Ученые записки мгпу психологические науки сборник научных статей Выпуск 7 Мурманск 2007



страница8/23
Дата27.04.2016
Размер5.33 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23

Психологические основы

профессионального самоопределения
Развитие человека сопровождается постоянным поиском себя как индивидуальности и активного члена общества. Условно можно выделить следующие основные типы самоопределения: профессиональное, жизненное и личностное. В профессиональном самоопределении традиционно выделяют профессиональные планы и профессиональные перспективы. Если профессиональная перспектива – это целостная картина своего профессионального будущего, то профессиональный план – это более конкретная программа достижения профессиональных целей.

Для профессионального самоопределения характерны: 1) большая формализация (профессионализм отражается в дипломах и сертификатах, в трудовой книжке, в результатах труда и т.п.); 2) наличие благоприятных условий (социальный запрос, соответствующие организации, оборудование и т.п.).

Для жизненного самоопределения характерны: 1) глобальность, всеохватность того образа и стиля жизни, которые специфичны для той социокультурной среды, в которой обитает данный человек; 2) зависимость от стереотипов общественного сознания данной социокультурной среды; 3) зависимость от экономических, социальных, экологических и других объективных факторов, определяющих жизнь данной социальной и профессиональной группы.

Для личностного самоопределения характерны: 1) невозможность формализации полноценного развития личности; 2) «неблагоприятные» (в обывательском представлении) условия, а, наоборот, сложные обстоятельства и проблемы, которые не только позволяют проявиться в трудных условиях лучшим личностным качествам человека, но часто и способствуют развитию таких качеств.

Недаром герои появляются преимущественно именно в трудные, переходные общественно-исторические периоды. Правда, в «благополучные» эпохи у человека также есть возможность все-таки найти для себя достойную проблему и постараться решить ее, а не просто «наслаждаться жизнью», как это делают большинство обывателей.

Для дальнейшего рассмотрения особенностей профессионального самоопределения необходимо отметить ряд отечественных типологий профессиональной деятельности.

В России наиболее известна типология профессии, предложенная Е.А.Климовым, где в качестве критерия выступает отношение человека (субъекта труда) к предмету труда. Все профессии соотносятся с пятью основными группами: 1) человек-природа; 2) человек-техника; 3) человек-человек; 4) человек- знаковые системы; 5) человек- художественный образ.

Оригинальную типологию самоопределения предложил отечественный психолог М.Р. Гинзбург. Он выделил жизненное поле личности, в рамках которого и разворачивается профессиональное и жизненное самоопределение. При этом само жизненное поле определяется им как совокупность индивидуальных ценностей, смыслов и пространства реального действования - актуального и потенциального, - охватывающего прошлое, настоящее и будущее.

Психологическое настоящее, - отмечает М.Р. Гинзбург, существует как действительность: его функцией является саморазвитие. Поэтому вертикальная составляющая психологического настоящего, относящаяся к ценностно-смысловой плоскости, представляет собой самопознание, т. е. ориентацию в ценностно-смысловом содержании индивидуального сознания. Горизонтальная составляющая психологического настоящего, принадлежащая к пространственно-временной плоскости, может быть охарактеризована как самореализация (т. е. реальное действование, воплощение ценностей и смыслов в различных видах деятельности).

На основании этого М.Р. Гинзбург выделяет следующие типы личностного самоопределения:


  • гармоничное (благополучное настоящее при позитивном будущем);

  • благополучное (психологическая коррекция не требуется);

  • стагнирующее (благополучное настоящее при негативном будущем; страх перед будущим);

  • беспечное (благополучное настоящее, видение будущего без целенаправленного планирования; ожидание благополучия и того, что все будет происходить «само собой»);

  • бесперспективное (благополучное настоящее; планирование будущего при отсутствии его ценности, как «вынужденное»);

  • негативное (неблагополучное настоящее, негативное будущее; ощущение безнадежности);

  • защитное (неблагополучное настоящее, позитивное планирование будущего; «бегство в будущее»);

  • фантазийное (неблагополучное настоящее, позитивное будущее при отсутствии его планирования; «бегство в грезы о будущем»);

  • прагматичное (успешная самореализация при отсутствии ценностей, проекция в будущее заимствованных ценностей);

  • гедонистическое (успешная самореализация при отсутствии ценностей, погоня за сиюминутными удовольствиями);

  • бездуховное (успешная самореализация и планирование при отсутствии ценностей, практичность, «эмоциональная упрощенность»);

  • пассивное (нереализованные ценности в настоящем, позитивное планируемое будущее);

  • невротичное (нереализованные ценности в настоящем, негативное планируемое будущее; переживание невостребованности, отсутствие перспективы);

  • бездейственное (нереализованные ценности в настоящем, позитивное непланируемое будущее; уход от нереализованности в сферу эмоциональных переживаний);

  • отсроченное (нереализованные ценности в настоящем, негативное планируемое будущее, отсрочка реализации ценностей).

В наши дни как государственные, так и частные профориентационные службы помогают человеку осуществить грамотное профессиональное самоопределение.

Первые лаборатории профориентации появились в 1903 г. в Страсбурге (Франция) и в 1908 г. в Бостоне (США). Обычно выделяют следующие причины появления этих первых профориентационных служб: бурный рост промышленности, миграция людей из сельской местности в города, проблема поиска работы, проблема отбора наиболее «подходящих» людей уже со стороны работодателей. Но все это причины, скорее, социально-экономические.

Главная психологическая причина появления профориентации заключается в том, что именно в этот период и именно в этих странах перед значительным количеством людей возникла проблема свободы выбора, чего раньше не было (или было характерно лишь для отдельных людей, которые не могли и не хотели жить по заранее заведенному, патриархальному порядку). Такая свобода действительно порождала множество проблем, и главная из них - это ответственность человека за важные жизненные выборы.

В эволюционном развитии профориентации можно выделить два основных этапа:



1. Конкретно-адаптационный этап. Главная задача - помочь человеку «трудоустроиться»; характерен для периодов социально-экономических бедствий и массовой безработицы. К сожалению, для современной России это весьма актуально и по сей день.

2. Диагностико-рекомендательный этап. В его основе лежит «трехфакторная модель» Ф. Парсона: изучение требований профессии к че­ловеку - первый фактор, исследование качеств человека с помощью тестов - второй фактор, сопоставление требований с качествами человека и выдача рекомендации о пригодности или непригодности к данной профессии - третий фактор. При этом качества человека и требования профессии рассматриваются как относительно стабильные, что и служит основой для «объективного» выбора.

В настоящее время профессиональная консультация разработала разнообразные модели взаимодействия с клиентом, в частности:



- искусственная «подгонка» человека к профессии. Возможны варианты: обман, манипуляция, агитация на непривлекательные профессии (были распространены в 1960 - 1980-е гг. в СССР); умелая продажа себя на рынке труда (обман предприятий и государства в целом со стороны клиентов, прошедших подготовку на различных консультациях и тренингах);

- диагностико-рекомендательной модели профориентационной помощи - основана на неизменности качеств клиента и требований профессий;



- диагностико-корректирующая и диагностико-развивающая профконсультации. В отличие от диагностико-рекомендательной модели, здесь все основано на учете изменений в выбираемых профессиях, в их требованиях к человеку, а также на учете меняющегося клиента. Важной особенностью такого рода помощи оказывается возможность что-то улучшить в своей ситуации и постоянно корректировать свои выборы в зависимости от изменения требований профессии и от изменений своих собственных способностей (по Е. М. Борисовой и К. М. Гуревичу).

В дополнение к изменяющимся профессиям и изменяющемуся человеку происходит учет динамики общественных процессов. Сама профессия все больше начинает рассматриваться как средство для построения своего жизненного успеха, а также как средство для нахождения с помощью профессии своего места в данном обществе. Основные понятия, характерные для данного уровня развития профориентации: «профессиональный и жизненный успех», «карьера», «образ жизни». Главная проблема здесь - понять, в каком обществе мы живем, сориентироваться в данном социокультурном пространстве, что в условиях современной России сделать весьма непросто.

На данном уровне профориентационной помощи рассматривается также изменение представлений самоопределяющегося человека о самом смысле его профессионального выбора. Также учитывается не просто «успех», но и «моральная цена» за такой успех. Основными понятиями здесь становятся: «совесть», «чувство собственного достоинства», «смысл жизни и выбираемой профессиональной деятельности», а также «идеал личностного и профессионального самоопределения».

Поиск идеала своего развития - одна из самых ответственных и сложных проблем самоопределяющегося молодого человека. Недаром Э. Эриксон писал, что главная проблема подростка - это «поиск аристократии и идеологии», и если молодой человек не сможет для себя в этом разобраться, то он легко становится добычей всяких проходимцев, в том числе и политических проходимцев.

Таким образом, в основе профориентационной работы с молодежью должно лежать уважительное отношение к молодому человеку как к субъекту профессионального и личностного самоопределения. Не только, когда он ориентирован на сложные варианты построения своей карьеры, и даже тогда, когда он стремиться устроить свою жизнь и карьеру, ориентируясь на других людей, т.е. используя уже проверенные варианты построения своего успеха. Призывать или обязывать человека быть полноценным субъектом самоопределения нельзя, каждый из нас должен созреть до настоящего творчества. Кроме того, у каждого из нас свое индивидуальное представление о счастье и успехе в жизни.
С.М.Тарасова
Отношение студентов к проблеме гомосексуализма
Мы часто считаем опасными тех,

у кого ум устроен иначе, чем наш,

и безнравственными тех, чья

нравственность не похожа на нашу.

А. Франс
Гомосексуализм – направленность полового влечения на лиц одноименного пола, сопровождающаяся половыми контактами с ними. Явления гомосексуализма известны с древности, упоминания о них встречаются в папирусах Древнего Египта, в культуре первобытных народов Африки и Азии. Гомосексуальные отношения были весьма распространены и поощрялись в Древней Греции, Индии, Риме. Еще знаменитый философ Сократ говорил о том, что от союза мужчины и женщины рождается ребенок, но настоящая идея может родиться лишь от связи мужчины и мужчины.

В Древней Греции мужской гомосексуализм получил название «уранизма» - по имени богини Урании, родившейся не от женщины, а от мужчины – бога Урана. Женский гомосексуализм назывался лесбийской любовью или сапфизмом, по имени древнегреческой поэтессы Сапфо, жившей на острове Лесбос и бывшей наставницей юных дев в искусстве любви. [4, 382]

Отношение «обычных» людей к их современникам с «нетрадиционной» ориентацией отличалось в разные эпохи и у разных народов. В одно время их прославляли, и возможность иметь гомосексуальные связи была только у высокопоставленных людей, а другое – придавали гонениям и публичным казням.

Современное отношение к гомосексуальности в обществе связано с глубинными, часто неосознаваемыми мотивами формирования отношения к гомосексуальности. Гомосексуальность в нашем обществе часто воспринимается как ненормальность, патология и поэтому, вызывает помимо любопытства «почти животный страх».

Такое враждебное отношение часто коренится не в индивидуальной, а в общественной психологии. Не стоит отрицать то факт, что наше российское общество гомофобно. Многие страны мира уже преодолели это явление и пропагандируют не просто толерантное отношение к сексуальным меньшинствам, но и стараются узаконить их положение и отношения между ними.

В научной литературе термин «гомофобия» сейчас часто заменяется понятием «гетеросексизм», который определяется как «идеологическая система, которая отрицает, принижает и стигматизирует любые не гетеросексуальные формы поведения, идентичности, отношения и общины [2, 105].

И.С. Кон отмечает, что главная функция гетеросексизма заключается в поддержании незыблемой гендерной стратификации, основанной на мужском господстве. И мужчины с опаской относятся ко всему, что может пошатнуть эту исторически сложившуюся тенденцию. Это подтверждает и проведенное мною исследование, мужчины часто более категоричны в оценке «нетрадиционной» ориентации, и особенно мужской.

В том, что уровень гетеросексизма в нашей стране достаточно высок, виновны и практические психологи, которые не лишены верований, мешающим им с уважением относится к личности гомосексуалистов. Они разделяют, например представления о том, что:


  • гомосексуальность противоречит воле Бога и греховна;

  • гей, лесбиянки и бисексуалы склонны к развратным действиям;

  • гомосексуализм противоестественная, болезненная и извращенная форма сексуального поведения;

  • представители сексуальных меньшинств не могут столь же успешно воспитывать детей;

  • гомосексуальные отношения бессодержательны и связаны лишь с получением сексуального удовольствия.

Таким образом, мы сами прививаем окружающим стереотипность мышления, страх и интолерантное отношение к представителям «нетрадиционной» ориентации. Как отмечает Е.Г. Луковицкая, современная теория гомосексуальности считает ее побочным, но вполне закономерным продуктом биологической эволюции, поскольку природа объективно заинтересована в разнообразии и вариативности. [3, 335]

Поэтому интерес к проблеме толерантного отношения к гомосексуалистам вполне объясним, и мне действительно было любопытно узнать, насколько наша современная молодежь терпима к представителям сексуальных меньшинств. Для этого студентам 2-5 курсов Мурманского государственного педагогического университета было предложено принять участие в анонимном опросе (опросник был взят из книги И.Г. Малкиной-Пых «Гендерная терапия». М., 2006).

Всего было опрошено около 112 учащихся и при ответе на первый вопрос студентам предлагалось подумать и решить, является ли гомосексуальность нормой или патологией. Сделать это было необходимо по 10-бальной шкале, где 10 – это норма, 1- патология.

Не смотря на то, что в настоящее время гомосексуализм не относится к патологии и не противоречит психической норме (в 1973г. Совет попечителей при Американской ассоциации психиатров проголосовал за исключение гомосексуализма из списка DSM-ІІ) 43% отвечавших продолжают относить это явление к тяжелой форме патологии и по шкале дают не более 1-3 баллов. И убежденно настаивают на том, что гомосексуалисты – это люди «с внутренними психическими нарушениями», что такого рода поведение «противоречит природе» и «совершенно аморально». Как отметил один студент, рьяно протестующий против таких отношений: «Если относится к гомосексуализму как к норме, к обычному явлению, то человечество вымрет, так и не дождавшись конца света».

27% опрошенных придерживаются нейтральной позиции, не считая гомосексуализм ни нормой, ни патологией, предоставляя каждому самому решать «как ему жить и с кем». А люди с нетрадиционной ориентацией заслуживают такого же отношения, как и гетеросексуальные личности.

И, наконец, 30% уверенно заявили, что гомосексуализм – это норма, а гомосексуалисты – это всего лишь мужчины и женщины участвующие в гомосексуальном акте, т.е. они акцентировали свое внимание на образе жизни, а не на самих индивидах. А геи и лесбиянки от гетеросексуалов, по их мнению, отличаются лишь тем, что предпочитают однополую любовь разнополой.

При ответе на второй вопрос учащимся предлагалось задуматься, каково же их отношение к гомосексуальной семье, и какие чувства она у них вызывает. Большинство участников опроса, а именно 56%, сохраняют нейтральное, ровное отношение к гомосексуальным семьям. Хотя многие из них понимают, что это «проблема всего общества», но, тем не менее, такие семьи тоже имеют право на то, чтобы «быть счастливыми и сделать счастливым кого-то еще».

При этом чувства, о которых пишут студенты самые разнообразные:



  • непонимание («как можно любить такого же, как ты мужчину?»)

  • жалость («им трудно, на них все нападают…»)

  • страх («…но я бы не хотела, чтобы со мной рядом жила семья геев. Как я буду ЭТО объяснять своему ребенку?»)

  • умиление («мне кажется они такие милые, нежные…»)

  • любопытство («встречаю их часто, и всегда было интересно!»)

  • восхищение («надо быть смелым, чтобы заявить об этом [гомосексуальной ориентации] во всеуслышание»)

  • отвращение («противно смотреть, когда мужики целуются, женщины еще, куда ни шло!»)

  • равнодушие («пусть любят друг друга, но не в общественных местах»)

  • смущение («всегда, когда вижу геев или лесбиянок чувствую себя неловко»)

30% опрошенных сохраняют строго негативное отношение к гомосексуальным семьям. Большинство из них обосновывают свою позицию тем, что общество, наблюдая за поведением геев и лесбиянок, деградирует, теряет свои моральные ценности и устои. А подрастающее поколение вскоре будет считать однополые отношения нормой. Нельзя не процитировать слова одного студента: «Семья – это ячейка общества! А какое общество с такими ячейками?»

И все же 13% - отмечают свое положительное отношение к семьям гомосексуалистов, и пишут, что «если два человека любят друг друга, то совсем не важно какого они пола».

К этому хочется лишь добавить слова В.С. Соловьева «Человек должен быть нравственным свободно, а значит, ему должна быть предоставлена и некоторая свобода быть безнравственным».

Гораздо более сложным, по мнению студентов, оказался третий вопрос: можно ли разрешать семьям геев брать на воспитание детей, если они этого хотят?

Лишь 8% учащихся затруднились принять какую-либо сторону и не смогли дать ответа. Все остальные опрошенные разделились на два лагеря однозначно отвечавших на этот вопрос либо «да», либо «нет». 59% сказали категорическое «нет», мотивируя свой ответ тем, что ребенок, скорее всего, будет перенимать модель поведения родителей, а, следовательно, велика вероятность того, что он станет представителем нетрадиционной ориентации. Помимо этого студенты отмечали возможность негативного отношения сверстников к ребенку, воспитывающемуся в нетрадиционной семье.

А 33% настаивают на предоставлении семьям геев возможности воспитывать детей. Во-первых, пагубное влияние и перенос стереотипов поведения гомосексуальной семьи на поведение ребенка не доказано. Во-вторых, отмечают, что представители нетрадиционной ориентации отличаются тонким восприятием окружающей действительности и заботливым отношением к своему ближнему окружению, а значит, они могут стать трепетными и заботливыми родителями.

И, наконец, в-третьих, в нашей стране слишком много сирот, которые хотят иметь семью, чувствовать заботу и любовь близких, что лишать их такой возможности было бы, по меньшей мере, преступно.

При ответе на четвертый вопрос студентам нужно было включить свое воображение и представить, что они геи и лесбиянки и подумать, каково же их положение в обществе. 63% отвечавших отметили, что их положение значительно бы изменилось и в худшую сторону. Они бы постоянно сталкивались с непониманием и осуждением, чувствовали бы себя «брошенными и никому ненужными». У них бы появилась необходимость отстаивать свои права, а противостоять большинству – это всегда очень тяжело. Некоторые писали, что чувствовали бы себя «изгоями» и «белыми воронами». Другие отмечали, что испытывали бы страх и вынуждены были бы скрывать свою ориентацию от окружающих.

Лишь один учащийся ответил, что его положение изменилось бы, но жить ему было бы проще. 37% решили, что их положение в обществе не изменилось бы, т.к. оно зависит не от ориентации человека, а от его личностных характеристик, и найти пару было бы не так сложно, ведь гомосексуальные связи получили широкое распространение. Затем студентам предлагалось оценить свою толерантность к геям и лесбиянкам по 10-балльной шкале.

Абсолютную нетерпимость к гомосексуалам обоих полов отметили 9% опрошенных. Еще 9% - сумели оценить свою терпимость на 5 баллов. 34% учащихся написали, что совершенно терпимы и к геям, и к лесбиянкам. А оставшиеся 48% студентов уже не проявили такой однозначности. 25% опрошенных оказались более терпимыми к лесбиянкам, и стоит отметить, что большую часть этих учащихся составляют молодые люди, а 23% более терпимы к геям, и это конечно, девушки.

И на конец, последний вопрос заключался в том, что студентам предлагалось отметить, какими же личностными особенностями отличаются геи и лесбиянки. 20% опрошенных вообще затруднились ответить на этот вопрос, мотивируя это отсутствием непосредственных контактов с нетрадиционными парами, а, следовательно, невозможность определения отличительных черт. 36% - не нашли никаких отличительных черт между гетеро- и гомосексуальными людьми.

И 44% отметили, что отличия явно просматриваются в стиле одежды и общении. По их мнению, гомосексуалисты более общительные люди, но у них отмечается более высокий уровень тревожности, неуверенность. Что люди с нетрадиционной ориентацией более агрессивны и импульсивны.

Многие из опрошенных наделяли геев и лесбиянок особенностями противоположного пола. Так, геи – мягкие, женственные люди, очень заботящиеся о своем внешнем виде, слащавые и манерные. Их наделяют любвеобильностью и чувственностью. Отмечают, что геи хорошие и верные друзья. Лесбиянки напротив, тверды и мужественны, самостоятельны и независимы, менее ранимы, нетерпимы, заносчивы и высокомерны.

Подвод итог всему выше сказанному, понимаешь, что нужно учиться очень многому, и, прежде всего готовности принимать других, такими, как они есть, независимо от их индивидуальных особенностей. Потому, как и гонение, так и прославление однополой любви бессмысленно, по той же причине, по какой бессмысленна попытка дать оценку какому-либо народу: русским, немцам, финнам.

В каждой нации есть умные и глупые люди, герои и подлецы. Также и среди приверженцев однополой любви есть и чистые, добрые люди, и подонки. Как пишет Ю. Щербатых «давать таким людям оценку только на основании половых пристрастий - примерно то же, что выносить приговор всем людям, практикующим гетеросексуальные контакты».

Очень хорошо в этом смысле написал И. Кон «Культурно изолированная и загнанная в гетто однополая любовь казалась чем-то совершенно исключительным, невообразимо отвратительным и так же невообразимо прекрасным. Между тем вся она – разная».


Литература


  1. Кон И.С. Лунный свет на заре. Лики и маски однополой любви. М., 1998.

  2. Луковицкая Е.Г. Введение в гендерные исследования. В. Новгород, 2002.

  3. Малкина-Пых И.Г. Гендерная терапия. М., 2006.

  4. Щербатых Ю. Психология любви и секса. М., 2006.

Л.А.Гурьевская
К вопросу оптимизации психологического климата

в иноязычном учебном общении

Проблема повышения эффективности процесса обучения иностранному языку в вузе обусловливает актуальность рассмотрения психологического аспекта учебного общения. Психологический климат, или микроклимат, или психологическая атмосфера, на наш взгляд, удачно отражают существо проблемы. Мы полагаем, что формирование благоприятного психологического климата является одним из важных факторов оптимизации образовательной деятельности каждого отдельного студента и группы в целом. Организация соответствующего психологического климата на занятиях по иностранному языку подразумевает создание обстановки взаимного доверия, поддержки и взаимопонимания как между преподавателем и студентом, так и между самими обучаемыми.

Не следует забывать, что именно от педагога зависит создание здорового психологического климата, способствующего развитию личности. Как известно, большинство студентов не могут успешно заниматься в условиях недоброжелательной критики, угрозы, осуждения, осмеяния, учебный процесс этим блокируется. В итоге вместо удовольствия, удовлетворения от полученных знаний, радостных переживаний от субъективных открытий, общения на неродном языке студент испытывает подавленность, утомление, скуку. По этой причине все действия преподавателя должны демонстрировать, что он заинтересован в развитии личности своих учеников, с удовольствием хочет с ними работать, и знает, как им помочь. А особенности иноязычного общения со студентами требуют от преподавателя всегда быть требовательным и в то же время справедливым, с искренним уважением относясь к каждому, даже самому слабому студенту. К тому же подчеркнуто внимательное отношение к учащимся заставляет их серьезнее относиться к учебе, лучше контактировать с преподавателями. В связи с этим для педагога важно обоснованно отобрать и целесообразно структурировать учебный материал, терпеливо добиваться усвоения каждым занимающимся учебной программы.

Нельзя не отметить главный фактор, способствующий высокой эффективности обучения и воспитания - положительные эмоциональные переживания. Особенности эмоционального реагирования студентов в иноязычном учебном общении не предопределяются исходными свойствами эмоциональности. Продуманная и специально организованная система учебных заданий и оценок, оптимальная эмоциональная атмосфера на занятиях способны вызвать положительный настрой обучаемых, независимо от их эмоциональных особенностей, проявленных в повседневной жизни. Как показывают наши наблюдения, студент, воодушевленный чувствами, в первую очередь интересом к иностранному языку, начинает заниматься не по обязанности, а сам, по бескорыстному стремлению к знанию, деятельность его мышления и воли становится потребностью.

Вследствие этого, положительное развитие взаимоотношений преподавателя и студента, как правило, способствует более эффективному взаимодействию в иноязычном речевом общении, повышается обоюдное ощущение комфорта. При этом умение говорить предполагает умение точно сформулировать свои мысли, излагать их доступным для собеседника языком, ориентироваться в общении на реакцию собеседника. Убедительность определяется психологическими факторами, самой атмосферой беседы, которая может быть благоприятной или неблагоприятной, доброжелательной или не доброжелательной, культурой речи. Культура речевого общения, включает в себя, прежде всего, свободное владение иностранным языком.

Разумеется, в современных условиях конкурентоспособным ресурсом деятельности преподавателя иностранного языка высшей школы являются организаторские и коммуникативные качества. Коммуникативные способности обеспечивают общение и психологическую совместимость с другими людьми, помогают не теряться в новой обстановке, проявлять инициативу в общении, вносить оживление в коллектив. Для педагога наиболее значимы такие показатели коммуникативного потенциала, как такт, терпимость, самоуважение, способность проявлять эмпатию, влиять на других, воздействовать на эмоциональную сферу личности. Умение слушать и наблюдать позволяет педагогу воспринимать не только речь, но и невербальную информацию. Способность читать невербалику и адекватно пользоваться ею в собственной практике – один из показателей культуры коммуникативной деятельности преподавателя иностранного языка.

Безусловно, для успеха в коммуникативной деятельности довольно значима уверенность в себе. Она позволяет чувствовать себя свободно и обоснованно выбирать тактику общения. Как уже говорилось, педагоги могут создать климат, способствующий возникновению желания работать над собой (поскольку мотивация всегда идет изнутри). Между тем, если преподаватель хочет вдохновлять тех, кого обучает, на работу над собой, то к качеству своей работы и поведению ему следует относиться достаточно требовательно: овладеть культурой самопознания, быть готовым к постоянному процессу обучения, стремиться совершенствовать свое профессиональное мастерство.

Среди психологических приемов справедливо рекомендуется аутотренинг. Заслуживают внимания «шесть С»: самообязательства, самоконтроль, самоотчет, самоубеждение, самоободрение, самовнушение. Смысл этих приемов в том, чтобы научиться контролировать свои настроения, чувства и мысли, вырабатывать критическое к себе отношение, управлять своим телом, чтобы воздействовать на психику, и управлять мыслями, чтобы воздействовать на тело. Таким образом, мы приходим к выводу, что целый ряд факторов оказывает влияние на психологический климат в иноязычном учебном общении. Совершенно очевидно, что преподаватель создает определенную атмосферу в аудитории. Для того чтобы обучение дало хорошие результаты, необходимо тщательно спланировать его и провести серьезную предварительную подготовку. Организация подходящего психологического климата является частью такой подготовки.

При организации непосредственного общения коммуникативная культура педагога проявляется в способности привлечь внимание, настроить на продуктивное учебное взаимодействие, в умении преодолеть барьеры, возникающие между позицией педагога и настроением студентов. Поэтому основная задача – завоевать инициативу. Исходя из этого, важно еще на контактной фазе определить эмоциональное состояние учащегося и в зависимости от этого состояния и своих целей либо самому войти в тот же тон, либо постепенно и ненавязчиво помочь ему выйти из нежелательного для Вас состояния. Если у студента плохое настроение, постарайтесь повысить его эмоциональный тонус. В этом случае самый эффективный прием – присвоить собеседнику желательное качество, например, «зная вашу старательность, вы такой настойчивый». Не менее эффективна похвала в адрес учащихся, напоминание о приятных событиях, сообщение интересной информации.

Сегодня успех приносят не формально провозглашаемые и прославляемые качества: общая культура, отзывчивость, дисциплинированность. Профессионализм современного преподавателя иностранного языка заключается в том, что он умеет не только оценить структуру коллектива, но использовать взаимодействие студента с группой и группы со студентом в целях получения искомого педагогического результата. Управляя ходом общения, педагог ведет диалог, поддерживает интерес и активность студентов, ориентируется на обратную связь, проявляет гибкость, мобильность.

Если мы хотим повысить эффективность обучения иностранному языку, мы должны выявить и реализовать оптимальные условия иноязычного учебного общения. Если такую обстановку создать не удалось, процесс обучения, скорее всего, потерпит крах, а отношения между студентом и педагогом могут испортиться. Опыт показывает, что создание атмосферы открытости и доверия, наверное, самая сложная, но и самая необходимая задача в обучении иностранному языку, без нее нельзя достичь полного успеха. Открытость и доверие требуют эмоциональной отдачи, как со стороны преподавателя, так и со стороны студентов. Подобная атмосфера не возникает мгновенно, и доверие редко бывает стопроцентным, хотя к этому и следует стремиться.

Итак, только взаимодействие двух факторов – «как деловых, так и эмоционально - психологических - приводит к образованию психологического климата… характеризующего состояние коллектива как субъекта воспитания» [2: 229].

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23


База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница