Вопросы теории и методологии система языковых конструктов анализа социологических данных



Скачать 305.64 Kb.
Дата01.05.2016
Размер305.64 Kb.

Татарова Г.Г. Система языковых конструктов анализа социологических данных

Вопросы теории и методологии

СИСТЕМА ЯЗЫКОВЫХ КОНСТРУКТОВ АНАЛИЗА СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ДАННЫХ

Г.Г.Татарова




Сектор методологии и методов социологических исследований.

Институт социологии РАН

ул. Кржижановского 24/35, корпус 5, 117259, Москва, Россия




Введение

Методологическое знание в эмпирической социологии носит мозаичный характер. Это утверждение не требует особого обоснования, но порождает ряд вопросов:

  1. Во благо или во вред такая ситуация?

  2. Необходима ли и возможна систематизация методологического знания?

  3. Каковы принципы систематизации, если она возможна?

Прежде чем перейти к постановке нашей исследовательской задачи, важно обозначить позицию автора по этим вопросам, ибо в данной статье предлагаются определенные теоретические обобщения, способствующие систематизации методологического знания. В контексте статьи под таким знанием имеем в виду инструментальную часть методологии, т.е. совокупность методов социологического исследования. Под социологическими данными – любую информацию, используемую в социологических исследованиях. Что касается понятия «метод», то на нем следует остановиться специально. Как известно, в социологии методом принято называть:


  • общенаучные методы познания (сравнение, анализ, синтез, идеализация, индукция, дедукция, абдукция1 и т.д.);

  • теоретические построения парадигмального характера (метод Декарта, метод Бэкона, метод Дюркгейма, метод Вебера, метод Бурдье и т.д.);

  • инструментальные подходы к изучению социальных феноменов (метод опроса, качественный, количественный, биографический методы, анализ социальных систем, моделирование социальных процессов, анализ социальных сетей и т.д.);

  • инструментальные подходы к сбору эмпирических данных (анкетирование, интервью, наблюдение, анализ документов и т.д.);

  • отдельные техники сбора данных (метод запечатанного буклета2), приемы измерения (метод парных сравнений, шкала суммарных оценок, шкала Терстоуна и т.д.);

  • методологические процедуры анализа (типологический анализ, причинный анализ, факторный (факториальный) анализ);

  • классы математических методов (кластерный анализ, дискриминантный анализ, факторный анализ, регрессионный и т.д.).

Ответить однозначно на первый из поставленных выше вопросов невозможно, ибо в развитии методологического знания, на наш взгляд, наблюдаются с разной периодичностью два цикла. Точнее было бы сказать, что должны наблюдаться.


Первый из них связан с расширением проблемного поля эмпирической социологии и тем самым с усилением феномена мозаичности за счет введения в арсенал средств социологического исследования новых подходов и методов. Что и наблюдается в современных реалиях. Однако это благо с течением времени грозит превратиться в свою противоположность, ибо порождает некоторую глухоту исследователей, работающих в различных методологических стратегиях. Тогда необходимым образом возникает второй цикл – систематизация накопленного знания, но на основах ранее не известных или известных, но не ставших достоянием практики социологических исследований. Необходимость систематизации продиктована и реалиями в области профессионального социологического образования, так как мозаичность знания не способствует в полной мере формированию социологического мышления и усвоению навыков эффективного выбора и применения различных методов исследования соразмерно исследовательской ситуации.

Ответ на второй из поставленных выше вопросов очевиден, если исходить из существования двух таких циклов. Если систематизация необходима и возможна, то каковы могут быть принципы, на которые она опирается? Разумеется, общими являются принцип холизма (целостности) и интегративный принцип (охват большинства исследовательских практик). Как минимум, это означает упорядочение знаний, относящихся ко всем методам и на основе анализа их взаимодействий. Однако эти принципы носят слишком общий и очевидный характер, чтобы быть конструктивными для систематизации. Необходимы какие-то другие, играющие роль основного принципа. На наш взгляд, в качестве такового целесообразно использовать и принцип, суть которого состоит в следующем.

Понятия «анализ социологических данных» и «измерение в социологии» являются базовыми категориями эмпирической социологии. Они в определенной степени взаимозаменяемы. Например, методы многомерного шкалирования, с одной стороны, трактуются как класс методов математического анализа, а с другой, как методы измерения. Коэффициенты корреляции, являясь инструментом анализа данных, трактуются как измерение связи между признаками. Метод семантического дифференциала Ч.Осгуда можно интерпретировать и как измерение или анализ размерности пространства восприятия объектов, и как метод классификации объектов, и как некий подход к изучению образов, опирающийся на жесткую модель (в смысле существования феномена синестезии – трехфакторного пространства восприятия). Примеры можно продолжить. Но ясно, что на практике часты ситуации, когда:

«модель изучения…» = «модель измерения…» = «модель анализа…».

Взаимозаменяемость понятий происходит в основном при рассмотрении многомерных подходов к анализу и измерению. Измерение может трактоваться в широком смысле как обобщенное, и тогда эмпирическое исследование в целом является измерением фрагмента социальной реальности [22]. В этом случае любой подход к анализу данных (включая и так называемые методы математического моделирования) носят соподчиненный «измерению» характер. Вместе с тем, и анализ может включать все приемы и методы измерения, если его трактовать несколько шире, чем это традиционно принято. Отсюда простой вывод о существовании двух путей систематизации методологического знания в зависимости от того, измерение или анализ ставится во главе угла.

Второй путь, на наш взгляд, представляется более перспективным. В этой связи, ниже предлагается в определенной степени новый взгляд на старые проблемы, относимые к теории анализа социологических данных. Думается, что подобная научная рефлексия будет способствовать упорядочению методологического знания.




Постановка исследовательской задачи


Проблематика, связанная с анализом социологических данных корнями уходит в осмысление концепта «язык социологического исследования». Как известно, под ним понимается совокупность языковых конструктов (понятий, категорий, конструкций) необходимых при планировании и проведении эмпирического социологического исследования. Существуют различные контексты рассмотрение структуры такого языка. Например, один из них связан с выделением горизонтального и вертикального строения понятийного аппарата исследования [5]. Другой контекст – с соотношением концептуальных и операциональных переменных [3,с.32-43.], где под переменной понимается любое средство, с помощью которого проводятся различия между объектами наблюдения. В любом контексте остается верной идея П.Лазарсфельда о понимании методологии эмпирической социологии как структуры языка исследований [3,с.37;28].

Если рассматривать язык социологического исследования как систему, то ее подструктурой являются языковые конструкты непосредственно связанные с процедурами анализа данных. Речь идет о конструктах, имеющих внепредметный характер. Так как любую подструктуру можно интерпретировать, в свою очередь, как систему, представляется методологически целесообразным введение понятия язык анализа данных.

Его языковые конструкты порождаются, в первую очередь, методологическими процедурами, играющими роль метаметодик (методики конструирования методик) анализа данных и лишь во вторую - математическими конструктами (формулами, методами, моделями). В свою очередь, каждая такая процедура имеет специфическую совокупность языковых конструктов и логику реализации на практике. Другими словами метаметодика имеет языковую и логическую структуры3.

Особенностью такой процедуры является то, что она порождается общенаучным методом познания и позволяет сконструировать в эмпирическом социологическом исследовании логическую схему анализа данных в соответствии с исследовательской ситуацией. В качестве метаметодик представляется целесообразным выделить типологический анализ, факторный (факториальный) анализ и причинный анализ. И это неслучайно, ибо поиск знаний о типах социального4, о социальных факторах, описывающих и объясняющих изучаемые феномены, о причинно-следственных отношениях социальных явлений – базовые задачи социологических исследований.

Совокупность языковых конструктов метаметодики интерпретируется нами как система. Тем самым представляется правомерным рассмотрение языка социологического исследования как системы вложенных друг в друга систем. Такое понимание, с одной стороны, позволяет упорядочить методологическое знание в контексте языка как некой целостности. С другой стороны, способствует углублению знаний о метаметодиках.

Построение вложенных друг в друга систем – сложная задача, которая может быть решена при выполнении определенных требований. Основным из них является обоснование роли метаметодик как средств построения архитектоники социологического исследования, средств концептуализации. При этом вне зависимости от степени формализованности исходных для анализа данных и от характера априорных представлений о структуре искомых эмпирических закономерностей5.

Утверждение о том, что метаметодика – средство концептуализации в любом типе социологического исследования – достаточно сильное и соответственно требует обоснований. Их отдельные фрагменты будут предложены в данной статье. В определенной мере речь пойдет о новых подходах к старым проблемам типологизации и факторизации, в тех их аспектах, которые относятся к научной рефлексии по поводу необходимости введения в практику проведения социологических исследований таких языковых конструктов как: метаметодика анализа данных, структура языка анализа, восходящая и нисходящая стратегии анализа, исследовательская практика анализа данных, классификация практик анализа.

Проблемы причинного анализа остаются вне рамок статьи, ибо мы не располагаем достаточно убедительными результатами для серьезных выводов. Вместе с тем, на уровне гипотезы предполагаем, что логика построения языковой структуры этой метаметодики будет такой же, как и в случаях типологического и факторного анализов.

В процессе дальнейшего изложения будем исходить из следующих определений.

Типологический анализ - метаметодика анализа данных, совокупность методов изучения социального феномена, позволяющих выделить социально - значимые, внутренне однородные, качественно отличные друг от друга группы эмпирических объектов, характеризующиеся типообразующими признаками, природа которых различна, и интерпретируемых как носители различных типов существования феномена.

Это определение в достаточной мере обосновано в публикациях автора данной статьи.



Факторный анализ - метаметодика анализа данных, совокупность методов изучения взаимосвязей свойств социального феномена, позволяющих выделить социально - значимые, внутренне тесно связанные группы эмпирических индикаторов, интерпретируемые как референты различных социальных факторов.

Это определение носит рабочий характер.




Метаметодика как средство создания методик анализа данных


Возможно, что термин «метаметодика» не является удачным для переосмысления всех перечисленных выше видов анализа. Вместе с тем, его введением мы хотели подчеркнуть, что речь идет о процедуре, опираясь на языковые конструкты которой можно разработать отдельные методики проведения различных видов анализа в социологическом исследовании. При этом исходили из следующих методологических предпосылок6.

Первая предпосылка. Каждой метаметодике можно поставить в соответствие систему языковых конструктов, которая внутренне непротиворечива, достаточно полна, открыта для дополнения новыми понятиями и экспликации понятий в нее входящих. Тем самым метаметодика порождает вполне определенную часть языковых конструктов языка анализа. Иначе говоря, сама является особым видом языка анализа данных, имеющим внепредметный и «надматематический» характер. Но при условии, если в этой системе имеются языковые конструкты для проведения типологизации и факторизации в любых исследовательских ситуациях. Тем самым общие принципы любой систематизации не нарушаются.

Языковая структура метаметодики имеет сложный, иерархический характер. Для типологического анализа она представлена на Рис.1, а в усеченном виде – в [14,с.198-211.]. В структуре языка, прежде всего, выделяются экзогенные и эндогенные понятия. Первые из них нецелесообразно подвергать эмпирической интерпретации. К таким понятиям в типологическом анализе относятся: дефиниция типологического анализа, цель его проведения, тип, типология, типологический синдром. В факторном анализе экзогенными являются следующие понятия: дефиниция факторного анализа, цель его проведения, фактор, факторный синдром.

Следует особо подчеркнуть необходимость введения понятий типологический и факторный синдромы. Синдром7 – совокупность симптомов (эмпирические закономерности, вытекающие из анализа данных), опираясь на которые можно сформировать гипотезы о существовании типов социального или социальных факторов. Иначе говоря, синдромы – это типы или факторы с размытыми границами, и выделяются они в следующих исследовательских ситуациях. Первая - априорная модель о структуре результата отсутствует, т.е. диагностика осуществляется без модели. Вторая – априорная модель может быть задана (например, в форме уравнений регрессии), но она одна и жестко задана, т.е. диагностика осуществляется на модели. Но в том и другом случае (в рамках отдельного исследования) отсутствуют основания для того, чтобы считать, что полученные закономерности свидетельствуют о наличии типов социального, социальных факторов. В этих случаях корректнее говорить об обнаруженных типологических и факторных синдромах.

Вторая предпосылка. Основная часть языковых конструктов метаметодики является инвариантом относительно всех исследовательских практик анализа социологических данных. Исследовательской практикой анализа данных называем логику «работы» в исследовании с определенной частью эмпирии. В одном и том же исследовании может возникнуть одновременно несколько таких практик. К одному и тому же классу относим практики с одинаковой степенью структурированности (в смысле формализованности) данных и с одинаковым характером априорных представлений о структуре эмпирического результата. Что касается первого, то выделяем неструктурированные (тексты), слабоструктурированные8 (тексты, специальным образом организованные) и жестко структурированные данные. В качестве характера априорных представлений различаем ситуации отсутствия таковых и наличия гипотез (описательного либо объяснительного характера). Тем самым выделяется девять классов исследовательских практик анализа данных [16;17].

Все классы встречаются на практике. Рассмотрим только два диаметрально противоположных случая. Существует класс, когда данные жестко структурированные, а априорные представления о структуре результата отсутствуют. Такие практики возникают, например, при работе с государственной статистикой и данными об использовании бюджета времени. В то же время существует и класс, когда данные неструктурированные, но объяснительные гипотезы о структуре результата имеются. Такие практики возникают при работе с данными группового фокусированного интервью, при так называемом осевом или выборочном кодировании транскриптов нарративных интервью. Другими слова в ситуации «не первого» прохождения по тексту.

Классификация исследовательских практик анализа данных необходима для изучения «поведения» метаметодик, для выявления специфики проведения типологического факторного и причинного анализов, для разработки языковой структуры этих видов анализа как достаточно полной системы понятий.

Третья предпосылка. Логическая организация методики проведения различных видов анализа опирается на одну из стратегии. Методологически и практически целесообразно различение восходящей и нисходящей стратегий анализа данных. Это понятия – типы, идеальные типы. Они позволяют в определенной степени всю совокупность исследовательских практик анализа данных рассматривать в целостности.

Понятия «восходящая» (от частного к общему) и «нисходящая» (от общего к частному) стратегии могут быть соотнесены как с исследованием в целом, так и с отдельной исследовательской практикой анализа данных. Во втором случае введение этих понятий более целесообразно. Взаимообусловленность стратегий, отдельных классов практик и видов анализа обогащает теорию анализа социологических данных, позволяет упорядочить методологическое знание, а также дает возможность взаимопроникновения знаний, накопленных в одной сфере, в другую.

В подобной плоскости рассмотрения теории анализа социологических данных в определенной мере «исчезает» неприемлемое противостояние качественной и количественной методологий (стратегий, методов).
Основаниями интерпретации метаметодик как средств концептуализации служат другие контексты рассмотрения типологического, факторного (факториального) и причинного анализов. Они таковы.


  • Каждый из этих видов анализа реализует в эмпирической социологии общенаучный метод познания социальной реальности. Отсюда следует возможность применения метаметодик в самых разных исследовательских ситуациях.

  • Каждый вид анализа является диагностической процедурой поиска латентно существующих типов / типологических синдромов, факторов / факторных синдромов, причин / причинных синдромов. Диагностика без модели также имеет право на существование, как и диагностика на модели. Отсюда следует такой же вывод, как и в предыдущем случае.

  • Эти виды анализа, вплетенные в концептуальную ткань исследования, предопределяют выбор методов сбора и математического анализа данных. О том, что логика математической формализации должна рефлексироваться до проведения полевого этапа исследования и в процессе разработки его инструментария является очевидным. Этой проблематике в литературе уделяется серьезное внимание, например, в работах [19;21].

  • Отдельный вид анализа может рассматриваться и как класс содержательных задач, логика решения которых одинакова. Например, для типологического анализа такой подход предложен в работе [12], а для факторного анализа в работе [2]. Понятия «метаметодика», «язык анализа данных» в них не используются, но проблемы типологизации и факторизации обсуждаются в ключе построения именно логических схем их проведения.



Может ли математический метод выступать в роли метаметодики?


Логика проведения любых видов анализа социологических данных и особенно в ситуации их жестко структурированности и слабоструктурированности реализуется посредством применения языка математики. Существующая литература по математическому анализу социологических данных весьма обширна (см., например, обзор литературы в работах [19;20;21], где приводится достаточно полная библиография).

Специфика использования математических методов в социологическом исследовании начинается тогда, когда получены (на этапе разработки концептуальной схемы) ответы на логическую цепочку вопросов:



«Что изучать?», «Зачем и для достижения каких целей изучать?», «Где и при каких условиях изучать?», «С помощью каких средств изучать?».

Подобные вопросы (они могут быть поставлены в разной последовательности в зависимости от исследовательской ситуации) могут быть отнесены как к исследованию в целом, так и к отдельным его этапам9. Поэтому понятие «средства» включает в себя всю совокупность методов социологического исследования, к которым относятся в равной мере и математические методы. Каждый класс методов имеет свою собственную специфику применения в социологическом исследовании. Известно, что класс методов - это методы, применяющиеся для решения примерно одинаковых задач и опирающиеся на примерно одинаковые математические модели.

Естественным образом возникает вопрос: может ли отдельно взятый класс математических методов выступать в качестве метаметодики или языка анализа данных? В целом на него даем отрицательный ответ. Вместе с тем, за рамками статьи остается проблематика математического моделирования социальных процессов (обзор подходов можно найти в работе [9]), которая требует особого отношения и переосмысления в контексте взаимосвязи с метаметодиками. Несмотря на то, что применение любых математических конструктов (формул, методов, моделей) в социологии носит характер моделирования, область математического моделирования – это особая область, которой мы не будем касаться.

Класс методов - жестко заданная (заданные) модель (модели), использование которой (которых) возможно любой метаметодикой. Один и тот же метод может быть использован и для целей типологического анализа, и факторного, и причинного. Метод – инструмент реализации некоторой логической схемы решения задач. Иначе говоря, математическая формализация по отношению к логической формализации носит соподчиненной характер. Разумеется, язык математических конструктов является составной частью языка анализа данных10.

Известно, что при решении одной и той же содержательной задачи речь может идти о комплексном применении методов разного класса. Подобная комплексность носит либо параллельный, либо последовательный характер. Первое означает применение методов разного класса для решения одной и той же задачи. Второе - применение методов разного класса либо на различных этапах решения задачи, либо на одном для последовательной проверки гипотез, например, о структуре расположения объектов в признаковом пространстве. Социологу-практику не столь важно овладение математическими методами, сколько умение связать воедино процедуры логической и математической формализации.

От того, на каком «языке» анализа данных будет исследоваться интересующий социолога фрагмент реальности зависит, и то, какого рода эмпирический материал ему нужен, и то, какие приемы «обработки» информации будут использоваться для изучения и объяснения того или иного социального феномена. Тем самым, рефлексия по поводу метаметодики должна быть органично вплетена в ткань социологического исследования на этапе концептуализации.


Основной и вспомогательный язык анализа данных


При рассмотрении типологического, факторного (факториального) и причинного анализов как отдельных, специфических видов языка анализа данных важно обратить внимание на различение их роли в эмпирическом исследовании как основного или вспомогательного. Обозначение одно из них как основного особенно относится к ситуации, когда в рамках одного исследования одновременно используются все метаметодики.

Для иллюстрации этих функциональных ролей обратимся к модельной задаче изучения «феномена господина Икс на выборах». Такая задача возникает не только в случае неожиданного провала или «взлета» кандидата (господина Икс).

Исходные для анализа данные - результаты выборов (число голосов), отданных за кандидата в Субъектах Российской Федерации (СРФ). Приведем примерный характер рассуждений для трех случаев, когда в качестве основного языка выступают соответственно язык типологического, язык факторного и язык причинного анализов. Статус языка как основного определяется исходя из исследовательских задач. В процессе изложения особое внимание обратим на цель проведения того или иного вида анализа, а также на обозначение стратегии (восходящей или нисходящей).
Язык типологического анализа.

Рассмотрим случай, когда типологический анализ выступает в роли основного. Относительно «феномена господина Икс на выборах» - это поиск знания о существующих типах этого феномена. Цель проведения типологического анализа может определяться, например, исходя из следующей гипотезы. Существуют группы СРФ, однотипных с точки зрения «феномена господина Икс на выборах» и таких, что их можно интерпретировать как объекты социального управления в том смысле, что механизм воздействия на электоральное поведение одинаков для СРФ, отнесенных к одной и той же группе, к одному и тому же типу.

Очевидно, что целью поиска знания о типах является проверка гипотезы о существовании типов в заданном исследователем смысле. В формулировку гипотезы заложен предполагаемый язык анализа данных - язык типологического анализа. Для случая, когда у исследователя существуют некоторые априорные представления о таких типах, логика анализа в целом выстраивается по нисходящей стратегии. Тогда выделяются группы однотипных СРФ, по априори заданным признакам (эти признаки являются одной из составных частей совокупности типообразующих признаков11). Тем самым проводится априорная типология. Затем изучается характер распределения «главного» эмпирического индикатора (процент голосов), а также его взаимосвязи с другими признаками. Они априори задаются социологом и тоже играют роль типообразующих. Исследовательский процесс выстраивается как бы по нисходящей (от общего к частному) стратегии.

При отсутствии априорных представлений логика анализа включает в себя и элементы восходящей стратегии, и это несмотря на то, что исследователь изначально исходит из объяснительной гипотезы. Тогда проводиться анализ распределения «процентов» по всей совокупности СРФ. Если, к примеру, наблюдается бимодальность распределения «процентов», а моды значительно отличаются от минимального и максимального значений, то можно утверждать, что, как минимум, наблюдается четыре типологических синдрома. Разумеется, задав некий формальный критерий, можно получить разбиение СРФ на большее число групп (классов). Вместе с тем, учитывая цель типологического анализа, интерес представляют не любые такие группы, а только те, которые можно интерпретировать как объекты социального управления. В том смысле, что механизм воздействия на электоральное поведение СРФ, отнесенных к одному и тому же типу, одинаков. Поэтому возникает вопрос перехода от формальной классификации, проведенной по числу голосов, к однотипным группам СРФ. Но для этого необходима дополнительная информация, характер которой проистекает из поиска социологом ответа на другой вопрос. Чем еще, кроме доли голосов, похожи, близки объекты, отнесенные к одной и той же группе? Возможно, что в них одинаковый процент населения с высшим образованием, одинаковая доля сельского населения и т.д. Не исключен и вариант, когда СРФ похожи по стилю, принципам организации предвыборной кампании. Вполне возможно и сочетание нескольких факторов и причин, но только тех, на которые предположительно можно воздействовать (в соответствие с целью типологического анализа).

Из предложенных рассуждений проистекают следующие выводы:


  • по восходящей стратегии ищутся типологические синдромы, а по нисходящей проверяются гипотезы о существовании типов в заданном исследователем смысле;

  • в рамках проверки объяснительной гипотезы возможна ситуация, когда восходящая стратегия – составная часть нисходящей;

  • в рамках типологического анализа возможен поиск социальных факторов и причинно-следственных отношений.



Язык причинного анализа.

Содержательный смысл языка причинного анализа обусловлен необходимостью поиска причинно-следственных отношений между социальными феноменами. Причинность12 может пониматься в принципиально разных смыслах (каузальная и телеологическая). При этом причина и следствие разведены во времени. Одна и та же причина может породить несколько следствий. Одно и то же следствие может проистекать из существования разных причин. Применительно к изучению «феномена господина Икс на выборах» возможны следующие рассуждения. Наблюдается следствие (число голосов), причины которого неизвестны и логика анализа которых неясна. Как и в случае типологического анализа, огромную роль при построении логики анализа играют априорные представления о причинно-следственных отношениях, гипотезы исследования. В рамках восходящей стратегии анализа возможно изучение причинных синдромов посредством выделения зависимого и независимых признаков и, соответственно, использование, например, направленных (асимметричных) коэффициентов связи между зависимым признаком (процент голосов) и множеством независимых признаков.

В рамках же нисходящей стратегии априори задаются качественные модели причинности и соответствующие им, математические модели. Необходимым образом различаем причинный анализ как язык анализа в социологических исследованиях и причинный анализ как класс математических моделей и методов.

Исследование причинности может привести к выводу о существовании групп - однотипных СРФ с одинаковыми причинно-следственными отношениями между электоральным поведением и причинами, обусловившими его. К примеру, Э. Дюркгейм полагал, что каждое следствие имеет только одну причину. Он считал, что случай соответствия одному и тому же следствию нескольких причин надо интерпретировать как пример существования разных типов причинно-следственных отношений.

Отсюда выводы: необходимость различения понятий «причинный синдром» и «причинно-следственная связь» в заданном исследователем смысле; в рамках причинного анализа может возникнуть необходимость в типологическом анализе.
Язык факторного анализа.

Смысл факторного (факториального) анализа в поиске знания о существовании социальных факторов, объясняющих, описывающих социальное явление. Относительно «феномена господина Икс на выборах» логика анализа может выстраиваться, опираясь на поиск факторов, детерминирующих то или иное электоральное поведение. Существует огромное количество определений, что есть социальный фактор. Как правило, на эмпирическом уровне социальному фактору ставится в соответствие совокупность эмпирических индикаторов определенным образом связанных.

Это сочетание может носить заданный априори логический характер. Например, этап жизненного цикла человека образуется из таких эмпирических индикаторов, как возраст, семейное положение, число детей. Отдельному этапу соответствует сочетание значений этих трех эмпирических индикаторов. Тогда фактор - производный показатель, имеющий номинальный уровень измерения.

На эмпирическом уровне фактор понимается как группа взаимосвязанных между собой, эмпирических индикаторов. Если взаимосвязь наблюдается, то это говорит о наличии факторных синдромов, о факторной структуре совокупности изучаемых признаков. Факторный анализ в рамках восходящей стратегии, носит так же как в случаях типологического и причинного анализа, характер поиска факторных синдромов.

В рамках восходящей стратегии все языки анализа позволяют лишь описать синдромы для формулирования объяснительных гипотез. В рамках же нисходящей стратегии посредством факторного анализа проверяется гипотеза о существовании факторов в заданном исследователем смысле. Следует различать «факторный анализ» как класс математических методов выделения взаимосвязанных групп эмпирических индикаторов и «факторный анализ» как язык анализа социальных феноменов. Вполне возможно, что для обозначения языка анализа целесообразно использование термина «факториальный».

Для «феномена господина Икс на выборах» изучение факторов, влияющих на электоральное поведение, может привести к выводу о существовании групп СРФ, в которых электоральное поведение «одинаково» и детерминировано одними и теми же факторами. И в том случае, когда основной язык анализа - факторный анализ, появляется необходимость в других языках анализа, в частности типологического анализа.


Различение основного и вспомогательного языка анализа данных (по аналогии - «основная гипотеза» и «вспомогательная гипотеза») облегчает разработку логической схемы анализа, обоснование выбора в исследовании методов сбора и математического анализа данных.

Важным в понимании метаметодик является и то, что каждая из них имеет свой собственный понятийный аппарат (систему понятий, понятийный ряд), без которого невозможно их использование в практике проведения социологических исследований. Мы лишены возможности описать систему понятий рассматриваемых метаметодик. В этой связи для наглядности приводим лишь общую структуру (см. Рис.1) языковых конструктов типологического анализа.

Выше отмечалось, что в этот аппарат входят понятия как экзогенного, так и эндогенного характера. Первые из них являются идеальными конструктами, идеальными образами и их опасно (вредно, методологически нецелесообразно) повергать эмпирической интерпретации. Они играют роль как бы «путеводной звезды» в структурировании процедуры работы с эмпирическими данными. Вторые, наоборот, подлежат эмпирической интерпретации, операционализации. Среди них, в свою очередь, можно выделить и понятия, подлежащие математической формализации.

Вместе с тем, не все языковые конструкты являются инвариантами относительно классов исследовательских практик анализа данных. Таковыми являются экзогенные понятия в силу своей природы. А также основные понятия метаметодики. Некоторую часть понятий обозначаем основными, ибо они на эмпирическом уровне проведения различных видов анализа являются именно основными. Во-первых, потому, что с них начинается процедура эмпирической интерпретации, которая носит многовариатный характер. Во-вторых, они как бы образуют «мостик» между теоретическими конструктами и эмпирическими.

Основные понятия типологического анализа: априорная типология, основание типологии, типообразующий признак, предмет типологии, ядро предмета типологии.

Основные понятия факторного (факториального) анализа: непосредственная связь, опосредованная связь, общая структура, факторная структура, производный показатель.

Знания понятийного аппарата различных языков анализа, необходимы для методологически обоснованной постановки исследовательских задач и решения их на альтернативной основе. Это в равной мере относится к сбору и анализу социологических данных, к интерпретации и объяснению эмпирических закономерностей.

В социологической литературе основное внимание уделяется проблемам перехода от теоретического уровня к эмпирическому, а не проблемам обратного перехода. В контексте обратного перехода выпукло проявляется необходимость в обозначении основного языка анализа данных, играющего в исследовании роль метаметодики и создающего условия для обоснованного обратного перехода: от эмпирического уровня к теоретическому.



Рисунок 1.
Языковая структура типологического анализа


экзогенные понятия










Цель типологического анализа




























Типологический синдром




Дефиниция ТА




Типология




Тип






















Группа однотипных объектов






















-------------------------------------------------------------------------------------------------------------
















социальная значимость




качественное различие





внутренняя однородность






















-------------------------------------------------------------------------------------------------------------






















эндогенные понятия, поддающиеся эмпирической интерпретации






















предмет

типологии

(ПТ)




типо

образующий признак (ТП)




основание типологии

(ОТ)




априорная

типология

(АТ)






















----------------------------------------------------------------------------------------------------------------






















ядро ПТ




периферия ПТ




структура ЭИ




свойства ЭИ






















-------------------------------------------------------------------------------------------------------------






















эндогенные понятия, поддающиеся формализации


классифика

ционный признак






объекты классификации




Эмпирическая закономерность




мера близости

объектов























Структурные показатели ядра




алгоритм

классификации






класс




мера близости классов












































ЛИТЕРАТУРА


  1. Адорно Теодор. Типы и синдромы: Методологический подход (фрагменты из «Авторитарной личности») //Социологические исследования. 1993, №3.

  2. Агрунова К.Д., Татарова Г.Г. Выбор стратегии анализа взаимосвязи признаков //Математические методы анализа и интерпретация данных. - М.: Наука, 1989.

  3. Батыгин Г.С. Лекции по методологии социологических исследований. - М.: Изд-во “Аспект Пресс, 1995.

  4. Батыгин Г.С. Обоснование научного вывода в прикладной социологии. - М.: Наука, 1986.

  5. Голофаст В.Б. Методологический анализ в социальном исследовании. - Л.: Наука, 1981.

  6. Девятко И.Ф. Модели объяснения и логика социологического исследования М., 1996.

  7. Кузнецов В.И. Социальное метатеоретизирование и его значение //Социология и политология. Вест.моск.уни-та. Серия 18. 1997, №4.

  8. Мягков А.Ю. Социально-демографические переменные в социологическом исследовании. Проблемы достоверности самоотчетов респондентов. - М.: «Флинта», Наука, 2002.

  9. Плотинский Ю.М. Теоретические и эмпирические модели социальных процессов. - М.: Логос, 1998.

  10. Саганенко Г.И. Структура эмпирического результата в социологии и проблема его надежности //Социология: методология, методы, математические модели. 1993-94, №3-4.

  11. Саганенко Г.И. Системы, форматы и познавательный потенциал открытых вопросов //Журнал социологии и социальной антропологии. 2001. Том IV.

  12. Татарова Г.Г., Толстова Ю.Н. Использование методов многомерной классификации для типологического анализа социальных явлений. //Математические методы анализа и интерпретация данных. - М.: Наука, 1989.

  13. Татарова Г.Г. Типологический анализ в социологии. - М.: Наука, 1993.

  14. Татарова Г.Г. Методология анализа данных (введение). Учебник для вузов. - М.: NOTA BENE, 1999.

  15. Татарова Г.Г. Классификация исследовательских практик в социологии как основание математической формализации //Математическое моделирование социальных процессов. Выпуск 3. - М., 2001.

  16. Татарова Г.Г. Качественные методы в структуре методологии анализа данных //Социология: методология, методы, математические модели. 2001, № 14.

  17. Татарова Г.Г. Типологический анализ как методологическая процедура // Математическое моделирование социальных процессов. Выпуск 4. - М., 2002.

  18. Татарова Г.Г. Типологизация и факторизация в контексте анализа слабоструктурированных данных //Актуальные проблемы социологической науки и социальной практики. Том 3. - М., 2003.

  19. Толстова Ю.Н. Измерение в социологии. - М., 1998.

  20. Толстова Ю.Н. Математические методы в социологии //Социология в России /Под ред. В.А.Ядова. - М.: Изд-во Института социологии РАН, 1998.

  21. Толстова Ю.Н. Анализ данных. - М.: Научный мир, 2000.

  22. Толстова Ю.Н., Масленников Е.В. Качественная и количественная стратегии. Эмпирическое исследование как измерение в широком смысле //Социологические исследования. 2000, №10.

  23. Финн В.К. Абдукция //Новая философская энциклопедия. Том 1. - М., 2001.

  24. Шанин Теодор. Методология двойной рефлексивности в исследованиях современной деревни //В кн. Ковалева Е.М., Штейнберга И.Е. Качественные методы в полевых социологических исследованиях. - М., 1999.

  25. Эволюционная эпистемология и логика социальных наук. Карл Поппер и его критики. /Сост.: Д.Г.Лахути, В.Н.Садовский и В.К.Финн. Пер. с анг. Д.Г.Лахути. - М.: Эдиториал УРСС, 2000.

  26. Almog Oz. The Problem of Social Type: A Review // Electronic Journal of Sociology (1998). http://www.sociology.org/content/vol003/004/almog.html

  27. Kluge Susann. Empirisch begruendete Typenbildung. Zur Konstruktion von Typen und Typologien in der gualitaten Socialforschung.-FRG, Opladen: Lecke+Budrich, 1999.

  28. Lazarsfeld P., Rosenberg M. The Language of Social Research. A Reader in the Methodology of Social Research. - New York/London, 1965.




1 О понятии «абдукция» см., например, [23]. Абдуктивное умозаключение – это последовательность умозаключений порождающих объяснительные гипотезы. Такая последовательность имеет следующий характер:

  • наблюдается некий эмпирический факт А;

  • гипотеза Н объясняет факт А;

  • тогда сама гипотеза правдоподобна.

2 См.,например, [8].

3 Эти понятия позаимствованы из области метатеоретизирования, в которой они используются для сравнения теорий [7]. Так как в нашем случае речь идет о нескольких языках анализа данных, считаем возможным, воспользоваться понятиями языковая структура и логическая структура. Вместе с тем, они нами не будут использоваться для сравнения этих «языков», ибо это не имеет смысла.

4 Речь идет именно о типах социального, а не социальных типах [26]. О соотношении этих понятий см. например, [17].

5 Под эмпирической закономерностью понимаем закономерность, вытекаю­щую из анализа социологических данных. Она может быть простого или сложного вида и существует как в количественной, так и в качественной формах.

6 По существу эти предпосылки возникли в процессе изучения проблем типологизации и факторизации уровни теоретического обобщения и опираясь на практику использования этих процедур в эмпирической социологии. Но жанр статьи не предполагает изложение логики исследовательского поиска.

7 Традиционно термин «синдром» используется для описания явлений негативного характера [1]. Нам представляется возможным его использование и для любых других случаев.

8 Понятие «слабоструктурированные данные» практически не используется на практике, хотя в социологии достаточно много источников таких данных. Например, метод неоконченных предложений, тест двадцати самоопределений и т.д. В целом можно утверждать, что существуют различные форматы слабоструктурированных данных. Они могут быть соотнесены и с форматами открытых вопросов, о которых речь идет в работе [11].

9 Эта логическая цепочка может быть использована и в процессе операционализации для введения отдельных эмпирических индикаторов. Тогда она выглядит следующим образом: «Что изучаем посредством этого индикатора?», «Зачем и для достижения каких целей используем индикатор?», «Где и при каких условия работает индикатор?», «В какой форме применяем индикатор?».

10 Является очевидным, с точки зрения социолога-практика, что не имеет особого смысла обращать внимание на название метода как на указку пути его использования. Это ограждает исследователя от необоснованных предпочтений одних методов другим.


11 Типообразующий признак - характеристика, свойство, социальных феноменов, на основе которых либо конструируются типы, либо формулируются гипотезы о их существовании. В общем случае типообразующий признак - это концептуальная переменная, и ей можно поставить в соответствие совокупность (она может состоять и из одного индикатора) эмпирических индикаторов.

12 Исследователи предпочитают говорить о «детерминантах», «доминантах» вместо «причин», ибо это менее ответственно в эмпирических исследованиях. Вместе с тем, и прошлое, как актуальность (каузальность), и будущее, как потенциальность (телеология), управляют поведением в настоящем. Это высказывание (к сожалению, нам неизвестен автор) не утратило своей актуальности.



База данных защищена авторским правом ©refedu.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница