека и группы, она имеет свои, особые функции, а именно:

  • регулирование воспроизводства рабочей силы, воспроизводства самого человека;

  • стимулирование социальной активности человека - трудовой, общественно-политической, духовно-познавательной;

  • обеспечение социальной защиты населения.

Таким образом

  1. Составной частью национальной безопасности является социальная безопасность, представляющая собой состояние защищенности личности, социальной группы, общности от угроз нарушения их жизненно важных интересов, прав, свобод.

  2. Инструментом обеспечения социальной безопасности общества является социальная политика государства.

  3. Объектом социальной политики являются социальная сфера и социальные отношения, развивающиеся на основе взаимодействия личностного и группового социального статуса, межличностных и групповых связей, обусловленных содержанием и дифференцированным характером трудовой деятельности, имущественного положения, материального благосостояния, направленностью политических ориентации и другими факторами;

  4. Субъектами социальной политики являются государство, муниципальные органы власти, общественно-политические организации, трудовые коллективы и другие;

  5. В центре социальной политики находятся социальные потребности и интересы человека и группы, без удовлетворения и подержания которых общество не может быть благополучным.


3.Социальная безопасность молодёжи в современной России
Государственная молодежная политика, механизм ее разработки и реализации в целях социальной безопасности в значительной степени неэффективна. Тогда как она должна быть направлена: на развитие творческого потенциала молодежи на основе адекватного, а не формального общественного признания деятельности молодых граждан и их объединений; на поддержку молодых людей в сложных жизненных ситуациях; на формирование проектов и программ, обеспечивающих социально-продуктивную деятельность молодого поколения как ключевого субъекта системы социальной безопасности.

В современной России практически отсутствует комплексная, скоординированная общегосударственная система молодежной политики, интегрирующая усилия всех ее субъектов, которая необходима для адекватного жизненного старта молодого поколения в условиях построения гражданского общества, демократического государства, эффективной и социально-ориентированной рыночной экономики и формирования системы социальной безопасности.

Реализация государственной молодежной политики, в целях повышения эффективности социальной безопасности, должна быть ориентирована на активное участие самой молодежи в решении жизненных проблем, поддержку ее созидательных общественных инициатив, деятельность молодежных общественных объединений, участие самих молодых граждан в формировании и осуществлении государственной молодежной политики.
Тема 5. Молодёжные организации в структуре социальной безопасности молодежи
План

1.Молодёжные течения демократических политических партий.

2.Молодёжные течения левых партий

3.Внепартийные молодёжные движения


Тезисы лекций
1.Молодёжные течения демократических политических партий.

Лояльные Кремлю "патриоты" - это особая категория организаций: они не выступают против президента, однако их риторика и идеология существенно отличается от официальной. В действительности такие организации работают либо по кремлевской санкции, либо по санкции политических фигур, соизмеряющих свою деятельность с политическими интересами Кремля.

Лояльные "патриоты" - это национал-патриотические организации, праворадикалы. Самым ярким проявлением существования таких организаций стал "правый марш" 4 ноября в Москве, организованный Евразийским союзом молодежи и Движением против незаконной миграции.

Евразийская партия Александра Дугина имеет свое молодежное отделение - "Евразийский союз молодежи" (опричники). В основе деятельности организации - антиатлантизм, восстановление господства России над евразийским пространством. Евразийская партия носит ярко выраженный антизападный характер, не признает либерализм и фактически призывает к возрождению "империи".

Опричники, тем не менее, практически никому не известны и какими-либо всероссийскими политическими акциями не отличалось. Известно лишь, например, об акциях против оппозиции в Башкирии. Кроме того, евразийцы не так многочисленны в целом, чтобы устраивать масштабные уличные акции. Показательно, что им пришлось привлекать ДПНИ для того, чтобы провести акцию 4 ноября.

В начале сентября Евразийская партия совместно с активистами Союза башкирской молодежи, объявившего себя филиалом известной турецкой правой террористической организации "Серые волки", украинской партией "Братство" (Дмитрий Корчинский) и татарским союзом молодежи "Азатлык" ("Свобода") объявили о создании антиоранжевого фронта. Как заявил лидер "евразийцев" Александр Дугин, националистические организации России намерены активно бороться с "оранжевой угрозой" и помогать в этом президенту Путину. Созданное движение якобы насчитывает уже 25 тыс. человек.

Члены "антиоранжевого фронта" не намерены использовать только методы гражданской борьбы: "ответ" "оранжевым" обещают дать симметричный: "оранжевые", безусловно, будут выходить за рамки правового поля, а значит, и мы имеем на это право", - заметил Дугин. За последнее время "евразийцы" уже успели проявить себя: недавно они провели в Киеве митинг в поддержку Юлии Тимошенко, который был расценен наблюдателями как попытка расколоть команду "оранжевых". В России же пока все акции носили региональный характер, не считая некоторых выпадов против активистов партии "Яблока".

Главной своей задачей "евразийцы" считают противостояние общефедеральной "оранжевой оппозиции". Главными противниками были названы партии СПС и "Яблоко", частично "Родина" и КПРФ, а также молодежное движение "Оборона". По словам лидера "евразийцев", идеологическими врагами молодежного "антиоранжевого фронта" являются также радиостанции "Эхо Москвы", "Радио Свобода" и телеканал НТВ.

В целях "евразийцев" и кремлевского движения "Наши" обнаруживается почти полное сходство: у движений одни и те же "враги" и задача противостояния "оранжевым". Руководство Евразийской партии не отрицает, что Кремль благосклонно относится к их деятельности. По словам Дугина, поддержка центра уже сейчас благотворно сказывается на финансировании альянса. "Бизнес понимает, что к чему, и теперь у нас есть солидная экономическая база", - уверяет он. Достаточно благожелательно "евразийцы" высказались и о движении "Наши": "Наши" - хороший проект, - сообщил представитель Евразийского союза молодежи Валерий Коровин. - Но недееспособный. Они связаны тем, что были в свое время заказом власти. Теперь за все активные действия, которые они совершат, Владимиру Путину придется отчитываться перед Западом".

Александр Дугин давно считался политиком, имеющим налаженные связи в Кремле. Однако задействовать его активистов в движении "Наши", которое весьма привлекательно для амбициозной молодежи, не получилось: представители "Евразийцев" имеют слишком радикальный имидж, что могло сказаться на репутации всего движения "Наши". В этих условиях "управляемым националистам" приходится искать свою нишу, в рамках которой можно было бы удовлетворить потребность власти в пресечении активности "оранжевых" и создании некой альтернативы на молодежном поле. "Евразийцы" оказались здесь вполне уместными: они рассчитаны на ту аудиторию, которая может оказаться нелояльной Кремлю, но аудиторию патриотическую и поддерживающую идею возрождения нации в ее более радикальном виде. Кроме того, "евразийцы" могут использовать более радикальные методы политической борьбы, не дискредитируя этим президента.

Движение против незаконной иммиграции" - ярко выраженная праворадикальная организация, которая делает ставку преимущественно на молодежь. Это новая организация, которая создана на "обломках" других праворадикальных организаций, которые носили маргинальный, внутренне крайне конкурентный характер. В отличие от своих предшественников, ДПНИ позиционирует себя более респектабельно, формально выдвигая не ксенофобские, а вполне конструктивные лозунги.

Однако руководитель движения Александр Белов (он же Поткин) известен как бывший сотник в радикальном движении "Память". В 90-е годы он признавал фашистский характер движения, по духу приближаясь к черносотенцам и отставая ценности в рамках идеологических ценностей "Бог-Царь-Нация". Будучи подчеркнуто ксенофобской организацией, ДПНИ примкнула к акции евразийцев, которые признают ценность многонационального характера России. Однако Евразийский союз молодежи поддерживается Кремлем как альтернатива НБП: неслучайно, "евразийцы" требуют отобрать у НБП "национал-большивизм". Таким образом, молодежное крыло Евразийской партии еще более радикально, чем материнская организация.

Для Кремля выгодна "антиоранжевая" настроенность "евразийцев", но ДПНИ для него неприемлем в силу своей реальной ксенофобии (хотя и эти праворадикалы "набиваются" в его союзники). Власть вынуждена дистанцироваться от праворадикалов: хотя 55% населения страны в той или иной степени одобряет лозунг "Россия для русских", напрямую поддерживать ксенофобские высказывания не готово ни общество в целом, ни элита. Показательная ситуация произошла на выборах в Мосгордуму: в одном из интервью лидер "Наших" Василий Якеменко заявил, что движение сотрудничает с партией "Свободная Россия". Однако когда журналист сообщил, что от этой партии в Мосгордуму идет участник "правого марша" Егор Холмогоров, то Якеменко был вынужден сразу же дистанцироваться от "Свободной России". Заметим, что партия "Свободная Россия" участвует в предвыборной кампании как "антияблочная" сила, что действительно сближает ее и с "Нашими".

Патриотическое поле активно используют и парламентские политические партии, имеющие налаженные связи с Кремлем. Это ЛДПР, которая не раз использовала лозунг "Россия для русских" и партия "Родина".

Проще всего ситуация с ЛДПР - ее молодежное отделение "Уличная гвардия" Жириновского существует виртуально. Ее целями является, также как и у всех лояльных Кремлю организаций - борьба с "оранжевой революцией". Однако дальше деклараций ЛДПР не идет, и активность ее молодежного крыла пока никем не была замечена.

Ситуация с молодежной активностью партии "Родина" более противоречивая. Сама партия "Родина", напомним, была создана в 2004 году на основе Партии Российских регионов - блокообразующей партии блока "Родина", успешно участвовавшего на парламентских выборах в 2003 году. Создание блока курировалось администрацией президента: планы создать левопатриотическую, пропрезидентскую силу, способную потеснить КПРФ оказались успешными. Однако этот успех оказался сильно зависящим от социально-политической конъюнктуры: как только партия оказалась перед необходимостью реагировать на социальные реформы, поддержанные президентом, но негативно воспринятые электоратом "Родины", ее управляемость резко снизилась. Напомним, что после январских акций протеста, "Родина" повела себя оппозиционно, а Дмитрий Рогозин обещал больше не санкционировать свои действия с Кремлем. Однако вскоре социальная напряженность спала и "Родина" была вынуждена вновь стать более "конструктивной".

Тем не менее, "Родина" и ее молодежное отделение активно принимает участие в акциях оппозиции: КПРФ, движения "Оборона", НБП, АКМ, СКМ и т.д. Однако совместное участие в рамках акций "объединенной оппозиции" связано преимущественно с социальными вопросами. Союз молодежи "За Родину" известен акциями против "отмены" бесплатного образования, митингом в защиту русскоязычного населения в Латвии, антиолигархические акции (против Виктора Вексельберга, Бориса Березовского, Романа Абрамовича и Анатолия Чубайса) и акциями с критикой политики отдельных, самых непопулярных министров российского правительства. Таким образом, основные ценности, которые защищает движение - это сильная социальная политика, защита русских и борьба с олигархами. Все это, по большой степени, не противоречит и президентской повестке дня. Официально "Родина" выступает как респектабельная парламентская партия, однако, например, на московских выборах ее телевизионный ролик был весьма сомнителен с точки зрения ксенофобских подтекстов. Кроме того, напомним, что первоначальный предвыборный список блока "Родина" в 2003 году был "завернут" в Кремле из-за наличия крайне одиозных националистов из откровенных фашистских движений (например "Спас"). Правда, все они затем были "вычеркнуты".

Тем не менее, партия "Родина" так или иначе, взаимодействует с Кремлем: иногда это взаимодействие становится напряженным, потом сглаживается и т.д. Этого нельзя сказать о молодежном крыле "Родины": его трудно назвать "лояльным" и его деятельность имеет менее четкие ограничители. В основном отношение движения "За Рожину" к Кремлю опосредовано отношениями Дмитрия Рогозина с президентской администрацией, но по сути, молодежная "Родина" оппозиционна и политически амбициозна.

Координаторы и руководители движения являются достаточно амбициозными молодыми людьми, которые хорошо известны с молодежной "тусовке" и которые часто не хотят быть простым молодежным отделением прокремлевской партии. В партии за молодежную политику отвечает Олег Бондаренко, который ранее возглавлял движение "За Родину": сейчас его сменил Сергей Шаргунов. Активисты движения гораздо в большей степени тяготеют к оппозиции, пытаясь расширить свою нишу в молодежной среде и взять инициативу в свои руки.
2.Молодёжные течения левых партий

Кроме Кремля, за молодежь активно взялись и оппозиционные политические партии. Традиционно активно работают с молодежью КПРФ в рамках Союза коммунистической молодежи - "боевое крыло" материнской организации. СКМ - попытка КПРФ создать некий аналог ВЛКСМ, однако его вряд ли можно считать успешным, так как участия в непосредственной политической деятельности КПРФ они не принимают. СКМ используется преимущественно как уличная протестная сила, как правило, действует совместно с другими радикальными молодежными организациями, прежде всего, с АКМ. Единственной попыткой КПРФ соответствовать "моде" создания условно автономных от материнской организации молодежное движение было появление движения "Хватит" (именно так переводится грузинское "Кмара") по инициативе заведующего сектором выборных технологий ЦК КПРФ Петра Милосердова, которого также называют представителем Союза коммунистической молодежи. Но это проект носил локальный характер и задумывался как движение против засилья московской бюрократии и в поддержку местного самоуправления в российской столице (видимо, к выборам в Мосгордуму).

Авангард коммунистической молодежи - леворадикальное движение во главе с Сергеем Удальцовым. АКМ одна из самых многочисленных радикальных молодежных организаций, которая призывает к свержению власти революционным путем и установлению коммунизма, возврату к СССР. В отличие от многих молодежных организаций, - АКМ достаточно самостоятельная, а идеологическая составляющая в мотивации очень сильна. Это значительно облегчает мобилизацию: не требуется серьезных финансовых вливаний для мотивации молодежи. АКМ является молодежным отделением КПСС - организации, которая абсолютно маргинальна и почти никогда не является объектом интереса со стороны СМИ. АКМ часто координирует свои уличные акции с другими радикальными организациями: СКМ и НБП.

Левая оппозиция также как и на правом фланге попыталась создать свое, координационное объединение под названием Молодежный левый фронт (Илья Пономарев). Туда вошли СКМ, АКМ, "Социалистическое сопротивление" и другие мелкие левые оппозиционные организации. Однако "костяк" МЛФ составляют именно активисты СКМ. Однако, несмотря на попытки создать нечто объединенное, глобальное, МЛФ включает в себя всего порядка 500 реальных активистов. МЛФ де-факто является структурой Института проблем глобализации Бориса Кагарлицкого.

Однако самой узнаваемой леворадикальной организацией является Национал-большивисткая партия во главе с Эдуардом Лимоновым. НБП имеет самую разветвленную сеть в регионах, жесткую структуру управления, высокую степень мобилизации своих сторонников. Хотя НБП является незарегистрированной партией, запрещенной недавно Верховным Судом, она очень активно работает с молодежью и даже, по сути, является молодежной структурой. Молодых людей привлекают радикальные акции НБП против конкретных чиновников или административных зданий (забрасывание разными продуктами питания официальных лиц, захват приемной администрации президента и Минсоцразвития и т.д.). Активисты не раз попадали по арест, а основными информационными поводами для появления в СМИ являются судебные процессы в отношении представителей партии.

Эдуард Лимонов, будучи леворадикалом, тем не менее, достаточно часто взаимодействует с либеральной оппозицией: движением "Оборона", СПС и "Яблоком". Это стало поводом для обвинений Лимонова в "движении" на правый фланг и связях с Березовским, акционерами ЮКОСа (НБП выступало против "дела ЮКОСа" и в поддержку Михаила Ходорковского). Показательно, что Лимонов симпатизировал "оранжевой революции" в Украине (однако, это не было поддержано внутри партии). НБП декларирует национал-большивизм и антиглобализм, однако акции в поддержку ЮКОСа заставляют НБП играть и на демократическом поле. Противоречивость позиции НБП связано с резким антипутинским настроем, предусматривающим целесообразность сотрудничества практически с любой оппозицией, готовой также поддерживать лозунг "Россия без Путина". Антирежимность и внесистемность оппозиционности НБП делает ее борьбу с "путинским режимом" более приоритетным, чем отставание конкретной идеологии. Отметим, что НБП, не отказавшись от своей ярко выраженной антибуржуазной идеологии (при этом имеющей точки соприкосновения и с правым радикализмом - в этом ее отличие от большинства левых радикалов), в последнее время старается не концентрировать на ней внимание, подчеркивая те аспекты своей деятельности, которые могут быть позитивно восприняты либералами.

Надо признать, что и такой "дрейф" НБП в сторону демократической оппозиции, а также ее достаточно мощный мобилизационный ресурс и сеть в регионах, повышает привлекательность организации для оппозиции в целом. НБП оказывается наиболее привлекательным "союзником" для уличных акций как для СКМ, АКМ, так и для "Обороны". Неслучайно, "Яблоко" начали обвинять в союзе с НБП, хотя такой союз объективно исключен и возможен лишь при точечных акциях.

Наконец, в России множество мелких молодежных левых оппозиционных движений, связанных с такими организациями как РКРП-РПК Виктора Тюлькина, Трудовой России Виктора Анпилова, и других.

Левая и леворадикальная оппозиция отличается реальным идеологическим наполнением. Даже те организации, которые декларируют приход к власти мирным путем, внутренне допускают и революционный путь развития. Молодежь в таких организациях весьма радикальна, часто настроена националистически и самое важное, не способна увидеть для себя пути самореализации в рамках существующих возможностей. Речь идет о вопросах получения конкурентоспособного образования и выстраивания стратегии карьеры.

В тоже время, например, НБП все больше ориентируется на интеллигенцию: если леворадикалы как правило, состоят из наиболее социально неустроенных слоев молодежи, то НБП симпатизируют и интеллигенты (аналогичные процессы вовлечения в движение образованных слоев молодежи, в том числе студенческой, хорошо известны из истории европейского левого радикализма в Германии, Италии, Франции в 60-70-е годы).

Вообще левая и леворадикальная оппозиция является наиболее дееспособной уличной силой. Если в электоральную борьбу они практически не могут быть допущены (не только потому, что трудно получить регистрацию в качестве политической партии, но и в связи с чрезмерной маргинальностью и радикализмом, не пользующимся видимой поддержкой в обществе; редким исключением было участие лидеров АКМ в выборах в Мосгордуму по списку КПРФ), то как уличный ресурс - это наиболее эффективная сила из-за сильной идеологической, а не материальной мотивации.
3.Внепартийные молодёжные движения
На демократическом поле в 2005 году наметился наибольший рост числа молодежных организаций. Однако речь идет не столько о качестве, сколько о количестве.

"Цветные революции" в Грузии и Украине, где заметные роли сыграли молодежные движения "Кмара" и "Пора", показали ценность и эффективность использования молодежи в политических целях. Это значительно подняло "стоимость" молодежного ресурса на политическом рынке.

СПС и "Яблоко" на фоне роста привлекательности молодежного ресурса и ужесточения конкуренции между различными политическими силами за это ресурс были вынуждены заняться собственной молодежной политикой. Ранее обе партии имели свои молодежные отделения, однако это скорее носило декоративный характер и молодые "яблочники" или "эспеэсовцы" были очень малочисленны. В рамках молодежной политики "Яблока" было известно (имеется в виду хоть какая-то видимость существования) лишь Московское молодежное "Яблоко" во главе с Ильей Яшиным (сейчас Иван Большаков). Лишь в мае 2005 года было создано общероссийское молодежное "Яблоко". Однако они до сих пор себя никак не проявило, оставаясь очень малочисленным и малоизвестным "молодежным отделением" партии.

Популяризации молодежного "Яблока" помешало создание Ильей Яшиным движения "Оборона". "Оборона" - это гражданская горизонтальная коалиция демократических, правозащитных, экологических и других молодежных и студенческих организаций, а также частных лиц. Движение подчеркивает, что является непартийным, направленным не на поддержку какой-либо партии или кандидата в президенты, а на обеспечение гражданских прав и свобод, обеспечение честных выборов и отстаивание их результата. "Основной принцип движения: гражданское сопротивление без использования насилия. Основное средство движения: прямое гражданское действие", - говорят активисты "Обороны".

В движения не входят политические партии: оно предусматривает личное членство. Однако в координационный совет движения входят представители самых различных оппозиционных политических сил, в частности СПС, "Яблока", "Идущих без Путина". Однако в действительности, "Оборона" является, по сути, "яблочной структурой", но отличается большей свободой политического маневра, большей степенью радикализма политического действия и не ограничена рамками программы партии "Яблоко". Заинтересованность "Яблока" в поддержке "Обороны" понятна: сейчас для привлечения молодежи более эффективно создавать организации, связанные не напрямую с конкретной партией, а с конкретными идеями. Неслучайно практически во всех подобных организациях нет одного лидера, а формально руководит координационный совет.

Сегодня узнаваемость "Обороны" сопоставима с узнаваемостью НБП. Пока это самое активное и самое успешное движение на демократическом фланге. Тем не менее, эта успешность связана с эффективным "внедрением" и использованием сформировавшегося "бренда" "Оборона": именно под этим "флагом" представители молодежи СПС, "Яблока", "России без Путина", "Коллективного действия" и ряда других, как правило, неизвестных и маргинальных организаций участвуют в уличных акциях протеста. Это связано как с факторами дискретированности российских либералов и провала на выборах в 2003 году, так и с желанием создать нечто обновленное и несвязанное с фигурами, ранее олицетворявшими собой идеи либерализма. Кроме того, "Оборона" - это попытка создать аналог "оранжевых" молодежных движений в Грузии и Украине. В действительности, костяк активистов насчитывает около 100-150 человек.

"Оборона" активно занимается самораскруткой, выступает против "путинского режима", за традиционные демократические ценности, участвовали в акциях социального характера (против монетизации льгот, отмены отсрочек от армии и сокращения военных кафедр). "Оборона" ориентирована, прежде всего, на студенчество. Тем не менее, ее "уличный ресурс" может оказаться серьезным только при совместных акциях с левой или даже леворадикальной оппозицией.

Другая либеральная партия - СПС - так же как "Яблоко" до 2005 года не стремилась делать ставку на молодежную организацию. Работа с молодежью СПС выстраивала идеологически, апеллируя к молодым людям как одной из основных электоральных групп партии - это особенно было видно в 1999 году, в меньшей степени - в 2003 г. Молодежный СПС по своей известности или степени активности - самая слабая организация среди политических партий, который когда-либо входили в парламент. Численность активистов составляет около 50 человек.

Тем не менее, в этом году по инициативе Марии Гайдар (дочь Егора Гайдара) было создано движение "Да!" (демократическая альтернатива), близкое к СПС. Планировалось даже, что Мария Гайдар возглавит список СПС на выборах в Мосгордуму, однако, затем она была оттеснена более известными фигурами (еще до того, как было решено создать единый с "Яблоком" список). "Да" проявило себя несколькими акциями против цензуры в СМИ, против коррупции ВУЗах и за честность судов (в них принимало участие около 10 человек). Слабость "Да" в сравнении с "Обороной" связана с большей степенью политической неопределенности внутри СПС, а также ее политической ориентации (Анатолий Чубайс избегает конфронтации с Кремлем, в то время как некоторые другие влиятельные члены партии выступают за либеральную оппозиционность партии). По большому счету проект "Да!" является организацией, созданной под Марию Гайдар, позиционирующей себя как пример нового "продвинутого" поколения политической молодежи.

Помимо "Обороны" и движения "Да!" в России появилось еще множество карликовых по сути молодежных организаций, которые существуют преимущественно виртуально. Это своеобразная "тусовка", которая в качестве основного средства коммуникации использует возможности Интернета, в частности, через LiveJournal ("Живой журнал").

Использование Интернета автоматически сужает границы развития подобных молодежных организаций столичными городами - преимущественно Москвой и Санкт-Петербургом. В отличие от НБП, "Обороны", "Родины", которые также активно присутствуют в интернете, есть ряд организаций, которые зарождаются и "живут" в нем. Публичные акции таких организаций известны лишь малому числу друзей лидеров таких организаций, либо специалистам, следящим за их развитием.

Все эти движения пытаются походить на "цветные". Например, движение "Мы" активно использует оранжевый цвет и обещает перенять эстафету украинской "Поры". "Мы" было создано Романом Доброхотовым после того как он покинул московское отделение "Идущих без Путина" - еще одна "интернет-организация". "Идущие без Путина" возникли в интернете в Санкт-Петербурге из представителей "Идущих вместе" (кремлевская молодежная организация, которая сейчас фактически заменена на "Наших") на фоне январских акций протеста. Движение "Мы" приблизительно такого же "размаха", как и "Да!", однако если последнее упоминается часто в связи с известной фамилией Гайдар и "брендом" СПС, то "Мы" практически неузнаваемо. "Мы", также как и множество других карликовых молодежных либеральных организаций, отстаивает традиционные ценности демократии, свободы слова, независимости судов и т.д., но создано под конкретного человека. По большому счету, эта организация является примером "политического бизнеса", когда предпринимается попытка раскрутить некий бренд, а затем "продать" его тем или иным заинтересованным "инвесторам".

Предпринимаются попытки самоорганизации и на уровне студенчества. Например, на базе Высшей школы экономики образовано либеральное движение "Я думаю". Движение пытается выступать как выразитель интересов студенчества (в частности, против отмены отсрочек от армии, в поддержку Ходорковского, за более активные формы выражения несогласия с властью). Организация функционирует путем проведения семинаров по тем или иным вопросом, однако ее деятельность почти не привлекает внимания СМИ.

Наконец, есть в России и организации непосредственно под названием "Пора". Как пишет журналист "Коммерсанта" Олег Кашин, "в дни украинских событий российский киберсквоттер (Вадим) Морозов зарегистрировал сайт pora.org.ru (по аналогии с модным в те дни украинским pora.org.ua) и объявил, что русская "Пора" - это он. Потом к Морозову присоединился бывший деятель "Либеральной России" Березовского (представитель Березовского в "Либеральной России") (Андрей) Сидельников (сейчас его из "Поры" уже прогнали) и журналист (Станислав) Яковлев, который в силу его наиболее активного присутствия в ЖЖ (LiveJournal) немедленно сделался лицом "Поры". О существовании каких-либо еще активистов русской "Поры" доподлинно ничего не известно, но, так или иначе, "Пора" в России существует, и это нужно иметь в виду", - пишет Кашин. Добавим, что Станислав Яковлев - это бывший представитель ультранационалистической газеты "Русский хозяин". Позднее он говорил о готовности поддерживать Михаила Касьянова, затем называл себя союзником "Яблока".

Все эти организации подчеркнуто либеральны, выступают против "режима Путина", за свободы и за защиту интересов студентов. Численность активистов таких организаций в лучшем случае достигает 10 человек. Как правило, большинство подобных организаций инициированы амбициозными молодыми людьми, которые стремятся "подняться" на волне интереса к "оранжевым".

Подведение итогов

Схема молодежных организаций в России

 

Под либералами подразумеваются приверженцы рыночной экономики и демократических ценностей в противовес "партиям порядка и справедливости" (от консерваторов и ксенофобов до леворадикалов).

Серым цветом выделены преимущественно виртуальные организации.

Как видно, на лояльном Кремлю поле "работают" преимущественно "патриоты", а также откровенно прокремлевские молодежные движения. Если брать преимущественно "патриотический фланг", куда входят "лояльные патриоты" и патриотическая оппозиция, то выясняется, что первые относятся к правому и праворадикальному флангу, в то время как вторы - к левому. Иными словами, лево-патриотические силы исключат лояльность Кремлю, в то время как среди право-патриотических и праворадикальных сил нет оппозиции. Это и понятно: с правыми "патриотами" Кремлю легче найти "общий язык": это и идеологическая совместимость и антизападность. Левая же оппозиция хотя позиционируется часто как антизападная сила, но все равно "капиталоемкая" для "западных инвестиций" и что не маловажно для Кремля - работает против "путинского режима". Получается уникальная ситуация на среди праворадикалов нет оппозиции, а среди леворадикалов оппозиция преобладает.

В то же время либеральная оппозиция не только претендует на смену президентской власти, но и часто солидаризируется с Западом. Именно либеральные организации оказывается объектом пристального внимания Кремля, и рассматриваются как наиболее опасные для действующего режима. Однако и сама либеральная оппозиция откровенно слаба: в либеральном поле присутствуют либо откровенные "бизнес-проекты", либо малочисленные "клубы" по интересам. Более того, от либерализма отходят даже сами либералы, двигаясь ближе к социальной риторике. Это и понятно: идеи либерализма сейчас в России являются наименее популярными. В информационном же пространстве (преимущественно официозном) либералы фактически становятся тождественными прозападным силам, либо фашистам.

В то же время официальные прокремлевские движения, по сути, не могут не быть либералами в вопросах, например, экономики: ведь они позиционируют себя как пропрезидентские силы, а нынешний президент пытается выглядеть либералом в экономической политике. Именно поэтому они оказываются на грани патриотов и "либералов". Отсюда же социальный консерватизм "Единой России", которая пытается сочетать в себе как умеренный патриотизм, так и сильную социальную политику с рыночной экономикой.

Что же касается непосредственно молодежной среды, то здесь, даже несмотря на активизацию процессов привлечения молодежи к политике, она остается по большей степени аполитичной. В городах образованная молодежь идеологически является демократической, но и она прагматична и либо вообще не "лезет" в политику, либо рассматривает ее как возможность для карьеры или политического "бизнеса". В провинции сильны националистические тенденции, но разного рода "скинхеды" не участвуют в политике и как правило имеют организации сектантского типа. Большинство же политикой интересуется мало и готово выражать свое политическое отношение лишь к вопросам, затрагивающим их непосредственные интересы (например, сокращение отсрочек от армии).


1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница