Учебно-методический комплекс дисциплины сд. 04 Молодёжь в общественно политической жизни общества



страница6/14
Дата27.04.2016
Размер3 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Тема 5. Вовлечение молодых людей в общественно-политическую практику как задача демократического развития.
План

  1. Альтернативы демократической активности молодёжи.

  2. Планирование молодёжной политики.

  3. Роль культуры в реализации молодёжных программ.


Тезисы
1.Альтернативы демократической активности молодёжи.
Значение новой социальной технологии

Давайте посмотрим на мир с точки зрения врача, пытающегося поставить научный диагноз нашей общей болезни. В том, что наше общество серьезно больно, сомнений нет. Коротко ситуацию можно охарактеризовать следующим образом: мы живем в век кризисного общества. Ожидаемое общество будущего примет одну из двух возможных форм: либо это будет диктатура с правлением меньшинства, либо новая форма правления, которая, несмотря на сильную власть, будет демократической.

Если этот диагноз окажется верным, то все мы будем в одной лодке - Германия, Россия, Италия, Великобритания, Франция и США. Несмотря на все еще существующие значительные различия, мы движемся в одном и том же направлении к своего рода планируемому обществу, и вопрос заключается в том, будет ли планирование хорошим или плохим: возникнет оно на базе диктатуры или на основе демократического контроля. Ценность диагноза состоит главным образом не в предсказании как таковом, а в выяснении оснований данных утверждений, а также в актуальности анализа факторов, определяющих ход событий. Основные изменения, свидетелями которых мы сегодня являемся, в конечном итоге объясняются тем фактом, что мы живем в массовом обществе. Управление массами не может осуществляться без ряда изобретений и усовершенствований экономической, политической и социальной технологии. Под «социальной технологией» понимается совокупность методов, оказывающих влияние на поведение человека и служащих в руках правительства сильным средством социального контроля.

Что касается этих усовершенствованных социальных методов, то их характерная черта не только в том, что они в высшей степени эффективны, но и в том, что эта эффективность благоприятствует правлению меньшинства. Так, новая военная техника делает возможной большую концентрацию силы в руках меньшинства по сравнению с любым предшествующим периодом. Общепризнано, что модернизация военной технологии в наш век увеличивает шансы правления меньшинства.

Аналогичная концентрация произошла и в области управления. Телевидение и интернет существенно усилили централизацию управления и контроля. Подобная же концентрация имеет место и в области формирования общественного мнения. В этом направлении действует механизированное массовое производство идей с помощью СМИ. Если добавить к этому возможность контролировать школу и всю сеть образования из единого центра, то станет ясно, что происшедший возможный переход от демократической формы правления к тоталитарной объясняется не столько изменением идей в умах человечества, сколько изменением самих принципов и методов управления обществом.

Новая наука о человеческом поведении дает в руки правительства знание о человеческом разуме, которое можно либо использовать для увеличения эффективности управления, либо превратить его в инструмент, играющий на эмоциях масс. Развитие социальных служб позволяет оказывать давление на нашу частную жизнь. Таким образом, появляется возможность сделать объектом общественного контроля психологические процессы, которые ранее считались сугубо личными.

Характер социальной технологии для общества даже более важен, нежели его экономическая структура или социальная стратификация. С ее помощью можно затормозить или изменить функционирование экономической системы, разрушить одни социальные классы и поставить на их место другие.

Эти методы сами по себе не могут быть ни хорошими, ни плохими. Все зависит от того, как захочет использовать их человек. Главная особенность современной технологии состоит в том, что в ней содержится тенденция к усилению централизации и, следовательно, к укреплению власти меньшинства и диктатуре. Имея в своем распоряжении современную армию, а также такие современные средства связи и крупные промышленные предприятия и иерархическую бюрократическую машину в целях производства и распределения товаров и управления людьми, можно с этих ключевых позиций принимать важнейшие решения. Постепенное установление этих ключевых позиций в современном обществе сделало планирование неизбежным. Все происходящие в обществе процессы и события - это не что иное, как результат естественного взаимодействия между малыми самостоятельными единицами. Отдельные индивиды и небольшие предприятия сейчас уже больше не стремятся достичь равновесия с помощью конкуренции и взаимного приспособления. В различных областях социальной и экономической жизни существуют огромные комбинаты, сложные социальные единицы, которые недостаточно гибки, чтобы самим провести свою реорганизацию, и потому должны управляться из центра.

При описании концентрации социальной технологии я сознательно ссылаюсь на изменения, характеризующие саму структуру современного общества. Это вопрос о том, когда та или иная группа в пока еще демократических странах прибегнет к такой технологии, является только вопросом времени и возможности. Такие катастрофы, как война, депрессия, рост инфляции и безработица, требующие применения чрезвычайных мер (т. е. концентрации максимальной власти в руках правительства), обязательно ведут к ускорению процесса тоталитаризации. Само собой разумеется, что тенденция к концентрации должна увеличиваться во время кризисов, когда становятся необходимыми мобилизация, распределение продовольствия и других товаров.

После такого описания социальной технологии вы можете по праву сказать: «Что за перспектива у молодого поколения? Какой неё путь к демократическому обществу? Или же она просто жертва слепого процесса, который сильнее свободы?» Ни один диагноз не является совершенным, если он не предлагает какого-то лечения. Нужно включать молодёжь в социальную жизнь посредством демократических молодёжных структур общество таким, наметить меры, которые могли бы сделать его таким, каким оно должно быть.


2.Планирование молодёжной политики.
Подобно любой технологии она ни хороша и ни плоха сама по себе. Все зависит от того, как ее используют человеческие воля и рассудок. Если она предоставлена сама себе и развивается бесконтрольно, то ведет к диктатуре. Если же эту технологию постоянно контролировать и заставить служить добрым целям, если не технология господствует над человеком, а человек над технологией, то ее можно считать одним из самых великолепных достижений человечества.

Принцип laisser-faire больше уже нам не поможет: мы будем вынуждены сознательно повернуться лицом к грядущим событиям, используя конкретные знания об обществе. Такой анализ необходимо начать с некоторых предварительных замечаний, которые, возможно, помогут нам определить нашу политику.

Во-первых, не всякое планирование - зло. Мы должны различать планирование ради подчинения и ради свободы и многообразия. В обоих случаях велика роль координации средств социальной технологии, таких, как образование, пропаганда, администрация. Существует также различие между координацией для достижения однообразия и координацией ради разнообразия. Дирижер оркестра осуществляет координацию между различными инструментами, и от него зависит достижение общего эффекта монотонности или разнообразия. Осуществляемая диктатором координация гусиных шагов -это наиболее примитивный пример правильного понимания значения координации. Истинная координация в социальной сфере означает увеличение экономии и более целесообразное использование социальной технологии. Чем больше мы думаем о лучших формах планирования, тем скорее приходим к выводу, что в наиважнейших сферах жизни надо намеренно воздерживаться от вмешательства и оставлять свободное поле для спонтанности, не искажая ее излишним управлением. Вы можете составить расписание для школы-интерната и прийти к выводу о том, что в определенные часы ученикам должна быть предоставлена полная свобода. И даже если вы остаетесь хозяином ситуации и решаете не вмешиваться в определенные сферы жизни, все равно вы во власти планирования. Такого рода намеренный отказ от вмешательства со стороны планирующего органа радикальным образом отличается от намеренного вмешательства, существующего в обществе типа laissez-faire. И хотя совершенно очевидно, что планирование вовсе не обязательно означает координацию гусиных шагов, все же именно таким образом бюрократический и воинствующий дух тоталитарных государств искажает его смысл.

Есть очень простая причина, по которой в конечном итоге массовое общество не может выжить, если оно плодит лишь подчинение. Французский социолог Дюркгейм в книге «Разделение труда в обществе»3 впервые указал на то, что только очень примитивные общества могут существовать на основе гомогенности и подчинения. Чем сложнее социальное разделение труда, тем больше дифференциация его типов. Интеграция и единство большого общества достигаются не через единообразное поведение, а через взаимное дополнение функций. В индустриальном обществе людям свойственно держаться вместе, поскольку фермер нуждается в услугах промышленного рабочего, ученого, и наоборот. Кроме профессиональных различий существуют и индивидуальные особенности, необходимые для того, чтобы делать новые изобретения и контролировать развитие. Все это лишь подкрепляет наше утверждение о том, что бюрократическая и военная модель планирования должна быть заменена новой моделью планирования ради свободы.

Второе замечание заключается в том, что планирование не обязательно должно основываться на диктатуре. Координация и планирование вполне возможны на демократической основе. Ничто не мешает парламентскому механизму осуществлять необходимый контроль в плановом обществе.

Для успешного функционирования нового социального порядка нужно не только сохранить абстрактный принцип демократии, но и придать ему новую форму: необходимо добиться также соблюдения социальной справедливости, если мы хотим гарантировать действие нового социального порядка. Функционирование существующей экономической системы, если пустить ее на самотек, приведет в самый кратчайший срок к увеличению различий в доходах и благосостоянии между различными классами до такой степени, что это уже само по себе вызовет недовольство и социальную напряженность. Однако поскольку демократический порядок основывается на демократическом согласии, принцип социальной справедливости является не только этическим принципом, но и одним из условий функционирования самой демократической системы. Требование большей справедливости вовсе не обязательно подразумевает механическое понятие равенства. Разумные различия в доходах и накоплении богатства могут сохраняться в обществе с целью стимулирования лучших достижений, пока они не нарушают общих тенденций планирования и не вырастают до таких размеров, что препятствуют сотрудничеству между различными классами.

Стремление к большей справедливости имеет тс преимущество, что оно вполне осуществимо с помощью существующих средств реформирования общества: налогообложения, контроля за инвестициями, государственного механизма управления и расширения социальных служб; оно не нуждается в революционном вмешательстве, которое неизбежно порождает диктатуру. Изменения, происходящие в результате реформ, обладают по сравнению с революционными изменениями тем преимуществом, что могут рассчитывать на помощь бывших ведущих демократических групп. Если новая система начинает с разрушения прежних ведущих групп общества, то она опрокидывает также все традиционные ценности европейской культуры. Жестокие преследования либеральной и консервативной интеллигенции, а также церкви направлены на то, чтобы уничтожить последние остатки христианства и гуманизма и тем самым обречь на неудачу все попытки установления мира на земле. Если новое общество хочет жить долго и быть достойным всех предыдущих усилий человечества, то новое руководство должно смешаться со старым. Лишь совместно они смогут вдохнуть новую жизнь в те элементы традиционной культуры, которые представляют ценность и могут развиваться путем творческой эволюции.

Совершенно очевидно, однако, что новый социальный порядок не может быть достигнут только благодаря более искусному и гуманному применению социальной технологии. Для этого необходимо духовное руководство, которое представляет собой нечто большее, нежели систему решений технических вопросов. Система либерального общества типа laissez-faire могла предоставить окончательное решение случаю, чудодейственным самоуравновешивающим силам экономической и социальной жизни. Поэтому век либерализма характеризовался плюрализмом целей и ценностей и нейтральным отношением к основным жизненным проблемам.

Либерализм типа laissez-faire принял нейтралитет за терпимость. Ни демократическая терпимость, ни научная объективность не означают, однако, что мы не должны иметь собственного мнения о том, что считать истинным, или что нам не следует вступать в дискуссию относительно истинных ценностей и целей жизни. Терпимость предполагает лишь то, что каждый должен иметь законную возможность изложить свои доводы, и вовсе не означает, что никто не должен им верить. Позиция нейтралитета в нашей современной демократии зашла так далеко, что мы, руководствуясь одной только справедливостью, разуверились в собственных целях, перестали думать о том, что нужно мирное урегулирование, что надо спасти свободу и сохранить демократический контроль.

Наша демократия должна стать воинствующей, если она хочет выжить. Есть, конечно, основополагающее различие.

Следовательно, поощрение включения молодёжных организаций в реальную жизнь социума можно строить только при высокой степени формирования нравственной культуры, опирающейся на справедливые правовые нормы.
3. Роль культуры в реализации молодёжных программ.
Если верно утверждение Аристотеля о том, что политическая стабильность зависит от приспособления образования к форме правления, и если мы согласимся по крайней мере с теми, кто понимает, что общество может функционировать только при наличии определенной гармонии между преобладающими в нем ценностями, институтами и образованием, то наша система laissez-faire обречена рано или поздно на распад.

В обществе, где процесс дезинтеграции зашел слишком далеко, возникает парадоксальная ситуация, состоящая в том, что образование, деятельность в социальной сфере и пропаганда вопреки высокоразвитой технологии становятся все менее эффективными, поскольку исчезают все регулирующие их ценности. В чем смысл развития самых искусных методов пропаганды и внушения, новых методов обучения и формирования привычек, если мы не знаем, для чего все это? Зачем развивать науку о воспитании детей, вести психиатрическую социальную работу и заниматься психотерапией, если человек, который должен быть воспитателем, лишен всяческих критериев? Рано или поздно все станут неврастениками, поскольку затруднен разумный выбор в хаосе противоречивых и непримиримых ценностей. Невозможно представить себе человека, живущего в полной неуверенности и с неограниченным выбором. Ни человеческое тело, ни сознание не могут вынести бесконечного разнообразия. Должна существовать сфера, где господствуют согласованность и завершенность.

Конечно, если мы жалуемся на то, что наша либеральная демократическая система не имеет центра, это вовсе не означает, что мы хотим иметь регламентированную культуру и авторитарное образование в духе тоталитарных систем. Однако должно существовать нечто, своего рода третий путь, проходящий между тоталитарной регламентацией, с одной стороны, и полной дезинтеграцией системы ценностей, характерной для стадии laissez-faire, - с другой. Этот третий путь называется демократической моделью или планированием ради свободы. Он представляет собой нечто прямо противоположное диктатуре и внешнему контролю. Его метод состоит в нахождении новых путей для освобождения истинного и непосредственного социального контроля от разрушительных последствий массового общества или в изобретении новых приемов, выполняющих функцию демократической саморегуляции на более высоком уровне осознания и целенаправленной организации.

Поскольку демократическое планирование системы ценностей вовсе не состоит в их насаждении, то настоятельной необходимостью становится тщательное исследование факторов, обеспечивающих спонтанность оценок в повседневной жизни.

Если мы согласимся с тем, что настоящее планирование должно быть демократичным, из этого следует, что проблема заключается не в том, быть или не быть планированию, а в том, чтобы найти разницу между планированием диктаторским и демократическим.

1. Первый шаг, который должна предпринять состоит в отказе от своей полной незаинтересованности в оценках. Мы не должны бояться занять определенную позицию, когда дело доходит до оценок; не следует также утверждать, будто в демократическом обществе невозможно достижение согласия относительно ценностей.

Это значит, что в современной ситуации существует внутренняя тенденция выдвигать на передний план ценности демократического образа жизни и демократии как политической системы и не отказываться от них ради каких-то обещаний лучшей жизни. С другой стороны, я думаю, что сегодня действуют силы, которые не допустят, чтобы потребность в достижении согласия стала ширмой, за которой мы остались бы социально инертными или даже реакционными. Конечно, возможность достижения согласия и общественного прогресса - это только возможность. Для ее реализации необходимо много знаний и большая смелость.

2. Во-вторых, для осуществления демократической политики ценностей желательно довести до сознания каждого гражданина тот факт, что демократия может функционировать только тогда, когда демократическая самодисциплина станет настолько сильной, чтобы побуждать людей к достижению согласия по конкретным проблемам ради общего дела, даже если их мнения не совпадают в отношении деталей. Однако подобное самоограничение возможно на парламентском уровне лишь в том случае, если оно существует в повседневной жизни. Только когда привычка к культурной дискуссии ежедневно ведет к примирению антагонистических оценок, а привычка к сотрудничеству - их взаимному усвоению, можно надеяться на то, что демократический парламент с его большими организованными партиями, каждая из которых преследует свои стратегические цели, сможет выработать общую политику.

Недостаточно, конечно, лишь констатировать это желание. Необходима большая работа для того, чтобы найти больные точки в социальном организме с его недугами, устаревшими институтами и дегуманизацией. Согласованность -это нечто большее, чем достижение теоретической договоренности по определенным вопросам. Это общность жизненных установок. И подготовить почву для такой согласованности - значит подготовить ее для совместной жизни.

Реформаторы общества время от времени привлекают' всеобщее внимание к порокам социальной системы; сейчас это надо делать систематически и масштабно. Вряд ли можно сегодня полагать, что вредные последствия безработицы, неправильного питания или недостатка образования могут остаться уделом только определенных классов общества. Тесная взаимозависимость событий в современном обществе вызывает у всех его членов беспокойство, что отрицательно сказывается на их физическом и моральном состоянии. Чтобы подготовить почву для достижения согласия, надо устранить препятствия, существующие в нашем обществе. Поэтому для молодёжи борьба за достижение согласованности в оценках идет рука об руку с борьбой за социальную справедливость.

С другой стороны, нельзя предположить, что распространение социальной .справедливости на значительную часть общества автоматически приведет к согласию в оценках. В массовом обществе много других источников разногласий и противоречий между индивидами и группами, которые могут привести к хаосу, если мы не найдем правильного подхода. Поэтому одна из важнейших задач молодёжной политики будет состоять в изучении условий, при которых возникают разногласия и прерывается процесс группового приспособления и примирения ценностей.

Одно из достижений современной социологии - открытие эмпирических средств лечения социальных пороков, которые раньше рассматривались как проявление злой воли и греха. Если социология смогла внести свой вклад в определение социальных причин различных типов преступности среди несовершеннолетних, законов поведения гангстеров, а также истоков возникновения расовой ненависти и других групповых конфликтов, то было естественно предположить, что она сможет найти методы, которые позволят людям урегулировать разногласия в оценках.

Если бы общество столько же сил тратило на смягчение национальной и групповой ненависти, сколько тоталитарные организации вкладывают в ее разжигание, то в области смягчения конфликтов можно было бы ожидать важных достижений.

Если верно социологическое утверждение о том, что ни одно общество не может выжить без координации основных оценок, институтов и образования, то должны существовать демократические пути воспитания такой гармонии в большом обществе. В наших руках как новые, так и старые инструменты, такие, как система образования, обучение взрослых, суды для малолетних преступников, клиники для трудновоспитуемых детей, обучение родителей, социальная работа. Однако существование этих средств распространения, приспособления и усвоения ценностей явно недостаточно. Необходимо философское осознание их смысла, более обдуманная координация молодёжной политики и сосредоточение усилий на стратегически важных пунктах.

Местные группы, группы по интересам, религиозные секты, профессиональные и возрастные группы имеют различные подходы к оценкам; эти различия нуждаются в механизме посредничества и координации ценностей, главным звеном которого является выработка коллективно согласованной культурной и социальной политики, без которой не может существовать ни одно общество.

Между воинственным духом диктатора, стремящегося навязать своим гражданам всеобщую систему ценностей и надеть на них смирительную рубашку социальной организации, с одной стороны, и воинствующей демократией - с другой, которая стала таковой, только защищая процесс социальных изменений и те основные добродетели и ценности, которые являются основой мирного функционирования социального порядка, - братскую любовь, взаимопомощь, порядочность, социальную справедливость, свободу, уважение к личности. Новая воинствующая демократия вырабатывает новое отношение к ценностям.

Основные проблемы молодёжной политики нашего времени могут быть сформулированы в виде следующих вопросов: существует ли возможность планирования, основанная на сотрудничестве и все же оставляющая простор для свободы? Может ли новая форма планирования отказаться от вмешательства за исключением тех случаев, где свободное регулирование ведет не к гармонии, а к конфликту и хаосу? Есть ли форма планирования, приближающая нас к социальной справедливости, постепенно ликвидирующая растущие различия в доходах и благосостоянии общественных слоев? Можем ли мы изменить наше отношение к оценкам таким образом, чтобы стало возможным демократическое соглашение по основным проблемам, в то время как более сложные из них останутся делом свободного выбора?
Тема 6. Нормативно-правовая база, регулирующая общественно-политическую активность молодежи: международная практика.
План


  1. Молодёжные организации между демократией и дисциплиной.

  2. Международные стандарты в области формирования государственной молодежной политики и опыт социально-политической работы с молодежью за рубежом.


Тезисы.
1.Молодёжные организации между демократией и дисциплиной.
Применительно к проблемам молодежи в современном обществе это означает следующее: тот факт, что государства попытались организовать всю молодежь нации и направить ее скрытые возможности на благо общества объясняется динамичностью общества. Молодежное движение, понимание того, что молодежь должна быть одним из важнейших факторов строительства нового мира, выражают динамичный характер современного общества, мобилизующего все свои ресурсы на служение новому общественному идеалу. Подобным же образом идея последовательной молодежной политики, охватывающей также и систему образования, есть необходимый продукт развития общества, которое решило создать новый социальный порядок, а не улучшать и совершенствовать по частям старый. Итак, если Россия хочет преобразовать свою неустойчивую модель демократии в динамичное общество, ей придется использовать молодежь в качестве передового отряда.

До определенного момента мы должны идти по тому же пути, что и любое другое динамичное общество. Разница появляется тогда, когда обнаруживается отличие наших идей социального преобразования и методов достижения социальных целей от идей и методов динамичных государств.

Наша страна ищет такого решения, которое обеспечит безопасность и большую социальную справедливость, не отстраняя от политического руководства тех, кто хочет участвовать в создании более умеренного и менее рискованного плана социальной реконструкции. Такое преобразование, если мы хотим избежать верховенства одной партии, может быть построено на взаимном обещании различных партий поддерживать долгосрочные изменения, о которых они должны договориться.

Однако эти обещания должны содержать гарантии того, что согласованные ими реформы будут осуществлены под контролем законодательной власти При этом надо будет еще более тщательно, чем раньше, следить за сохранением тех свобод, которые совместимы с минимумом централизации и организации, без которых вообще не может существовать массовое общество, основанное на индустриальной технологии. Социальная программа должна найти отклик у той возрастной группы, которая видела упадок радикальных методов и требует социальных преобразований, но не желает, чтобы они привели к диктатуре, к террору, к возвращению в состояние варварства. Реализация этих программ потребует от молодежи тонкого сочетания демократических свобод с политической дисциплиной. Только такое включение молодёжных организаций в политическую жизнь гарантирует динамизм и стабильность общества.



2. Международные стандарты в области формирования государственной молодежной политики и опыт социально-политической работы с молодежью за рубежом.
История международного молодёжного движения прочно связана со Всемирной организацией молодёжи, которая весь период после второй мировой войны была ведущей силой демократической молодёжи в борьбе за мир. Политическая позиция этой организации оказывала существенное влияние на ООН в принятии документов, обеспечивающих международную поддержку прогрессивным молодёжным инициативам.

Привлечение внимания мировой общественности к проблемам молодых в связи с проведение Международного года молодежи (1985 г.) под девизом: участие, развитие и мир. “Всемирная программа действий, касающаяся молодежи, до 2000 года и последующий период” (принята Генеральной Ассамблеей ООН 13 марта 1996 г.). 2000 г. - Международный год культуры мира.

Современные зарубежные модели реализации государственной молодежной политики. Принципиальные отличия американской и западноевропейской моделей молодежной политики. США - социальное страхование и государственное вспомоществование. Программы помощи семьям с детьми. Европейская стратегия молодежной политики. Роль государственных органов, органов местного самоуправления в решении проблем молодежи. Молодежные программы политических партий. Участие молодежи, молодежных объединений в реализации ГМП.

Особенности социальной работы с молодежью за рубежом. Учреждения социальной помощи детям в США, Германии. Программы социальной работы с несовершеннолетними правонарушителями и подростками группы риска. Социальная работа на улице - street work. - как инновационный метод социальной работы. Опыт работы с наркоманами в Голландии, Швеции. Добровольчество в социальной работе с молодежью (Франция, Италия). Формы и методы социальной работы с юными матерями (Англия).

Молодежные программы международных организаций. Структура международной молодежной работы. Совет Европы. Европейский руководящий комитет по взаимному государственному сотрудничеству в области молодежи. Молодежные обмены между Востоком и Западом. Европейский молодежный центр. Европейский молодежный фонд.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница