Учебно-методический комплекс дисциплины сд. Р. 3 Психология творчества



страница18/28
Дата27.04.2016
Размер5.38 Mb.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   28

Лекция 4. Гений, талант и творчество как психофизиологический феномен


Гений, талант и парадоксы

Понятие «талант68» не столько научное, сколько житейское, поскольку не существует ни теории, ни методов его диагностики. Об уровне таланта обычно судят по продуктам деятельности человека. Однако оценка новизны, совершенства и значимости продукта с течением времени меняются. Соответственно меняется и социальная характеристика личности. Формирование и развитие таланта зависит от собственной активности и условий жизни человека. Проявлению таланта способствуют: демократический стиль отношений в семье, отсутствие жесткой регламентации поведения, наличие творческого образца для подражания (В.Н.Дружинин).

При разнообразии научных подходов к феномену таланта в контексте культуры, исследователи отмечают, что креативная личность оригинальна, своеобразна, нетривиальна, неконформна. Креативный человек - это свободный человек, степень гениальности растет прямо пропорционально степени его свободы. Очевидно, что креативная личность - основа развития демократического государства, где уважается свобода человека и созданы условия для ее проявления. Также ясно и то, что в тоталитарном, жестко регламентированном обществе свободная творческая личность будет неадаптированной.

Гениальность69 - это высшая степень проявлений личности, которая своей творческой деятельностью способствует прогрессивному развитию общества. Образно говоря, гений создает новую эпоху в своей сфере деятельности. Для гения характерно следующее: чрезвычайная творческая продуктивность; овладение культурным наследием прошлого; вместе с тем решительное преодоление устаревших норм и традиций. Гениальность (от лат. genius - дух) рассматривается со времен И. Канта как наивысшая степень одаренности, творческих проявлений человека, выражающихся в продукте, имеющем историческое значение для жизни общества, науки и культуры. Не­рвная система Гения концентрирует и проявляет в творениях то, что сотрясает или обгоняет современное ему человечество. Именно Гений, ломая устаревшие нормы и традиции, создает новую эпоху в своей области деятельности.

Феномен гениальности как человеческая разновидность - большая редкость. Основоположник отечественной медицинской генетики В.П. Эфроимсон70 (1908-1989) считает, что весь период человеческой цивилизации подарил миру едва ли 400-500 Гениев, а частота зарождения потенциальных гениев и талантов почти одинакова у всех народов, однако, лишь один из десяти рожденных гениев вообще сумел как-то проявить себя.

В.П. Эфроимсон 71 определяет два типа одаренных людей, два полюса гениальности: гении «от Бога» и гении «от себя».

Гении «от Бога» выделяются своими способностями уже с детских лет, а их трудолюбие сливается с непроизвольным творческим импульсом, составляющим основу психической жизни. Музыкальную одаренность обнаружили у В.А. Моцарта - в 3 года, Й. Гайдна - в 4 года. Композиторские способности сформировались у: Ф. Мендельсона, С.С. Прокофьева - к 5 годам; Ф. Шуберта - к 11 годам; К.М. Вебера - к 12 годам. Талант в живописи и в скульптуре созревает и проявляется позднее: у С. Рафаэля и Ж.Б. Грез - в 8 лет; у А. Ван Дейка и Джотто - в 10 лет; у В. Микеланджело - в 13 лет; у А. Дюрера - в 15 лет.

Гениев «от себя» объединяет общие качества: яростная жажда знаний и деятельности; феноменальная работоспособность. Стремясь к намеченной цели, они преодолевают свои физические и психические недуги, работают на пределе сил. К гениям «от себя» относятся: Демосфен, М.В. Ломоносов, Ван Гог и др. Многие из людей этого типа в детстве и юности производили впечатление малоспособных:


  • Рихард Вагнер овладел нотным письмом лишь в двадцать лет;

  • Антон Чехов два года сидел в 3-м классе из-за неудач в освоении словесности;

  • поэт Роберт Берне долго не мог научить­ся читать;

  • Чарльзу Дарвину отец говорил, что он «будет позором семьи».

Сравнивая гениев двух противоположных полюсов, можно увидеть следующее. «Гении от Бога» - своеобразный пик людей эмоциональных, а гении «от себя» - вершина взлета человеческого рационального начала. Они отличаются устойчивой дееспособностью, ненасытной любознательностью и впечатлительностью, большой моторной и умственной возбудимостью.

Возрастной ценз для гения - не препятствие для его творческой активности. В первом цикле жизни гению приходится часть сил тратить на личностное и ситуационное становление, что угнетает проявление творческой активности. В преклонные годы эти силы высвобождаются, и возвышенно-духовно-интеллектуальный второй цикл озарен яркими и емкими эмоциями. История донесла до нас свидетельства о совершаемых открытиях или фундаментальных трудах, выполняемых в раннем возрасте:



  • Моцарт сочинил свою первую оперу в 4 года, а Прокофьев - в 9 лет;

  • Мендельсон представил на суд слушателей свою симфоническую увертюру «Сон в летнюю ночь» в 14 лет.

На закате лет или в глубокой старости известны следующие достижения:

  • Платон умер на 81-м году во время работы над книгой;

  • Микеланджело в 87 лет работал над знаменитой базиликой в Риме;

  • лучшие произведения Гете были написаны в возрасте после пятидесяти;

  • Крылов в 68 лет выучил греческий язык и в следующие семь лет перевел на русский язык несколько произведений классической греческой литературы.

Результаты исследований, посвященных анализу биографии ученых, композиторов, писателей, художников, свидетельствуют о том, что пик творческой активности человека обычно приходится на период с 30 до 42-45 лет.

В.Е. Пешкова72 творцов делит на две категории:



  • проживших недолгую, но эмоционально насыщенную жизнь и умерших в цветущем возрасте: Моцарт в 36 лет, Рафаэль в 37, Ван Гог - в 37, Байрон - в 37, Пушкин - в 37, Лермонтов - в 26, Грибоедов - в 34, Есенин - в 30 др.;

  • творческих долгожителей: Демокрит умер в 90 лет, Платон - в 81, Айвазовский - в 83, Пикассо - в 93, Толстой - в 82, Гете - в 82 и др.

У гениев нередко отмечаются странности в поведении, в привычках, в памяти: они легко забывают то, что не затрагивает их интеллектуальных запросов, но зато знают цену своему делу. Ко всему остальному относятся как к чему-то второстепенному. Работая над художественными произведениями, они пренебрегают всеми условностями и манерами, но это пренебрежение повседневностью вытекает из наличия сверхзадачи. В этой особенности гения усматривается деловая целесообразность: мозг не засоряется информацией, не имеющей прямого отношения к деятельности интеллекта на данном этапе.

Зачатую личная жизнь гениев прямо противоположна тому, что они проповедуют: Ч.Диккенс воспевал семейный уют, супружескую верность, доброе отношение к детям, а в своей жизни поступал совсем по-другому; Ж.-Ж. Руссо написал трактат о воспитании, а своих детей сдал в детский приют.

Гении отличались чудаковатостью, снижением памяти и функциональности в тех областях, которые не столь важны Творцу. В.Е. Пешкова отмечает, что гениальный человек может:


  • не знать имен и фамилий своих родственников и знакомых;

  • не запоминать названия и расположения улиц;

  • путать правую и левую руки;

  • быть беспомощным в житейских делах;

  • временно не вникать в условия и традиции общественного мира.

Однако в критических, стрессовых ситуациях он способен мгновенно преображаться и молниеносно извлекать из банка памяти знания, своевременно неординарные, интегративные, выводя человечество на новый и более совершенный виток эволюции.

Для биографов «странности» творческих людей - яркая деталь для характеристики их персонажей, для обывателей - предмет насмешек и пересудов, для ученых - материал для исследований. И.Н.Смирнова73 утверждает, что талантливые люди перед началом работы, иногда совершали какой-нибудь «ритуал»:



  • Рихард Вагнер во время сочинения раскладывал на стульях и мебели куски яркой шелковой материи и периодически ощупывал их; окружал себя роскошью, что давало ему импульс к композиции;

  • Фридрих Шиллер во время «приступов» творчества клал на стол гнилые яблоки;

  • Иосиф Гайдн возбуждал себя блестящим предметом, рассматривая алмаз на кольце своего пальца; без этого кольца музыка к нему «не приходила;

  • Виктор Гюго не мог работать, не имея перед собой своей бронзовой собачки;

  • Вальтер Скотт предпочитал работать в окружении детей, играющих в шумные игры;

  • Гете признавался, что предпочитает писать карандашом, так как скрип и брызги пера выводят его из состояния ясновидящего творчества и в зародыше уничтожают задуманное произведение;

  • Глюк приступал к работе в старательно выбранном платье, а рояль выставлял под палящее солнце и др.

Однако реализовавшийся и получивший социальное признание гений, является создателем системы ценностей. Без гениев общество не может развиваться, так как он творит для всего человечества, опережая века. Истинный гений не гонится за славой, его внутреннее состояние связано с постоянной борьбой с самим собой в поиске истины, добра и красоты, его мозг постоянно ищет и пробует новые подходы, в процессе творчества меняются его ценностные ориентиры и предпочтения. Гений определяется высшими творческими возможностями человека, т. е. субкультура гениальности становится своего рода запускающим механизмом культурных новаций.

Однако зачастую творцы не могут объяснить, каким образом в мозгу гения рождается мысль, музыкальная фраза, стихотворная строка, отмечая, что замысел художественного произведения приходит сам собой:



  • «Это совершилось в каком-то приятном сне», - говорил Рафаэль о своем творчестве;

  • Моцарт рассказывал, что его музыка возникала в нем «невольно, точно в прекрасном, очень отчетливом сне»;

  • Гете признавался, что когда написал «Страдания молодого Вертера» довольно бессознательно, «подобно лунатику, то сам изумился, когда приступил к его обработке».

В.Е. Пешкова74 отмечает, что для многих художников толчком к созданию произведения стали видения:

  • И.Н. Крамской, работая над картиной «Христос на распутье», много думал, молился, страдал и «вдруг увидел фигуру, сидящую в глубоком раздумье»;

  • Мопассан работал за письменным столом, как вдруг дверь его кабинета отворилась и в комнату вошла его собственная фигура, села напротив него, опустив голову на руку, и начала диктовать ему, что писать, а когда он закончил, видение исчезло.

На многочисленных примерах из истории великих людей видно, что процессы творчества - «творческий акт» - проходят на бессознательном уровне, а потом наступает озарение, но почва для него подготавливается годами упорного труда: это «инкубационный период», в течение которого зреет решение заложенной проблемы. Некоторые находят его во время сна:

    1. Периодическую систему элементов Д.И. Менделеев увидел во сне, после того, как в реальной жизни им была проделана гигантская подготовительная работа.

    2. Английский поэт Колридж заснул при чтении путевых заметок Пургаса на три часа, а, проснувшись, записал более 200 стихов, которые пришли к нему во сне.

    3. Итальянскому композитору Джузеппе Тартини явился во сне Дьявол и мастерски сыграл сонату, пробудившись, Тартини записал и назвал ее «Трель Дьявола».

    4. В Персии А.С. Грибоедов скучал по Петербургу, Москве, родным и друзьям, мечтал о театре и ему приснился сон, будто он в кругу друзей рассказывает о написанной им комедии, читая строки. Утром он набросал план «Горя от ума», «вспомнив» произносенное во сне, сочинил несколько сцен первого акта.

    5. Рихард Шуман получил во сне от Франца Шуберта мажорную тему в тональности си-бемоль, которую включил в свое сочинение.

    6. Франц Шуберт оставлял на ночь около своей постели нотную бумагу и карандаш, чтобы записывать мелодии, которые приходят во сне.

Биографии творческих личностей изобилуют сообщениями о том, что художественные произведения создаются как бы помимо воли их авторов:

  • «Кто-то незримый пишет передо мною могущественным жезлом!» - утверждал Н.В. Гоголь, записывая диктуемые свыше «огненные слова»;

  • В. Гюго утверждал, что «Бог диктовал, а он писал»;

  • П.И. Чайковского называл это «внутренним голосом»;

  • В.А. Мо­царт осознает себя инструментом посторонней силы, утверждая «он тут ни при чем»;

  • А. Шнитке признавался: «Музыка мной не пишется, а улавливается, вроде как я имею дело не со своей работой, а переписываю чужую»;

  • А.С. Пушкин, А.А. Ахматова, И.А. Бродский утверждали, что «творчество происходит у них как бы само по себе, без их участия, под чью-то диктовку».

В работах гениальных творцов представлены признания в мучительных попытках понять, что происходит у них «внутри» в волшебные часы и минуты духовных озарений.

Творческий процесс обычно начинается с внутреннего видения - мощного воображения, способного пронзить реальность как радар. Внутреннее состояние гения, как степень интенсивности внутренней жизни, определяется силой энергии и «гибельным восторгом» над человеческими возможностями. Гений - это несокрушимая вера в свою способность и искреннее устремление выделить из себя энергию мысли, чувства. И недаром Гете сказал: «Гений - это талант, который сам дает правила».



Гениальность и талант как история болезни

В.Н. Зорин75 отмечает, что многие из выдающихся людей родились физически недоразвитыми и болезненными, однако дожили до глубокой старости: Леонардо да Винчи при рождении весил всего 900 граммов, а прожил он 67 лет, обессмертив свое имя; Лорд Байрон появился на свет калекой и др.

В истории известны случаи, когда вследствие травм, заболеваний у человека вдруг пробуждался талант или необычный дар:


  • Митрополит Московский Макарий, был болезненным ребенком, не способным к учебе, в семинарии во время игры ему разбили камнем голову, оправившись от раны, Макарий стал проявлять блестящие способности и в дальнейшем прославился как видный церковный деятель и писатель.

  • Поэт Константин Бальмонт, решив покончить с собой, выбросился из окна третьего этажа, но остался жив, пролежал в постели год, после чего испытал «небывалый расцвет умственного возбуждения и жизнерадостности».

  • Эмиль Золя в 19 лет заболел и чуть не умер от воспаления мозга. «Я часто думал, что эта болезнь оказала громадное влияние на характер и всю мою дальнейшую жизнь и, может быть, изменила самый мозг, даже повела к развитию известных талантов» и др.

Складывается впечатление, что физическая или психическая травма производит в сознании человека сдвиг, который делает его. Однако это явление крайне редкое, иначе мы жили бы в мире гениев. Иногда после тяжелой психической травмы, человек меняется под влиянием пережитого: либо личность разрушается, либо перестраиваются внутренние механизмы в сторону новых эмоциональных, умственных и духовных сил. Так, в сорок лет, пережив смерть, Мухаммед узрел архангела Гавриила и из неграмотного погонщика верблюдов стал мудрецом, пророком и завоевателем; Жанна д'Арк прошла через похожее испытание.

История знает немало примеров, когда творческие личности имели физические недостатки или страдали от тяжелых наследственных болезней, в том числе и психических:



  • эпилепсией страдали Петрарка, Мольер, Флобер, Достоевский, Есенин, Македонский;

  • меланхолией болели Сократ, Платон, Свифт, Руссо;

  • галлюцинации наблюдались у Байрона, Гончарова, Лютера, Шелли;

  • нервные припадки отмечались у Паскаля, Моцарта, Мендельсона, Гейне, Руссо, Паганини, Шиллера;

  • гипоманиакальность наблюдалась у Чаадаева, Бальзака, Шумана, Успенского, Гаршина, Ван Гога, Диснея, Пиаф;

  • шизоидами являлись Гумилев, Хлебников, Мандельштам, Набоков, Шостакович, Бродский, Пастернак;

  • психопатами были Пушкин, Лермонтов, Ж. Санд, Микеланджело, Байрон, Гете;

  • шизофрениками были Дарвин, Платон, Врубель, Кафка, Гофман, Чюрленис и др.

Творческий акт требует внутренних сил, мощный выброс энергии, предельная активность и самоотдача, психофизиологическое истощение объясняет природу крайних эмоциональных состояний, приводящих к нервным срывам и психическим болезням. Однако в истории встречаются свидетельства того, что причиной творчества является сама болезнь или полубессознательное состояние:

  1. У Рихарда Вагнера инфекционная болезнь, вызвала творческий прилив (в сумеречном состоянии он создал прелюдию к драме «Золото Рейна»).

  2. Во время острой болезни Вальтер Скотт продиктовал роман «Айвенго», а после выздоровления не сохранил ни малейшего воспоминания, за исключением идеи романа, задуманной до болезни.

  3. Ф.М. Достоевский, описывая в «Идиоте» состояние князя Мышкина перед эпилептическим припадком, отмечал таинственное состояние пси­хики: «Ощущения жизни, самосознания, почти удесятирились в эти мгновения, продолжавшиеся как молния. Ум, сердце озарялись необыкновенным светом, все волнения, все сомнения его, все беспокойство как бы умиротворялись разумом, разрешались в какое-то высшее спокойствие, полное ясной, гармонической радости и надежды, полное разума и окончательной причины».

Поскольку активность творческого процесса сопряжена с особым состоянием сознания, творческий акт мог совершаться во сне, в состоянии опьянения, под наркозом или стимулироваться психотропными средствами. Для того чтобы внешними средствами воспроизвести это состояние, многие прибегали к искусственной стимуляции: Шиллер держал ноги в холодной воде; Пруст нюхал крепкие духи; Руссо стоял на солнце с непокрытой головой; кофеманами были Бах, Бальзак, Шиллер.

В.Е. Пешкова76 отмечает, что нередко прилив творчества приходит к человеку в состоянии алкогольного или наркотического опьянения и многие известные талантливые люди сознательно прибегали к этому средству:



  • пьяницами и наркоманами являлись Гендель, Есенин, Гете, Пиаф, Леннон, Моррисон;

  • Э. Гофман мог творить исключительно в состоянии алкогольного опьянения, при этом достигал невиданной виртуозности, он не был вульгарным пьяницей, но сознательно делал самые различные смеси из алкогольных напитков, чтобы вызвать «приступ» творчества;

  • фантастика произведений Эдгар По - результат вдохновения, вызванного алкоголем;

  • у Мопассана есть отдельные страницы произведения, написанные под влиянием наркотиков, например, отдельные места в повести «На воде»; наркотические средства Мопассан стал употреблять в борьбе с невралгиями и пристрастился к ним.

Однако через призму недомоганий гении могли оценить «полезность» расстройства психики для возникновения гениального дара и рассматривали болезнь как священный знак своего предназначения и необходимость для истории. Гете и Байрон сравнивали свое состояние творчества с грезами лунатиков, поэтому отстаивали свое право на уникальность. «Для человечества гений должен быть нормой, а остальные состояния лишь отклонения от нормы», - К.Э. Циолковский.

Следует заметить, что социальная среда по-разному относилась к проявлениям гениальности. Одни исследователи трактуют данный феномен как особое, но вполне нормальное состояние уникальной личности, которое может быть эмпирически констатировано и теоретически осмыслено, утверждают, что гениальность - это даже высшее проявление здоровья, свойственное лишь человеку совершенной биологической организации. Другие - связывают гениальность с психическими или нервными расстройствами. Но есть и компромиссная точка зрения, согласно которой гениальность может лишь сопровождаться временными психосиндромами, не укладывающимися в рамки классической психопатологии.



Психологические предпосылки гениальности и таланта

В.П. Эфроимсон77 на основе исторических данных установил, что конкретные генетические факторы интеллектуальной экстраординарности действительно существуют. Рождение гения зависит от генетического фактора, зато последующие его выявления обусловлены социальной средой. Физическая среда оставляет свои «оттиски» в человеческом организме как на генетическом уровне, так и на уровне импринтинга (импрессинга), или реакций на раздражители.

Гипнотическими опытами было доказано, что вся информация, которая в течение жизни поступает через органы чувств, фиксируется мозгом: события, люди, эмоции. Данная информация хранится в подсознании вечно. Вклад генотипа в вариативность интеллекта с возрастом увеличивается, заложенная в клетке информация определяет алгоритм его развития, и если потенциальных путей для этого развития не заложено в ДНК, то эти пути становятся навсегда закрытыми для человека. Молекулы ДНК несут не только генетический код наследуемых биологических и физиологических особенностей организма, но также и генетический код, определяющий паттерны поведения, предрасположенность к определенным проблемам, событиям, жизненным трудностям.

В.Е. Пешкова78, опираясь на обобщение большого фактического материала, утверждает, что сама гениальность по наследству не передается. Генетика основывается на положении, что гений - это не присутствие каких-то особых генов (например, ген «гениальности»), а их уникальное сочетание или случайная комбинация; гениальность не наследуется и не повторяется в поколениях. Для раскрытия способностей человеку необходимы передаваемые по наследству особенности анатомофизиологического строения нервной системы, которые в значительной степени определяются его генной программой:



  • в семье немецких музыкантов Бах было около 60 музыкантов, из них более 20 - выдающихся, но единственным признанным гением считается Иоганн Себастьян Бах;

  • передача наследственной одаренности представлена династиями художников Тицианов, писателей Дюма;

  • высокой «плотностью» талантов и гением обладали семьи Ван Дейка, Дарвина, Штраусов, Моцартов.

В.Е. Пешкова отмечает, что появление Гения непредсказуемо, а у истоков гения стоит случайность, гены, судьба, удача. Рождаются гении и таланты отнюдь не у знаменитых родителей, а из многих детей в талантливых семьях гением может стать один ребенок:

  • из шестнадцати композиторов - Бахов гением считают только Иоганна Себастьяна;

  • из всех братьев Толстых выдающимся стал только Лев Николаевич;

  • из четырнадцати братьев и сестер Менделеевых гениальным стал только Дмитрий Иванович;

  • из трех братьев Павловых - только Иван Петрович.

Гения может родиться в семье независимо от ее социального статуса:

  • дворяне и землевладельцы: Галилей, Декарт, Бэкон, Бойль, Данте, Купер, Скотт, Байрон, Шелли, Борлей, Мирабо, Монтень;

  • средний класс: Ньютон, Юнг, Кеплер, Шекспир, Мильтон, Петрарка, Шиллер, Гете, Мольер, Дефо, Вашингтон, Нельсон,;

  • рабочий класс: Коперник, Лютер, Фарадей, Лампас, Берне, Беранже, Тернер, Пизарро, Вольтер.

Кроме семьи, на личность будущего Творца оказывают влияние отражательной способности человека запечатлевать в памяти все, что имеет значение для жизни. Благодаря импринтингу система поведения человека (сложно опосредованная и скрытая от контроля разума) постоянно накапливает информацию: образы, ощущения, представления, установки и т. д.

Независимо от генетических и социальных факторов потенциальный гений нуждается в целом ряде внешних условий для развития своих задатков и еще одном ряде внутренних условий для их реализации. В.П. Эфроимсон79 отмечает примат социальных факторов в развитии и реализации гения и определяет их четырьмя условиями:



  1. Становление в детско-подростково-юношеском периоде твердых ценностных установок, подкрепляющихся фактором «импринтинга» - яркого впечатления в особо чувствительном периоде человека, подсознательно действующего и направляющего в последующей жизни.

  2. Выбор деятельности в соответствии с индивидуальными дарованиями.

  3. Оптимальные условия для развития этих дарований, иногда активно созданные, даже вопреки социуму.

  4. Наличие благоприятных социальных условий для самореализации.

В.П. Эфроимсон подсчитал, что гении рождаются один на 10 тысяч, а становятся ими один на 10 миллионов родившихся, так как условия среды и воспитания оказывают различное влияние: подавляют либо помогают гению раскрыться. Рассматривая социальные факторы в качестве главных условий развития гения, следует определить взаимообусловленность гения от биологических, природных факторов. В.Е. Пешкова80 раскрывает стимулы повышенной умственной активности, опираясь на исследования В.П.Эфроимсона:

  1. Подагрическая стимуляция мозга - нарушение гомеостаза, обусловленное повышением в крови содержания мочевой кислоты - является одним из механизмов, повышающих его деятельность до уровня талантливости и гениальности, известны следующие подагрики: Микеланджело, Петрарка, Вольтер, Бетховен, Стендаль, Тургенев, Свифт, Тургенев, Мопассан, Рембрант, Рубенс, Гете, Пушкин, Тютчев, Блок и др.

  2. Гиперадреналиновый синдром Марфана - повышенный выброс в кровь адреналина - является особой формой диспропорционального гигантизма, обусловлен системным дефектом соединительной ткани (худоба, высокий рост, относительно короткое туловище, огромные конечности, длинные паукообразные пальцы и вывих хрусталика); к этой категории гениев и талантов относятся Андерсен, Чуковский, Паганини и др.

  3. Синдром Морриса - повышение содержания в организме половых гормонов андрогенов - связан с сочетанием гипоманиакальной стимуляции и подагрической, а к данной группе относятся гиперурикемически-циклотимические таланты и гении. Здесь встречаются женщины с исключительной деловитостью, физической и умственной энергией (Жанна д'Арк). Влияние роли андрогенов продемонстрировано в четко выраженной мужской характерологии у Жорж Санд, Блаватской, Екатерины II и др.

  4. Гипоманиакально-депрессивный механизм стимуляции умственной активности - наличие своеобразных поведенческих реакций с резкими подъемами и спадами настроения - связан с психозами на высоте приступа мании или депрессии без нарушения сознания. Сюда могут добавляться различные дополнительные симптомы, такие как иллюзии, галлюцинации, периодическая шизофрения. К циклотимическим (гипоманиакальным, гипертимическим) гени­ям и талантам относятся: Гете, Гоголь, Шуман, Пушкин, Гоголь, Гете, Свифт, Диккенс, Успенский, Ван Гог, Хемингуэй, Лермонтов, Мейерхольд, Пастернак, Бердяев и т.д.

  5. Гигантолобые и высоколобые гении - увеличение лобных долей мозга - ярко выделяются своей броской внешностью. К ним принадлежат: да Винчи, Бах, Рахманинов, Тургенев, Шопен, Рубенс, Рембрандт, Данте, Бетховен, Шуберт, Григ, Штраус, Одоевский, Чайковский, Пуччини, Паганини, Вагнер, Брамс, Рубинштейн, Россини, Римский-Корсаков, Скрябин, Ойстрах, Сибелиус, Шостакович, Прокофьев, Мравинский, Гете, Шиллер, Лист, Гюго, Шекспир, Вольтер и т. д.

Однако следует заметить, что 5 факторов («меченых стигмами деятелей») - гигантолобость, подагра, гипоманиакально-депрессивный синдром, синдром Марфана, синдром Морриса - еще не обеспечивают наличие гениальности.

Особенности строения мозга гениальных людей

Мозг человека является высшим достижением природы: в килограмме нервной ткани заключена квинтэссенция всего человека, начиная от регуляции жизненных функций и кончая его духовным миром. В.Е.Пешкова81 отмечает, что нервная ткань мозга представляет собой сложнейшую систему связи десятков миллиардов клеток; каждая клетка связана не менее чем с 7-10 тысячами других нейронов.

Число контактов на дендритах одной пирамидальной клетки может доходить до 6 тысяч. К телу нейрона подходят 250 тысяч синаптических бляшек, одновременно несущих миллионы импульсов практически от всей области мозга и органов чувств. Тем самым образуются сложнейшие ансамбли взаимодействия миллиардов клеток, миллионы архитектур при разных формах поведения человека. Мало того, каждая нервная клетка может испытывать, по крайней мере, от 6 до 20 разнообразных общих состояний и по своей организации и функциональному назначению обнаруживать чрезвычайное разнообразие. Нейроны химически, морфологически и функционально специализированы. Данная специализация складывается на молекулярно-генетическом уровне82.

По мнению В.Е. Пешковой83, вес мозга не может являться показателем интеллектуального развития. утверждает, что люди с нормальным интеллектом имеют вес мозга от 780 до 900 г, в то время как у ученых (И.П. Павлов, И.М. Мичурин), писателей (В.В. Маяковский, А.М. Горький) масса мозга колеблется от 1400 до 1700 г. Несмотря на значительные индивидуальные различия массы мозга, закономерных корреляций на этом материале установить не удалось.

Многие лауреаты Нобелевской премии безвозмездно завещали свой мозг для посмертного исследования. Мозг А. Эйнштейна, согласно его воле, был изучен после его смерти. Результаты исследования показали, что левое полушарие мозга Эйнштейна содержало глиальных клеток на 73% больше, чем мозг обычного человека. Кроме этого, в передних ассоциативных зонах левого полушария, предположительно отвечающих за абстрактно-логическое мышление, рецептивный слой коры был в два раза толще обычного и не пересекался извилиной, нежели как у обычных людей.

По мнению А. Снайдера и Дж. Митчелла, способности, проявляющиеся у гениев, объясняются особенностями восприятия окружающего мира. Если нормальный человек воспринимает окружающее через призму суммирования поступающих в мозг впечатлений, то у гениев отключаются участки мозга, отвечающие за многостороннюю обработку инфор­мации. Поэтому восприятие окружающего мира здесь будет характеризоваться не замечаемыми нами подробностями.

Исследователи Ю. Фрис и Ф. Хаппе считают, что мозгу гения не свойственно обобщающее мышление, зато мозгу обычных людей недоступно такое феноменальное «лоскутное» мышление.

Одна из многочисленных гипотез, связанных с объяснением феномена гениальности, затрагивает проблему функциональной асимметрии мозговых полушарий84. Функциональная неоднозначность правого и левого полушария определяет два различных типа восприятия внешней информации - временное и пространственное; два разных стиля человеческого мышления - художественное и аналитическое; два различных характера отношения к окружающему миру - эмоциональное и рациональное. Различная функциональная специализация полушарий позволяет человеку воспринимать окружающий мир как бы с двух точек зрения (идея «двойника»).

Но есть личности с превалирующей способностью правого или левого полушарий, как и личности, которым природа «отвалила» больший или меньший потенциал этой материи и тогда возникают и развиваются ведомые своей особенной природой Сократ, Рафаэль, Моцарт, Шекспир, Ломоносов, Пушкин, Толстой.

У каждого человека в процессе его развития мозг приобретает свойственные только ему индивидуальные, интегративные свойства. Нейрофизиологические и молекулярные механизмы, формируемые обучением и памятью, - основа интегральной деятельности мозга.

Мозг функционирует как единое целое, и в любую мозговую функцию вовлекаются отделы разного уровня. При этом расположение и величина полей коры мозга у каждого человека имеют свои особенности. Одностороннее развитие какой-то одной способности происходит путем вовлечения определенных структур и уровней мозга за счет остальных; здесь будет наблюдаться увеличение той области мозга, которая отвечает за эту способность. Столь неравномерное развитие мозга связано с перераспределением его ресурсов (медиаторов, нейропептидов и т. д.) в пользу наиболее интенсивно работающих отделов.

Исследования сотрудников НИИ мозга РАМН показали, что ряд генетически закрепленных свойств психики мозга связан с архитектоникой мозга и со специфически «человеческими» территориями коры. При сопоставлении особенностей структурной организации различных систем мозга с психофизиологическими чертами личности и уровнями ее задатков были обнаружены определенные корреляции имеющихся фактов:



  1. Выявлено усложнение цитоархитектоники височных отделов коры мозга у музыкально одаренных людей - композиторов и певцов.

  2. Имеются данные о значительном развитии и совершенстве речедвигательных структур лобных отделов левого полушария у В.В. Маяковского, который был блестящим оратором.

  3. При помощи компьютерной морфометрии были получены объективные данные об особенностях цитоархитектоники некоторых корковых структур мозга профессионально одаренных людей (музыканта, писателя, поэта), касающихся более четкой организации отдельных слоев коры и более выраженной ее вертикальной организации, а также увеличения вариабельности размеров пирамидных нейронов в структурах лобной, височной, нижнетеменной областей.

  4. Обнаружено в каждом отдельном случае при изучении мозга поэта, певца, математика, писателя увеличение плотности сателлитной глии, ее количества вокруг нейронов, более чем трехкратное повышение границ индивидуальной вариабельности размеров нейронов лобной коры и хвостатого ядра по сравнению с мозгом остальных людей аналогичного возраста.

  5. Изучение строения черепа и мозга гениев показало, что у гениев развиты лобные доли мозга и, что самое интересное, их нервные центры загружены не на сотую долю возможностей, как у обычных людей, а на 70 процентов и более. Гигантолобыми были Бетховен, Лист, Шекспир, Вольтер, Гете, Рубинштейн, Гюго, Сервантес, Монтень, Дидро, Циолковский.

Однако, несмотря на явную высоколобость, дающую объем для разрастания мозговых структур, большое внимание при изучении структурных основ высшей нервной деятельности уделяется интрасулькальному компоненту, т. е. площади общей поверхности коры головного мозга.

Обгоняя современников на столетия, гений прокладывает новые пути, дает цели и средства целым поколениям, совершает новый шаг, обогащая историю умственной эволюции. По мнению Н.П. Бехтеревой, «мозг гения способен статистически правильно решать задачи по минимуму введенной в сознание информации. Это - как бы идеальное сочетание интуитивного и логического склада ума.

Проявление мозга гения мы видим по решаемым им сверхзадачам - будь то «Сикстинская мадонна», «Евгений Онегин». Легкость принятия решений происходит с помощью оптимальных активационных механизмов эмоционального толка, которые ответственны за радость творчества, особенно если процесс сочетается с оптимальной собственной защитой мозга, которая складывается из баланса мозговых перестроек при эмоциях и оптимальной медленноволновой ночной «чистки» мозга.

Исследования, проведенные в Институте мозга человека РАН, позволили выявить участки мозга, которые вовлечены в «божественный» процесс творчества. В лаборатории Н.П. Бехтеревой с помощью позитронно-эмиссионной томографии исследователи отмечают:



  • творческая деятельность сопровождается изменением связей между разными зонами мозга;

  • новые связи появляются у левой передневисочной зоны с передними зонами коры, а с задними связь ослабляется;

  • теряются связи теменных и затылочных структур между собой.

И все это происходит именно при выполнении творческого задания, если же задача лишена творческих элементов, таких изменений нет. Локальный мозговой кровоток при выполнении более творческого задания усиливается в правой префронтальной коре и ученые делают вывод, что эта область связана с «креативностью».

Проводимые Н.П. Бехтеревой и другими учеными исследования мозга показали, что природа умно и загадочно организовала свои тайны, а некоторые из них человеку не следует заглядывать. По мнению Н.П. Бехтеревой, искусственную активацию мозга в лабораторных условиях можно использо­вать только в крайних случаях - для лечения, но не для того, чтобы человек стал умнее.


Способности, креативность и гений

Способность к творчеству85 не находится в сильной корреляции с интеллектуальными способностями, хотя выдающиеся творческие личности, несомненно, обладают очень высоким коэффициентом интеллекта. С точки зрения теории семантических сетей, принципиальное отличие интеллектуальной и творческой деятельности, по-видимому, заключается в направленности на решение разных типов задач: понимание смысла и порождение нового смысла. Корреляция этих видов деятельности очевидна, хотя существуют примеры их независимого существования. Креативность нередко проявляется при внешней интеллектуальной «заторможенности», но чаще отмечается наличие хороших интеллектуальных способностей без развитого творческого начала.

Креативность86 рассматривают как важнейший и относительно независимый фактор одаренности, который редко отражается в тестах интеллекта и академических достижений. Креативность определяется не столько критическим отношением к новому знанию с точки зрения имеющегося опыта, сколько восприимчивостью к новым идеям. Креативность как ценностно-личностная созидательная категория, будучи неотъемлемой стороной человеческой духовности и условием творческого саморазвития личности, является существенным резервом ее самоактуализации. Творческий потенциал выражается не столько многообразием имеющихся у личности знаний (как социально закрепленных стереотипов, выраженных в правилах и законах), сколько восприимчивостью, чувствительностью к проблемам, открытостью к новым идеям и склонностью разрушать или изменять устоявшиеся стереотипы с целью создания нового, получения неожиданных и необычных решений жизненных проблем. Основополагающими понятиями в определении креативности являются «личностный смысл» как содержание, «реализация» как процесс, «культура» как средство реализации.

Один из вариантов интерпретации терминов «понимать» и «порождать» может быть связан со следующими рассуждениями. Термин «понимать» подразумевает способности к отслеживанию хода чужих рассуждений, то есть способность человека в ходе обучения формировать новые связи между знакомыми понятиями и сами новые понятия. Слово «формировать» в данном контексте используется в смысле «формировать по инструкциям». «Человек понимающий» должен постоянно следовать за внешним носителем этих связей и понятий, например, вслед за учителем, книгой и т.д. Он должен также иметь точные рецепты для своих пошаговых мыслительных действий.

«Человек творящий», напротив, обладает способностью к порождению понятий, которые ничем внешне не обусловлены, способностью делать неожиданные для большинства людей выводы, которые непосредственно ниоткуда не следуют и рассматриваются как некие «прыжки» мышления (сознательного или бессознательного), разрывы в обычной, стандартной логике рассуждений. В этой связи отметим, что хорошо структурированная область знаний обычно представляется семантической сетью, узлы которой не находятся вблизи друг друга; скорее, они создают причудливые с точки зрения топологии и принципиально некомпактные структуры.

Другими словами, можно предполагать, что если некоторая устоявшаяся система фактов и теоретических положений со временем приобретает вид компактного участка сети, то после совершения определенного творческого акта в эту сеть включаются некие неожиданные, странные и, следовательно, удаленные (в исходном пространстве) узлы знаний. В плане понимания механизмов творческого процесса является уместной аналогия между структурой семантической сети и структурой нейронного ансамбля.

При сравнении актов «порождения» и «понимания» выявляется определенный парадокс. Характерная особенность «человека понимающего» состоит в способности усвоить некоторую систему знаний, т.е. сформировать у себя копию связей между понятиями, созданную ранее «человеком творческим». Данная работа по копированию участка семантической сети это не чисто механический акт и требует осуществления ряда сложных предварительных операций формирования: исходных понятий, списков атрибутов (свойств) этих понятий, новой системы приоритетов среди атрибутов и т.д. Таким образом, разница между пониманием и творчеством - это, в лучшем случае, разница между оригиналом и копией! На самом деле это разница между актом творения оригинала, который для внешнего наблюдателя возникает как чудо, и актом добросовестного, трудоемкого, но лишенного всякой тайны копирования.

Эффективность творческого процесса в плане механизмов семантических сетей связана с комбинацией нескольких факторов (способностей):



  1. Способности к быстрому и постоянно идущему перебору множества вариантов связей между уже существующими понятиями (узлами сети). Следует учитывать, что в данной модели каждый узел сети представляет собой набор или список атрибутов, описывающих данное понятие, а реализация полного перебора требует затрат времени и памяти, быстро растущих.

  2. Способность к формированию открытого, постоянно генерируемого (дополняемого и изменяемого), списка атрибутов какого-либо явления или понятия. Очевидно, списки атрибутов и их приоритетов должны меняться в зависимости от задачи и предметной области. Эта способность важна ввиду того, что характеристики изучаемых явлений представляют собой наборы исходных параметров, используемых для перебора комбинаций.

  3. Способность к формированию удачной системы приоритетов среди вариантов связей, подготавливаемых к перебору. Механизм этого процесса, в частности, может быть связан с установлением пар хорошо сочетающихся атрибутов, где в пару входит по одному атрибуту от каждого понятия, включаемого в связь. При этом системы приоритетов должны меняться в зависимости от решаемой задачи (предметной области).

  4. Способность к формированию новых понятий (узлов). Данная процедура может рассматриваться как циклический (итерационный) процесс формирования способа построения дедуктивного и/или индуктивного рассуждения на основании имеющихся фактов и понятий, то есть с опорой на ранее образованные участки сети и связи между ними.

В рамках такой модели становятся понятным как индивидуальные различия в креативности, так и различия творческих успехов у одних и тех же людей в разных предметных областях действительно, предположим, что на каком-либо этапе рассуждения у некоторого человека сложилась «удачная» система приоритетов вариантов перебора признаков (или др. элементов рассуждения). В результате этот человек в данной ситуации проявит себя как творческая личность. Однако в случае проведения рассуждения в др. предметной области тот же субъект будет пользоваться др., иначе организованной базой знаний, которая сложилась, например, в результате менее удачного процесса обучения (плохой учитель, неудачный учебник) или в результате отсутствия интереса к данной области знаний. В итоге он не проявит себя как творческая личность (В.М.Кроль).

Проблема универсализма выдающихся людей была затронута разными науками. В исследованиях, посвященных этой проблеме, было показано, что гениальность сопровождается большим «разбросом» индивидуальных достижений в самых различных сферах деятельности. Существуют технические научные, гуманитарные, художественные, композиторские, литературные гений и гениальность.

Принято считать, что за всю пятитысячную историю цивилизации их было не более 400 человек. Высокий уровень одаренности, который характеризует гения, неизбежно связан с незаурядностью в различных областях деятельности. Высокий уровень творческих достижений был продемонстрирован в ранние годы:


  • музыкантами (Моцарт, Лист, Прокофьев, Шостакович);

  • поэтами (Грибоедов, Пушкин, Лермонтов, Бродский) и др.

По мнению В.Е.Пешковой87, любой творческий продукт невозможен без наличия определенных способностей, и любому гению необходимы врожденные дарования и способности.

Теория развития человеческих способностей базируется на едином основании предметной и социальной деятельности. Каждая деятельность обеспечивается соответствующей совокупностью функциональных систем, и, наоборот, каждая совокупность функциональных систем преобразуется в соответствующую функцию (функциональную подсистему) организма, адекватную реализуемой деятельности. Нервная система имеет множество функций88. Они образуются вследствие структурной организации мозга и нервной системы, работа которых способствует функционированию психики.

Под понятием «психическая функция» подразумевается совокупность психических процессов, необходимых для получения определенного функционального результата:


  • восприятия как совокупности процессов, объединенных достигаемым результатом - образом объекта;

  • памяти - актуализацией информации;

  • мышления - решением проблемных ситуаций.

Результатом такого функционирования становится любое свойство, образованное как следствие работы отдельных психических функций, которое и будет связано с понятием «способность». По В.Д. Шадрикову, функция определяется работой целостной функциональной системы, поэтому способности как свойства функциональных систем являются системными качествами. Естественно, что любая способность одновременно может быть реализована работой другой способности и функционировать в «сплаве» одаренности с различной степенью выраженности и проявленности, поскольку границы индивидуальной человеческой психической функциональной системы зафиксировать невозможно.

Формирование психических функций - от задатков к развитым способностям - происходит путем научения, где проявляет себя индивидуальная приспособительная жизнедеятельность. Нервная ткань обладает фундаментальным свойством воспринимать множество внешних воздействий и удерживать их, благодаря чему человек приобретает способность к обучению.

Психическая деятельность, различные психические явления (процессы, состояния, свойства, качества) имеют пространственно-временную организацию, поэтому человек осознает себя и окружающий мир только в конкретном пространстве и времени. Психика, образованная временем и пространством, выступает в любых своих структурах (память, мышление, воображение, речь) как неразрывное единство, целостность. В основе любой психической организации (функциональной системы, способности, задатка) обнаруживается способ ее осуществления - это ритм.

Объединяясь в бесконечном количестве вариантов, пространство и время проявляются в ритмических структурах как глубинная основа существования мозга и психики, т.е. ритм выступает как специфический способ организации пространственно-временного континуума материи (мозг), по-разному обнаруживает себя в том или ином ее проявлении (психика). Таким образом, ритм выступает как исходная или универсальная «единица» в формировании любой способности.

Если задатки, большей частью, являются психофизиологическими органами генетического и наследственного происхождения, то «раскрытие» задатков в развитые способности может осуществляться путем их поддержки энергетическим путем.

Музыка композиторов Перголези, Моцарта, Гайдна и т.д. способствует успешному умственному и психическому развитию детей так как данная музыка имеет ярко выраженный ладовый (диатонический состав) и тональный характер. Музыка же авангардистов, металлистов разрушает уже сформированную, но еще не устойчивую способность. Из-за какофонии звуков, слов, цвета нарушается информационный обмен как внутри организма человека, так и с внешней средой. А поскольку головной мозг формирует «инструмент» (нейрон с синапсами) для «отслеживания» специфических, только для него свойственных частот, то любые дисгармонические звуки и гармоники будут разрушительны для любых намечающихся связей, их новых механизмов.

Ритм, как «всеобщая» способность для любых человеческих способностей, несет в себе потенциальность для последующего развития пространственных, количественных и логических отношений. Поэтому раннее обучение ребенка через «ритм» должно начинаться с различных чувственных воздействий. На развитие способностей значительное влияние оказывает задействованность анализаторных систем89, их взаимосвязь, «сотрудничество». На разных уровнях мозга закреплены механизмы интеграции сенсорных сигналов разных модальностей, где происходит интеграция и дифференциация всех поступающих сигналов.

Любое культурное воздействие на человека сопровождается материальными нейрофизиологическими процессами, протекающими в головном мозге (электрическими, физико-химическими). Нейроны коры постоянно развиваются, в результате чего складывается материальная основа формирования системы мозга, которая инициируется увеличиваемой социальной программой. Хотя биологическое созревание и выступает необходимым условием, создающим морфофизиологические предпосылки для формирования различных видов психической деятельности, однако данная биология не определяет их содержания и структуры. Индивидуализация в функционировании мозга проявляется также и в интеграции глобальных структур, что ведет к вариативности комбинаций дарований.

Относительно самостоятельные способности могут вступать друг с другом во взаимодействие, обусловленное как внутренним строением этих образований, так и общей направленностью потенциального развития личности. Практически любой участок мозга может включаться в реакцию на любой стимул благодаря наличию полисенсорных нейронов, которые могут входить в состав разнородных функциональных систем. Поэтому значительная часть гениев обладала несколькими способностями в очень выраженной форме.

Процесс творчества есть процесс величайшего напряжения человеческих способностей, наиболее могучая форма мозговой деятельности. В сферу творчества вовлекаются наиболее ярко выраженные и продуктивные виды способностей, например:



  • В.Х. Глюк - композитор, реформатор оперы, певец, виолончелист, скрипач, органист, дирижер;

  • В.А. Моцарт - композитор, клавесинист, скрипач, дирижер:

  • А.Г. Рубинштейн - крупный общественный деятель, основатель Петербургской консерватории, выдающийся пианист XIX века.

Творчество может также проявиться одновременно в разных видах искусства:

  • П.А. Брюллов - художник, педагог, виолончелист, пианист;

  • М.Ю. Лермонтов - поэт, писатель, живописец, скрипач;

  • Т.Г. Шевченко - поэт, живописец, музыкант;

  • Э.А.Т. Гофман - писатель, композитор, дирижер, живописец;

  • Ф.И. Шаляпин - певец, актер, обладатель незаурядных литературных способностей, чтец;

  • Э. Карузо - певец, скульптор, киноартист, карикатурист;

  • Ч. Чаплин - режиссер, киноартист, сценарист, композитор;

  • М.К. Чюрленис - композитор и художник.

Наиболее интересное сочетание представляют собой обладатели межвидовых многосторонних способностей:

  • Леонардо да Винчи, Микеланджело Буонарроти, Рафаэль Санти, Иоганн Гете;

  • Ибн Сина (Авиценна) - философ, врач, естествоиспытатель, поэт, автор трактата по теории музыки;

  • М.В. Ломоносов достиг выдающихся результатов в различных областях знаний: химии, астрономии, математике и в то же время был художником, литератором, языковедом, превосходно знал поэзию и сам творчески работал в этой области;

  • у А. П. Бородина научная деятельность в области химии сочеталась с деятельностью композитора;

  • у Д. И. Менделеева - с работой по истории живописи;

  • А.С. Грибоедов известен как дипломат, драматург, поэт, композитор;

  • А. Эйнштейн прославился игрой на скрипке в домашних концертах;

  • Г. фон Гельмгольц был еще и замечательным музыкантом, прекрасно играл на рояле и скрипке, обожал Баха и Моцарта;

  • В.И. Вернадский создал учение о биосфере (основу современного естествознания, экологии), основал геохимию и биогеохимию, генетическую минералогию, являлся выдающимся историком науки;

  • Н. Паганини мог также легко различать разговор на соседней улице.

Многие гении с поразительно высоким общим интеллектом ничуть не страдали от частных дефектов:

  • А.С. Пушкину не давалась математика;

  • Г. Дэви не мог совладать с французским языком;

  • К.И. Чуковский был невосприимчив к музыке;

  • Г.Х. Андерсену не давались языки;

  • Дж. Верди не мог решить простые уравнения;

  • Эмиль Золя не мог прочесть ноту;

  • Л. Толстой не мог произнести химическую формулу;

  • у Л. Бетховена были трудности с освоением таблицы умножения;

  • поразительный оратор и писатель У.Черчилль был не в состоянии говорить без подготовки, по ночам диктовал свои речи секретарю, потом заучивал наизусть, прежде чем выступать;

  • Д.И. Менделеев в школе отличался большими успехами в математике и физике, а по языковым предметам имел твердую «единицу».

Следует особо выделить такую уникальную способность, как память гения:

  • оглохший Бетховен писал музыку и сам дирижировал;

  • русский актер Остужев, потеряв память, остался на сцене, помня текст всех своих ролей;

  • Моцарт мог по памяти записать нотными знаками сложную музыкальную пьесу, услышанную лишь однажды;

  • Лист и Рубинштейн, «прочитав» музыкальное произведение по нотной записи, могли свободно, без подготовки, исполнить его на концерте.

У многих гениев чудесные способности проявились уже в детстве: К. Брюллов поступил в Академию художеств немногим более десяти лет от роду, а А. Иванов - в одиннадцать; С. Прокофьев поступил в консерваторию в 13 лет. Л. Ландау стал студентом также в 13 лет.

Таким образом, уникальное сочетание способностей, подкрепленное также врожденными особенностями функционирования мозга (развитием отдельных его зон, скоростью протекания нервных процессов) и такими свойствами, как устойчивость, сопротивляемость, иногда чисто физическая выносливость, сила - все это в комплексе и позволяет при благоприятном воздействии среды развиваться гению.


Интуиция, вдохновение и творчество как психологический феномен

Интуиция90 - это мыслительный процесс, для которого характерна быстрота формулирования гипотез и принятия решения, а также недостаточная осознанность его логических оснований.

Интуиция проявляется в условиях субъективно и/или объективно неполной информации и органически входит в присущую мышлению человека способность экстраполяции (пополнения имеющейся и предвосхищения еще неизвестной информации). Поэтому так велика роль интуиции в творческой деятельности, где человек открывает новые знания и возможности преобразования действительности. При высокой достоверности интуитивно формулируемых гипотез интуиция составляет ценное качество интеллекта, называемое «хорошей интуицией»

Термином «интуиция»91 могут обозначаться разные психические явления, в которых на первый план выступают отдельные признаки интуитивных решений:


  • их наглядная, предметная регуляция и не достаточная рациональность (особенно в мышлении ребенка);

  • непосредственность усмотрения решения до выполнения логических операций, характерная, в частности, для визуальных форм деятельности, в отличие от словесного рассуждения;

  • известный элемент непроизвольности, случайности возникновения интуитивного решения, типичный для научных открытий, и др.

Все эти признаки характеризуют не механизмы интуиции, не ее сущность, а лишь отдельные стороны ее проявления. В основе интуиции лежат особые формы переработки информации человеком, которые могут быть как образными, так и вербальными и осуществляться произвольно или непроизвольно в зависимости от характера деятельности. Неверно противопоставлять интуиции логике: в процессе решения задач эти стороны интеллекта образуют единое целое.

Механизмы интуиции состоят в симультанном объединении нескольких информативных признаков разных модальностей в комплексные ориентиры, направляющие поиск решения. В таком одновременном учете различной по своему качеству информации состоит отличие интуитивных процессов от дискурсивных, в которых в одном мыслительном акте (логическом «шаге») может учитываться только какая-то одна модификация признаков задачи, связываемых между собой.

Структура интуитивного акта индивидуальна и динамична, она содержит достаточное число степеней свободы в использовании исходных данных задачи. Успешность интуитивного решения зависит не от выделения какого-то одного информативного признака, а от сложившейся в ходе поиска мозаики признаков, в которой данный необходимый признак может занимать различные места. От этого зависит также возможность его осознания в качестве основания решения.

Ориентиры поиска в интуитивных и дискурсивных процессах не имеют принципиального различия по составу входящей в них информации. Логические признаки, в том числе формальные, включаются в интуитивно формируемый информативный комплекс и, будучи сами по себе недостаточными для получения решения, в сочетании с другими информационными связями определяют направление поиска.

Основную роль в интуиции играют семантические обобщения, относящиеся к данной области задач. Такова интуиция врача или ученого, всесторонне ориентированных в сфере своих задач, или геометрическая интуиция, также основанная на наличии опыта, связанного с ориентировкой в геометрическом пространстве. Индивидуальная структура интуитивного акта делает его особо чувствительным к таким личностным феноменам, как интеллектуальные установки, эмоциональный настрой, способность к непредвзятым решениям и т.д. Несомненно, участие в интуитивных решениях эстетической информации, восприятие которой у разных людей весьма различно. Поэтому развитие интуиции связано не только с приобретением конкретного опыта, но и с общим уровнем развития личности.

Вдохновение92 - подъем духовных сил человека в процессе творчества. С вдохновением нередко связано рождение замысла и идеи произведения, нахождение решения неприступной проблемы, создание центральных образов художественного произведения. По мнению В.Г.Белинского «вдохновение не есть исключительная принадлежность художника: без него недалеко уйдет и ученый, без него немного сделает и ремесленник, потому что оно везде, во всяком деле».93

Вдохновение - это состояние высшего, максимально интенсивно и продуктивного напряжения всех духовных и физических сил человека. Можно выделить четыре фазы творческого процесса во время вдохновения: подготовленность вдохновения; состояние самозабвения, в котором поэт находится в данный момент; непроизвольное течение творческого потока; легкость, с которой мысли находят свое выражение. Характеризуя продуктивную деятельность в искусстве, психолог С.Л.Рубинштейн отмечал, что «утверждение о том, что художественное творчество предполагает упорный, напряженный, часто кропотливый труд, никак не исключает того, что сам процесс создания значительного художественного произведения, его оформление часто является относительно кратковременным актом величайшего напряжения и подъема всех духовных и физических сил». Во время вдохновения художник всецело находится во власти интуиции, он творит, не контролируя себя, не поправляя, не анализируя создаваемое им стихотворение или картину. Поправки начнутся потом, на более «трезвую» голову.

Во время вдохновения личность творца как бы раздваивается. Многие художники настолько перевоплощались в своих героев, что начинали их воспринимать как конкретных людей или отождествляли с собственной личностью. Художники часто говорили о том, что они переживают странные психологические состояния, когда практически невозможно провести четкую грань между видением и явью, реальностью и ирреальностью, кажущимся и действительным. Такого рода явления были описаны еще в 20-е годы в книге С.О.Грузенберга «Психология творчества». Например:


  • Микеланжело увидел однажды таинственный треугольный знак с тремя лучами, который он тут же принялся рисовать; когда он закончил, знак исчез;

  • И.Крамской во время работы над картиной «Христос в пустыне» вдруг неожиданно увидел фигуру, сидящую в глубоком раздумье, так «ожил» образ, волновавший его воображение.

Многие гениальные люди утверждали, что открытие возникает в их сознании «как-то само» и остается только записать «услышанное» или «увиденное» как, например, рождение у Д.И.Менделеева идеи Периодической системы элементов. Таинственность акта «озарения» издавна связывалась с наличием внешнего, иногда божественного источника творческого вдохновения. Используя данные самонаблюдения известных ученых (Г. Гельмгольца и А. Пуанкаре), Г. Уоллес (1926) разработал схему четырех стадий творческого процесса94:

  1. Стадия длительного и трудоемкого анализа проблемы, накопления и обработки информации, осуществления попытки сознательного решения задачи (может быть безрезультатна).

  2. Стадия развития творческого процесса - созревания (incubation), для которой характерно отсутствие видимого прогресса в решении задачи.

  3. Озарение (инсайт).

  4. Проверка правильности решения.

На стадии созревания важна активная работа подсознания. По данным самонаблюдения, человек, внешне забывая о задаче, занимает свое сознание и внимание другими делами. Тем не менее, по прошествии некоторого времени «творческая» задача самостоятельно всплывает в сознании, причем часто оказывается, что если не решение, то хотя бы понимание проблемы оказалось продвинутым. Таким образом, возникает впечатление о бессознательно протекающих процессах решения. Однако важной предпосылкой продуктивной работы подсознания является 1-я стадия - настойчивые сознательные попытки решения задачи.

Анализ самонаблюдений показывает, что процесс «озарения» нередко являет собой не одномоментную вспышку, а как бы распределяется во времени. В ходе упорного сознательного процесса решения появляются элементы понимания продвижения в верном направлении. Таким образом, условием так называемого «озарения», как правило, служит упорный труд. Сознательные усилия как бы приводят в действие, «раскручивают» мощную, но инерционную машину бессознательного творчества. Те же факты, что иногда решение возникает в периоды покоя, безделья, утром после сна или во время завтрака, говорят, возможно, лишь о том, что эти периоды обычно занимают у человека много времени.

В исследованиях межполушарной организации психических процессов выдвинуто предположение, что лобные доли правого и левого полушарий вносят разный вклад в осуществление отдельных фаз творческого процесса. Фазы созревания и озарения, по этой гипотезе, связаны с работой лобной доли правого полушария, фазы первичного накопления информация и критического рассмотрения продуктов творчества с работой лобной доли левого (доминантного) полушария.

Таким образом, творчество95 великих людей можно рассматривать в узком и более широком смысле слова. Л.С.Выготский96 писал, что творчество - удел немногих избранных людей, гениев, талантов, которые создали великие художественные произведения, сделали большие научные или технические открытия, однако творчество существует и там, где человек воображает, комбинирует, изменяет и создает новое, какой бы крупицей ни казалось оно по сравнению с созданиями гениев. Таким образом, любой процесс развития личности можно рассматривать как творчество.


Вопросы для обсуждения

  1. Дать определение гения и таланта как психофизиологического феномена.

  2. Определить понятия «талант», «гений», «творчество», «креативность».

  3. Дать определение понятий «вдохновение», «интуиция», «способности».

  4. Проанализировать особенности мозга гениальных людей.

  5. Раскрыть предпосылки гениальности.

  6. Охарактеризовать гениальность как историю болезни.

  7. Определить психологические основы вдохновения и творчесва.

1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   28


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница