Учебно-методический комплекс дисциплины сд. 03 Социальная безопасность молодежи



страница5/6
Дата27.04.2016
Размер1.28 Mb.
1   2   3   4   5   6
Тема 6. Экономическая безопасность молодежи
План

  1. Безработица молодежи одна из острейших социально-экономических проблем современности.

  2. Комплексное решение проблемы занятости молодёжи

  3. Задачи вуза в условиях роста безработицы молодёжи.


Тезисы лекции
1. Безработица молодежи одна из острейших социально-экономических проблем современности.

В результате проведения курса реформ в сфере занятости обозначились следующие тенденции:



  • абсолютное сокращение занятых в стране;

  • сокращение занятых в государственном секторе, развитие малого предпринимательства, увеличение числа самозанятых, развитие новых форм частичной и вторичной занятости;

  • процессы реструктуризации отраслевой занятости: сокращение численности работающих в промышленности и строительстве, науке и научном обслуживании, рост занятых в отраслях торговли и общественного питания, материально-технического обслуживания, сбыта, ЖКХ, здравоохранения, кредитования, финансирования, страхования и т.п.;

  • возникновение рынков детского труда, рабочих мест для лиц послепенсионного возраста;

  • расширение занятости в сфере личных услуг (охрана, личный транспорт, обслуживание на дому и т.п.);

  • легализация безработицы и быстрое ее распространение на территории России в связи с сокращением спроса на рабочую силу; увеличение уровня латентной безработицы;

  • усиление процессов текучести, высвобождение рабочей силы, трудовая миграция, изменение ее направлений и форм;

  • активное развитие неформального сектора и рост занятости в теневой экономике;

  • выделение наименее защищенных слоев населения с точки зрения трудового законодательства в лице молодежи и женщин.

Уровень официально зарегистрированной безработицы на начало 2009 года (с учетом работающих в режиме неполной занятости и находящихся в отпусках по инициативе администрации работников) достигает более 30% экономически активного населения. А если учесть такую особенность национальной безработицы как - предельно низкий процент зарегистрированных безработных, станет понятным необходимость корректировки данного показателя, естественно, в направлении его увеличения.

Таким образом, в нашей стране практически каждый третий трудоспособный гражданин - безработный!

Это страшные цифры. Тем более, что основная часть безработного населения формируется из наиболее активной, образованной, динамичной, перспективной прослойки населения - из молодых людей (20-40% от общего числа зарегистрированных безработных, как в капиталистических странах Европы, так и у нас в стране, составляет молодежь в возрасте до 29 лет).

Подобная ситуация чревата самыми острыми социально-экономическими последствиями для современного общества. Не стоит говорить о том, что безработица сама по себе является не только индикатором экономической нестабильности в стране, но и одной из самых глобальных социально-экономических проблем современности. С одной стороны, сужение источников доходов семей при росте безработицы, вызывая деградацию потребления, не может не стать фактором обнищания населения, а стало быть, и торможения экономического роста. С другой стороны, слабая социальная защищенность приводит к разочарованиям в жизни и как крайний выход - к увеличению самоубийств.

Массовая безработица среди молодежи, в силу специфики, не устоявшейся еще психики, чрезмерных амбиций новоиспеченных специалистов, юношеского максимализма и реактивности, является еще более глубокой проблемой. Молодые специалисты - это гордость и надежда любого развитого государства, а если эта “надежда” не имеет соответствующей социальной защищенности, “непристроенность” молодежи превращается в одну из наиболее значимых угроз экономической безопасности и социальной стабильности страны. Безработица среди молодого населения ведет:


  • к углублению бедности и обнищанию бюджетов молодых семей (как следствие - увеличение разводов, абортов, снижение рождаемости, увеличение числа беспризорных и брошенных детей, детей-сирот, детей-инвалидов);

  • снижение социальной защищенности и неадекватная оценка молодежного труда способствует падению национального патриотизма, приводит к оттоку молодых специалистов в развитые капиталистические страны, прививает интерес к поиску альтернативных форм заработка в сфере неформальной экономики и теневого бизнеса, подрывает интерес к образованию;

  • усугубляется криминогенная обстановка в стране: увеличивается количество экономических и уголовных преступлений, расцветает алкоголизм и наркомания, увеличивается количество венерических и прочих заболеваний, сокращается уровень продолжительности жизни, увеличивается смертность - все это способствует естественному вырождению нации.

В сложившейся ситуации просто необходимо разработать целый комплекс мер по выводу страны из “безработного” кризиса.

С одной стороны, в решении данной проблемы может помочь набирающая обороты система предпринимательства и частного бизнеса, с другой стороны, естественно, никак не обойтись без помощи государства и поддержки местных органов самоуправления. Так как, лишь решив данную проблему на местах, “залатав дыры” в рядах безработных в каждом отдельном регионе, можно говорить о снижении уровня безработицы в стране в целом.

Что касается проблемы увеличения непосредственной занятости молодежи, здесь наблюдаются свои специфические сложности:


  • молодые специалисты в силу своей “незрелости”. Недостатка профессионального опыта являются одним из наименее востребованных слоев населения на рынке труда;

  • наблюдается тенденция к эксплуатации молодежного труда со стороны частных предпринимателей (необоснованно низкая заработная плата, ненормированное рабочее время и дифференциация труда) по причине сложности трудоустройства и повышенной в связи с этим значимости рабочего места;

  • чрезмерная амбициозность выпускников современных вузов (особенно коммерческих) - завышенные требования к условиям и оплате труда, не желание строить карьеру с самых “низов”, постепенно поднимаясь по ступеням служебной лестницы, - усложняют ситуацию на рынке труда молодых специалистов, увеличивают количество безработных праздношатающихся молодых людей;

  • отсутствие четкой профессиональной определенности - зачастую образование, полученное в вузе, не является основным профессиональным ориентиром, молодой специалист не знает своих профессиональных склонностей и не имеет конкретных предпочтений ни к одной из профессий;

  • отсутствие практической подготовки с детства к любому реальному труду приводят к нежеланию менять размеренный уклад “легкой” жизни за “надежным родительским плечом”;

  • слабая социальная защищенность, необоснованно низкая система оплаты труда в стране, высокая текучесть кадров на российских предприятиях стимулирует молодого специалиста к поиску заработка на более благоприятной ниве зарубежных предприятий.

Естественно, найдется целый ряд подобных причин, оправдывающий высокий процент “не пристроенной” молодежи. Оправдывающий ли? Нет, и еще раз нет.
2.Комплексное решение проблемы занятости молодёжи
Решить проблему увеличения занятости можно, но подходить к этому решению следует комплексно:

1. Во-первых, государство должно позаботиться о создании атмосферы социальной стабильности и защищенности для рассматриваемого слоя населения (ведь молодежь - это будущее нации):



  • пересмотреть и доработать законодательную базу;

  • откорректировать политику в области трудоустройства;

  • найти возможности дополнительного финансирования государственных программ и мероприятий в направлении занятости;

  • разработать систему поощрений, льготного инвестирования и налогообложения регионов с низким уровнем безработицы (тем самым стимулировать местную администрацию в приоритетности решения проблемы занятости) и др.

2. Во -вторых, органы местной администрации должны активно следить за положением на рынке труда своего региона:

  • способствовать созданию необходимого количества государственных и коммерческих специализированных институтов, занимающихся трудоустройством, профессиональным консультированием, психологической поддержкой (в частности, специализированных агентств для молодежи, кадровых агентств, центров социально-психологической помощи молодежи, бирж труда и т.п.);

  • следить за деятельностью государственных служб занятости и городской биржи труда, оказывая необходимую финансовую помощь и организационно-правовую поддержку (при выплате пособий, оплате стажировок, финансировании и организации профессионально-консультационных массовых мероприятий и т.п.);

  • формировать государственный заказ для вузов на такие специальности, которые соответствуют требованиям времени и условиям сложившегося рынка труда;

обеспечить тесную взаимосвязь в системе: местные органы самоуправления - вузы - рынок труда;

стимулировать предприятия и частных предпринимателей в увеличении количества молодых специалистов при формировании кадрового потенциала фирм (проводить на базе бирж труда и кадровых агентств консультационно-разъяснительные семинары с работодателями; выделять необходимые финансовые средства на начальном этапе апробации молодого специалиста, ввести квотирование численности молодых специалистов на предприятиях, организовывать курсы по планированию кадровой политики для частных предпринимателей).


2. Задачи вуза в условиях роста безработицы молодёжи.
Необходима перестройка в образовательной деятельности современных учебных заведений, сегодняшний вуз должен выпускать качественно иного специалиста:

  • выпускник должен иметь четкую профессиональную направленность (для этого необходимо ввести в любое высшее учебное заведение специальную дисциплину/курс - “Планирование профессиональной карьеры”);

  • выпускник должен быть уверен в востребованности своих знаний (специальности должны подбираться не только с целью коммерческой выгоды на сегодняшний день, но и с учетом перспективных тенденций на рынке труда; ввести в практику последипломную стажировку на предприятиях в течение, приблизительно, шести месяцев);

  • вуз должен быть нацелен не на набор, а на выпуск, т.е. на базе любого современного вуза должна работать своя кадровая служба по работе с выпускниками (либо заключен договор со специализированными агентствами), обеспечиваться устойчивые взаимосвязи с действующими предприятиями-работодателями, организовываться курсы дополнительной специализации и повышения квалификации, практиковаться распределение на предприятия хотя бы наиболее перспективных выпускников.

Естественно, система мер по снижению безработицы среди молодых специалистов не исчерпывается приведенным перечнем, существует огромное поле для творческого поиска путей выхода из сложившейся на рынке труда ситуации. Еще раз подчеркнем, что лишь подойдя к решению проблемы занятости комплексно, можно будет заметить определенные “просветы” в “темных туннелях рядов безработных”. Как говориться - в единстве наша сила.
Тема7. Духовная безопасность молодёжи.
План


  1. Юность в поисках идеала.

  2. Проблема становления социальной зрелости.

  3. Стратегия духовной безопасности


Тезисы лекции

Главная трудность юношеской рефлексии состоит в том, чтобы правильно совместить то, что А.С.Макаренко называл ближней и дальней перспективой. Ближняя перспектива – это непосредственная сегодняшняя и завтрашняя деятельность и ее цели. Дальняя перспектива – долгосрочные жизненные планы, личные и общественные. Их совмещение дается молодому человеку не без труда. Молодежь любит помечтать об отдаленном будущем, но вместе с тем хочет быстрого получения осязаемых результатов, немедленного удовлетворения своих желаний. Способность отсрочить непосредственное удовлетворение, трудиться ради будущего один из главных показателей морально-психологической зрелости.

Временная перспектива личности с возрастом не только углубляется, но и расширяется: когда детей просят описать будущее, они обычно рассказывают преимущественно о своих личных перспективах, тогда как старшие, отвечая на тот же вопрос, активно обсуждают социальные, мировые проблемы.

Растет с возрастом и способность разграничивать возможное и желаемое. И все-таки в 15-16 лет "реализма" не хватает, и это сказывается на характере жизненных планов.

С одной стороны, жизненный план – результат обобщения и укрупнения частных целей, которые ставит перед собой личность, следствие интеграции и иерархизации ее мотивов вокруг устойчивого ядра ценностных ориентаций, подчиняющих себе частные, преходящие стремления. С другой стороны, это итог конкретизации и дифференциации целей и мотивов. Из мечты, где все возможно, и идеала как абстрактного, иногда заведомо недосягаемого образца постепенно формируется более или менее реалистический, нацеленный на действительность план деятельности.

Жизненный план – явление одновременно социального и этического порядка. Вопросы, кем быть (профессиональное самоопределение) и каким быть (моральное самоопределение), первоначально, на подростковом этапе развития, не различаются. Подростки часто называют жизненными планами весьма расплывчатые ориентиры и мечты, которые никак не соотносятся с их практической деятельностью. Они пытаются предвосхитить свое будущее, не задумываясь о средствах его достижения. Такие образы будущего ориентированы на результат, а не на способы его достижения. Неконкретность, диффузность жизненных ориентаций отражается и в представлениях о себе. "Я в своем представлении первопроходчик в дальней тайге: мы прокладываем дорогу и рядом со мной мои друзья, – пишет 15-летний Виктор из Новосибирска. – Или вдруг – испытатель новых парашютов, когда от твоего умения зависит жизнь очень и очень многих людей. Иногда я – хирург, который делает пересадку сердца умирающему человеку, или просто врач "Скорой". Я задерживаю опасного преступника, я спасаю горящее поле, я..."

Это письмо характерно. Мальчик стремится сделать что-то хорошее, важное, социально значимое, причем во всех ситуациях он видит себя в роли героя. Но мечты его еще совершенно детские: главное – быть героем, а в чем и как дальше видно будет. "Я только твердо уверен, что, когда мне будет не пятнадцать, как сейчас, а намного больше, я обязательно сделаю что-нибудь такое..." "Когда-нибудь", "что-нибудь такое". А ведь сейчас Виктор должен всерьез решать, продолжать ли ему учебу в школе, идти ли в ПТУ, техникум или на производство. Готов ли он к этому решению? И как изменится его самооценка, если действительность окажется богаче, но и сложнее мечты?

А ведь выбор профессии – только небольшая часть социального самоопределения.


2.Проблема становления социальной зрелости.
Что такое социальная зрелость?

- Юность — последний этап подготовки к жизни и одновременно начало самостоятельной сознательной жизни. Переход от нее к зрелости обычно постепенен и незаметен. Меняется основной вид деятельности — им.постепенно становится труд, подчиняющий себе учение. Чувство принадлежности, ранее связанное преимущественно с группой сверстников, расширяется до полной гражданской зрелости, включающей в себя целую систему социальных ролей. На основе накопленного жизненного опыта более реалистической становится самооценка и более устойчивым и емким — самосознание в целом.

Зрелая личность — это личность, которая активно владеет своим окружением, обладает устойчивым единством личностных черт и ценностных ориентации и способна правильно воспринимать мир и себя6,

Это определение приблизительно верно схватывает суть дела. Но оно требует и некоторых уточнений. Я уже говорил, что образы юноши и взрослого имеют смысл толь-. ко в соотнесении друг с другом. Личность всегда представляет собой некую устойчивую структуру и в то же время текучий, незавершенный процесс. Но в анализе акцентируется либо одно, либо другое. Когда мы говорим о юности, мы акцентируем в ней порыв, стремление, незавершенность. Зрелость лее ассоциируется с ясностью, спокойствием, определенностью. Такое противопоставление, несомненно, имеет под собой реальную почву. Но нередко, особенно в обыденном сознании, оно абсолютизируется. Если юность мыслится как порыв, то зрелость выступает скорее как состояние. «Стать взрослым» — значит, укорениться в жизни, обрести устойчивое положение, приспособиться к окружающей среде и т. п. Педагогический образ взрослого как человека, лишенного противоречий и сомнений, имеющего готовые ответы на все вопросы, невольно приобретает черты самодовольства, застойности, неподвижности. Тем самым он становится портретом скучного обывателя, духовная жизнь которого значительно беднее юношеской жизни с ее драматизмом, пусть даже несущим в себе неизбежность разочарований, и подражать ему не хочется.

Но насколько правомерно такое противопоставление? Конечно, имеется немало людей, у которых юношеские порывы с возрастом увядают, заплывают жирком, и стремления не выходят из рамок обыденности. Но это далеко не всеобщее правило. Субъективно возрастные различия наиболее ярко выявляются в типе временной перспективы. Юноша живет будущим, для него настоящее — только подготовка к другой, «подлинной» жизни, которая придет позже. Эта особенность юношеского сознания облегчает переживание неприятностей (а, все еще впереди, все можно исправить!), но с нею же связано и недостаточное чувство ответственности. Зрелость наступает тогда, когда человек осознает иллюзорность такой ориентации, понимает, что жизнь не знает черновиков, что будущее — это то, что ты сам создаешь своей сегодняшней деятельностью. Эта перестройка перспективы иногда бывает весьма драматической. Индивид обнаруживает, что и его возможности, и его способности ограниченны, что наивно ждать от будущего чуда, что мир невозможно переделать по прихоти собственной фантазии. Но именно это разочарование, снятие чар, которые мешали видеть мир в его. действительности, побуждает зрелого человека к деятельности. Будущее перестает быть чудом, которое само принесет желаемое, оно становится потенцией сегодняшней действительности, сегодняшних усилий. Вопрос, однако, заключается в том, что один человек приспосабливается к действительности, а другой пытается ее видоизменить. Обыватель живет в «данном» ему мире, творец же, революционер, создает свой собственный мир. Очень хорошо сказал В.Э. Мейерхольд: «У одних вид пропасти вызывает мысль о бездне, у других — о мосте. Я принадлежу ко вторым».

Внутренний мир взрослого человека сложнее и суровее, чем мир юноши; у него меньше иллюзий, его взгляд на мир строже, а выражение чувств сдержаннее. Но он отнюдь не беден и не статичен. Самоопределение личности не заканчивается с юностью, оно продолжается всю жизнь. В каждый момент человек принимает решение, выбирая тот или иной образ действий, и сознание того, что этот выбор нельзя «переиграть» и что он затрагивает не только тебя, но и других, придает ему, пожалуй, даже больший драматизм, чем тот, который типичен для юноши с его незрелым негативизмом или не менее незрелой стадностью. Зрелость выступает как некая определенность только по отношению к «неоформленности» юношеского порыва. Взятая в другом ракурсе, она тоже динамический процесс, со своими трудностями и противоречиями. Личность, как и история, всегда остается незаконченной, незавершенной, она есть проекция, творчество, поиск.

Мы уделяем много внимания борьбе против эгоизма и индивидуализма, и это правильно. Но не менее важной задачей является борьба против конформизма, против того, что Эмиль Кроткий называет законом всеобщего тяготения к шаблону. Конформизм иногда кажется просто несовершенной формой коллективизма. На самом деле он вырастает из тех же социальных корней, что и индивидуализм: в основе обоих лежит представление (чаще всего неосознанное) о коллективе как о некой внешней силе. Только в одном случае с этой силой пытаются бороться, а во втором — ей пассивно подчиняются. Люди иногда говорят: «Коллектив не может ошибаться», «Человек, который выступает против коллектива, — эгоист». Но это не только фактически неверно, так как коллектив может стоять и на неверных позициях. Вдумаемся в психологическую сторону дела.

Что значит утверждение: «Коллектив не может ошибаться»? Ведь коллектив — это мои товарищи, включая меня самого. Утверждая непогрешимость коллектива, я утверждаю тем самым свою собственную непогрешимость. Вряд ли кто-нибудь думает так всерьез. Вернее, за этой формулой стоит такое рассуждение: «Коллектив — это не я, и я не могу отвечать за решения коллектива». То есть за психологией конформиста скрывается равнодушный индивидуалист, стремящийся переложить ответственность за свою деятельность на кого-то другого. Он «всегда с коллективом» только потому, что так спокойнее, не нужно ни бороться, ни думать. По ядовитому замечанию Г.К. Лихтенберга, ничто так не способствует душевному спокойствию, как полное отсутствие собственного мнения. Но это спокойствие есть род предательства и по отношению к коллективу, и по отношению к самому себе.

Коллективность решений без индивидуальной моральной ответственности становится практически, как ни крути, формой коллективной безответственности.

Уклоняясь от ответственности за свои деяния, человек отказывается тем самым от своей свободы и индивидуальности. Одно неотделимо от другого. Мера свободы есть одновременно мера ответственности.

Боязнь ответственности — стимул уклониться от борьбы. Сознание ответственности — стимул к деятельности, Ответственность, долг перед обществом переживается как ответственность перед самим собой. Конечно, как и всякий другой человек, я могу ошибаться. Поэтому я и не претендую на то, чтобы единолично решать за все общество. Но я не могу уклониться от острых вопросов, я должен серьезно изучить, их и, коль скоро у меня сложились какие-то убеждения, отстаивать их перед другими.

Социология и этика — разные дисциплины. Но социологическая концепция личности не может не затрагивать этических проблем. Ибо в поведении личности немаловажную роль играет ее нравственное самосознание, ее представление о том, какой она должна быть. И чем значительнее, активнее, самостоятельнее личность, тем важнее эта сторона дела. Никогда, ни при какой общественной организации индивид не сможет решать за всех остальных. Всегда ему придется считаться и с объективными условиями, и С многообразием человеческих мнений. Никогда он не сможет предвидеть все общественные последствия своих поступков. Но именно поэтому его общественный долг состоит в том, чтобы стремиться к максимальной самореализации, максимальной самоотдаче, независимо от степени успеха и признания со стороны окружающих

Человек именно потому должен оставаться самим собой, что только так он может отдать себя людям. Приспособленчество убивает индивидуальность. Служение обществу и самореализация личности в ее подлинном, глубоком смысле — это одно и то же. В одном из рассказов Д. Гранина выведен человек, который все время откладывает выражение собственного мнения «до лучших времен». Сначала он уходит от конфликта с бюрократом-начальником, так как хочет занять более прочную служебную позицию, которая позволит ему сделать много больше. Потом следуют новые компромиссы с совестью, смелость и самостоятельность все откладываются и откладываются. В итоге складывается облик карьериста, у которого собственное мнение существует только, так сказать, для личного употребления, а действует он по принципу «чего изволите?».

3. Стратегия духовной безопасности
Сегодня «духовная безопасность» стала одним из ключевых понятий российского православно-патриотического дискурса. Проблеме духовной безопасности посвящаются конференции, проводимые на самом высоком уровне, научные и публицистические статьи, эта тема постоянно затрагивается в выступлениях крупных церковных, государственных и общественных деятелей

В данной связи хотелось бы особо подчеркнуть, что сфера духовного не есть вещь абстрактная и оторванная от реальной «земной» жизни, она касается непосредственно всех и каждого и более того – является в конечном итоге определяющей нашу жизнь во всех ее проявлениях. Духовный мир имеет свое вполне ощутимое и реальное по своим последствиям социологическое измерение, не отрицающее религиозно-мистического начала, но преломляющее его в «грубой эмпирике будней». Это измерение до известной степени доступно научному исследованию и социологическому предвидению.

Прежде чем говорить о социологическом ракурсе духовной безопасности, следует определиться с базовыми понятиями.

Духовное – это, по выражению И.А. Ильина, «дар выбора, предпочтения и самоопределения».

Духовная жизнь – сфера самостроительства и самопознания личности. Она наиболее полно выражает сущностную характеристику человека, связанную с творческим поиском, целеустремленностью, смыслообразованием, познанием мира, себя в мире на этической почве. В духовной сфере осуществляется осмысление и выбор идеалов, ценностей, целей. Она предполагает не просто усвоение знаний, почерпнутых из человеческой культуры, ее «архивов», но осмысление и переживание их как личного жизненного опыта. В этом контексте «духовное» есть интегральное качество, относящееся к смысложизненной сфере, определяющей содержание, качество и направленность человеческого бытия.

Социологический план духовной жизни связан, прежде всего прочего, со сферой идеалов и ценностей. Идеалы – это всеобъемлющие, интегральные умонастроения, которым свойственна устойчивость и существенное влияние на выбор жизненной стратегии личности, группы и общества. Ценности – это конкретные частные ориентиры, отображающие устойчивые предпочтения в выборе жизненных приоритетов. Они тесно взаимосвязаны; характер идеала выражается в качественном составе легитимируемых им ценностей и в отношениях иерархии между ними.

Безопасность духовной сферы человеческой жизни, соответственно, связана с характером тех идеалов и ценностей, которые эту сферу составляют. Критерий здесь – практический результат.

Будут ли эти ценности и стоящие за ними идеалы «работать» на консолидацию или же на атомизацию общества? Будут ли эти ценности и идеалы укреплять и развивать исторические традиции народа или же вести к их дискредитации и забвению? Будут ли они, в конечном итоге, способствовать повышению жизнеспособности общества, культуры и каждого человека, вдохновлять его на жизнь и на дело и открывать перед ним реальные перспективы – или же, наоборот, обессиливать, вести к унынию и потере смысла к существованию? Эти и другие, уточняющие их, вопросы выступают «пробным камнем» определения реального состояния духовной безопасности молодежи и общества в целом.

Духовная жизнь человека и общества представляется исключительно драматическим процессом, которому свойственны достаточно частые кризисы, взлеты и падения. В этой связи упадок духа в позднесоветской и постсоветской России не является чем-то исключительным.

Реальны тип современной светской культуры, взятый в чистом виде, ориентирован на идеологию безграничного индивидуализма и мораль успеха. Данный культурный тип и формируемое им сознание, по выражению А.С. Панарина, «демонстрирует высший градус прагматичной светскости». Он культивирует западнические идеалы в их радикальной интерпретации, максимально очищенной от традиционализма и высоких принципов классического просвещения. Такая модель светской культуры, активно внедряемая и насаждаемая сегодня в России через все основные каналы социокультурной коммуникации, включая образование, приходит в максимальное противоречие и конфликт с теми ценностями, которые достались нам в наследство от предшествующей российской и советской традиций. По существу, в чистом виде она являет собой антикультуру, разрушительную для существующих социальных устоев российского социума, и смертельно опасную для нашей страны уже в близкой исторической перспективе.

Второй тип светской культуры, пока еще сохраняющий многие свои позиции, но постепенно размываемый направленными и стихийными потоками культурной энтропии в «лице» первого типа, ориентирован на сохранение и приумножение классического (в широком понимании этой категории) культурного наследия, его синтез с конструктивными современными идеями и ценностями.

Эта модель светской культуры, не лишенная, конечно, своих недостатков и частных противоречий, но традиционная в своей сути, досталась нам в наследство от советского общества и предшествующих ему эпох российской истории. Не будет преувеличением сказать, что с ее выживанием и дальнейшим развитием в качестве основы общественной жизни в ее социетальном масштабе связаны надежды на дальнейшее существование российской евразийской цивилизации.

Но это – идеальные модели культурной эволюции. В реальности исследования современных отечественных социологов отмечают тенденцию «гибридизации» той и другой версий светской культуры. Сегодня в России набирает силу интегральная тенденция, которую ряд специалистов называет «либерально-консервативной», или «неоконсервативной». Для нее характерны следующие определяющие качества:

1. Высокая степень социальной и трудовой активности.

2. Предпочтение достижительных моделей, связанных с интенсивной социализацией.

3. Позитивный этнический автостереотип.

4. Жесткая система «парадных» моральных ценностей при либеральном отношении к индивидуальным моральным ценностям.

5. Позитивное отношение к религии, в особенности к православию, при его десакрализации (признании его ценности как социального института в сочетании с «рациональным» отношением к нему и в целом к окружающему миру).

При этом исследователи отмечают крайне низкий «мобилизационный компонент» российского общества, практическую неспособность вестернизированных постсоветских индивидов к самоорганизации и взаимодействию.

Таким образом, стратегия духовной безопасности нации с необходимостью должна учитывать кризисное состояние светской российской культуры, определяющей современное состояние общественного сознания. Важно помнить, что и конструктивная, и деструктивная тенденции в духовной жизни народа реальны. Это значит, что они уже присутствуют в его жизненном мире, причудливо, порой весьма противоречиво сочетаясь в нем и определяя жизненные императивы людей. Люди не столько воспринимают их как некие внешние «вещи», между которыми надо делать выбор, сколько отождествляют себя с ними. Культура не столько организуется извне, сколько самоорганизуется, и эпицентром такой самоорганизации, в свою очередь, является духовный – личностный – выбор.


1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница